Август пастернак анализ

«Август» Б. Пастернак

«Август» Борис Пастернак

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую,
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:

«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины,
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сражения.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

Анализ стихотворения Пастернака «Август»

Отношения Бориса Пастернака с религией складывались непросто. Крещенный в детском возрасте по настоянию няни, поэт вплоть до совершеннолетия не знал об этом. Хотя и признавался, что его постоянно тянуло зайти в православный храм. Став состоявшимся поэтом и известным литератором, Пастернак неожиданно для себя обратился к теме религии и создал цикл произведений, в которых затронул вопросы православной веры. Для того чтобы понять, насколько сложно было работать над такими произведениями, следует обратиться к тому времени, когда они создавались. Так, стихотворение «Август» было написано в 1953 году, который ознаменовался новым витком гонений на православие. К тому же следует учитывать, что Борис Пастернак, являясь выходцем из еврейской семьи, после крещения стал изгоем среди своих соплеменников и при том не был принят в русской православной среде, малочисленной и постоянно подвергающейся репрессиям. Поэтому со стороны поэта надо было обладать огромным мужеством, чтобы написать стихотворение, посвященное Преображению Господню, и даже опубликовать его, зная заранее, к чему подобный шаг может привести.

Впрочем, для 63-летнего Пастернака, который недавно перенес инфаркт и мог умереть в любой момент, период заигрывания с властями уже закончился. Именно по этой причине он откровенно рассказывает о своих душевных переживаниях и при этом намекает на то. что дни его сочтены. Обращаясь к своим друзьям, поэт отмечает: «Мне снилось, что ко мне на проводы шли по лесу вы друг за дружкой». Проснувшись от теплого августовского солнца, лучи которого своевольно пробрались в комнату, поэт отметил, что его подушка мокра от слез. И вспомнил, что 19 августа православная церковь отмечает великий праздник. Сон, увиденный накануне Преображения господня, Пастернак воспринял как верный знак того, что очень скоро ему предстоит уйти в иной мир. И самое удивительное в том, что именно во сне автор прощался не только со своими друзьями, но и со всем тем, что дорого ему в этом мире.

Это – отнюдь не материальные ценности, к которым Пастернак после того, как лицом к лицу столкнулся со смертью, стал относиться с заметным пренебрежением. Поэта гораздо больше волнуют ценности духовные, поэтому он отмечает: «Прощай, лазурь Преображенская и золото второго Спаса». Поэт понимает, что прожил очень сложную и непростую жизнь, когда за возможность выражать свои мысли приходилось бороться в прямом смысле этого слова. Эпоху социализма поэт считает годами «безвременщины», наполненными унижений, которые прервали его «полета вольного упорство». Но Пастернак ни о чем не сожалеет, так как ему довелось познать «и творчество, и чудотворство», постичь гармонию мира и испытать подлинное счастье.

Метки: Пастернак
Анализы стихотворений: Александрова; Анненский; Асадов; Ахмадулина; Ахматова; Бальмонт; Баратынский; Батюшков; Белый; Берггольц; Блок; Бродский; Брюсов; Бунин; Гиппиус; Гумилев; Дельвиг; Державин; Друнина; Евтушенко; Есенин; Жуковский; Заболоцкий; Кольцов; Лермонтов; Майков; Мандельштам; Маяковский; Мережковский; Некрасов; Никитин; Пастернак; Плещеев; Пушкин; Рубцов; Самойлов; Северянин; Симонов; Сологуб; Твардовский; Толстой; Тютчев; Фет; Хлебников; Цветаева pishi-stihi.ru — сегодня поговорим о стихах

Анализ стихотворения Пастернака Август

Анализ стихотворения Б. Пастернака «Август».

Действие стихотворения представляет собой цепь, состоящую из нескольких взаимообусловленных и последовательных сюжетных событий: пробуждение героя, слезы, сон. Мотив сна является здесь стержневым. Сон в свою очередь определяет четыре мотива-события, чередование которых подчиняются прихотливой логике сна, это мотивы смерти, Преображения, смерти как ритуала, провидческого голоса.

Поясним для начала христианские символы, упомянутые в стихотворении:

Преображение Господне – двунадесятый праздник, установленный в память события просветления божественной славы Христа Спасителя на горе Фаворе.

Фавор – гора в Палестине. Предание церкви признает гору Фавор горой Преображения Господня.

Спас – название трех церковно-бытовых праздников у православных. С. первый – медовый, второй – яблочный, третий – полотняный (1, 6, 16 августа по старому стилю).

Стихотворение можно разделить на две части: в первой описывается смерть героя во сне, во второй – смерть как ритуал, погребение.

Мы можем предположить, что герой проснулся от солнечного луча, который можно рассматривать как природное явление:

Как обещало, не обманывая,

Проникло солнце утром рано

Косою полосой шафрановою

От занавеси до дивана.

Но в контексте данного стихотворения луч солнца приобретает метафорическое значение: 1) образ рая, открытые врата в него; 2) свет, исходящий от Иисуса Христа, святого духа.

Текст переносит нас в церковную христианскую среду, а именно в праздник Преображения Господня, другим символом становится исходящий в этот день по преданию Фаворский свет:

Вы шли толпою, врозь и парами,

Вдруг вспомнил кто-то, что сегодня

Шестое августа по-старому,

Преображение Господне

Обыкновенно свет без пламени

Исходит в этот день с Фавора,

И осень, ясная как знаменье,

К себе приковывает взоры.

Именно на этот свет переходит метафора «свет без пламени», тот таинственный свет, которым просияло лицо Господа при Преображении.

Образ осени в стихотворении олицетворяет перелом, переход в иное состояние, начало чего-то нового, необычного, приход новой жизни.

Во второй части стихотворения описывается сам ритуал смерти, погребение тела:

В лесу казенной землемершею

Стояла смерть среди погоста,

Смотря в лицо мое умершее,

Чтоб вырыть яму мне по росту.

В указанной строфе могила принимает значение ямы, где навсегда остается только тело человека, а рост – духовный рост, так как герой талантлив, одарен. Душа не остается в могиле, она уходит в иной мир, становясь богаче, вбирая в себя все то, что имело значение для человека в его жизни.

Герой видит свою смерть в светлый праздник Преображения, поэтому смерть воспринимается им как избавление от мирских терзаний, страданий, как переход в иной, светлый мир.

Образный ряд Фаворский свет – лес кладбищенский горит – небо представляет собой путь в иной мир. Сначала герой видит свет, озарявший лик Христа, затем горящий лес, олицетворяющий скопление душ, близких творчеству героя, небо – как дом для душ.

После физического ухода человека душа его сталкивается с ликом самой смерти.

Преображение для лирического героя – главное для его души. Дух остается навечно, можно говорить о бессмертии поэта.

Изначально мир был совершенен, без страданий, испытаний, таким, каким его создал Господь Бог. Именно в такой мир и возносится душа после смерти человека.

Стихотворение «Август» принадлежит циклу «Стихотворения Юрия Живаго». В отличие от стихотворений «Зимняя ночь», «Сказка», мы не знаем, при каких обстоятельствах писал его герой, но можно предположить, что толчком к написанию мог стать рассказ Юрия Анне Ивановне о воскресении, душе и смерти, о том, что душа человека это то, что мы есть в других, душа не перевоплощается, а распространяется в мире (1 кн. 3 ч. 3 гл.). Или эпизод, где Юрий, чувствуя болезнь, страшится и плачет вместе с душой ( 2 кн. 13 ч. 10 гл.). Можно предположить, что именно эти слезы увлажнили подушку лирического героя стихотворения:

Я вспомнил, по какому поводу

Слегка увлажнена подушка.

Мне снилось, что ко мне на проводы

Шли по лесу вы друг за дружкой.

Власов, А. Дар живого духа: (стихотворения Б. Пастернака «Август» и «Разлуга» в контексте романа «Доктор Живаго»)//Вопросы литературы. – 2004.-№5.-С.216-238.

Иллюстрированный энциклопедический словарь Ф. Брокгауза и И. Ефрона.-М.: Эксмо, 2008. – С.479

Там же, С. 791

Там же, С. 608

720 202 participants in the group Рано утром мать уходила со двора в поле на работу. А отца в семействе не было; отец давно ушел на главную работу — на войну, и не вернулся оттуда. Каждый день мать ожидала, что отец вернется, а его все не было и нет.В избе и на всем дворе оставался хозяином один Никита, пяти лет от роду. Уходя, мать ему наказывала, чтобы Никита не сжег двора, чтобы он собрал яйца от кур, которые они снесли по закутам и под плетнями, чтобы чужой петух не приходил во двор и не бил своего петуха и чтобы он ел в обед молоко с хлебом на столе, а к вечеру мать вернется и тогда покормит его горячим ужином.— Не балуй, Никитушка, отца у тебя нету, — говорила мать. — Ты умный теперь, а тут все добро наше — в избе и во дворе.— Я умный, тут добро наше, а отца нету, — говорил Никита. — А ты приходи поскорее, мама, а то я боюсь.— Чего ты боишься-то? На небе солнце светит, кругом в полях людно, ты не бойся, ты живи смирно один…— Да, а солнце ведь далече, — отвечал Никита, — и его облако закроет.Оставшись один, Никита обошел всю тихую избу — горницу, затем другую комнату, где стояла русская печь, и вышел в сени. В сенях жужжали большие толстые мухи, паук дремал в углу посреди паутины, воробей пришел пеший через порог и искал себе зернышко в жилой земле избы.Всех их знал Никита: и воробьев, и пауков, и мух, и кур во дворе; они ему уже надоели, и от них ему было скучно. Он хотел теперь узнать то, чего он не знал. Поэтому Никита пошел далее во двор и пришел в сарай, где стояла в темноте пустая бочка. В ней, наверно, кто-нибудь жил, какой-нибудь маленький человек; днем он спал, а ночью выходил наружу и ел хлеб, пил воду и думал что-нибудь, а наутро опять прятался в бочку и спал.— Я тебя знаю, ты там живешь, — приподнявшись на ногах, сказал Никита сверху в темную гулкую бочку, а потом вдобавок постучал по ней кулаком. — Вставай, не спи, лодырь! Чего зимой есть будешь? Иди просо полоть, тебе трудодень дадут!Никита прислушался. В бочке было тихо. «Помер он, что ль?» — подумал Никита. Но в бочке скрипнула ее деревянная снасть, и Никита отошел от греха. Он понял, что, значит, тамошний житель повернулся на бок либо хотел встать и погнаться за Никитой.Но какой он был — тот, кто жил в бочке? Никита сразу представил его в уме. Это был маленький, а живой человек. Борода у него была длинная, она доставала до земли, когда он ходил ночью, и он нечаянно сметал ею сор и солому, отчего в сарае оставались чистые стежки.У матери недавно пропали ножницы. Это он, должно быть, взял ножницы, чтобы обрезать себе бороду.— Отдай ножницы! — тихо попросил Никита. — Отец придет с войны — все одно отымет, он тебя не боится. Отдай!Бочка молчала. В лесу, далеко за деревней, кто-то ухнул, и в бочке тоже ответил ему черным страшным голосом маленький житель:— Я тут!Никита выбежал из сарая во двор. На небе светило доброе солнце, облака не застили его сейчас, и Никита в испуге поглядел на солнце, чтобы оно защитило его.— Там житель в бочке живет! — сказал Никита, смотря на небо.Доброе солнце по-прежнему светило на небе и глядело на него в ответ теплым лицом. Никита увидел, что солнце было похоже на умершего дедушку, который всегда был ласков к нему и улыбался, когда был живой и смотрел на него. Никита подумал, что дедушка стал теперь жить на солнце.— Дедушка, ты где, ты там живешь? — спросил Никита. — Живи там, а я тут буду, я с мамой.За огородом, в зарослях лопухов и крапивы, находился колодец. Из него уже давно не брали воду, потому что в колхозе вырыли другой колодец с хорошей водой.В глубине того глухого колодца, в его подземной тьме, была видна светлая вода с чистым небом и облаками, идущими под солнцем. Никита наклонился через сруб колодца и спросил:— Вы чего там?Он думал, что там живут на дне маленькие водяные люди. Он знал, какие они были, он их видел во сне и, проснувшись, хотел их поймать, но они убежали от него по траве в колодец, в свой дом. Ростом они были с воробья, но толстые, безволосые, мокрые и вредные; они, должно быть, хотели у Никиты выпить глаза, когда он спал.— Я вам дам! — сказал в колодец Никита. — Вы зачем тут живете?Вода в колодце вдруг замутилась, и оттуда кто-то чавкнул пастью. Никита открыл рот, чтобы вскрикнуть, но голос его вслух не прозвучал, он занемел от страха; у него только дрогнуло и приостановилось сердце.»Здесь еще великан живет и его дети!» — понял Никита.— Дедушка! — поглядев на солнце, крикнул он вслух. — Дедушка, ты там? — И Никита побежал назад к дому.У сарая он опомнился. Под плетневую стену сарая уходили две земляные норы. Там тоже жили тайные жители. А кто они такие были? — Может быть, змеи! — Они выползут ночью, приползут в избу и ужалят мать во сне, и мать умрет.Никита побежал скорее домой, взял там два куска хлеба со стола и принес их. Он положил у каждой норы хлеб и сказал змеям:— Змеи, ешьте хлеб, а к нам ночью не ходите.Никита оглянулся. На огороде стоял старый пень. Посмотрев на него, Никита увидел, что это голова человека. У пня были глаза, нос и рот, и пень молча улыбался Никите.— Ты тоже тут живешь? — спросил мальчик. — Вылезай к нам в деревню, будешь землю пахать.Пень крякнул в ответ, и лицо его стало сердитое.— Не вылезай, не надо, живи лучше там! — сказал Никита, испугавшись.Во всей деревне было тихо сейчас, никого не слыхать. Мать в поле далеко, до нее добежать не успеешь. Никита ушел от сердитого пня в сени избы. Там было не страшно, там мать недавно дома была. В избе стало теперь жарко. Никита хотел испить молока, что оставила ему мать, но, посмотрев на стол, он заметил, что стол — это тоже человек, только на четырех ногах, а рук у него нету.Никита вышел в сени на крыльцо. Вдалеке за огородом и колодцем стояла старая баня. Она топилась по-черному, и мать говорила, что в ней дедушка любил купаться, когда еще живым был.Банька была старая и омшелая вся, скучная избушка.»Это бабушка наша, она не померла, она избушкой стала! — в страхе подумал Никита о дедушкиной бане. — Ишь, живет себе, вон у ней голова есть — это не труба, а голова — и рот щербатый в голове. Она нарочно баня, а по правде тоже человек! Я вижу!»Чужой петух вошел во двор с улицы. Он был похож по лицу на знакомого худого пастуха с бородкой, который по весне утонул в реке, когда хотел переплыть ее в половодье, чтобы идти гулять на свадьбу в чужую деревню.Никита порешил, что пастух не захотел быть мертвым и стал петухом; значит, петух этот — тоже человек, только тайный. Везде есть люди, только кажутся они не людьми.Никита наклонился к желтому цветку. Кто он был? Вглядевшись в цветок, Никита увидел, как постепенно в круглом его личике являлось человеческое выражение, и вот уже стали видны маленькие глаза, нос и открытый влажный рот, пахнущий живым дыханием.— А я думал, ты правда — цвет! — сказал Никита. — А дай я посмотрю — что у тебя внутри, есть у тебя кишки?Никита сломал стебель — тело цветка — и увидел в нем молоко.— Ты маленький ребенок был, ты мать свою сосал! — удивился Никита.Он пошел к старой бане.— Бабушка! — тихо сказал ей Никита.Но щербатое лицо бабушки гневно ощерилось на него, как на чужого.»Ты не бабушка, ты другая!» — подумал Никита.Колья из плетня смотрели на Никиту, как лица многих неизвестных людей. И каждое лицо было незнакомое и не любило его: одно сердито ухмылялось, другое злобно думало что-то о Никите, а третий кол опирался иссохшими руками-ветвями о плетень и собирался вовсе вылезти из плетня, чтобы погнаться за Никитой.— Вы зачем тут живете? — сказал Никита. — Это наш двор!Но незнакомые, злобные лица людей отовсюду неподвижно и зорко смотрели на Никиту. Он глянул на лопухи — они должны быть добрыми. Однако и лопухи сейчас угрюмо покачивали большими головами и не любили его.Никита лег на землю и прильнул к ней лицом. Внутри земли гудели голоса, там, должно быть, жили в тесной тьме многие люди, и слышно было, как они корябаются руками, чтобы вылезти оттуда на свет солнца. Никита поднялся в страхе, что везде кто-то живет и отовсюду глядят на него чужие глаза, а кто не видит его, тот хочет выйти к нему из-под земли, из норы, из черной застрехи сарая. Он обернулся к избе. Изба смотрела на него, как прохожая старая тетка из дальней деревни, и шептала ему: «У-у, непутевые, нарожали вас на свет — хлеб пшеничный даром жевать».— Мама, иди домой! — попросил Никита далекую мать. — Пускай тебе половину трудодня запишут. К нам во двор чужие пришли и живут. Прогони их!Мать не услышала сына. Никита пошел за сарай, он хотел поглядеть, не вылезает ли пень-голова из земли; у пня рот большой, он всю капусту на огороде поест, из чего тогда мать будет щи варить зимой?Никита издали робко посмотрел на пень в огороде. Сумрачное, нелюдимое лицо, обросшее морщинистой корой, неморгающими глазами глянуло на Никиту.И далеко кто-то, из леса за деревней, громко крикнул:— Максим, ты где?— В земле! — глухо отозвался пень-голова.Никита обернулся, чтобы бежать к матери в поле, но упал. Он занемог от страха; ноги его стали теперь, как чужие люди, и не слушались его. Тогда он пополз на животе, словно был еще маленький и не мог ходить.— Дедушка! — прошептал Никита и посмотрел на доброе солнце на небе.Облако зазастило свет, и солнца теперь не было видно.— Дедушка, иди опять к нам жить!Дедушка-солнце показался из-за облака, будто дед сразу отвел от своего лица темную тень, чтобы видеть своего ослабевшего внука, ползшего по земле. Дед теперь смотрел на него; Никита подумал, что дед видит его, поднялся на ноги и побежал к матери.Он бежал долго. Он пробежал по пыльной пустой дороге всю деревенскую улицу, потом уморился и сел в тени овина на околице.Никита сел ненадолго. Но он нечаянно опустил голову к земле, уснул и очнулся лишь навечер. Новый пастух гнал колхозное стадо. Никита пошел было далее, в поле к матери, однако пастух сказал ему, что уже время позднее и мать Никиты давно ушла с поля ко двору.Дома Никита увидел мать. Она сидела за столом и смотрела, не отводя глаз, на старого солдата, который ел хлеб и пил молоко.Солдат поглядел на Никиту, потом поднялся с лавки и взял его к себе на руки. От солдата пахло теплом, чем-то добрым и смирным, хлебом и землей. Никита оробел и молчал.— Здравствуй, Никита, — сказал солдат. — Ты уж давно позабыл меня, ты грудной еще был, когда я поцеловал тебя и ушел на войну. А я-то помню тебя, умирал и помнил.— Это твой отец домой пришел, Никитушка, — сказала мать и утерла передником слезы с лица.Никита осмотрел отца — лицо его, руки, медаль на груди — и потрогал ясные пуговицы на его рубашке.— А ты опять не уйдешь от нас?— Нет, — произнес отец. — Теперь уж век буду с тобой вековать. Врага-неприятеля мы погубили, пора о тебе с матерью думать…Наутро, Никита вышел во двор и сказал вслух всем, кто жил во дворе, — и лопухам, и сараю, и кольям в плетне, и пню-голове в огороде, и дедушкиной бане:— К нам отец пришел. Он век будет с нами вековать.Во дворе все молчали; видно, всем стало боязно отца-солдата, и под землей было тихо, никто не корябался оттуда наружу, на свет.— Иди ко мне, Никита. Ты с кем там разговариваешь?Отец был в сарае. Он осматривал и пробовал руками топоры, лопаты, пилу, рубанок, тиски, верстак и разные железки, что были в хозяйстве.Отделавшись, отец взял Никиту за руку и пошел с ним по двору, оглядывая — где, что и как стояло, что было цело, а что погнило, что было нужно и что нет.Никита так же, как вчера, смотрел в лицо каждому существу во дворе, но ныне он ни в одном не увидел тайного человека; ни в ком не было ни глаз, ни носа, ни рта, ни злой жизни. Колья в плетнях были иссохшими толстыми палками, слепыми и мертвыми, а дедушкина баня была сопревшим домиком, уходящим от старости лет в землю. Никита даже пожалел сейчас дедушкину баню, что она умирает и больше ее не будет.Отец сходил в сарай за топором и стал колоть на дрова ветхий пень на огороде. Пень сразу начал разваливаться, он сотлел насквозь, и его сухой прах дымом поднялся из-под отцовского топора.Когда пня-головы не стало, Никита сказал отцу:— А тебя не было, он слова говорил, он был живой. Под землей у него пузо и ноги есть.Отец повел сына домой в избу.— Нет, он давно умер, — сказал отец. — Это ты хочешь всех сделать живыми, потому что у тебя доброе сердце. Для тебя и камень живой, и на луне покойная бабушка снова живет.— А на солнце дедушка! — сказал Никита.Днем отец стругал доски в сарае, чтобы перестелить заново пол в избе, а Никите он тоже дал работу — выпрямлять молотком кривые гвоздики.Никита с охотой, как большой, начал работать молотком. Когда он выпрямил первый гвоздь, он увидел в нем маленького доброго человечка, улыбавшегося ему из-под своей железной шапки. Он показал его отцу и сказал ему:— А отчего другие злые были — и лопух был злой, и пень-голова, и водяные люди, а этот добрый человечек?Отец погладил светлые волосы сына и ответил ему:— Тех ты выдумал, Никита, их нету, они непрочные, оттого они и злые. А этого гвоздя-человечка ты сам трудом сработал, он и добрый.Никита задумался.— Давай все трудом работать, и все живые будут.— Давай, сынок, — согласился отец. — Давай, добрый Кит.Отец, вспоминая Никиту на войне, всегда называл его про себя «добрый Кит». Отец знал, что Никита родился у него добрым и останется добрым на весь свой долгий век. #ПавелБеседин #АндрейПлатонов 19:42 Никита Андрей Платонов читает Павел Беседин2 442 views

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *