Архимандрит исидор минаев

Исидор (Минаев)

Поделись знанием:

Перейти к: навигация, поиск В Википедии существуют статьи о других людях с именем Исидор и фамилией Минаев.

Архимандрит Исидор
Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме
31 марта 2009 года — 16 июля 2013 года
Церковь: Русская православная церковь
Предшественник: Тихон (Зайцев)
Преемник: Феофан (Лукьянов) (и.о)
Имя при рождении: Игорь Владимирович Минаев
Рождение: 27 октября 1961 (57 лет)
Орёл, Орловская область, РСФСР, СССР
Принятие священного сана: 2 июня 1992 года
Принятие монашества: 7 марта 1993 года
Награды:

Архимандри́т Иси́дор (в миру Игорь Владимирович Минаев; 27 октября 1961, Орёл) — архимандрит Русской Православной Церкви, член Императорского Православного Палестинского Общества.

Биография

С 1969 по 1977 год учился в 12-й средней школе города Орла. В 1977 году поступил в Московское театральное художественно-техническое училище, которое закончил в 1981 году по специальности театральная светотехника (кафедра Чертока Александра Абрамовича). С 1981 по 1985 год учился в высшем театральном училище имени Щукина на актёрском факультете.

В 24 года (1985) женился на 18-летней актрисе Ксении Волынцевой. По окончании учёбы получил приглашение от четырёх московских театров, но из-за сложностей с пропиской устроиться на работу не удалось. После окончания училища был распределён в Омский академический театр драмы, в котором работал до апреля 1986 года. Брак с Ксенией продлился недолго.

С апреля 1986 по октябрь 1987 года проходил срочную службу в армии (воинская специальность командир БМП). После окончания службы был направлен на курсы офицеров запаса.

Вернувшись после армии в Москву в конце 1987 года начал преподавать на кафедре актёрского мастерства в высшем театральном училище имени Щукина. Совмещал преподавание с работой в различных театрах Москвы по договору.

С июля 1991 по май 2001 года — насельник Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального монастыря.

19 марта 1992 года пострижен в рясофор настоятелем Валаамского монастыря игуменом Андроником (Трубачёвым).

2 июня 1992 года рукоположён во иеродиакона патриархом Московским и всея Руси Алексием II в Богоявленском Кафедральном соборе города Москвы.

7 марта 1993 года пострижен в мантию настоятелем Валаамского монастыря архимандритом Панкратием (Жердевым) с именем Исидор, в честь преподобного Исидора Пелусиотского.

25 мая 1993 года рукоположён во иеромонаха патриархом Московским и всея Руси Алексием II в Спасо-Преображенском соборе Новоспасского монастыря города Москвы.

С 1993 по 2000 год учился в Московской духовной семинарии на заочном секторе.

Подписал «Заявление братии Валаамского монастыря» от 26 марта 1998 года, содержащее резкую критику экуменизма.

С мая по июль 2001 года нёс послушание ключаря в храме святого Георгия Победоносца в городе Старая Русса Новгородской епархии.

4 июля 2001 года назначен настоятелем Коневского Рождество-Богородичного мужского монастыря Санкт-Петербургской епархии (Священным Синодом назначен на должность настоятеля 6 октября того же года).

В мае 2003 года возведён в сан игумена.

В ноябре 2005 года проходил курсы повышения квалификации руководящего состава Русской Православной Церкви в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

12 октября 2007 года определён служить в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

15 апреля 2008 года назначен настоятелем Свято-Николаевского подворья Русской Православной Церкви в Софии (Болгария).

31 марта 2009 года назначен начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

3 апреля того же года патриархом Московским и всея Руси Кириллом в храме в честь Казанской иконы Божией Матери посёлка Вырица возведён в сан архимандрита.

Решением Священного Синода от 16 июля 2013 освобождён от должности начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме и направлен в клир Санкт-Петербургской епархии.

22 августа 2013 года указом митрополита Санкт-Петербургского Владимира назначен штатным священником Николо-Богоявленского морского собора в Санкт-Петербурге.

21 февраля 2014 года указом митрополита Санкт-Петербургского Владимира назначен на должность настоятеля храма Воскресения Христова (у Варшавского вокзала) в Санкт-Петербурге.

Награды

В октябре 2011 года награждён орденом РПЦ преподобного Серафима Саровского III степени и орденом УПЦ «Знак отличия Предстоятеля Украинской Православной Церкви».

Примечания

  1. ↑ , Журнал № 99
  2. ↑ .

Отрывок, характеризующий Исидор (Минаев)

– Нет, мама, я лягу тут, на полу, – сердито сказала Наташа, подошла к окну и отворила его. Стон адъютанта из открытого окна послышался явственнее. Она высунула голову в сырой воздух ночи, и графиня видела, как тонкие плечи ее тряслись от рыданий и бились о раму. Наташа знала, что стонал не князь Андрей. Она знала, что князь Андрей лежал в той же связи, где они были, в другой избе через сени; но этот страшный неумолкавший стон заставил зарыдать ее. Графиня переглянулась с Соней.
– Ложись, голубушка, ложись, мой дружок, – сказала графиня, слегка дотрогиваясь рукой до плеча Наташи. – Ну, ложись же.
– Ах, да… Я сейчас, сейчас лягу, – сказала Наташа, поспешно раздеваясь и обрывая завязки юбок. Скинув платье и надев кофту, она, подвернув ноги, села на приготовленную на полу постель и, перекинув через плечо наперед свою недлинную тонкую косу, стала переплетать ее. Тонкие длинные привычные пальцы быстро, ловко разбирали, плели, завязывали косу. Голова Наташи привычным жестом поворачивалась то в одну, то в другую сторону, но глаза, лихорадочно открытые, неподвижно смотрели прямо. Когда ночной костюм был окончен, Наташа тихо опустилась на простыню, постланную на сено с края от двери.
– Наташа, ты в середину ляг, – сказала Соня.
– Нет, я тут, – проговорила Наташа. – Да ложитесь же, – прибавила она с досадой. И она зарылась лицом в подушку.
Графиня, m me Schoss и Соня поспешно разделись и легли. Одна лампадка осталась в комнате. Но на дворе светлело от пожара Малых Мытищ за две версты, и гудели пьяные крики народа в кабаке, который разбили мамоновские казаки, на перекоске, на улице, и все слышался неумолкаемый стон адъютанта.
Долго прислушивалась Наташа к внутренним и внешним звукам, доносившимся до нее, и не шевелилась. Она слышала сначала молитву и вздохи матери, трещание под ней ее кровати, знакомый с свистом храп m me Schoss, тихое дыханье Сони. Потом графиня окликнула Наташу. Наташа не отвечала ей.
– Кажется, спит, мама, – тихо отвечала Соня. Графиня, помолчав немного, окликнула еще раз, но уже никто ей не откликнулся.
Скоро после этого Наташа услышала ровное дыхание матери. Наташа не шевелилась, несмотря на то, что ее маленькая босая нога, выбившись из под одеяла, зябла на голом полу.
Как бы празднуя победу над всеми, в щели закричал сверчок. Пропел петух далеко, откликнулись близкие. В кабаке затихли крики, только слышался тот же стой адъютанта. Наташа приподнялась.
– Соня? ты спишь? Мама? – прошептала она. Никто не ответил. Наташа медленно и осторожно встала, перекрестилась и ступила осторожно узкой и гибкой босой ступней на грязный холодный пол. Скрипнула половица. Она, быстро перебирая ногами, пробежала, как котенок, несколько шагов и взялась за холодную скобку двери.
Ей казалось, что то тяжелое, равномерно ударяя, стучит во все стены избы: это билось ее замиравшее от страха, от ужаса и любви разрывающееся сердце.
Она отворила дверь, перешагнула порог и ступила на сырую, холодную землю сеней. Обхвативший холод освежил ее. Она ощупала босой ногой спящего человека, перешагнула через него и отворила дверь в избу, где лежал князь Андрей. В избе этой было темно. В заднем углу у кровати, на которой лежало что то, на лавке стояла нагоревшая большим грибом сальная свечка.
Наташа с утра еще, когда ей сказали про рану и присутствие князя Андрея, решила, что она должна видеть его. Она не знала, для чего это должно было, но она знала, что свидание будет мучительно, и тем более она была убеждена, что оно было необходимо.
Весь день она жила только надеждой того, что ночью она уввдит его. Но теперь, когда наступила эта минута, на нее нашел ужас того, что она увидит. Как он был изуродован? Что оставалось от него? Такой ли он был, какой был этот неумолкавший стон адъютанта? Да, он был такой. Он был в ее воображении олицетворение этого ужасного стона. Когда она увидала неясную массу в углу и приняла его поднятые под одеялом колени за его плечи, она представила себе какое то ужасное тело и в ужасе остановилась. Но непреодолимая сила влекла ее вперед. Она осторожно ступила один шаг, другой и очутилась на середине небольшой загроможденной избы. В избе под образами лежал на лавках другой человек (это был Тимохин), и на полу лежали еще два какие то человека (это были доктор и камердинер).
Камердинер приподнялся и прошептал что то. Тимохин, страдая от боли в раненой ноге, не спал и во все глаза смотрел на странное явление девушки в бедой рубашке, кофте и вечном чепчике. Сонные и испуганные слова камердинера; «Чего вам, зачем?» – только заставили скорее Наташу подойти и тому, что лежало в углу. Как ни страшно, ни непохоже на человеческое было это тело, она должна была его видеть. Она миновала камердинера: нагоревший гриб свечки свалился, и она ясно увидала лежащего с выпростанными руками на одеяле князя Андрея, такого, каким она его всегда видела.
Он был таков же, как всегда; но воспаленный цвет его лица, блестящие глаза, устремленные восторженно на нее, а в особенности нежная детская шея, выступавшая из отложенного воротника рубашки, давали ему особый, невинный, ребяческий вид, которого, однако, она никогда не видала в князе Андрее. Она подошла к нему и быстрым, гибким, молодым движением стала на колени.
Он улыбнулся и протянул ей руку.
Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика.
Князю Андрею дали чаю. Он жадно пил, лихорадочными глазами глядя вперед себя на дверь, как бы стараясь что то понять и припомнить.
– Не хочу больше. Тимохин тут? – спросил он. Тимохин подполз к нему по лавке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *