Архимандрит лазарь абашидзе книги

Учитель подлинного покаяния

Памяти архимандрита Лазаря (Абашидзе)

Архимандрит Лазарь (Абашидзе) 25 сентября исполняется 40 дней по преставлении выдающегося духовного писателя, иконописца, клирика Грузинской Православной Церкви архимандрита Лазаря (Абашидзе).

Когда-то я был семинаристом и много мечтал. О жизни, о будущем, о Церкви, о борьбе добра со злом и о своем в этом участии. Мечты были разные, подчас весьма вдохновенные. В них был один главный, убийственный недостаток – это были мечты. Как же губительна мечтательность для нашей духовной жизни!

И вот однажды мне попалась в руки книга архимандрита Лазаря «О тайных недугах души». Несмотря на ее небольшой объем, она произвела во мне огромные изменения.

Я читал ее и в каждой странице видел вразумление для себя. Живое и пламенное слово, которое, словно скальпель хирурга, вскрывало мои духовные недуги и устраняло греховные опухоли. Маленькая брошюра отца Лазаря перевернула внутри меня всё, стала своего рода откровением, которое пробуждало к подлинности, к тому, чтобы духовно проснуться, не жить мертвыми фантазиями и мечтами.

Какие-то книги прочитываются и забываются, но эта маленькая книжица произвела в душе действие и сохранилась в памяти на всю жизнь. Почему же так? Да потому, что подлинная ценность книги – не в количестве страниц, не в объемах бумаги, превращающейся в итоге в никому не нужную макулатуру, а в действии на душу, в том, насколько книга способна пробудить и преобразить.

Архимандрит Лазарь (Абашидзе) – духовный писатель нашей эпохи, искренний служитель Христов, наследник духа святителя Игнатия (Брянчанинова). В своих произведениях он проповедует немечтательное, трезвенное христианство, как когда-то проповедовал святитель Игнатий.

Книгу отца Лазаря «О тайных недугах души» я рекомендовал бы читать решительно всем христианам

Книги архимандрита Лазаря для многих стали духовным подспорьем. «Мучение любви», «Грех и покаяние последних времен», «Душе, отягощенной духом уныния» и др. – ценное руководство для христиан нашего времени. Они написаны с разным литературным уровнем, могут пригодиться тому или иному человеку в определенных жизненных ситуациях, но книгу отца Лазаря «О тайных недугах души» я рекомендовал бы читать решительно всем современным христианам.

Не личные, субъективные измышления, а истины святых отцов-аскетов, воспринятые сердцем автора, осуществленные в его личной жизни и потому так действующие на нас, – вот что мы находим в книгах отца Лазаря. Это тот путь, который ведет ко спасению.

Главная же заслуга архимандрита Лазаря как духовного писателя нашего времени в том, что его слово отрезвляет, помогает осознать свое реальное положение и, отталкиваясь от этого, уже двигаться вперед. В непроглядном тумане разве возможно какое-то движение? Туман, застилающий глаза, есть наше мнение о себе, мечты и фантазии, самоуспокоенность после первых трудов духовной жизни. На духовном пути важно трезвое видение – самого себя, своей падкости на всякую ложь, обольщение; важно видение подступающих соблазнов, искушений. Этим видением, возможностью его обрести делится с нами отец Лазарь.

Путь духовной жизни непрост. Видя в себе явные тяжкие грехи, мы смиряемся, каемся горячо и сердечно. Но когда внешне очевидные грехопадения отсечены, легко впасть в самодовольство, ибо подступает мнение о себе: «Я столько всего преодолел и достиг таких-то плодов», легко впасть в расслабление и самоуспокоенность. Отец Лазарь верно говорит:

«Это стало уже распространенной болезнью в наше время: теперь люди – по укоренившемуся в них сладострастию, склонности искать всегда и во всем комфорта и приятности – самую духовную жизнь уже понимают как средство скорейшего получения такого внутреннего “блаженства”, сладостного покоя, эйфории».

И самое страшное – теплохладность, когда мы начинаем внутри самих себя говорить: «У меня не всё так уж плохо: в храм хожу, исповедуюсь, причащаюсь, помогаю другим…» Душа застревает на временном комфорте покоя, перестает видеть в себе недостатки, не отзывается болью на скрытые, тайные ошибки, грехи – потому что все они в глубине, не открыты для очевидного внешнего взгляда. Такая душа перестает работать над собой и постепенно удаляется от Бога.

Отец Лазарь неустанно свидетельствует: христианство – не легкая прогулка любопытного туриста, наслаждающегося невиданным ранее зрелищем; христианство – тяжкий труд по возделыванию себя, своей души, всех своих внутренних чувств и сил. Христианство – это очень серьезно и очень ответственно.

Увидеть себя таким, какой ты есть на самом деле, – вот начало духовной жизни, хотя начало и очень болезненное

Увидеть себя таким, какой ты есть на самом деле, – вот начало духовной жизни, хотя начало это и очень болезненное. Отталкиваясь от этого трезвого о себе представления и возможно начать выстраивать духовную жизнь, преодолевать конкретные свои недостатки.

Одно из искушений современных христиан, о котором предупреждал отец Лазарь, – это желание поскорей освободиться от страстей, сподобиться даров благодати Божией. И вроде бы мы преследуем вполне благочестивую цель – с помощью благодатных даров послужить Богу, помогать людям. Но за таким настроем кроется, во-первых, неведение своей падшей природы, а во-вторых, ошибка в определении самой цели духовной жизни.

Спасение – не в достижении сверхъестественных даров, а в принятии Спасителя. Спаситель нужен только погибающему. Кто считает себя свободным от страстей, тот не видит, не понимает, не чувствует, а зачем ему собственно Спаситель. Спастись возможно лишь через осознание своего падения. Мы ждем скорого избавления. Но исцеление души совершается очень небыстро.

Вот эту аскетическую истину и повторяет отец Лазарь. Страсти наши исцеляются очень нескоро. Они могут затаиться, не проявлять себя, так что порой кажется, будто их вовсе нет, и расслабление повлечет за собой падение. Как верно говорил об этом древнехристианский подвижник авва Исаия:

«До самой кончины человека страсти сохраняют способность восставать в нем, и неизвестно ему, когда и какая страсть восстанет: по этой причине он, доколе дышит, не должен оставлять бдительного наблюдения над сердцем своим; он должен непрестанно вопиять к Богу, умоляя Его о помощи и помиловании».

В этом смысле христианство – всегда труд, всегда делание и никогда – покой или блаженный отдых. Как напоминал отец Лазарь, в Раю нераспятых нет, и если ты не хочешь Голгофы, то не сподобишься и Воскресения (в духовном смысле, конечно).

На исповеди все мы каемся в своих немощах, повторяющихся грехах, порой недоумеваем, почему Господь не избавляет нас от действия наших страстей. Ведь мы молимся, каемся, просим – где же освобождение? Но оказывается, нам зачастую и неполезно получать скорое избавление от немощей. Вот как отец Лазарь описывает это:

«Скорое освобождение от грехов вызвало бы у нас гордостное, бездейственное душевное настроение»

«Конечно, Господь может в один миг очистить нас от всех наших немощей, но Господу угоднее наше смирение, покаянное молитвенное наше состояние; а скорое освобождение от недугов вызвало бы у нас гордостное, самодовольное, упокоенное, бездейственное душевное настроение».

Подобную духовную истину стоило бы нам помнить всегда.

Духовно трезвый реализм архимандрита Лазаря кому-то покажется слишком жестким: мы привыкли, чтобы нас утешали, успокаивали, а то и развлекали. По духу своих произведений, да и по самому их стилю, архимандрит Лазарь – преемник святителя Игнатия, выразитель его аскетического направления, такой же бескомпромиссный учитель покаяния и зрения греха своего, ниспровергающий всякий ложный кумир ложного о себе мнения.

Но вот что особенно важно: отец Лазарь никому не навязывал себя, своих наставлений, духовного руководства, не вмешивался в громкую общественную жизнь, не организовывал каких-либо движений, а вел кроткую жизнь монаха, всецело посвятившего себя Христу. Смирение и искренность отличают все его произведения.

Отец Лазарь не претендовал на роль старца или провозвестника высоких истин, в своих книгах он смиренно делится болью своего сердца, сострадает и пишет, словно это исповедь его души. А в отношении наставничества в наши дни честно говорит: «И то правда, что доверяться стало небезопасно, что по-настоящему опытных наставников не найдешь “днем с огнем”, зато многие сами лезут в “старцы”, так что не от каждого-то и отобьешься». Где нет выпячивания своего «я», где смирение, кротость, тихое служение Христу, там только и возможно подлинное руководство. Таков был путь и самого отца Лазаря.

Он не боялся выступать в защиту подлинной духовности, нравственности в образовании детей, чистоты Православия в современной богословской среде и межконфессиональном диалоге. Однако и при этом голос отца Лазаря оставался голосом смиренного сердца, сердца живого, неравнодушного и потому пытавшегося оградить ближних от любых пагубных увлечений.

Ценность произведений отца Лазаря в том, что в них чувствуется подлинная жизнь. Не томное повествование отвлеченной морали, не будоражащее страсти чтение, но слово живой, пробудившейся души, влекущей и читателя к пробуждению.

Ныне отец Лазарь перешел ко Христу, покинул телесную храмину, расстался с юдолью скорбей и страданий. Но как духовный автор отец Лазарь продолжает беседу с нами, старается воззвать нас из состояния самоуспокоенности, вывести из омута ровной, беспечальной и самообманчивой жизни. Дай Боже в этом нам следовать ему!

Отец Лазарь – искренний служитель Христов; всю свою жизнь, свое сердце, свои таланты – писателя и иконописца – посвятил он Спасителю. Даруй же, Боже, ему спасение вечное! Упокой, Господи, душу новопреставленного архимандрита Лазаря!

Священник Валерий Духанин

Лазарь (Абашидзе),

архимандрит

Архимандрит Лазарь (Абашидзе) — священнослужитель Грузинской Апостольской Автокефальной Православной Церкви, известный современный духовный писатель, иконописец, проповедник, миссионер.

Родился в 1939 году в Абхазии, получил светскую специальность, в 80-х годах прошлого века вступил на монашеский путь. Участвовал в возрождении древнего монастыря Бетания близ Тбилиси, был его настоятелем и летописцем до 1997 года. Именно в его стенах были написаны первые статьи и книги, оттуда же прозвучал призыв архим. Лазаря вернуться к истокам грузинского церковного искусства. В 1990 году он занимался росписью часовни св. благоверной царицы Тамары, своим наставником его считает известный современный иконограф Лаша Кинцурашвили.

Восстанавливая молитвенное делание монастыря, архим. Лазарь с братией пешком обошел все обители Святой Горы Афон в поисках духовного наставления.

В 1997 году был среди тех, кто призвал Патриарха Илию II к выходу из Всемирного Совета Церквей, указывая на экуменический характер этой организации и профанацию идеи вести проповедь православия в ее рамках. В том же году Грузия прекратила свое участие в ВСЦ.

В 2016 году, вместе с братией Табарукского Воскресенского монастыря, архим. Лазарь обратился к Патриарху Илие II с предостережением в отношении Всеправославного Собора на Крите, где предлагалось, в числе прочих вопросов, обсудить экуменическое объединение с католицизмом и протестантизмом. Как известно, Грузинская Православная Церковь отказалась от участия в этом Соборе.

В том же году архим. Лазарь обратился с посланием к православным Грузии, указывая на угрозы, которые содержит в себе курс на построение «нового общества»: смешение вер, безнравственность, индифферентность к прошлому, а значит — и к будущему своей страны.

По последним сведениям, архим. Лазарь (Абашидзе) является насельником скита в горах Кавказа.

Среди книг выдающегося пастыря, изданных по благословению Патриарха Алексия II, следует особо выделить «Грех и покаяние последних времен. О тайных недугах души». Выдержанная в святоотеческом духе, книга отвечает духовным запросам православного человека, живущего в современном обществе. Начиная с вопроса — как научиться покаянию, готовиться к исповеди, архим. Лазарь переходит к разоблачению оккультных учений и модных теорий века сего, касается темы зависимостей, в том числе, алкогольной, предостерегает от нецерковности и неверия в существование мытарств, учит — как настроиться на духовную жизнь новоначальному.

Многократно переиздавались и келейные записки архим. Лазаря «Мучение любви», в которой автор предостерегает христиан от теплохладности, делает попытку анализа монашеской жизни в современном мире, дает ценные и простые советы от собственного живого подвижнического опыта.

Архим. Лазарь обращается также и к «Душе, отягощенной духом уныния», страницы его книги напоминают о смысле человеческой жизни и необходимости стремления к Богообщению. В сборник «О пороках современного общества» вошли злободневные статьи архим. Лазаря (Абашидзе) «О блуде» и «О телевизоре» архим. Рафаила (Карелина). А в своем труде «Грех Адамов. Возможно ли спасение некрещенных младенцев» архим. Лазарь вновь напоминает современному человеку о том, что путь к Истине содержится только в Православной Церкви и лежит только через принятие крещения в ней.

  • Вход
  • Регистрация
  • ЖАНРЫ 252
  • АВТОРЫ 246 847
  • КНИГИ 558 359
  • СЕРИИ 20 395
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 500 420

ЛитМир — Электронная Библиотека > Берристер Инга > Покаяние души > Стр.1

Инга БЕРРИСТЕР

ПОКАЯНИЕ ДУШИ

* * *

Гостиная была усыпана еловыми лапками, и клубок алой ленты, трудолюбиво размотанный кошкой, ярким пятном горел на темном фоне ковра. Весело плясали язычки пламени в камине, где сгорали яблоневые ветки, и отблески огня оживляли угрюмость зимних сумерек.

Однако сегодня, вернувшись домой. Мод воспринимала все это без обычного воодушевления. Только что она говорила с матерью, и то, что она услышала, мало ее ободрило. Трудно было поверить, что минуло всего-то неполных два дня с тех пор, как отца увезли в больницу.

До того времени ни Мод, ни ее мать не подозревали, что с отцом что-то неладно. Гордон Берне, рослый загорелый мужчина пятидесяти с небольшим лет, всегда отличался неуемной энергией и жизнелюбием.

Даже теперь, когда копна его темных волос стала совсем седой, Мод нелегко было смириться с тем, что отец стареет. Она нахмурилась, напряженно покусывая нижнюю губу. У них всегда была такая дружная семья…

Многие сверстники Мод удивлялись тому, что она не только довольствуется работой в семейном бизнесе, но и до сих пор по собственной воле живет с родителями. В душе Мод признавала, что для двадцатитрехлетней девушки такой выбор и впрямь необычен, однако она никогда не испытывала стремления к так называемой самостоятельной жизни.

Заверещал звонок, и Мод с бьющимся сердцем бросилась к телефону. Должно быть, это опять звонит из больницы мать. Они условились звонить только тогда, когда будут хоть какие-то новости. До сих пор состояние отца оставалось стабильным, хотя врачи заводили речь о необходимости шунтирования — чтобы избежать новых сердечных приступов.

Лишь минувшим вечером лечащий врач сообщил Мод и ее матери, насколько серьезно положение больного. Подобную операцию надо бы проводить в частной клинике, и Мод, думая об этом, вновь рассеянно прикусила нижнюю губу. Высокая, стройная, она пошла в отца, а не в миниатюрную белокурую мать, — те же глаза, та же грива темно-рыжих волос; вот только темперамент свой она не унаследовала ни от одного из родителей. Отец частенько, посмеиваясь, говорил, что в Мод воплотился дальний предок из клана Макдоналдов с их неукротимой гордыней и бешеным нравом. И это была сущая правда. Еще в детские годы и позже, в ранней юности, бурные и сильные проявления чувств не раз портили Мод жизнь, однако с годами она научилась если не сдерживать, то хотя бы понимать собственные порывы.

С пересохшим ртом она схватила телефонную трубку, но это оказалась всего лишь миссис Энсти, бессменный столп местного общества и некоронованная глава женской его части.

— Мод, дорогая моя, извини, что беспокою тебя в такое время, но как подвигается работа над украшениями?

Много лет назад отец Мод возглавлял отдел крупного лондонского универсального магазина, и именно тогда ему пришло в голову завести собственное дело — оформлять витрины и помещения для небольших магазинов. Обычно подобные услуги были доступны лишь крупным и прибыльным магазинам, у которых хватало средств нанять дизайнеров.

В те годы даже Гордон Берне был ошеломлен тем, какой успех имело его скромное предприятие. Через два года после открытия фирмы к нему присоединилась жена, и, когда Мод закончила художественную школу, она тоже стала полноправным участником семейного бизнеса.

Мод любила свою работу. Она получала ни с чем не сравнимое удовольствие, когда на более чем скромные средства заказчика удавалось совершить невозможное.

Отцу не раз предлагали продать фирму, но он всякий раз отвечал, что семейное дело устраивает его таким, как есть, — скромным и в меру прибыльным.

Если у отца и были недостатки, так это его мягкосердечие и непомерная щедрость; и сейчас Мод с горечью подумала, что наилучший пример такой щедрости — заказ на украшения к рождественской вечеринке для дома престарелых.

Когда Морин Энсти обратилась к нему с предложением оформить для вечеринки приходской клуб, Гордон Берне тотчас взялся за дело с присущими ему энергией и энтузиазмом. Мод по прошлому опыту знала, что когда дело дойдет до накладных, сумма, указанная в них, покроет лишь ничтожную долю настоящих расходов.

Семья всегда жила безбедно, но Мод-то отлично было известно, что у родителей нет никаких сбережений на черный день и сейчас им нечем оплатить ту дорогостоящую операцию, в которой, судя по всему, так отчаянно нуждался ее отец.

Мод и нашла его в кабинете, безвольно навалившимся на стол, и ужас этой сцены жил в ней до сих пор, отражаясь болью в темных глазах и в трагическом изгибе полных губ.

Заверив Морин Энсти, что украшения будут готовы в срок, она вернулась в гостиную. Впервые в жизни вид этой комнаты не принес ей обычного душевного успокоения. В этом доме, который родители купили, переехав в Дэрминстер, гостиная всегда была излюбленным местом Мод. Во всех комнатах первого этажа были камины, но гостиная, обставленная уютной старинной мебелью, служившая местом сбора для всей семьи, излучала какое-то особое, надежное тепло.

Жалобное мяуканье кошки напомнило Мод, что пора пить чай. Надо бы вывести Мэг на прогулку, пока совсем не стемнело.

Когда Мод вошла в кухню, старая колли приветственно застучала хвостом по полу. Мэг подарили ей на тринадцатилетие. Озноб пробрал девушку, когда в ее памяти, непрошеные, всплыли мучительно-яркие воспоминания. Счастливое предвкушение на лицах отца и матери, возбужденное тявканье щенка… Этот день был бы лучшим в ее жизни, если бы не еще одно лицо, которое так беспощадно врезалось в память, не воспоминание, которое мучило ее и сейчас.

Когда она взяла щенка на руки, мать ласково сказала:

— Разумеется, Мод, Мэг принадлежит не только тебе, но и Кайлу.

И тотчас же она бросила щенка в корзину. Даже теперь, спустя столько лет. Мод отчетливо слышала недетскую злобу в своем детском голосе:

— Тогда она мне не нужна! Можешь отдать ее Кайлу, а я не хочу ее с ним делить!

Даже теперь это воспоминание вызывало в Мод бурю неистовых чувств, отчасти настолько сложных и малопонятных ей самой, что она внутренне корчилась под их натиском.

Конечно же, она ревновала. Ревновала горько, неукротимо, и призрак этой ревности, призрак того, к чему она привела, преследовал Мод до сих пор.

Когда Мод объяснила одной из своих близких подруг по художественной школе, почему она считает своим долгом вернуться домой и работать вместе с родителями, та упрекнула ее в непомерном чувстве вины и отчасти была права. В глубине души Мод сознавала, что никаким своим поступком никогда не сможет загладить того, что совершила однажды. Прошлого не возвратить и не переделать, и, хотя тогда она была еще незрелой девчонкой, эхо ее давней вины до сих пор отдавалось в нынешней их жизни.

Мод было семь, когда ее родители впервые заговорили о том, чтобы усыновить мальчика-подростка. С первой минуты она от всей души возненавидела эту идею, возмущенная тем, что родители хотят ввести чужака в их тесный семейный круг. Возможно, со временем девочка и свыклась бы с этой мыслью, если б не услышала, как кто-то из взрослых сказал, что ее мать, должно быть, так и не оправилась от потери ребенка, который появился на свет и умер до того, как родилась Мод.

До той минуты она и не подозревала, что у нее мог быть старший брат; и теперь эта новость посеяла в душе девочки первые семена сомнения в том, что родители так уж сильно любят ее.

Они толковали о своем безбедном существовании и о том, что неплохо бы разделить свою удачу с тем, кому в жизни повезло гораздо меньше, а Мод все больше и больше злилась на безымянного пока пришельца, который для ее родителей значил теперь больше, чем она сама. Ее злость и страх возросли настолько, что еще до того, как сотрудница социальной службы привела Кайла познакомиться с ними, девочка уже возненавидела его.

Она упорно отказывалась посещать вместе с родителями детский дом, злясь на то, что они так неуклонно исполняют свой замысел, хотя она и словами, и всем своим видом постоянно выражает свое неодобрение.

1

  • ЖАНРЫ 252
  • АВТОРЫ 246 847
  • КНИГИ 558 359
  • СЕРИИ 20 395
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 500 420

п»ї

Архимандрит Лазарь (Абашидзе)

Рћ ТАЙНлХ НЕДУГАХ ДУШР\x98

СОДЕРЖАНР\x98Р•

    Назначение книжки
    п»ї

  • Что особенно важно РІ начале РґСѓС…РѕРІРЅРѕР№ жизни
  • Где Рё как научиться святому покаянию
  • РЎРєРѕСЂРѕ ли исцеляется душа
  • Каковы особенности нашего времени
  • Бояться ли ада «СЂРµРІРЅРѕСЃС‚ным» христианам
  • Как может самоуничижение уживаться СЃ внутренним РјРёСЂРѕРј
  • Как РјРѕРіСѓС‚ демоны, предлагая РїРѕ РІРёРґРёРјРѕРјСѓ РґРѕР±СЂРѕРµ, улавливать нас РІ СЃРІРѕРё сети
  • Как различается РґРѕР±СЂРѕ евангельское РѕС‚ РґРѕР±СЂР° человеческого
  • РљРѕРіРґР° наша ревность Рє христианским подвигам Богу РЅРµ СѓРіРѕРґРЅР°
  • Как внешнее христианское делание связано СЃ внутренним
  • Как РјС‹ можем ошибаться, думая, что имеем РІ себе истинную любовь Рє Богу
  • Как РјС‹ обманываемся РІ себе, думая, что имеем любовь Рє ближнему
  • Как ревность душевная, плотская, может представляться наружно ревностью святой, благочестивой
  • Полезно ли начинающему христианину учить ближних делам веры
  • Полезно ли новоначальному христианину размышлять Рѕ высоких духовных предметах
  • РљРѕРіРґР° послушание бывает Богу РЅРµ СѓРіРѕРґРЅРѕ
  • Какие прельщения бывают РїСЂРё упражнениях молитвою
  • РћС‚ каких причин бывают слезы Рё РєРѕРіРґР° РѕРЅРё правильны
  • Что значит «С‚рудиться безрассудно»
  • Как смирение может быть ложным
  • Как научиться распознавать хитросплетения страстей Рё РєРѕР·РЅРё лукавых РґСѓС…РѕРІ
  • Заключение

НАЗНАЧЕНР\x98Р• РљРќР\x98Р–РљР\x98

Каждый шаг на пути духовной жизни христианина есть не что иное, как покаянное движение сердца, зрящего свои грехи. С покаяния открывается для уверовавшего дверь в церковный мир, только через покаяние откроются ему райские врата. Коротко сказать, начало покаяния и есть начало спасения.

Р’ наши РґРЅРё очень РјРЅРѕРіРёРµ люди, познавшие мрачные глубины неверия, безбожия, вкусившие пагубные плоды смраднейших грехов, РЅРѕ милостью Божией вызволенные РёР· этого ада, призванные Рє свету, Рє пробуждению, Рє жизни, — через раскаяние, таинство крещения, через исповедание СЃРІРѕРёС… страшных грехов, оставление РёС…, через полученное РІ таинстве покаяния прощение, через получение благодатных СЃРёР» РІ таинстве причащения, — рождаются Рє РЅРѕРІРѕР№ жизни, жизни совершенно РёРЅРѕР№, совершенно непохожей РЅР° ту, которой РѕРЅРё РґРѕ СЃРёС… РїРѕСЂ жили. РќРѕ эта новая жизнь требует разрушения РјРЅРѕРіРёС… прежних понятий, ценностей, привязанностей, знаний, РІРєСѓСЃРѕРІ; часто почти полного забвения всего этого РѕРіСЂРѕРјРЅРѕРіРѕ греховного хаоса, оставшегося там, позади, перечеркнутого началом спасительного покаяния. Этот процесс отказа РѕС‚ старого, перерождения, воскрешения души — довольно сложен, неодинаков Сѓ всех, таинствен. Каждого человека Бог РѕРґРЅРѕРјСѓ Ему ведомыми путями, непостижимыми судьбами РЎРІРѕРёРјРё РёР·РІРѕРґРёС‚ РёР· этого греховного РЎРѕРґРѕРјР°, РёР· плена Египетского Рё ведет через пустыню очищения РІ землю обетованную. (Глубоко Рё основательно рассматривает этот момент, начало РґСѓС…РѕРІРЅРѕР№ жизни, святитель Феофан Затворник РІ РєРЅРёРіРµ «РџСѓС‚СЊ РєРѕ спасению».)

Рћ том, как каяться РІ содеянных грехах, какие это грехи, насколько РѕРЅРё тяжки, как затем РёС… оставить Рё РЅРµ повторять, — РѕР±Рѕ всем этом довольно РјРЅРѕРіРѕ составлено поучений, РѕР± этом часто РіРѕРІРѕСЂСЏС‚ священники РІ храмах, РѕР± этом РјРЅРѕРіРёРµ уверовавшие как-то Рё сами знают, ведь немудрено увидеть внешние, соделанные делом Рё словом грехи, увидеть явные греховные наклонности Рё страсти СЃРІРѕРё. Конечно, Рё РЅР° этих первых ступенях, шагах РєРѕ благочестию каждый новообращенный встречает РЅРµ мало препятствий, браней, трудностей, скорбей; РЅРѕ здесь еще СЏСЃРЅРѕ РІСЃРµ РІРёРґРёРјРѕ, зло неприкровенно, вопиет Рѕ себе, — необходимы только мужество Рё решительность, твердое намерение начать РЅРѕРІСѓСЋ жизнь Рё порвать окончательно СЃРѕ старым. Р\x98 РІРѕС‚ уже РїСЂРё первых малых победах над СЃРѕР±РѕР№ обратившийся ощущает РѕРіСЂРѕРјРЅРѕРµ внутреннее облегчение, освобождение, примирение СЃ Богом, СЃ совестью, СЃ людьми, как Р±С‹ сбрасывает тяжелый РіСЂСѓР· СЃ плеч, который тяготил его РІСЃСЋ жизнь, ощущает радость Рё прилив новых СЃРёР», — Рё СЃ таким воодушевлением РІС…РѕРґРёС‚ РІ таинственный церковный РјРёСЂ, РІ РЅРѕРІСѓСЋ семью, начинает РЅРѕРІСѓСЋ жизнь. Р\x98 если новопросвещенный христианин сумел СЃ помощью Божией отринуть прежнюю СЃРІРѕСЋ греховную деятельность Рё РІСЃРµ СЃРІРѕРё воскресшие силы направить РЅР° РЅРѕРІСѓСЋ стезю, то… тогда-то Рё начинается для него самое важное Рё трудное.

Дело РІ том, что РєРѕРіРґР° человек РІРёРґРёС‚ РјРЅРѕРіРёРµ СЃРІРѕРё явные грехи, то это его очень смиряет, дает правильное понятие Рѕ себе, вселяет РІ душу страх, трепет пред СЃСѓРґРѕРј Божиим; угадывает РѕРЅ тогда Рё то направление, РїРѕ которому РЅР° первых порах должно ему следовать. РќРѕ РєРѕРіРґР° верующий отсечет РїРѕ милости Божией явные СЃРІРѕРё грехопадения, то образ покаяния заметно усложняется, утончается, Рё здесь появляется большая опасность утерять эту тропу, этот единственно верный тесный путь РєРѕ спасению, Рё свернуть РЅР° широкую РґРѕСЂРѕРіСѓ самодовольства Рё гордыни. Каясь РІ прежних грехах, оставляя прежнюю срамную жизнь СЃРІРѕСЋ, получая прощение РѕС‚ Бога, РјС‹ тем РЅРµ менее остаемся глубоко пораженными РјРЅРѕРіРёРјРё духовными недугами, страстями, греховными навыками, — РјС‹ больны сердцем, СѓРјРѕРј, волей, всеми СЃРІРѕРёРјРё чувствами. Грехи прощены, РЅРѕ страсти еще живы; дела греховные РЅРµ творим, РЅРѕ склонность Рє РЅРёРј, жажда РёС… — живы, Рё РІСЃРµ это требует еще РјРЅРѕРіРёС… трудов покаяния, РјРЅРѕРіРёС… борений, скорбных взываний Рё молений Рє Милостивому Врачу — Человеколюбцу Господу нашему. Р\x98 РґРѕ каких же РїРѕСЂ так? — РџРѕРєР° живем РІРѕ плоти!

Р’РѕС‚ здесь-то Рё случается распутие: СѓР¶ очень это непривлекательная РґРѕСЂРѕРіР° для РјРЅРѕРіРёС… — всегдашнее покаяние, постоянное недовольство СЃРѕР±РѕР№, недоверие себе, подозрение РєРѕ всем СЃРІРѕРёРј чувствам, движениям души, какое-то всегда внутреннее напряжение, боль, горечь. Р\x98 так, наоборот, хочется человеку сразу же получить полный РїРѕРєРѕР№, внутренний комфорт, чувство РґСѓС…РѕРІРЅРѕР№ удовлетворенности самим СЃРѕР±РѕР№, чувство своей значимости Рё избранности. Р\x98 хорошо, если вступивший только что РЅР° РґРѕСЂРѕРіСѓ христианства сразу же встретит правильного наставника, который укажет ему РІ самом начале верный путь, научит РЅРµ удаляться спасительной печали Рё сокрушения, РЅРµ отталкивать РѕС‚ себя это неприятное, РЅРѕ полезное зрелище уродства души своей, РЅРµ прикрывать его ложным мнением Рѕ себе Рё самооправданием, Р° нести эту СЃРєРѕСЂР±СЊ как СЃРІРѕР№ крест, как верное свидетельство правильности избранного пути (ведь Рё эти СЃРєРѕСЂР±Рё, происходящие РѕС‚ нашего падшего естества, предрекал Спаситель последователям РЎРІРѕРёРј: РІ РјРёСЂРµ СЃРєРѕСЂР±РЅС‹ будете. Кто РЅРµ возненавидит душу СЃРІРѕСЋ, жизнь СЃРІРѕСЋ, РЅРµ может быть учеником Христовым!), как залог будущей радости, хранить это самоосуждение, как ту евангельскую соль, без которой РІСЃСЏРєРѕРµ делание души тут же загнивает, начинает издавать зловоние.

Рђ как часто выходит наоборот! Это стало уже распространенной болезнью РІ наше время: теперь люди, РїРѕ укоренившемуся РІ РЅРёС… сладострастию, склонности искать всегда Рё РІРѕ всем комфорта Рё приятности, — самую РґСѓС…РѕРІРЅСѓСЋ жизнь уже понимают как средство скорейшего получения такого внутреннего «Р±Р»Р°Р¶РµРЅСЃС‚РІР°», сладостного РїРѕРєРѕСЏ, эйфории. Р\x98 РІРѕС‚ теперь наблюдается такая картина: исповедовал РІРЅРѕРІСЊ обратившийся СЃРІРѕРё прежние тяжкие грехи, РїРѕС…РѕРґРёР» РІ церковь, еще несколько раз РїСЂРёРїРѕРјРЅРёР» РЅР° исповеди РєРѕРµ-что РёР· прошлого, немного научился молиться, начал внешне упорядоченную жизнь, РЅРѕ дальше уже РЅРµ РІРёРґРёС‚, РІ чем теперь каяться: «Р–ивем как будто нормально, особенно РЅРµ грешим. РќСѓ там РїСЂРёС…РѕРґСЏС‚ разные плохие помыслы, оживают некоторые страсти РІ сердце — так РѕРЅРѕ Сѓ всех так. РќРѕ зато сколько добрых дел РјС‹ теперь делаем» — Рё С‚. Рґ. Так может уже СЃ самого начала сложиться нечувствие Рє СЃРІРѕРёРј болезням. Р\x98 если здесь РЅРµ научиться внимательному взгляду РЅР° немощи души своей, то внутреннее покаяние РЅРµ привьется ей, Р° без него РІСЃСЏ духовная жизнь РЅРµ будет иметь верного ориентира, уклонится РЅР° ложный путь — РІ пагубную прелесть. РўРѕРіРґР° человек РЅРµ только РЅРµ РІРёРґРёС‚ СЃРІРѕРё скрытые страсти, РЅРѕ даже начинает мнить, будто РѕРЅ имеет уже какие-то высшие дарования — «РґСѓС…овные», «Р±Р»Р°РіРѕРґР°С‚ные», «СЃРІСЏС‚ые». Р’СЃРµ эти кажущиеся светлыми, благодатными, богоугодными проявления душевной деятельности создают впечатление РѕСЃРѕР±РѕР№ избранности, кажутся началом высокой РґСѓС…РѕРІРЅРѕР№ жизни.

Р\x98 действительно — Сѓ человека, составившего коварное мнение Рѕ своей праведности, Рѕ том, что РѕРЅ уже стоит РЅР° некоторой значительной ступени РґСѓС…Р°, появляется странное, необъяснимое воодушевление, подъем каких-то внутренних СЃРёР», необычное разгорячение, принимаемое РёРј Р·Р° святую ревность, порывы Р±СѓСЂРЅРѕР№ деятельности. Распознать РІ этих движениях личину самообольщения вначале очень непросто: необходим большой духовный опыт, чтоб точно различить такую болезненную горячность РѕС‚ истинной ревности. РџСЂРё том РїСЂРё всем, уклонившийся РЅРµ перестает называть себя грешником Рё отчасти считает себя таким. Дело РІ том, что страсти здесь начинают действовать очень тонко Рё прикровенно, так что признание греховности есть, РЅРѕ РѕРЅРѕ очень поверхностное, больше РЅР° словах, Р° РЅРµ РІ чувстве, — признание же своей праведности глубоко СЃРёРґРёС‚ РІ сердце, хотя РЅР° словах может СЏСЂРєРѕ Рё РЅРµ выражаться.

Теперь РІРёРґРЅРѕ, как важно СЃ самого начала дать правильное направление течению РґСѓС…РѕРІРЅРѕР№ жизни верующего, предостеречь его РѕС‚ РїРѕРґРѕР±РЅРѕРіРѕ самообольщения, РЅРµ допустить, чтоб РѕРЅ оазис РІ пустыне РїСЂРёРЅСЏР» Р·Р° землю обетованную (СЃРІС‚. Р\x98гнатий), С‚. Рµ. — РЅРµ позволить ему посчитать себя спасенным, избавленным РѕС‚ опасностей, РєРѕРіРґР° РѕРЅ только еще вышел РЅР° путь Р±РѕСЂСЊР±С‹. Рђ для этого необходимо сразу же после того, как новообращенный покается РІ прежде содеянных грехах, преподать ему наставление Рѕ коварности внутренних страстей, открыть ему глаза РЅР° тот глубокий темный РјРёСЂ внутренней греховной поврежденности души, СЃ которым ему еще предстоит вести брань, — РјРёСЂ коварный, который часто будет прикрываться личиной добродетели Рё праведности. Поэтому важно сразу указать истинное, нелестное, испытующее воззрение РЅР° самые наши «РґРѕР±СЂРѕРґРµС‚ели» Рё проявления нашей горячности, ревности Рё неожиданных порывов Рє высоким подвигам.

Цель этой книжки — опираясь на наставления святых отцов древности и отцов последнего времени, предостеречь, насторожить, устрашить, отрезвить новоначальных христиан, показав некоторые тайные сети скрытых недугов души, глубину нашего падения и коварство злых духов, а то и сами некоторые внешние добродетели рассмотреть и показать — какие под ними могут быть сокрыты тайные движения недугующей души.

Архим. Лазарь. О тайных недугах души. М.: изд-во Московского подворья Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, 1995  

Православная беседа >> Библиотека >> Лазарь (Абашидзе), архим.

На правах рекламы:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *