Архимандрит лаврентий постников троице сергиева лавра биография

«Он всю свою жизнь, как святитель Николай, посвятил служению Богу и людям…»

К 90-летию со дня рождения архимандрита Наума (Байбородина)

19 декабря 2017 года, в день памяти святителя Николая, исполнилось бы 90 лет архимандриту Науму (Байбородину), до пострига носившему имя Мирликийского чудотворца. 60 лет батюшка являлся насельником Свято-Троицкой Сергиевой лавры, а теперь по кончине в канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы, верим, пребывает в обителях вечных. Для кого-то и его молитва была покровом.

Старца вспоминают чада, ученики, сослужители-собратья, матушки игумении…

«Иисусова молитва была его основным деланием»

Матфей, епископ Шуйский и Тейковский:

Трудно о таких людях говорить… Это великий человек. Те семена, которые он посеял на всероссийской ниве церковной, еще дадут плоды, которые мы увидим.

Он и в прошлое своим взором проникал, и в будущее – как пророк. То, что он говорил, – всё сбывалось. Знал, что пройдено каждой душой; мог обличить, если у человека были нераскаянные грехи. Но старался так его направить, чтобы впредь он смог уберечься от козней вражиих. Много и чудес бывало.

Сам отец Наум был очень строгим монахом. Никогда не было такого, чтобы он правило пропустил без какой-либо уважительной причины; больным приходил на братский молебен. Всегда присутствовал на полунощнице. В это время можно было взять у него благословение, о чем-то спросить.

Монашествующих, как, впрочем, и мирян, наставлял в Иисусовой молитве. Сам жил молитвой и радел о возрождении умного делания, разоряемого у нас в стране при безбожной советской власти. Написал по этой теме кандидатскую диссертацию. Практиковал умное делание и других вдохновлял подвизаться: «Раньше, – недоумевал порой отец Наум, – пятисотница была элементарным деланием монашествующих. Мы-то почему ее сейчас не берем на вооружение?» Всем по-разному благословлял: кому сотницу, кому тысячу. Учил правильному дыханию при молитве. К каждому подходил индивидуально. Молитва – это сокровенное делание, никаких общих советов тут быть не может.

Про апостолов сказано: явились им разделяющиеся языки как бы огненные… (Деян. 2:2–3). Святой Иоанн Предтеча указывал на то, что Сын Божий будет крестить Духом Святым и огнем (Лк. 3:16). И как желал бы, чтобы огонь уже возгорелся! (Лк. 12:49), – говорит Господь. В отце Науме чувствовалось это огненное дыхание.

Мне случалось нести у него послушание письмовода. Я видел, что письмо даже еще не вскрыто, а батюшка уже знал его содержание и ответ, который надо отправить по указанному на конверте обратному адресу. Его прозорливость поражала, как и глубина даваемых им кратких ответов. Он никогда не распылялся. Смотрел в корень. Ведь можно всё красноречиво обосновать, а суть уйдет. Отец Наум всегда отвечал кратко и по делу. Одного-двух его слов было достаточно, чтобы понять, что делать.

Исповедовал отец Наум всегда очень глубоко. Главное, как это следовало из его духовнической практики и из опыта исповеди у него, – добиться сокрушения, подлинного раскаяния. Когда исповедь поверхностна, может быть, надо обратить внимание на те грехи, которые позволят человеку ощутить сокрушение. Отец Наум это умел. Мог обличить любого высокоумного ученого. Валерий Яковлевич Саврей, профессор МГУ и Московской духовной академии, привез к нему как-то раз пятерых академиков: математика, филолога и еще кого-то. И каждому отец Наум задал такой вопрос из его области знаний, на который им не под силу оказалось ответить. Так он мог обратить даже самых самоуверенных к Богу. Смирится человек немножко, поймет ограниченность своего ума, и сердце евангельским истинам открывается.

Старец радел о возрождении в обителях жизни по святоотеческим уставам. Благословил издать устав Пахомия Великого и раздавал нам для изучения и освоения. У батюшки много издавалось, по крайней мере, для чад проповедей, трудов. Огромным количеством святоотеческой литературы он нас всегда снабжал. Мы всё это по его благословению читали.

Многих святых батюшка очень любил. Например, преподобного Амвросия Оптинского. Просил нас выборку сделать из его наставлений – помню, и я этим занимался. Отец Наум как-то сокровенно переживал жизнь этого святого: в себя впитывал это благодатью растворенное бытие и нам пытался привить вкус к такой жизни. Через восприятие отца Наума и мы святоотеческий опыт как-то живо воспринимали и пытались в чем-то святым Отцам подражать. Батюшка называл преподобного Амвросия Оптинского пророком XIX века. Да и сам отец Наум был для нас пророком наших времен.

Батюшка за людей молился, а народ его вымаливал

Архимандрит Лаврентий (Постников), насельник Свято-Троицкой Сергиевой лавры:

Отец Наум служил Богу и людям. Всем угодить невозможно. Когда он говорил наставления, кто-то легко и радостно воспринимал его слова, другие отходили опечаленные (см. Мф. 19:22).

Мы прожили рядом с отцом Наумом почти 60 лет. Плохого я ни в нем, ни от него за все эти годы ничего не видел. Подход к людям у него был свой. Когда мы придерживаемся канонических правил и не отходим ни вправо, ни влево – наш путь правильный. К отцу Науму и шли люди, чтобы уточнить: не уклонились ли они от заповеданного пути. Если бы он говорил что-то не то, верующий народ бы за ним не шел.

Отец Наум был тружеником. Когда он молился – я не знаю. Он всегда был на людях, весь в их нуждах, во всё вникал. Раз с народом всегда находился, поучал их, как надо жить, молился за всех, значит, и народ за него молился. И наверняка, даже если батюшка согрешал, народ своего старца вымаливал.

«У таких великих старцев только Суд Божий может определить их духовный КПД»

Архимандрит Захария (Шкурихин), насельник Свято-Троицкой Сергиевой лавры:

Мы жили с отцом Наумом рядом, у нас келии были на одном этаже. Иногда пересекались на трапезе. Он был строг. Замечания делал. Иногда скажешь что-то не то или во внешнем виде у тебя что-то не так – всё видел. Но всегда по делу выговаривал.

В монастыре тесное общение между братиями. Всегда видно: человек молится или просто так, «ворон считает». Отец Наум молился. Он, конечно, много времени приему народа уделял. Но на службе старался сосредоточиться, напряженно вникал в слова богослужения. Про синодики, когда его однажды спросили, почему он их не читает, говорил: «Пусть их молодежь читает, чтобы у них помыслов поменьше было».

У таких великих старцев только Суд Божий может определить их духовный КПД. Сейчас окормлять народ в нашем современном мире очень сложно. Владыка Феогност Сергиево-Посадский, наш наместник, всегда очень удивлялся, как отец Наум всех может помнить: кто где в епархиях, в каких отдаленных монастырях, в каких малых городах да в заброшенных деревеньках, и при этом у кого какие горести, проблемы, внутренние искушения. Что-то кому-то отсылал, через кого-то передавал… Получал письма, писал ответы.

Помню, как-то к нему приехали одни рабы Божии – у них масса проблем, жить негде… Он их сразу благословляет: «Поезжайте туда-то. Вот как раз, – подзывает кого-то, – туда люди едут. Дом сейчас пустует. Там и будете жить». Лишенные крова туда поехали; их сразу поселили, они там прожили несколько лет. Потом им говорят: «Всё, съезжайте». Им, конечно, жалко было оставить то, что было нажито за эти годы, но оставили уже всё это для следующих жильцов. А у них как-то жизнь дальше устроилась. Всё по его молитве происходило гладко и точно само собой. Также было и у монашествующих – все проблемы, и внутренние, и чисто житейские, бытовые, по благословению отца Наума разрешались.

Господь сотворил чудо

Иеросхимонах Валентин (Гуревич), духовник московского Донского ставропигиального мужского монастыря:

Одно время после тяжелой операции я жил в Вознесенском Оршином монастыре Тверской епархии. Там недалеко от монастыря находится селение Эмаус. Видимо, в свое время какой-то благочестивый помещик дал такое название своей вотчине. А рок-группы почему-то тяготеют к такого рода топонимам. Им нравятся библейские названия: Назарет, Эмаус и т.д. И вот они облюбовали это село для проведения рок-фестиваля. Так как село находится в чистом поле, то звук от колонок с усилителями оглушал всю округу. Такое было попущено искушение. Тогда матушка Евпраксия (Инбер), настоятельница Вознесенского Оршина монастыря, получила от архимандрита Наума благословение: всем читать акафист Архангелу Михаилу. Отец Наум очень почитал Архистратига – ему посвящены теперь уже два монастыря на родине старца: женский в его родном селе Мало-Ирменка Ордынского района Новосибирской областии и мужской в близлежащем селе Козиха. Промыслительно и то, что 40 дней отца Наума пришлись на празднование памяти Архангела Михаила и всех Сил Бесплотных. Матушка игумения со всеми сестрами и девочками из монастырского приюта, а также я, проживавший тогда в монастыре, – мы все стали читать акафист Архангелу Михаилу. И Господь сотворил чудо. В монастыре водворилась тишина. Это было, действительно, чудо, потому что стоило выйти за ограду обители, как музыка гремела; делаешь шаг назад в монастырь – и тишина! Я сам несколько раз проверял – выходил за заборчик и заходил: буквально метр, а за низенькой символической оградой не слышно этого грохота. Это необъяснимо с точки зрения законов физики.

Другой пример. Чада отца Наума активно обращали к вере своих знакомых и коллег. Так, ныне профессор Московской духовной академии и Сретенской семинарии Алексей Иванович Сидоров в то время еще преподавал в МГУ, где помог креститься учившейся на отделении славянской филологии финке Кирси Марита Ритониеми. Она так же, как и он, вошла в число духовных чад архимандрита Наума. Приняла монашество. Одно время была настоятельницей Вознесенского Оршина монастыря, а потом правящий архиерей, преобразовав Тверское подворье обители в самостоятельный Свято-Екатерининский монастырь, направил матушку Иулианию (ее имя в постриге) туда игуменией. Время от времени возникали искушения, враг противодействовал возрождению монастырей. Тогда матушки Иулиания и поставленная на ее место в Вознесенский Оршин монастырь Евпраксия вместе могли беседовать с чиновниками, а все сестры и девочки приюта в это время пели в храме Трисвятое. И всё – слава Богу – улаживалось.

«Все мы под его молитвой как под покровом находились»

Игумения Елена (Богдан), настоятельница Свято-Воскресенского женского монастыря г. Мурома Муромской епархии Владимирской митрополии:

Это Божий человек. Святой жизни. Его мама схимонахиня Сергия была очень благочестивой женщиной. Жили они под Новосибирском. Дети у нее все умирали во младенчестве. Когда на Николин день 90 лет назад у нее родился очередной мальчик – тоже слабенький, – она молилась: «Господи и Матерь Божия, оставьте мне его, пусть он будет как святитель Николай». Ее материнская молитва была услышана. Младенца окрестили с именем Николай. Он всю свою жизнь, как святитель Николай, посвятил служению Богу и людям – это самое главное.

Монах он был исключительный для нашего времени. Подвизался по древним монашеским уставам. Сам был делателем послушания и нас наставлял в самоотречении. Послушание – превыше всего.

Очень помогал нам своей молитвой. Когда у монашествующих случались искушения, Господь попускал согрешить, отец Наум вымаливал даже сильно израненных грехом. Как-то незримо всё управлялось, души врачевались. Все мы под его молитвой как под покровом находились – чувствовалось это. Думаю, что и сейчас Господь даст ему такое благодатное состояние помогать всем, кто будет прибегать к нему.

Подражатель преподобного Сергия

Игумения Олимпиада (Баранова), настоятельница Покровского Хотькова ставропигиального женского монастыря:

Самый добрейший, самый святейший – что еще об отце Науме сказать?! К каждому человеку у него был свой подход. Монашествующих батюшка наставлял неустанно молиться, не забывать Иисусову молитву – это самое главное. А все житейское – приложится (Мф. 6:33), – напоминал нам. Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду прежде вашего прошения у Него(Мф. 6:8). Сам он был очень достойным монахом без преувеличения сказать – подражателем преподобного Сергия. Нашему монастырю, где почивают мощи родителей Игумена земли Русской, батюшка помогал и помогает молитвами, причем непрестанными.

Батюшка очень любил монахов

Иеромонах Николай (Елачев), благочинный Николо-Шартомского мужского монастыря Шуйской епархии Ивановской митрополии:

Батюшка навсегда останется в наших сердцах. В Николо-Шартомском монастыре вся братия собрана им. Многих из нас он извлек из самой пучины мира и наставил на путь ко спасению. Все мы по его благословению и его молитвами пришли в обитель Господу послужить и сейчас благодарны за это ему.

Сколько из его чад уже хиротонисано во епископов, митрополитов! Скольких он вырастил игуменов, игумений, священников добрых подарил пастве Христовой, монахов и монахинь для Церкви нашей святой воспитал.

У батюшки была своя методика обращать в монашество. Благословит тебя, ранее куролесившего по жизни мужика, храм восстанавливать: пока трудишься над развалинами, такой искус пройдешь! Так тебя враг потреплет, что сам поймешь, что в жизни главное. Аскетика из отвлеченного занятия насущной необходимостью становилась. Многие храмы у нас братия, прежде чем прийти в монастырь, возрождала в Новосибирске, Приазовске и других городах.

Годы проходили, прежде чем отец Наум благословлял на монашество. Только ему как старцу и было открыто, куда склоняется та или иная душа. Кому-то он сразу мог сказать, что его путь – монашество, другому через 3 года, третьему через 5 лет. Каждому индивидуально – когда человек становился к этому готов.

Радовало батюшку наше послушание Богу, Евангелию, тому, что Господь через старца нам открывал. А наши грехи его огорчали. Бывало, если по своеволию действовать начнем, тут же набедокурим и к нему возвращаемся: «Что делать-то теперь?..» Отец Наум по-отечески принимал, не гнал кающегося.

Мог он обличить и самый тайный твой грех – даже подчас как-то незаметно, через кого-то, но тебе всё открывалось и ты начинал понимать, в чем надо покаяться. У всех нас есть свои немощи. Но старец знал, кто какое наставление может понести: кому-то мог при всех взбучку устроить, но не по страсти, а для вразумления; а кого-то потихонечку наедине в чувство приводил.

Батюшка очень любил монахов. Весь воодушевлялся, когда кто-то за благословением на монашество приезжал к нему. Даже если просто человек в обитель собирался поехать потрудиться, пожить при монастыре, уже старец ликовал.

Отец Наум всегда наставлял: «Читайте Евангелие – там всё написано». Для нас он старец: знаем, что говорил нам не от себя, а открывал волю Божию.

Записала Ольга Орлова

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

Старец Зосима и его наставления

Будущий схиархимандрит родился в тюремной больнице: его беременную мать посадили за «религиозную пропаганду». Сам прошел тюрьму, уже став священником, по той же статье. От жестоких побоев в заключении отец Зосима навсегда остался сгорбленным. «Без Иисусовой молитвы я бы сошел с ума», – говорил старец своим близким. Он не обозлился, любил людей, которые шли к нему вереницей, и служил им даром, который приобрел, – молитвой.

29 августа мы вспоминаем схиархимандрита Зосиму (Сокура; 1944–2002).

«Если бы не Иисусова молитва, я бы сошел с ума…»

Схиархимандрит Зосима (Сокур) Схиархимандрит Зосима, в миру Иван, родился в тюремной больнице: его мать, будущая схимонахиня, была арестована по статье «религиозная пропаганда». Отец погиб на фронте. Мальчик рос глубоко верующим, имел монашеское устроение, с раннего детства прислуживал в алтаре. Окончил школу с золотой медалью, затем Ленинградскую духовную семинарию и академию – со степенью кандидата богословия.

Отец Зосима служил в Донецкой епархии. Был крайне нестяжателен, ходил в старом полинявшем подряснике и старом полушубке, говорил: «Я монах, мне ничего не надо». Строил храмы и заботился об их благолепии в то время, когда всё церковное разрушалось. Духовные чада старца вспоминали: «Службы у него всегда были длинные, монастырские, но молился он пламенно… Денег за требы он не брал».

Советские органы госбезопасности обратили внимание на «слишком активного» сельского священника. Отца Зосиму арестовали, он пережил тюремное заключение, избиения. На всю последующую жизнь у него остались следы этих истязаний за веру: началось рожистое воспаление ног, открылись глубокие раны, болели отбитые легкие, от побоев вырос горб. Старец делился с духовными чадами: «Если бы не Иисусова молитва, я бы сошел с ума». Истязания только усилили его пламенную молитву и дерзновенную веру.

Однажды, когда речь зашла о Русской Зарубежной Православной Церкви, согбенный старец заметил: «Зарубежники нас обвиняют в сотрудничестве с КГБ, – и, слегка ударив себя по горбу, весело добавил: – вот, видишь, какой у меня знак от этого сотрудничества».

Старец основал две обители: Успенский Свято-Васильевский мужской и Успенский Свято-Николаевский женский монастыри. Был также духовником Донецкой епархии.

Успенский Свято-Васильевский монастырь

Отец Зосима обладал очень редким, особым Божиим даром молитвы. Любил людей, и люди шли к нему за духовной поддержкой. За чистоту жизни Господь дал Своему избраннику дары духовного рассуждения, исцеления душ и телес человеческих – перед его молитвой отступали смертельные и неизлечимые болезни.

Отец Зосима стяжал также дары прозорливости, знания сердец человеческих. «Он и мысли наши все знал», – эти слова в разных вариантах повторяли многие духовные чада старца. Он духом знал скорби и испытания своих чад, говорил им: «Когда тебе будет плохо, ты меня позови – и я услышу». Еще говорил как бы в шутку: «Только Зосима на бочок, а тут – “Батюшка, помоги!”».

“Чтобы на нас Господь не разгневался – всегда помогайте нуждающимся”

По благословению отца Зосимы, при его участии и помощи на Донбассе было построено около десятка храмов. Особое место в его сердце занимала Богадельня, или Дом Милосердия, где нашли приют немощные люди преклонного возраста. Старец учил: «Чтобы на нас Господь не разгневался – всегда помогайте нуждающимся».

Особенно благоговейно старец относился к богослужению, очень почитал Божию Матерь. В честь Ее пречестного Успения он назвал основанные им обители – Успение было его любимейшим праздником. Господь открыл своему избраннику заблаговременно дату кончины. Отец Зосима говорил братии: «Когда я умру, вы будете знать: часы на моем молитвенном столике в алтаре остановятся».

29 августа, на второй день Успения Пресвятой Богородицы, без пятнадцати двенадцать ночи остановилось сердце схиархимандрита Зосимы – в это же время остановились и часы на молитвенном столике в алтаре. Так закончилось время земной молитвы старца, и начался отсчет его молитвенного предстательства в блаженной вечности.

Духовные советы и наставления схиархимандрита Зосимы

Главная епитимия века нашего

«Главная епитимия века нашего – это терпение. Что Бог ни дает, на всё Божия воля, и всё нужно спокойно переносить – без паники, без уныния, без нытья, без отчаянья, без мыслей на ближнего. За свои грехи мы и страждем».

«В жизни нет тупиков, это всё наша зацикленность на себе и своих проблемах».

Стремитесь светлым лучиком быть

«Стремитесь светлым лучиком быть! Господь не оставит».

«Буква убивает, а дух животворит… Не будьте вы замоленными, замороженными. Лик должен быть светлым, радостным».

«Бойтесь испортить друг другу настроение».

«Дай, Господи, нам чистоту мыслей такую, чтобы видеть в каждом человеке образ и подобие Божие, красоту божественную видеть и радоваться этой красоте».

«Помогайте друг другу! Помолитесь за человека, если видите, что он в унынии. А молитва всё может».

«День ангела у кого – поздравь, хоть яблочко подари, не важно что; главное ‒ внимание».

Сердце мирное

«Даже и сердишься когда, языком своим посердись, умом своим посердись – а сердце мирное; отрезанное от всего, сердце спокойно молится. Благодать Божию не оскверняй в сердце, Духа Святого никогда… Как самовар тот бухтит, что-то сказал там, без этого мы никак не обойдемся, начиная с меня и всеми вами кончая. А сердце мирное: повернулся, улыбнулся – и все с тобой улыбнулись, и мирно и хорошо».

“Как мыльный пузырь, лопается злоба, когда мы молимся за своих обидчиков”

«Молитва смягчает сердце, злоба утихает, сердце умиротворяется, и радость и смысл жизни появляются… Бог им Судия да будет, помолимся, и всё пройдет. И будет мир и тишина в сердце: и самим радостно, и врагам радостно, и людям, окружающим нас».

«За недоброжелателей и трудно – подвиг молиться: молитесь за них, за врагов, за обидчиков ваших. Как мыльный пузырь, лопается злоба, когда мы молимся за своих обидчиков, знайте».

Если ты тяжестью становишься для людей

«И самое страшное, когда ты по своему бесчестию в тяжесть бываешь людям окружающим, когда от тебя, от твоих помыслов, от твоих греховных немощей, от твоего нытья начинают страдать и люди окружающие. Это очень тяжело… Если ты чувствуешь, что ты в тяжесть другим людям становишься, – значит, ты не прав. Зациклишься в чем-то – “я спасаюсь, а остальные погибают”. Всё, это уже первая погибшая душа такая, зациклится, ходит в ложной святости своей…»

«Если ты тяжестью становишься для людей – плохо, ты уже тяжело духовно больной человек».

«Только старайтесь смотреть на себя со стороны. Не смотреть на ближнего, кто как грешит, кто что делает, – каждый свое получит. Ты на себя смотри, на свои грехи».

О страстях

«Если нападет бес гнева, убеги в другую комнату, в туалет – успокойся, рассуди всё и вернись, по-мирному реши все проблемы. А если вышла ссора, первая попроси прощения – победи беса».

«Где гордыня – радости нет, одно надмение».

«От лицемерия до лукавства один шаг. А от лукавства до предательства Господа – также один шаг, лесенка идет».

Храните крест святой

«Храните крест святой, никогда не снимайте, всегда будьте со святым крестом: и ночью, и днем, и в дороге, на отдыхе, и на водах, и на суше. Выходя из дома, осени себя крестом. Приходя в дом – осени себя крестом. Садись кушать – почитай молитву “Отче наш”, осени себя крестом и пищу перекрести, дабы пища была приятная, пользительная и в радость нашему телу».

Оставляйте суету – идите к Господу

«С любовью относитесь к службам. Оставляйте суету, идите к Господу. Господь всех ждет, оставляйте все дела, идите к Господу, тогда будет радость. А так не будет радости».

«Каждый праздник – это как звездочка на небосводе церковном. Дорожите ими, готовьтесь к встрече, переживайте каждый, как событие жизни! Потому что вот так долго мы готовились, ждали, а он раз! ‒ и уже прошел. И всё! Он уже в Вечности! И не вернуть ни одного мгновения назад…»

Синодик жизни вашей

«Житие какое-то читаете, или о старце каком-то услышали, или о старице какой-то что-то рассказали, – дай буду молиться за них, и они ж за меня будут молиться. И вот постоянный этот ваш синодик – книга жизни вашей, не прошедшей даром жизни, а именно духовной жизни – постоянно будет пополняться».

«Стоишь в храме – вспомни всех своих воспитателей, учителей, которые тебя учили, врачей, медсестер, которые в тяжкую минуту были рядом, друзей, знакомых. Так и служба пролетит – не заметишь… Идешь мимо больницы – помолись о страждущих, чтобы Господь укрепил их, утешил, о врачах, чтобы вразумил их Господь принять верное решение. Едешь мимо школы, садика – помолись о детях, о будущем нашем, об учителях, чтобы дал мудрость им Господь… Так и будет у тебя непрестанная молитва!»

Господь ведет нас по жизни

«Господь ведет нас по жизни – по нашим делам, по нашим заслугам. А живем мы для того, чтобы однажды вернуться к Богу, в Царство Небесное».

«Для чего нас Господь создал? Чтоб спасти или погубить? Конечно же – спасти! Никогда не рисуйте себе Господа жестоким, карающим! Он ДОЛГОтерпелив и МНОГОмилостив!»

«Я никого не боюсь! – Только Бога, и то я его не боюсь, а люблю».

«От тюрьмы и сумы николи не отрекайся. Кругом Бог – и в тюрьмах, и где только ни находимся, – кругом Бог. И с Богом ничего в жизни не страшно никогда».

«От Бога, не от людей посылаются страдания. На всё воля Божия, слава Богу за всё! Спаситель всё терпел, святые угодники Оптинские, Печерские. Святитель Иоанн Златоуст говорил: “За всё слава Богу”. И с этими словами ушел в вечность, подражая Иову Многострадальному. Он жив и нам указует путь в Вечность. Трудность появилась – поцелуй крест святой, открой книгу праведного Иова, читай».

Церковь наша Православная – это чудо!

«Какие бы силы ни восставали на Церковь, веруйте, что Церковь ничто не одолеет. Горсточка нас останется, но эта горсточка победит все силы вражия!»

«Именно святая непорочная православная вера – то величайшее чудо, за которое мы должны постоянно благодарить Господа и дорожить им как величайшим сокровищем. Верующему же ничего не страшно».

«Сама жизнь наша – это чудо. Сама Церковь наша Православная, стоящая непоколебимо, – это чудо. Кругом чудо – духовным оком смотри, разумей, укрепляйся в вере и дивись. С нами Бог! И никакие испытания нам никогда не будут страшны. Аминь».

Текст: Ольга Рожнёва
Иллюстрации: Антон Поспелов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *