Абсолютные ценности

Счастье — это полнота бытия (Интервью журналу «Русское эхо»)

— Владыка, в России всегда было высоко значение интеллигенции. Причем не всегда положительное. Прекрасно это описано у Алексея Толстого в романе «Сестры», когда в 1916 году слово «революция» буквально не сходило с уст и это напоминало некое заклинание, вызывающее демона. А какова сегодня роль интеллигенции в обществе? И кого вообще можно, на Ваш взгляд, считать интеллигентным человеком?

— По определению Даля, «интеллигенция» — разумная, образованная, умственно развитая часть жителей. И здесь следует обратить внимание на слово «образованная», которое у нас сейчас трактуется неверно. Образованными называют людей, получивших определенные знания в высших учебных заведениях и работающих в умственной сфере. Но слово «образованный» этимологически восходит к слову «образ», которое имеет прежде всего богословскую направленность, ибо каждый человек — носитель образа и подобия Божия. И человек призван восстановить в себе этот образ, чтобы отразить Божественное. И вот когда мы именно так понимаем слово «образованный», то понятие «интеллигенция» раскрывается во всей своей полноте: как не только личности с развитыми умственными способностями, но прежде всего богатые духовно, тесно связанные с историческими корнями и вероучением, внемлющие голосу наставляющей нас совести. Интеллигент — это не потребитель в мире, а соработник Бога, возделывающий окружающий мир согласно заповедям Божиим. Отсюда проистекают и его сознательный подход к вопросам патриотизма, государственности, защиты земли, на которой он родился. И мне представляется одной из важнейших сегодня задач интеллигенции — свидетельствовать, в первую очередь своей жизнью, об истине, а это огромный труд. Не случайно жизнь христианина определяется как подвиг. Тем более в нынешнем до крайности секуляризованном мире. И вторая задача — научать окружающих, так и Христос говорит нам: «…кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5, 19), — и далее дает нам прямое указание: «…идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19). Такова, на мой взгляд, сегодня миссия интеллигенции в обществе.

— Но не секрет, что сегодня многие считающие себя весьма образованными люди, прочитав Евангелие, начинают трактовать его на свой лад и распространять свои взгляды, прикрываясь словами Священного Писания. Я вообще как-то отметил для себя некое «столичное православие». Бывая в столицах и беседуя со многими очень умными и уважаемыми в обществе людьми, иногда слышу искреннее: «Верую», — а потом следуют комментарии: вот тут-де Христос не досказал, тут Церковь неправильно истолковала, тут вообще исказила, а понимать Христа надо так-то и так-то. Часто, например, можно услышать, зачем-де ходить в церковь, когда сказано, что «Царство Божие внутрь вас есть», или «когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». Другие же говорят, что вообще надо оставить мир таким, как он есть, ибо все равно Апокалипсис уже в действии, ничто отменить его не в силах, и получается, по их мнению, что мы, пытаясь спасти мир, только мешаем скорейшему Божьему суду над ним.

— Мы уже говорили, что полнота личности заключена в совокупном развитии духовных и интеллектуальных качеств человека. Если же знания в человеке начинают преобладать, довлеть над ним, то это, по точному определению Тихона Задонского, — все равно что «вкладывать нож в руку убийцы». Отсюда — возникновение сект, ересей, расколов, неустройств как в Церкви, так и в обществе. К сожалению, это все уже было в России и, к еще большему сожалению, ничему не учит. За отступлением от Церкви всегда следовали катастрофы. Уже при Петре Великом началось вмешательство государства в дела Церкви, ущемление ее прав. Так стала готовиться происшедшая в семнадцатом году катастрофа. И не случайно то, что перед революцией мы видим умножение различных вероотступнических учений, толкований, сект. Взять хотя бы то же учение Льва Толстого, который, будучи необычайно талантливым, увлек очень многих от Бога. И первой отступила тогда от Бога интеллигенция, именно она привнесла наибольшее разрушение. И Божие наказание последовало — это было осознано впоследствии многими в эмиграции…

— Катастрофа семнадцатого года вообще представляется как едва ли не исполнением предсказаний Христа о кончине мира. Казалось, все признаки налицо: «изъят был из среды удерживающий», «мировые войны», «брат восстал на брата, а сын — на отца», «голод» и «мерзость запустения в святом месте», к тому же как никогда были сильны иудейские ожидания восстановления Земли обетованной. Многие, кстати, восприняли тогда Россию как дарованную им землю, и большой поток эмигрантов хлынул тогда со всех стран мира в нашу страну… Мир покачнулся, но вот Господь сохранил его…

— Совершенно верно, но не надо забывать, что в те же годы, когда так сильно проявилось вероотступничество, на небесах пред Господом предстал сонм новомучеников во главе с Государем, молящихся за свою Родину. А все, что делает Господь, — во благо, во вразумление. Например, надо было случиться немецкому нашествию на Россию, чтобы было восстановлено патриаршество, стали открываться храмы и монастыри, люди снова обратились к Богу.

Что же касается непосредственно эсхатологических ожиданий, то Церковь всегда избегала крайностей. Никому не дано знать час Страшного суда. Как говорит Евангелие: «О дне же том или часе никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец» (Мк. 13, 32). И человеку не дано знать час своей смерти. Только немногие святые были достойны прозреть свой час, но это были люди, для которых уже явственно не было конца жизни как таковой, а был только переход из одной реальности в другую. От человека же это сокрыто для его духовного и нравственного воспитания. Господь сказал: «Смотрите, бодрствуйте, молитесь: ибо не знаете, когда наступит это время» (Мк. 13, 33). Мы явлены Богом из небытия в нашу реальность и должны исполнять волю Его и полагаться на Его Промысел о нас, а все остальное — от лукавого.

И не может быть полноты православной жизни вне Церкви. Это очень хорошо и правильно — молиться дома. Уединенная молитва, дополняя общественную, может быть весьма благодатна. Но Господь сказал, что именно там, «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20). Ничто не может заменить красоту Божественной литургии в заполненном православными людьми храме. И только в Церкви человек приобщается к Божественным Таинствам, без которых невозможна нормальная жизнь. В Таинстве Евхаристии человек соединяется с Богом, вне Церкви подготовиться к принятию в себя Бога невозможно. Поэтому, когда люди говорят, что не обязательно ходить в церковь, это просто прикрытие собственной лени, в первую очередь духовной лени, это одна из самых пагубных болезней века сего. Дух праздности все больше и больше порабощает современный мир, а это — начало многих иных, более страшных грехов.

Вот сейчас говорят о свободе. Но что такое свобода? Свобода — это не вседозволенность и не распущенность. Свобода — это когда человек становится свободным от греха, когда он становится хозяином положения, когда страсти перестают руководить им. Тогда меняется сам человек. Вокруг него создается, если сказать по-современному, благодатная «аура». А если человек внутренне устроен, то и мир вокруг него меняется. Ведь к Серафиму Саровскому медведи приходили, и он кормил их с руки, потому что звери чувствовали этот благодатный «мирен дух» святого старца. Тот же Серафим Саровский учил: «Стяжи дух мирен — и вокруг тебя спасутся тысячи». Вот что такое свободное преобразование мира. Это, в первую очередь, преобразование самого себя. А оно, конечно, начинается с желания человека жить с Богом, и нигде нет большей Божественной полноты, как в Церкви.

— Вот и время Вашего архипастырского служения на Самарской кафедре отмечено строительством новых и восстановлением заброшенных храмов на самарской земле. Создается впечатление, что в строительстве храмов Вы видите едва ли на самую главную Вашу задачу.

— Чтобы понять, что значит храм на земле, достаточно взглянуть на нашу историю. Любое новое поселение на православной Руси начиналось со строительства храма. И уже потом вокруг храма селились люди, обустраивалась мирская жизнь. По мудрому замечанию Владимира Соловьева, «Церковь призвана освятить мир», чтобы Бог мог коснуться сердца человека и он стал жить по Божественным законам.

— Но порой приходится слышать, что вот-де на постройку храмов тратятся огромные деньги, а для быта человека ничего не делается, сколько нищих, голодных, без жилья…

— Эти слова неновы, давайте вспомним Евангелие от Иоанна. Когда Мария, сестра Лазаря, которого Христос воскресил из мертвых, за шесть дней до Воскресения Христова, «взявши фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его» (Ин. 12, 3), один из учеников возмутился: «Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?» (Ин. 12, 5). Учеником этим был Иуда Искариотский, который потом и предал Христа. Дальше в Евангелии поясняется, что сказал он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали. Сейчас эти слова Иуды повторяют и распространяют через средства массовой информации, внушая простым людям, те, кто миллионами вывозит деньги из России. И здесь надо отдавать себе отчет, что, повторяя эти слова, мы способствуем продолжению разграбления нашей Родины. Мы сами уподобляемся тем ворам. А храмы строятся на народные деньги. На «лепты бедных вдов». И в конце приведенного евангельского эпизода Иисус говорит: «…нищих всегда имеете с собою, а Меня — не всегда» (Ин. 12, 8). Это значит, что мы Бога в душе своей не всегда имеем. С обретения Бога в себе — вот с чего начинать надо. Как правильно сказал святой Иоанн Кронштадтский, если русский народ возвратится к вере, то обретет и материальный достаток, и свое обустройство. Потому что если свяжет себя с Богом, то уже Бог будет помогать ему.

— Еще одна проблема, Владыка, которой Вы уделяете большое внимание, — это сфера образования…

— Современное образование — это одна из важнейших проблем. От того, какого человека мы воспитываем, зависит наше будущее. Самарская губерния стала экспериментальной площадкой в этой сфере. Небезызвестным Банком реконструкции и развития выделены огромные средства на проведение реформ, многие из которых вызывают не просто беспокойство, а полное неприятие, потому что направлены на разрушение. Например, официально заявлено, что главная задача новой школы — ориентация на рынок труда, то есть школа должна готовить не высококвалифицированных специалистов, инженеров, ученых, художников, писателей, а ремесленников. Это опасно и страшно. Ибо мы тогда превратимся просто в рабсилу, лишенную всякого творческого начала. Поэтому из школьной сетки злонамеренно убираются или видоизменяются предметы, направленные на воспитание личности, такие, как русская история, литература, русский язык. Соглашаясь с этим, мы обкрадываем собственных детей.

Церковь очень озабочена проводимыми реформами, и поэтому мы так настоятельно требуем введения в наших школах предмета «Основы православной культуры». Причем мы подчеркиваем, что это — не вероучительный предмет, и не ставим задачи, чтобы каждый ребенок обязательно шел в храм и молился, хотя это было бы только спасительно для России. Задача — воспитать человека в традициях русской культуры, русской истории. Невозможно, например, чувствовать всю красоту Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи, не зная истоков православной веры. Без этого невозможно правильно понимать и литературное наследие. Только человек знающий, ценящий и любящий свою Родину, осознающий на всем своем жизненном пути ответственность перед Богом и окружающими людьми, способен восстановить наше государство. Нужно воспитывать правосознание русского человека, а то так и будем «иванами, не помнящими родства». И что же мы тогда жалуемся и киваем на кого-то, когда сами живем вне Бога? Посмотрите, недавно опубликована была страшная статистика: сейчас насчитывается два с половиной миллиона брошенных детей при живых родителях! Это в три раза больше, чем после войны. Это — показатель нравственной деградации общества. Разрушена семья, а семья — это «малая Церковь», с которой начинается государство. И Церковь бьет в набат, мы призываем вернуться к традициям русской культуры, отеческой веры, ее истории.

Сейчас между Самарской епархией и областным департаментом образования, отделом образования города Самары заключены соглашения о преподавании курса «Основы православной культуры» в наших школах. Этот курс не вставлен в учебную сетку, но он рекомендуется как факультативный предмет по согласию родителей. И здесь уже все зависит только от нас самих: родители, которые хотят уберечь своих детей от пороков современного мира — наркомании, пьянства, развращенности, — должны требовать от руководства школ введения подобного курса. Тут уже не на кого будет кивать, что плохо или не так живем: первый шаг — пойти и потребовать для своих детей введение предмета, который поможет восстановить в них благодатную сущность. Не говорю «полностью восстановит», потому что такое восстановление возможно только в Церкви, в жизни по церковному календарю, но сделать шаг в этом направлении необходимо.

— Предлагаемая реформа направлена, на мой взгляд, еще, я бы сказал, и на добивание крестьянства. Взять, например, те же создаваемые образовательные округа. Предлагается закрыть школы, в которых по утвержденным нормативам (кто утверждал?) — недобор учеников, и создать крупные образовательные центры, куда бы приезжали учащиеся на пять школьных дней и жили бы в интернатах. С экономической точки зрения, вроде бы выгода немалая — не надо будет тратиться на содержание многих сельских школ, но ведь дети, таким образом обучаясь наукам, отвыкают от своего села. Они уже с детства приучаются к перемене мест, они на пять дней отрываются от сельского быта, в основе которого лежит труд, а в десять-двенадцать лет мальчик или девочка на селе — уже почти хозяин или хозяйка. Беда подстерегает и родителей, потому что, лишившись заботы о своих чадах, трудно будет удержаться от, как Вы говорили, все больше соблазняющего мир духа праздности. А как проходило, Владыка, Ваше образование?

— Я родился в Рязанской области, недалеко от села Константиново, родины Сергея Есенина, и, наверное, главным моим образовательным фактором явилась та чудесная природа, реки, озера, леса, как прекрасно выразился Сергей Есенин, «страна березового ситца», та открывающаяся перед глазами разлитая вокруг Божественная красота, которая, по словам Достоевского, спасет мир.

Очень любил читать нашу русскую литературу, как классическую, так и современную. Например, Солоухина. Особенно запомнились его «Черные доски». Конечно, больше я воспитывался на святоотеческой литературе. Это — неисчерпаемый животворящий источник, к которому как можно чаще нужно припадать на протяжении всей жизни. Читаю, разумеется, и светскую литературу. Недавно прочел книгу Александра Солженицына «Двести лет вместе». Удивлен был, что долго она окружена молчанием, думал, почему не нападают.

— Ну, потом-то набросились. Стало быть, книга хорошая…

— Да. А вообще, хочу пожелать сегодняшним читателям побольше интересоваться творчеством русских писателей. К сожалению, почти не знают люди, даже окончившие университеты, таких авторов, как Сергей Булгаков, Владимир Соловьев, Павел Флоренский, и, конечно же, необходимо сегодня читать Ивана Ильина, блестящего богослова, ученого, философа. Его боли за Россию, его сострадания, его богословской мудрости многим сегодня не хватает.

В сегодняшнем мире нужно научиться быть соработниками Богу, и тогда возможно обретение счастья уже здесь, на земле. А что такое счастье? Это полнота бытия, которая без Бога невозможна.

Типология ценностей

Классификация ценностей в философии.

Ценности отражают значимость тех или иных объективных явлений в жизни людей. Ценностное отношение формируется в процессе человеческой деятельности, где выделяют три вида производства: людей, вещей и идей.

Первой (и основной) ценностью является сам человекво всем многообразии его жизни и деятельности. Это представление возникло не сразу, а стало итогом довольно длительной эволюции общественного сознания. Убеждение, что каждый человек самоценен независимо от его возраста, пола, расы и нации, происхождения и другого, возникало и укреплялось либо в сравнении человека с высшей ценностью (Богом, Духом), либо в силу действия общих закономерностей жизни общества.

Понятие ценности человека – универсальное и его нельзя сводить к «полезности» человека для общества. Ценность человеческой личности в каком-то смысле выше всего того, что делает или говорит данный человек. Ее нельзя свести к труду или творчеству, к признанию со стороны общества или группы людей.

Вторым феноменом мира ценностей являются вещи, производимые человеком на протяжении всего исторического пути. Этот мир материальной культуры, созданный людьми для удовлетворения своих потребностей, представляет как бы «неорганическое тело» человека, многократно усиливая его мощь, опредмечивая его способности и таланты.

Духовные ценности – это своеобразный духовный капитал человечества, накопленный за тысячелетия, который не только не обесценивается, но и, как правило, возрастает. Природа духовных ценностей исследуется в теории ценностей (аксиологии), которая устанавливает соотношение ценностей с миром реальностей человеческой жизни. Речь идет прежде всего о моральных и эстетических ценностях. Они по праву считаются высшими, так как во многом определяют поведение человека в других системах ценностей.

Что касается моральных ценностей, то здесь основным является вопрос о соотношении добра и зла, природе счастья и справедливости, любви и ненависти, смысле жизни. Одна из наиболее древних установок на эти ценности – гедонизм.

Гедонизмутверждает наслаждение как высшее благо жизни и критерий поведения человека. Аскетизмидеалом жизни провозглашает добровольное отречение от наслаждений и желаний, культ страданий и лишений, отказ от благ жизни и привилегий. Утилитаризмвеличайшей ценностью и основой нравственности считает пользу.

Под эстетическим отношением понимается особый вид связи между субъектом и объектом, когда независимо от внешнего практического интереса человек переживает духовное наслаждение от наблюдения гармонии и совершенства. Выделяют объективное содержание эстетической ценности и ее субъективную сторону, зависящую от сложившихся идеалов красоты, вкусов, художественных стилей и т. п.

Религиозные ценностизанимают особое место в иерархии человеческих целей и ценностей. В той или иной степени к ним причастно большинство населения нашей планеты. Так было на протяжении всей истории человечества, так обстоит дело и сейчас, в начале XXI века. Хотя это не означает, что неверующие, свободомыслящие и атеисты не имеют отношения к религиозным ценностям.

На процесс формирования ценностей и ценностное восприятие оказывают влияние все значимые факторы человеческого бытия – биологические, социальные, психические и т. д. Сочетание индивидуальных ценностей определяет личностный характер ценностей человека, Однако он не отрицает наличия общечеловеческих ценностей. Не следует думать, что общечеловеческие ценности существуют наряду с индивидуальными ценностями. Общечеловеческие ценности – это в то же время и индивидуальные, личностные ценности. И каждая личность по-своему их воспринимает и осознает.

На основе человеческих потребностей и социальных отношений возникают интересы людей, которые непосредственно обусловливают заинтересованность человека в чем-то. Каждый человек живет в определенной системе ценностей, предметы и явления которой призваны удовлетворить его потребности. В известном смысле можно сказать, что ценность выражает способ существования личности. Причем разные ценности имеют для нее различное значение, и с этим связана иерархия ценностей.

Ценности личностискапливаются в систему ценностных ориентаций. Под ценностными ориентациями понимается совокупность важных качеств структуры личности, которые являются для нее особо значимыми. Эти ценностные ориентации и образуют некую основу сознания и поведения личности и непосредственно влияют на ее развитие.

Социализация личности – это усвоение социального опыта благодаря социальной активности личности. В этом смысле она совпадает с развитием личности. Идеалы, нормы, средства и цели, выступающие как ценности личности, образуют систему ее ценностных ориентаций, стержень ее сознания и становятся источником, побуждающим к действию и поступкам.

В литературе существуют разные способы и принципы классификации и иерархии ценностей. Так, выделяют ценности-цели, или высшие (абсолютные) ценности, и ценности-средства (инструментальные ценности). Говорят о ценностях положительных и отрицательных, имея в виду их социальное значение и последствия их реализации. Можно выделять материальные и духовные ценности и т. д. Важно подчеркнуть, что все они находятся между собой в тесной взаимосвязи и единстве и образуют целостность мира каждого человека.

Однако, несмотря на различные формы дифференциации ценностей и их относительный характер, имеется самая высшая и абсолютная ценность – это сам человек, его жизнь. Эта ценность должна рассматриваться только как ценность-цель, и никогда к ней не должно быть отношения как к ценности-средству, о чем так убежденно писал Кант. Человек – это самоценность, абсолютная ценность.

Такую же ценность представляют и социальные общности и общество в целом, которые также являются субъектами ценностей. Основа этого заключена в социальной сущности человека и вытекающей отсюда диалектике общества и личности.

Помимо этого, к высшим ценностям следует отнести такие «предельные» и наиболее общие для людей ценности, как смысл жизни, добро, справедливость, красота, истина, свобода и т. д.

Философское учение о ценностях и их признаках называется аксиологией.В период ее выделения в самостоятельную область философских исследований сформировались несколько теорий ценностей. Рассмотрим две из них.

Аксиологический трансцендентализм(В. Виндельбанд, Г. Риккерт) раскрывает ценности не как объективную реальность, а как идеальное бытие. Они независимы от человеческих желаний. Это такие ценности, как добро, истина, красота, имеющие самодостаточное значение. Они – цели сами по себе – не могут служить средством для иных целей. Таким образом, ценность – это не реальность, а идеал, носитель ее – «сознание вообще», т. е. трансцендентальный (потусторонний, запредельный) субъект. Ценности, в этой концепции рассматриваются как нормы и образуют базу конкретных ценностей и культуры.

Основателем социологической концепции ценностей является М. Вебер. Он ввел проблему ценностей в социологию. С его точки зрения ценность – это норма, которая имеет определенную значимость для социального субъекта. Также он особо подчеркивал роль этических и религиозных ценностей в развитии общества.

В литературе существуют разные точки зрения по вопросу о природе ценностей и их понятии. Ценность рассматривалась как предмет, приносящий пользу и способный удовлетворить ту или иную потребность человека. Это реальная сторона ценностей. Их надо рассматривать как взаимодополняющие общую концепцию ценностей.

В широком смысле слова ценность – это понятие, указывающее на культурное, общественное или личностное значение (значимость) явлений и фактов действительности.

Все многообразие мира может выступать в качестве «предметных ценностей» и оцениваться с точки зрения добра и зла, истины и лжи, прекрасного и безобразного, справедливого и несправедливого и т. д. Это предметы материальной и духовной деятельности людей, общественные отношения и природные явления.

Ценностное отношение человека к миру – это центр проблемы, сторонами которой и являются «предметные ценности» и «субъектные ценности». Неокантианцамиотрицался закономерный характер развития общества и его культуры. Проблема опережения социальной значимости тех или иных исторических явлений, их роль в развитии человеческой культуры решается неокантианцами путем обращения к проблеме ценностей. Ни в коем случае не законы, но всегда лишь ценности, утверждал Риккерт, должны применяться в качестве руководящего принципа объяснения общественных явлений. Ценности истолковывались как своего рода идеалы и тем самым ориентиры социально-культурного развития общества.

По мнению В. Виндельбанда и Г. Риккерта, ценности носят надисторический характер и образуют в общем идеальный и трансцендентный (потусторонний) мир. Из этого мира исходят идеи. По мере осознания ценностей люди вырабатывают установки, которыми руководствуются в жизни, поведении.

М. Вебер предложил свое решение проблемы ценностей. Он трактует ценность как «установку той или иной исторической эпохи», как «свойственное эпохе направление интереса». То есть он подчеркивает земную, социально-историческую природу ценностей. Это имеет важное значение для реалистического поведения и деятельности.

Существуют различные критерии классификации ценностей. В зависимости от социального значения и последствий реализации ценности делят на положительные и отрицательные, по виду удовлетворяемых потребностей – на материальные и духовные, по принципу иерархичности – на ценности-цели и ценности-средства, выступающие промежуточные ценности, подчиненные высшим целям.

Различают два типа ценностей: предметные ценности и ценности сознания. Предметные ценности — это то, что является объектами человеческих потребностей, интересов, устремлений. Сюда войдут природный пейзаж, полезные ископаемые, человеческие поступки, явления общественной жизни, произведения искусства: картина, стихотворение, танец. Это все то, что существует в чувственно-предметной форме, может созерцаться органами чувств: зрением, слухом, осязанием и т.п., может потребляться в той или иной форме.

Ценности сознания — это потребности и интересы, выраженные в субъективной форме, т.е. на языке мыслей, образов, понятий, суждений, норм и образцов. Например, рассматривая чей-либо поступок, мы исходим из понятий добра и зла, справедливости. Оценивая человеческую жизнь, мы исходим из представления о счастье. Говорим, что вот эта жизнь не удалась, так как не соответствует представлению о счастливо прожитой жизни. Но счастье, счастливо прожитая жизнь есть некая норма, т.е. ценность сознания.

Сравнивая оба типа ценностей, подчеркнем, что ведущими являются ценности сознания, так как именно они определяют, что является значащим и важным в предметном мире, в действиях человека, его поступках.

Иерархия ценностей исходит из структуры самого человека как особого типа бытия в мире. В иерархии ценностных ориентаций, детерминирующих деятельность и поведение человека, одно из важных мест человек отводит свободе. Условием свободы личности является возможность выбирать ту или иную цель, тот или иной способ деятельности.

В человеке различают природную, социальную и духовную основы. Соответственно, различаются такие ценности, как природа, социальные ценности и ценности духовные, или высшие, которые выражают собственно человеческое в человеке.

Различие между ценностями можно основывать также на том, в какой степени данная ценность способна рассматриваться и как предмет оценки, т.е. являться элементом отношения “человек-вещь”, или “субъект-объект”, в противоположность субъект-субъектному ценностному отношению.

Итак, природа как ценность. До сих пор господствующим является оценочное отношение к природе, т.е. ее рассматривают с точки зрения полезности для конкретных человеческих практических целей. Так, нефтяные залежи, безусловно, важнее и более ценны, чем песок пустыни Сахары, кедровое дерево ценнее осины и т.д. Но экологические проблемы, возникшие в ХХ веке, вдруг показали, что нельзя и невозможно противопоставлять одни природные явления другим, так как они являются частями единого целого. Частью этого целого являются и сами люди.

Оказывается, нельзя относиться, например, к тайге как некоторой вещи, которую можно механически расчленять, прорубать просеки, прокладывая линии электропередач. Потому что тайга — живой организм, тончайшее единство флоры и фауны. И к ней уместнее относиться не как к объекту, т.е. предмету оценки, но как живому существу, или субъекту, т.е. как к ценности. То есть человек и тайга должны сосуществовать в рамках субъект-субъектного отношения.

Известный случаи, когда уничтожение миллионов личинок таежного гнуса, который мешал геологам ходить по тайге в поисках полезных ископаемых, привело к заболоченности рек и остановке работы гидростанций.

Особым аспектом нормальной жизни человека в обществе является наличие социальных норм. Социальные нормы – общепринятые в обществе правила, регулирующие поведение людей. Социальные нормы имеют жизненно важное значение для общества: поддерживают порядок, подавляют скрытые в человеке биологические инстинкты, помогают человеку приобщиться к жизни общества, социализироваться. Видами социальных норм являются: нормы морали, нормы группы, коллектива, специальные нормы и нормы права.

Нормы морали регулируют наиболее общие варианты поведения людей. Они охватывают большой круг общественных отношений, механизмом обеспечения выполнения требований моральных норм является сам человек и общество, которое может подвергнуть осуждению нарушителя норм морали.

Групповые нормы – особые нормы, регулирующие поведение членов узких коллективов. Специальные нормы регламентируют поведение представителей тех или иных профессий (например, нормы поведения грузчиков отличаются от норм поведения дипломатов). Нормы права отличаются от специальных тем, что

— устанавливаются особыми уполномоченными государственными органами,

— имеют общеобязательный характер,

— формально определены,

— регулируют четко определенный круг общественных отношений,

— подкреплены принудительной силой государства.

Политические ценности имеют исторический характер и меняются от эпохи к эпохе. В ХХ веке — это права человека, правовое государство, демократия, мир как безусловная ценность, нерушимость границ, даже несправедливых.

Необходимо различать политические ценности (на них ориентируются конкретные личности) и сферу политики как сферу действия социальных групп- партий, государства, классов. Сфера политики всегда есть сфера оценки, т.е. отчуждения. Суть политики: борьба за власть одних социальных групп над другими.

В это же время государство, политика есть жестокая необходимость. Любое государство лучше, чем анархия. Революция же не ценность, не локомотив истории, не праздник трудящегося, но трагедия и беда общества. Она отбрасывает общество назад экономически, политически, нравственно. После любой революции приходится десятилетиями восстанавливать хотя бы тот уровень, который был до революции.

Демократия как сфера политики есть власть большинства, сфера оценочных отношений. Часто приводит к диктатуре: так, Гитлер пришел к власти, победив на демократических выборах. Но демократия как ценность есть учет мнения меньшинства, диалог личностей, обеспечивающий право каждого на участие в управлении обществом. Слова английского политического деятеля У. Черчилля: демократия всегда плоха и несовершенна, но любой другой строй еще хуже.

Партия, причем любая, как политическая организация есть сфера оценочных отношений. Человек выступает не как личность, но как член партии, солдат партии, исчисляемая единица.

Духовными ценностями являются нация, семья, любовь, личность. Нация есть духовно-родственная связь, внутренняя и добровольная. Каждый человек относится к определенной нации, семье. Это связь передается через многие поколения, нравы, обычаи и она носит генетический характер. Это природно-духовная связь, основа человеческого в человеке. Нет народа вообще, но есть нация как совокупность семей; каждый не вообще человек, или пролетарий, буржуа, интеллигенция, но чей-то отец, сын, мать, сестра, невеста, жена, муж. Выше деления на классы, социальные группы, профессиональные и др.

Личность и нация являются соотносительными понятиями. Их психические структуры тождественны. Семья — сфера интимных связей. Она несводима к регулированию сексуальных отношений, воспроизводству человеческого рода и хозяйственной единице. Все это может быть, а может и не быть (например, в неполной семье). Но каждый дорог таким, какой есть, каждый для другого неповторим, выступает безусловной ценностью, как вот этот неповторимый мужчина и вот эта неповторимая женщина.

Универсальные духовные ценности. Каждая эпоха имеет свои ведущие духовные ценности. До XVIII века высшей ценностью было Благо и Добро, которые отождествлялись с Богом. В XVIII-XIX веках высшими ценностями становятся счастье всего человечества, справедливое общество, где все счастливы. Отсюда борьба против эксплуатации, постоянные революции как попытки перехода к такому состоянию.

В XX веке высшая ценность — свобода личности. По Н. Бердяеву, свобода выше счастья. В XXI веке высшей ценностью становится свобода нации. Поэтому впереди полоса национальных войн и революций, переделка границ.

Существуют в то же время универсальные, так называемые высшие ценности, ценности на все времена. Это нравственные, художественные и религиозные ценности. Всегда будет “не убий”, “не кради”, “не прелюбодействуй”, прекрасное, священное.

Прекрасное в конкретную эпоху прекрасно всегда. Искусство Древней Греции, Древнего Египта, Сикстинская мадонна Рафаэля, импрессионисты всегда будут прекрасны. Универсальные ценности вневременны и внепространственны. Оценочные отношения в принципе противоречат этим ценностям. Бессмысленно спрашивать, что ценнее: “Джоконда” Леонардо да Винчи или “Красный виноградник” Ван Гога. Невыразимо в деньгах. Поэтому их рыночная стоимость только растет со временем, не становится то выше, то ниже.

Следует выделить четыре признака высших, или универсальных, ценностей. Первый — бескорыстие полное и абсолютное. Неутилитаризм, бесполезность. Бессмысленно спрашивать: для чего быть добрым, честным, почему “не убий”. Красота ради красоты, добро ради самого добра. Честь ради чести.

Второй признак — наивысшая целесообразность без конкретной цели. Совершенство вопреки несовершенству всего остального. Даже деталь совершенна и самодостаточна. Рука статуи Венеры Милосской прекрасна даже в виде обломка.

Третий признак — обязательность и необходимость для всех. Не действует: на вкус и цвет товарища нет. Эта обязательность логически невыводима, но действует в нас независимо от нас. Если Сикстинская мадонна не нравится, значит, не дорос.

Четвертый признак — предельная правдивость и искренность. Справедливость выражения “как на духу”. Нельзя создать произведение искусства или совершить нравственный поступок, не веря в то, что делаешь. Нельзя имитировать или захотеть что-то, потому что захотел захотеть, — наступает распад личности. Поэтому искусство, нравственность и религия являются высшим проявлением человеческого в человеке.

Нравственные (моральные) ценности — это то, что еще древние греки именовали «этическими добродетелями». Античные мудрецы главными из этих добродетелей считали благоразумие, доброжелательность, мужество, справедливость. В иудаизме, христианстве, исламе высшие нравственные ценности связываются с верой в Бога и ревностном почитании его. В качестве нравственных ценностей у всех народов почитаются честность, верность, уважение к старшим, трудолюбие, патриотизм. И хотя в жизни люди далеко не всегда проявляют подобные качества, но ценятся они людьми высоко, а те, кто ими обладают, пользуются уважением. Эти ценности, представляемые в их безупречном, абсолютно полном и совершенном выражении выступают как этические идеалы.

К собственно духовным ценностям можно отнести этические и эстетические ценности. Рассматривая этические ценности, нужно обратить внимание на следующий момент. Специфика этических ценностей заключается в том, что они не имеют своего материального воплощения. Этические ценности объективируются в традициях, обычаях, нормах, идеалах и т.п.В отличие от этических, эстетические ценности содержат в себе два слоя. Первый слой — это чувственная реальность, природные качества, образующие внешнюю форму предмета. Второй слой эстетической ценности предметов искусства составляет результат преломления этих свойств через призму человеческого опыта, независимо от того, идет ли речь об опыте общества в целом, одного из классов или отдельного человека. Они, как правило, не имеют стоимостной формы выражения и в акте потребления не присваиваются в личную собственность. Духовные ценности не подвержены моральному старению в такой степени, как материальные ценности. Их потребление не является пассивным актом, напротив, в процессе их усвоения человек духовно обогащается, совершенствует свой внутренний мир.

Религиозные ценности и свобода совести. Во многих религиях конечное предназначение человека усматривается в приобщении к Богу -через обожении, через личное совершенствование и спасение. Бог здесь выступает как абсолют, а мораль — как одно из средств обретения человеком этого абсолюта. Богом заповедованы и санкционированы основные нравственные ценности и требования. Соответственно все, что приближает к Богу, возвышает человека. Высшие ценности — это ценности, посредством которых человек приобщается к Богу, низшие — такие, которые отвращают человека от Бога. Иначе: посредством высших ценностей личность получает возможность трансценденции, выхода за пределы своего частного существования, возвышения над ними, а ориентируясь на низшие, индивид погрязает в обыденности и суете, обрекает себя на духовное прозябание в потаканиях плоти. К важнейшим религиозным ценностям следует отнести свободу. В христианстве богоподобие человека проявляется, в частности, в даре свободы. Бог подарил человеку свободу, и только подлинно свободные приходят к подлинному Богу.

Человек, преследующий высокие идеалы и цели, энергично вмешивается в жизненные процессы, ускоряя их, сознательно вносит в действительность красоту, гармонию добра, становясь, сами при этом нравственно красивыми. Научное понимание смысла жизни сохраняет непосредственную наглядность жизненных явлений, становясь, сродни чувству прекрасного.

Смысл человеческой жизни (в самом широком понимании) состоит, следовательно, в социальной деятельности, в которой происходит опредмечивание деятельной сущности человека и которая направлена не на потребление, а на преобразование. Удовлетворяя свои потребности, человек тем самым развивает их, что лежит в основе развития содержания жизни. Вопрос смысла жизни и ценностных ориентаций безграничен. Каждая наука трактует его по-своему, но неоспоримо влияние на формирование этих понятий исторических, социальных, экономических и политических процессов. Каждый человек должен определить цель своей жизни и определить свои, и только свои ценностные ориентации.

Тема 14. ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА И СМЫСЛ ЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ

1. Общая характеристика проблемы.

2. Немецкая философская антропология.

3. Психоаналитическая антропология.

4. Духовная ситуация нашего времени.

Дата добавления: 2014-10-31; Просмотров: 6193; Нарушение авторских прав?;

ПОИСК ПО САЙТУ:

Рекомендуемые страницы:

ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ

Отрицательную ценность, т. е. характер зла (в широком, а не этическом лишь значении), имеет все то, что служит препятствием к достижению абсолютной полноты бытия. Из этого, однако, не следует, будто зло, например, болезнь, эстетическое безобразие, ненависть, предательство и т. п., сами в себе безразличны и только постольку, поскольку следствием их является недостижение полноты бытия, они суть зло; как добро оправданно само в себе, так и зло есть нечто само в себе недостойное, заслуживающее осуждения; оно само в себе противоположно абсолютной полноте бытия как абсолютному добру.
Но в отличие от Абсолютного Добра зло не первично и не самостоятельно. Во-первых, оно существует только в тварном мире и то не в первозданной сущности его, а первоначально, как свободный акт воли субстанциальных деятелей, и производно, как следствие этого акта. Во-вторых, злые акты воли совершаются под видом добра, так как направлены всегда на подлинную положительную ценность, однако в таком соотношении с другими ценностями и средствами для достижения ее, что добро подменяется злом: так, быть Богом есть высшая положительная ценность, но самочинное присвоение себе этого достоинства тварью есть величайшее зло. В-третьих, осуществление отрицательной ценности возможно не иначе как путем использования сил добра. Эта несамостоятельность и противоречивость отрицательных ценностей особенно заметна в сфере сатанинского зла, к рассмотрению которого мы и приступим.
Сатанинское зло есть гордыня деятеля, не терпящего превосходства Бога и других деятелей над собою, стремящегося поставить себя на место Бога и занять исключительное положение в мире, выше остальных тварей. Эта основная черта сатанинской воли выражается в различных видоизменениях, например в сатанинском честолюбии, сатанинском властолюбии, в проявлениях ненависти, зависти, жестокости и т. п. Для этой воли имеют характер самоценности такие действия и положения, которые сами по себе, а не по своим следствиям или предварительным условиям наносят ущерб другим существам. Так, например, для честолюбца с сатанинским уклоном, состязающегося с другими деятелями, конечная цель есть не просто совершенство деятельности, а именно первенство, победа над другими деятелями. Точно так же для жестокого существа, для кошки, играющей пойманною мышью, или для садиста, мучения жертвы составляют то именно, в чем они утверждают свое превосходство и господство над миром.
Совсем друг ой характер имеет зло, вносимое в мир земным себялюбием: оно содержится не в самом том действии или положении, которое служит целью, а в его следствиях или средствах для достижения его; эти следствия рассматриваются самим деятелем, если он замечает их (ло случается редко), как нежелательные, а злые средства для достижения цели — сами по себе ему не нравятся. Так, громадное большинство людей охотно отказалось бы от животной пищи, если бы удовлетворительная система безубойкого питания была выработана и народное хозяйство было приспособлено для обеспечения ее. Держа конкурсный экзамен для поступления в высшее учебное заведение, юноша нормального душевного склада сожалеет своих товарищей, не достигших пели, а не злорадствует над их неудачею.
• Коротко говоря, различие между сатанински злою волею и злою волею земного себялюбия следующее: с точки зрения сатанинской воли сами злые деяния суть положительные самоценности, поскольку они удовлетворяют гордыню; а для земного себялюбия злые деялкя имеют лишь служебную ценность, оставаясь сами по себе нежелательными. И тут, и там зло, причиняемое другим существам, не есть первичная цель, оно есть следствие себялюбия. В злом смысле л,-же и Сатана не есть существо, стремящееся к страданию других существ самому по себе К Однако характер сатанинского себялюбия таков, что цели его с аналитическою необходимостью включают в себя угнетение быгия других существ, а цели земною себялюбия синтетически необходимо связаны с поступками и положениями, угнетающими чужое бытие. Первое есть абсолютное зло, а второе — зло относите ib- ное.
Различие между этими двумя видами воли можно еще пояснить различием сатанинского и земного честолюбия. Для сатанинского честолюбия первенство, как победа над другими деятелями, есть самоцель; для земного честолюбия достижение первенства есть не самоцель, а средство, именно — или показатель совершенства исполняемой деятельности, или источник обеспечения себе какою-либо дрзтого блага (например, положения в обществе, благоприятно] о для свободного развертывания всех жизненных деятельностей) и т. п.
Теоретически разграничить сатанинское я земное честолюбие не трудно, но практически, сталкиваясь в жизни с конкретными проявлениями человека, зачастую почти невозможно установить, с чем имеешь дело. Соревнование незаметным рядом ступеней быстро приводит к развитию зависти и ненависти, которая, согласно определению Шелера, радуется недостаткам ненавидимого и печалится, подметив в нем к л кое бы то ми было достоинство. Вступив на этот путь, человек идет по краю пропасти, зловеще освещаемый отблесками сатанинской злобы. Жизнь великих людей и видных исторических деятелей дает немало примеров
{ См. об этом мою статью «О природе сатанинской (по Достоевскому)». Сборник статей «Ф. М. Достоевский», под ред. Долинина, 1 т., СПб., 1922. Иначе решают вопрос Шелер (стр. 369 с.), Н. Гартман (стр. 344).
такого опасного положения. Вспомним соперничество Фихте и Шеллинга \ скрытую ревность в отношениях между Л. Толстым и Достоевским , дьявольские выходки Байрона в отношении к своей жене, обусловленные, по-видимому, тем, что она до замужества не сразу ответила на любовь Байрона к ней, низменное поведение Лермонтова в отношении к Сушковой. Те же явления мы найдем и в своей среде во всех сферах жизни. В каждом университете есть две, три пары профессоров, работающих в одной и той же области и ненавидящих друг друга всеми силами своей души; то же самое происходит в жизни артистов, политиков, церковных деятелей.
Себялюбие, как сатанинское, так и земное, есть основное зло, зло нравственное, осуществляющееся в разнообразных видоизменениях. Следствием его, поскольку оно ведет к относительной изолированности деятелей друг от друга, являются всевозможные другие виды зла, которые могут быть названы производным злом: таковы телесные страдания, болезни, смерть, душевные страдания и душевные болезни, эстетическое безобразие, неполнота истины, заблуждение и т. п.
Если мир есть создание благого Творца, во всех своих деталях осмысленное, то является вопрос, почему в нем существует зло и каков смысл различных видов зла. Ответ на этот вопрос дан мною в книге «Свобода воли» и вкратце намечен также здесь. Высшее достоинство мира, ради которого только и стоит существовать миру, именно способность творить Царство Божие, возможно не иначе как при условии свободы деятелей. Но свобода связала с возможностью не только добра, а и зла. Деятель, неправильно пользующийся своею свободою, вступивший на путь себялюбия, вносит в мяр зло. Добро любви к Богу и тварям Божиим предполагает возможность зла себялюбия, вовсе, однако, не требуя действительности его. Действительность себялюбия есть, таким образом, свободное, самочинное проявление деятеля, никем не вынужденная вина его, грех, влекущий за собою, как естественное и должное следствие, изолированность его со всеми возникающими отсюда видами производного зла — скудостью жизни, болезнями, смертью, эстетическим безобразием и т. п.
Основное зло, зло эгоистического себялюбия, есть свободный акт деятеля, ведущий к своего рода антипреображению его; следовательно, зло не есть только недостаток добра, только неполнота его, т. е. небытие. Зло есть некоторый особый вид содержания бытия — некоторое esse, о котором приходится сказать, что оно — male esse в отличие от bene esse. Однако оно появляется на свет не иначе как путем неправильного использования великого добра, именно свободной творческой силы, и притом в погоне за величайшею положительною ценностью, именно обожением, однако на неправильном пути. Следовательно это male esse никогда не может быть насквозь злом: оно всегда содержит в себе хоть какие-нибудь остатки положительных ценностей. Прав бл, Августин, утверждающий, что добро не может быть вычерпано до конца ни в чем сущем, так как тогда само существование прекратилось бы.
Доброе бытие может быть насквозь добрым, тогда как злое бытие не может быть насквозь злым.
Высокая осмысленность мира обнаруживается в том, что все виды зла непосредственно затрагивают только тех деятелей, которые сами запятнаны тою же виною себялюбия и обрекли себя на жизнь в царстве психоматериального бытия. В самом деле, деятели Царства Божия неуязвимы даже и для Сатаны: их единодушие исключает возможность распада их связи, т. е. смерти; их преображенное тело, не проявляющее сил отталкивания, не может быть поэтому подвергнуто никакому насилию путем толчка; душевные страдания униженной гордости, честолюбия, властолюбия и т. п. для них не существуют, так как они свободны от этих страстей. Даже и любовное соучастие в нашей жизни не может создать в царстве Духа земных печалей и огорчений. Положение членов царства Духа подобно состоянию врача, оказывающего деятельную помощь больному, знающего могущество своей науки и искусства, и притом такого врача, который обладал бы чудесным ведением путей Божиих, открывающим ему смысл земных страданий и несомненность конечной победы добра.
Неземное спокойствие Сикстинской Мадонны Рафаэля есть не «ульт- ра-аристократическое равнодушие к страданиям и нуждам нашего мира», как показалось Белинскому \ а совершенная чистота твердо полагающейся на Бога сестры милосердия, которая, не заражаясь страхами и горячечным бредом больного, одним прикосновением своей прохладной нежной руки ко лбу его вносит покой и удовлетворение в его душу и тело.
Соотношение всех существ и всех событий, образующее единый мир, объясняется тем, что во главе мира стоит Мировой Дух, субстанциальный деятель, координирующий все деятельности всех существ, ни от кого не обособляющийся, следовательно, принадлежащий к составу Царства Божия. Дух может быть источником только такого целого, только такой системы, все части которой ведут к осуществлению цели, подлинно всеобъемлющей, непреходящей, неотменимой, абсолютной. Цель эта, как и подобает Духу, может заключаться лишь в том, чтобы весь строй мира и всякое событие в нем служили побуждением к развитию духовности в особях душевно-материального царства и, следовательно, воспитывали бы их для воссоединения с Царством Божиим. Итак, включенность каждого события во всеобъемлющую мировую связь, дающая самые неожиданные и наиболее прихотливые с точки зрения особи сочетания, не только не есть слепой случай, но именно она таит в себе глубочайший смысл, обладая характером нравственной необходимости. Отсюда получается мир, в котором каждое «великое мировое событие приспособлено к судьбе многих тысяч существ, для каждого по-своему» и «токи жизни всех людей в их взаимном переплетении должны иметь между собою сколько согласия и гармонии, сколько композитор придает гармонии множеству голосов симфонии, по-видимому, перебивающих друг друга» .
В этом осмысленном целом всякое зло, болезненно задевая те существа, которые и сами вносят зло в мир, с тужит для них или наказанием, или’ предостережением, или побуждением к раскаянию и т. п. В этом смысле даже и зло имеет служебную положительную ценность: в царстве злых существ оно используется как средство для исцеления их от зла. Источник: Лосский Николай Онуфриевич.. Бог и мировое зло. 1994

Еще по теме ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ:

  1. ПОНЯТИЕ ЦЕННОСТИ а) «ценность» как общефилософская категория
  2. ТРИЕДИНАЯ СУЩНОСТЬ ЦЕННОСТИ а) компоненты и уровни ценности
  3. § 6. Отрицательные числа.
  4. СКОРЕЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ИТОГ
  5. Отрицательные имена и их употребление.
  6. РАЗДЕЛ 6 Отрицательные состояния
  7. 2.0 положительном и отрицательном в диалектике Гегеля.
  8. Отрицательная эмоция конвертируется в гнев
  9. ОПЫТ ВВЕДЕНИЯ В ФИЛОСОФИЮ ПОНЯТИЯ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ВЕЛИЧИН 1763
  10. ОПЫТ ВВЕДЕНИЯ В ФИЛОСОФИЮ понятия ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ВЕЛИЧИН
  11. Отрицательные ответы на вопрос о смысле истории
  12. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ ОБЪЯСНЕНИЕ ПОНЯТИЯ ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ВЕЛИЧИН ВООБЩЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *