Биоэтические проблемы современности

Биоэтика (4)

Поиск

Полнотекстовый поиск:

Рекомендуем ознакомиться

Биология->Закон Многие ранние традиции, Еврейская, Христианская и Исламская религии, считали что вселенная создалась довольно недавно. Например, Епископ Ушер вычислил…полностью>> Биология->Реферат «Религия всегда была и остается теперь врагом науки» — многие у нас со школьной скамьи привыкли к этому утверждению, и оно кажется им не подлежащим со…полностью>> Биология->Реферат Введение. ВИЧ-инфекция, подобно пожару, охватила сейчас почти все континенты. За необычайно короткое время она стала проблемой номер один для Всемирно…полностью>> Биология->Реферат Цитология — наука о клетке. Наука о клетке называется цитологией (греч. «цитос»-клетка, «логос»-наука). Предмет цитологии — клетки многоклеточных живо…полностью>>

Главная > Реферат >Биология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

РЕФЕРАТ

по дисциплине: «Концепции современного естествознания» на тему:

Биоэтика

Выполнил

Проверил

КФН, доцент

Н.Г. Самсонова

МОСКВА

2011

Оглавление 1

Понятие биоэтики. 3

Основные проблемы биоэтики. 3

Теоретические концепции биоэтики. 6

Этика жизни и традиции русской философии 6

Исторические модели моральной медицины. 10

Международные организации и правовое регулирование биоэтических проблем. 11

Список литературы. 12

Понятие биоэтики.

Биоэтика (биомедицинская этика), сфера междисциплинарных исследований, публичных дискуссий и политических решений, связанных с осмыслением, обсуждением и разрешением разнообразных моральных проблем, которые порождают новейшие достижения биологических и медицинских наук, и практика здравоохранения. Термин «биоэтика» был впервые использован в 1970 году американским биохимиком В.Р.Поттером (1911 – 2001), который обозначил биоэтику, как область исследований, призванную соединить биологические науки с этикой во имя решения в длительной перспективе задачи выживания человека как биологического вида при обеспечении достойного качества жизни. Примерно в то же время американский врач А.Хеллегерс (1926 – 1979) дал другую трактовку биоэтике. Он представил её как новый способ осмысления и решения тех моральных конфликтов, которые порождает высокотехнологичная медицина. Именно Хеллегерс придал биоэтике академический статус и способствовал её признанию в биологической и медицинской науках, политике и СМИ. Именно его понимание биоэтики стало со временем преобладающим. В конце 1960-х – 1970-х гг. возникли первые центры, занимающиеся проблемами биоэтики: Гастингс-центр под Нью-Йорком (США), Центр по биоэтике при медико-исследовательском институте Монреаля (Канада) и т.д.

Биоэтику можно понимать как продолжение традиций медицинской (или врачебной) этики, ведущей своё начало, по меньшей мере, от Гиппократа. Однако есть существенные отличия. Традиционная медицинская этика носила корпоративный характер и исходила из того, что во взаимодействии врача и пациента морально ответственным агентом является врач. Для биоэтики же, напротив, характерна установка на то, что в принятии морально значимых и жизненно важных решений участвуют как врач, так и пациент, а значит, и бремя обеими сторонами. Во многих случаях во взаимодействие медика (врача или исследователя) с пациентом (или испытуемым) включаются третья сторона – этическая комиссия (комитет).

Основные проблемы биоэтики.

1) Появление эффективных жизнеподдерживающих технологий (например, аппарата искусственной вентиляции лёгких) обнаружило проблему: как долго следует продлевать жизнь пациента, в частности, если его сознание безвозвратно утеряно. Эта ситуация нередко порождает конфликт интересов между врачами, с одной стороны, и больными или их родственниками – с другой. Представители пациента, например, могут настаивать на продолжении жизнеподдерживающего лечения, которое, по мнению врачей, является бесполезным; или, напротив, пациенты (их представители) могут требовать прекращения медицинских манипуляций, которые они считают унижающими достоинство умирающего. Такие ситуации привели к пересмотру критериев определения момента смерти. Помимо традиционных критериев – необратимой остановки дыхания и/или кровообращения, которые теперь могут поддерживаться искусственно, стал применяться критерий смерти мозга.

2) Распространение и успехи трансплантологии обнажили другую сторону проблемы констатации смерти. Пересадка органов предполагает их изъятие у донора, у которого констатирована смерть мозг; в то же время вероятность успешной трансплантации тем выше, чем меньше времени прошло после момента смерти. В обществе стали возникать опасения, что продление жизни реципиента может обеспечиваться ценой ускорения (или поспешной констатации) смерти донора. Как реакция на эти опасения была принята норма – смерть мозга должна констатироваться бригадой медиков, независимой от тех, кто занимается заготовкой и пересадкой органов.

3) Развитие (с сер. 1970-х гг.) технологий искусственной репродукции человека стало ещё одним источником моральных дилемм. Такие технологии нередко включают манипуляции с человеческими эмбрионами, которые при этом обрекается на гибель. В результате актуальной и далекой от общепринятого решения становится и проблема установления критериев для точного определения начала человеческой жизни как момента, с наступлением которого развивающийся организм рассматривается как медиками, так и будущими родителями в качестве морального субъекта.

4) Предметом ожесточенных дискуссий стало использование в исследовательских и терапевтических целях стволовых клеток, особенно эмбриональных стволовых клеток. С одной стороны, с точки зрения исследователей, применение таких клеток, изымаемых у эмбрионов, особенно удобно и перспективно, с другой – для их получения приходится умерщвлять жизнеспособные эмбрионы человека.

5) Немало биоэтических проблем связано с прогрессом генной инженерии: гено–диагностикой, позволяющей устанавливать наличие в генах дефектов, пагубное действие которых может проявиться лишь с течением времени; генотерапией, направленной на излечение генетически обусловленных патологией организма; возможностями применения методов генной инженерии не для медицинских целей, а для «улучшения» человека (т.н. либеральная евгеника). Обсуждаются также возможные риски, сопряженные с созданием и распространением в окружающей среде генетически модифицированных организмов – вирусов, бактерий, растений и животных. Острые дискуссии, а затем и принятие политических и юридических документов породило появление в 1997 первого клонированного животного – овцы Долли; объектом регулирования в этой связи становится возможное применение технологий клонирования к человеку.

6) Наибольшее развитие в последние 30–40 лет получил такой раздел биоэтики, как этическое и правовое регулирование биомедицинских исследований, проводимых с участием человека или животных. Так, интересы сторон, вовлеченных в проведение таких исследований, далеко не всегда и не во всем совпадают. Это несовпадение обычно бывает обусловлено не злой волей сторон, а объективно существующим конфликтом интересов между исследователем и испытуемым: для первого важно получение новых научных знаний, тогда как для второго – улучшение или сохранение здоровья. Отношения сторон при этом не симметричны: исследователь обладает специальными знаниями и умениями, которых обычно нет у испытуемого, вместе с тем именно на долю последнего приходится риск, возникающий постольку, поскольку исследование связано с вмешательством в его организм или психику.

Для защиты испытуемых разработан механизм этической экспертизы исследовательского проекта. Такую экспертизу в обязательном порядке проходит каждая заявка на биомедицинское исследование. Её проводит этический комитет, статус которого должен гарантировать независимость экспертизы от администрации учреждения, в котором будет проводиться исследование, от самих исследователей и от тех, кто финансирует исследовательский проект. Дополнением этого механизма является политика большинства ведущих биомедицинских журналов, не принимающих к публикации статьи об исследованиях, не прошедших этическую экспертизу. Другой механизм, призванный защитить здоровье, права и достоинство испытуемых, это информированное согласие испытуемого. Любое исследование может осуществляться только после того, как от испытуемого получено компетентное, добровольное, осознанное и явно выраженное согласие. Испытуемому в понятной для него форме представляется необходимая информация о целях исследования; о возможных пользе и риске, связанных с его участием в исследовании; об альтернативных методах диагностики или лечения, а также о его праве в любой момент прекратить своё участие в исследовании.

Норма информированного согласия применяется при проведении вообще любого медицинского вмешательства, осуществляемого не только в исследовательских, но и в терапевтических целях. Все отступления от этой нормы (согласие не самого пациента или испытуемого, а его представителей, когда он некомпетентен; вмешательство без согласия в чрезвычайной ситуации и прочее) также регулируются и этически, и юридически.

7) Одним из ключевых направлений биоэтики в XXI веке становится общественное здоровье. Эта тематика включает в себя такие проблемы, как справедливое распределение ресурсов здравоохранения на национальном и международном уровне, обеспечение доступности лекарственных препаратов и элементарной медицинской помощи, прежде всего в развивающихся странах.

Теоретические концепции биоэтики.

Наибольшую популярность (и наиболее острую критику) получила схема, предложенная американским философом Т.Бичампом (р. 1939) и теологом Дж.Чилдрессом (р. 1940). Она включает четыре принципа и ряд правил, обосновываемых с помощью этих принципов. Правила, в свою очередь, служат для морального обоснования решений и действий в конкретных ситуациях. В число принципов входят: принцип уважения автономии пациента, которым обосновывается, в частности, концепция информированного согласия; восходящий к Гиппократу принцип «не навреди», который требует минимизации ущерба, наносимого пациенту при медицинском вмешательстве; принцип «делай благо» (beneficence), подчеркивающий обязанность врача предпринимать позитивные шаги для улучшения состояния пациента; принцип справедливости, указывающий на необходимость как справедливого и равного отношения к пациентам, так и справедливого распределения ресурсов (которые всегда ограничены) в системе здравоохранения.

Этика жизни и традиции русской философии

Русскую этическую мысль можно назвать этикой жизни. Для нее характерно, прежде всего, осознание самоценности жизни, нравственное освещение жизни как фундаментальной ценности, наполненной духовным смыслом. Этот духовный смысл жизни по-разному трактовался в различных философских концепциях.

Идеи православия лежали в основании этических размышлений таких русских философов, как Н. Ф. Федоров, Ф. М. Достоевский, В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. А. Булгаков, С. Л. Франк и др. Все они стремятся укоренить этику в ценностях христианства, прежде всего православия, понимаемого отнюдь не догматически. Здесь обсуждаются многие проблемы теоретической этики — жизнь и смерть, история, место человека в космосе. Идеи православия задавали фундаментальную систему отсчета этических построений русских философов — от космизма этики всеединства В. С. Соловьева и дофилософской антропологии Н. А. Бердяева, от проекта Н. Ф. Федорова воскрешения отцов и победе над смертью до христианского социализма С. Булгакова. Как мы видим, идеи православия послужили истоком различных философско-этических концепций.

Этика составляла ядро русской религиозной философии. Даже экономические и социологические построения, осуществленные, например, С. Булгаковым и С. Л. Франком, основывались на фундаментальных нравственных принципах этики солидарности. Более того, в русской философии была предложена концепция этической гносеологии, т.е. гносеологии, включающей в себя этические регулятивы.

Этические концепции, развитые в русской религиозной философии, не смогли стать теоретическим основанием для построения биоэтики. Они лишь задавали ведущий вектор отношения человека к миру, к жизни, к окружающей природе.

В отечественной философской мысли существует и другое направление, которое можно охарактеризовать как этику жизни. Это — “живая этика” , развитая рядом представителей буддистской мысли. Наиболее известным представителем этого направления является Н. К. Рерих — создатель так называемой “Живой этики” . Согласно Н. К. Рериху, наша планета вступила в эпоху Огня, где возрастает роль психических энергий и вообще космических энергий. Овладение психической энергией предполагает нравственное преобразование природы. Это была этика взаимной солидарности, милосердия и справедливости, основанная на религиозных и философских ценностях буддизма.

Менее известно то, что К. Е. Циолковский также связывал свою “космическую этику” с буддизмом. В ряде своих работ он развивал философию панпсихизма, которая исходит из идеи одушевленности Вселенной, допущения бессмертия духовных атомов, блуждающих в мире и переселяющихся в разные организмы.

Существовало в России и третье направление в этике жизни, которое было гораздо ближе к острым коллизиям повседневной жизни и критическим ситуациям, требующим морального выбора. Это направление можно назвать натуралистическим, поскольку оно ориентируется на естественные науки, на биологию прежде всего, хотя и указывает на ограниченность существующих в естествознании теорий. Представителей этого направления объединяет стремление осмыслить жизнь как природно-исторический феномен и обосновать этику из идеи борьбы со смертью.

Наиболее известным представителем этого направления в нач. ХХ в. был Н. А. Умов — выдающийся русский физик. Он развивает комплекс идей, обосновывающих этику жизни, исходя из того, что жизнь специфична по своей организации и для ее постижения недостаточно физикалистских понятий и методов. Специфика жизни заключается в ее антиэнтропийности. Умов утверждает, что человеку не присуща “нестройность” неорганизованной природы: “…Прирожденные нам стройности заключают уже в себе элементы этики. Нравственные принципы не могли бы руководить поведением существ, природа которых была бы образована из нестройностей…” . Он настаивает на том, что основная цель этики — в стремлении устранить бедствия человеческой жизни с помощью действенного вмешательства в жизнь природы, в превращении хаотических сил природы в организованные, “стройные” . Он выдвигает новую заповедь новой этики: “…Твори и созидай на основе научного знания…” . Этические идеалы должны быть выведены из жизни, из первичных форм стройностей, существующих в органической жизни и развивающихся до высшей формы — этических идеалов добра и любви. Тем самым Н. А. Умов задает в этике новый ориентир — ориентир борьбы с силами хаоса, беспорядка во имя утверждения жизни. “…Величественная задача гения Человечества — охранение, утверждение жизни на земле…” .

В это же самое время П. А. Кропоткин разрабатывает этику альтруизма, которая, по его словам, представляет собой новую реалистическую науку о нравственности, освобожденную от религиозного догматизма, суеверий и метафизической мифологии и вместе с тем одухотворенную высшими чувствами и светлыми надеждами, внушаемыми нам современными знаниями о человеке и его истории. Наука должна дать основы этики. Принимая за научное обоснование этики теорию Ч. Дарвина, Кропоткин решительно критикует ее принцип борьбы за существование. Он дополняет этот принцип принципом взаимопомощи: “Взаимная помощь — важнейший фактор эволюции” . В своих работах Кропоткин уделяет много внимания описанию различных форм взаимопомощи в животном мире для того, чтобы показать — этические нормы укоренены в природном мире, истоки альтруизма — в инстинкте взаимопомощи и общительности, присущих уже животным. Этика обретает сциентистское обоснование. В то же время Кропоткин развивает этику анархизма: “…Мы признаем полнейшую свободу личности. Мы хотим полноты и цельности ее существования, свободного развития всех ее способностей. Мы не хотим ничего ей навязывать…” . За обществом отрицается право наказания отдельных его членов, тем самым свобода подменяется своеволием человека. Но если исходить из интересов общества, то это неумолимо приводит к отрицанию самоценности личности, ее свободы и нравственного выбора. При ближайшем рассмотрении этическое учение П. А. Кропоткина раскололось на два учения, не стыкующихся друг с другом.

В 1903 г. В. Вересаев писал: “…Как это ни печально, но нужно сознаться, что у нашей науки до сих пор нет этики. Нельзя же разуметь под нею ту специально-корпоративную врачебную этику, которая занимается лишь нормировкою непосредственных отношений врачей к публике и врачей между собою. Необходима этика в широком, философском смысле, и эта этика прежде всего должна охватить во всей полноте вопрос о взаимном отношении между врачебной наукой и живой личностью. Между тем даже частичные вопросы такой этики почти не поднимаются у нас и почти не дебатируются…” . Вересаев видит главную задачу этики “…во всестороннем теоретическом выяснении вопроса об отношении между личностью и врачебной наукою в тех границах, за которыми интересы отдельного человека могут быть приносимы в жертву интересам науки…” . Он подчеркивает: “…вопрос и о правах человека перед посягающею на эти права медицинскою наукою неизбежно становится коренным, центральным вопросом врачебной этики…” .

К сожалению, то, что в начале века было нравственным уродством отдельных врачей, после 1917 г. стало безнравственной государственной политикой. В 1925 г. нарком здравоохранения Н. А. Семашко объявил врачебную тайну пережитком старой кастовой врачебной практики и старых глупых предрассудков и подчеркнул, что советское здравоохранение держит “…твердый курс на уничтожение врачебной тайны, пережитка буржуазной медицины…” .

Тоталитаризм подавлял права человека и стремился разрушить профессиональную этику врачей. Он не допускал даже обсуждения проблем профессиональных этических норм и тем более, философских проблем медицинской этики. Но он не смог подавить свободных философско-этических размышлений в работах В. Ф. Войно-Ясенецкого, В. И. Вернадского, Д. П. Филатова, А. А. Любищева.

В 1940 г. выдающийся советский биолог Д. П. Филатов начинает писать работу “Норма поведения, или мораль с естественноисторической точки зрения” . Увязывая этику с теорией эволюции и этологией, Филатов проводил мысль, что человек на первых фазах эволюции унаследовал от животного мира норму оборонительного поведения, эгоистическо-инстинктивное начало в поведении. Для морали будущего, по мнению Филатова, как раз и будет характерно повышение антиэгоистических норм морали и поведения людей. Обращает на себя внимание то, что Д. П. Филатов, сохраняя ориентацию на науку, пытается построить этику, выходящую за границы и натуралистической, и христианской этики. Свою этику он называет этикой любви к жизни.

В это же самое время В. И. Вернадский разрабатывает учение о переходе биосферы в ноосферу, т.е. сферу, среду, созданную человеческим разумом, воплощенным в науке и технике. Этическая компонента в учении Вернадского о ноосфере выражается, прежде всего, в его оптимизме и утверждении того, что законы развития ноосферы не противоречат, а продолжают законы эволюции биосферы. Вернадский неоднократно подчеркивает единство биосферы и ноосферы. Он развивает оптимистическую концепцию перехода биосферы в сферу разума, где решающую роль играет не только наука, но и этический разум объединенного человечества. Ноосфера объединяет в себе научный разум человечества с его нравственным разумом и техникой. В его учении разум поднимается не сциентистски и не технократически. Это, прежде всего, нравственный разум, воплощающийся как в науке, так и в технике. Истина, добро и красота соединяются в ноосфере.

В 1952 г. А. А. Любищев написал статью “Основной постулат этики” . Этика, развиваемая А. А. Любищевым, мыслится как универсальная, научная и синтетическая. Основной постулат этики заключается, по его мнению, в утверждении необходимости борьбы за торжество духа над материей.

Подводя итог рассмотрению этических концепций, развитых в русской мысли, можно наблюдать стремление преодолеть разрыв нравственности и жизни, укоренить этику в жизни и вывести из нравственных начал и право, и познание, и даже религию. Важнейшей чертой этических размышлений в России является стремление понять единство факторов эволюционного процесса и этических ценностей, осмыслить жизнь во всей целостности ее проявлений. Жизнь была понята как антиэнтропийный процесс. Жизнь — это борьба со смертью и неорганизованностью природы, борьба за утверждение ноосферы, за торжество духа над материей, все это разные формулировки общего исходного принципа этики. И этот общий принцип этики просветлен одним умонастроением, пронизывающим все нравственные поиски русских мыслителей, любовью к жизни.

Исторические модели моральной медицины.

Для того, чтобы понять, какие морально-этические и ценностно-правовые принципы лежат в основе современной биомедицинской этики, следует хотя бы кратко охарактеризовать их развитие в различные исторические эпохи.

Модель Гиппократа (“не навреди” )

Принципы врачевания, заложенные “отцом медицины” Гиппократом (460-377гг. до н.э.) , лежат у истоков врачебной этики как таковой. В своей знаменитой “Клятве” , Гиппократ сформулировал обязанности врача перед пациентом.

Несмотря на то, что с тех пор прошли многие века, “Клятва” не потеряла своей актуальности, более того, она стала эталоном построения многих этические документов. Например, Клятва российского врача, утвержденная 4-ой Конференцией Ассоциации врачей России, Москва, Россия, ноябрь 1994, содержит близкие по духу и даже по формулировке принципы.

Модель Парацельса (“делай добро” )

Другая модель врачебной этики сложилась в Средние века. Наиболее четко ее принципы были изложены Парацельсом (1493-1541гг.) . В отличие от модели Гиппократа, когда врач завоевывает социальное доверие пациента, в модели Парацельса основное значение приобретает патернализм — эмоциональный и духовный контакт врача с пациентом, на основе которого и строится весь лечебный процесс.

В духе того времени отношения врача и пациента подобны отношениям духовного наставника и послушника, так как понятие pater (лат. — отец) в христианстве распространяется и на Бога. Вся сущность отношений врача и пациента определяется благодеянием врача, благо в свою очередь имеет божественное происхождение, ибо всякое Благо исходит свыше, от Бога.

Деонтологическая модель (принцип “соблюдения долга” )

В основе данной модели лежит принцип “соблюдения долга” (deontos по-гречески означает “должное” ) . Она базируется на строжайшем выполнении предписаний морального порядка, соблюдение некоторого набора правил, устанавливаемых медицинским сообществом, социумом, а также собственным разумом и волей врача для обязательного исполнения. Для каждой врачебной специальности существует свой “кодекс чести” , несоблюдение которого чревато дисциплинарными взысканиями или даже исключением из врачебного сословия.

Биоэтика (принцип “уважения прав и достоинства человека” )

Современная медицина, биология, генетика и соответствующие биомедицинские технологии вплотную подошли проблеме прогнозирования и управления наследственностью, проблеме жизни и смерти организма, контроля функций человеческого организма на тканевом, клеточном и субклеточном уровне. Некоторые проблемы, стоящие перед современным обществом, были упомянуты в самом начале данной работы. Поэтому как никогда остро стоит вопрос соблюдения прав и свобод пациента как личности, соблюдение прав пациента (право выбора, право на информацию и др.) возложено на этические комитеты, которые фактически сделали биоэтику общественным институтом.

В ЮНЕСКО действует два комитета по биоэтике – международный и межправительственный. В Совете Европы этой тематикой занимается Руководящий к-т по биоэтике. Рабочая группа по биоэтике существует и в рамках Всемирной организации здравоохранения.

Этическое и правовое регулирование в области биоэтики осуществляется на основе международных нормативных документов. Важнейшие из них: Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека (ЮНЕСКО, 1997); Всеобщая декларация о биоэтике и правах человека (ЮНЕСКО, 2005); Декларация о клонировании человека (ООН, 2005); юридически обязывающая Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины; Конвенция о правах человека и биомедицине (Совет Европы, 1997) и дополнительные протоколы к ней, касающиеся запрета клонирования человека, трансплантологии, биомедицинских исследований. Высоким международным авторитетом пользуется Хельсинская декларация Всемирной медицинской ассоциации (1964, в редакции 2000) «Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов исследования».

Во многих странах мира при органах законодательной либо исполнительной власти действует достаточно влиятельные национальные этические комитеты или комиссии. Они готовят политические решения по наиболее острым и актуальным проблемам биоэтики, по поводу которых сталкиваются интересы разных социальных, религиозных, этнических, половозрастных и прочих групп населения.

Список литературы.

  1. Биоэтика и гуманитарная экспертиза. Вып. 2 / Отв. ред. Ф.Г.Майленова. М.: ИФ РАН, 2008.

  2. Белкина Г.Л., Корсаков С. Н. И.Т.Фролов и становление отечественной биоэтики.

  3. Материалы сайта ru.wikipedia.org.

  4. Биоэтика: Проблемы и перспективы. Вопросы философии, № 3, 1994.

Похожие страницы:

  1. Биоэтика (3)

    Реферат >> Медицина, здоровье … комитеты, которые фактически сделали биоэтику общественным институтом. 2.Модели … пациентами. Под компетентностью в биоэтике понимается способность принимать решения. … литературе создание комитетов по биоэтике предусмотренное Хельсинкско-Токийскои декларацией, …

  2. Биоэтика предмет и содержание

    Реферат >> Философия … идеологической предпосылки формирования биоэтики. Возникновение биоэтики. Достижения научно- … факультетах университетов. В России биоэтика включена в программу обязательного … биологии в целом. Содержание биоэтики. Развитие биоэтики обусловлено тем, что в …

  3. Биоэтика проблемы и перспективы Биосфера и ноосфера

    Лекция >> Биология … 2. Этика жизни или биоэтика Формирование и развитие биоэтики связано с процессом трансформации … в развитых странах. Биоэтика как исследовательское направление междисциплинарного … ценностям человечества. Развитие биоэтики в нашей стране предполагает …

  4. Биоэтика и трансгуманизм

    Реферат >> Этика Содержание: 1. Предпосылки возникновения новой науки- биоэтики. 2. Понятие биоэтики, ее цель, задачи и направления. 3. Ключевые … , что живет .. Складывается следующее определение биоэтики: «Биоэтика – наука, изучающая противоречия между интересами …

  5. Биоэтика и медицинская этика

    Реферат >> Медицина, здоровье … . 1. Понятие биоэтики и медицинской этики БИОЭТИКА как исследовательское направление … исключением.6 3. Взаимосвязь биоэтики и практической медицины Биоэтика, возникшая около … некоторые основополагающие проблемы биоэтики оказались исключительно близки …

Хочу больше похожих работ…

Православие и проблемы биоэтики

• Цвет полей:
• Цвет фона:
• Шрифт: Book Antiqua Arial Times • Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt • Выравнивание: по левому краю по ширине Добавлено в рубрику: Евгеника, Эвтаназия

(1 голос: 5 из 5)

В 1943 г. француженка Мари-Луиз Жиро умерла на гильотине в тюрьме “Ля рокет” в Париже из-за того, что совершала нелегальные аборты. Это – единственная женщина, ставшая жертвой принятого годом ранее французского закона, объявившего аборт преступлением, наказывающимся смертной казнью. Показной процесс и казнь были следствием демагогической пропаганды о возвращении христианских ценностей и морали авторитарной властью режима Виши, тесно связанного с нацистской Германией.

Два десятилетия позднее, в 1975 г., “закон Вейль” (по имени его инициатора Симоны Вейль) официально разрешил добровольное прерывание беременности во Франции. Принятие закона, предшествуемое бурной общественной полемикой, осталось в памяти французов как момент “революции” в нравах. Сегодня “плоды” этой революции – 200 000 абортов в год, что позволяет Франции занять передовые места в статистике абортов . Но на самом деле первый юридический акт, разрешивший аборты, был принят в 1920 г. советской властью, и ему последовали другие государства под влиянием атеистической идеологии . А в настоящее время православные страны Восточной Европы нахоятся на первом месте в годичных данных предродовых детоубийств .

Первый французский “ребенок из пробирки” появился на белый свет в 1983 г. Счастливые родители дали своей долгожданной дочери имя Амандин – ”та, которая должна быть любима”. Но уже тогда ее научный “создатель”, биолог Жак Тетар, предупредил о непредсказуемых последствиях бурного развития технологий оплодотворения “ин витро”, при котором “каждый следующий шаг будет все более позволительным и всегда логически аргументированным” – от донорства половых клеток и суррогатного материнства до безграничных манипуляций с человеческими клетками. Будут ли иметь судьбу Амандин замороженные “излишние” эмбрионы, отпавшие при селекции для “родительского проекта”, для которых перспектива жизни уступает перспективе превращения в лабораторный материал или просто уничтожения?

В 2003 г. молодой француз Венсан Юмбер, парализованный, потерявший зрение и речь после тяжелой автомобильной катастрофы, после безуспешных обращений к медикам, законодателям и лично к тогдашнему президенту Жаку Шираку с просьбой разрешить эвтаназию, умер при помощи своей собственной матери. С тех пор мать Венсана неустанно борется за принятие закона, разрешающего эвтаназию в безнадежных случаях. Во Франции известна и другая приверженница этого – Мирей Жоспен, член “Ассоциации за право умереть достойно”, мать бывшего премьер-министра социалиста Лионеля Жоспена. Не будучи безнадежно больной или тяжело страдающей, она сама покончила с жизнью в возрасте 92 лет, следуя своим представлениям о достойной смерти. И если сейчас консервативное большинство в парламенте Франции не поддается натиску узаконить эвтаназию, при другом раскладе политических сил может наступить поворот. Можно только гадать, сбудутся ли после узаконивания эвтаназии апокалиптические прогнозы известного французского современного мыслителя Жака Атали, согласно которому “машины для убивания, позволяющие уничтожать жизнь, ставшую невыносимой или экономически невыгодной… будут обычным делом” .

Эти примеры иллюстрируют часть проблем, рассмотренных на девятом коллоквиуме Православной ассоциации биоэтических исследований, провeденном в Париже. Ассоциация основана в 1996 г. несколькими людьми, имеющими важный вклад в освещение православной позиции в вопросах биоэтики – отцом Джоном Брэком, преподавателем биоэтики и патристики в Православном богословском институте им. Св. Сергия Радонежского, одним из ведущих богословов-библеистов, основной труд которого по данной теме известен и болгарскому православию, протопресвитером Борисом Бобринским, долголетним деканом института, и дьяконом Домиником Бофисом, имеющим знания и опыт врача-хирурга. Ассоциация собрала ученых, медиков, парламентаристов, духовников, богословов, а также людей, просто интересующихся проблемами биомедицины, и утвердилась как многодисциплинарный центр. Ее годовые исследования посвящаются определенной биоэтической теме, а опубликованные научные материалы способствуют развитию православной этики. Последний коллоквиум Ассоциации вписывается в контекст дебатов во французском парламенте относительно нового закона о биоэтике, касающегося в основном вопросов оплодотворения “ин витро” и исследований эмбрионов, который был принят в июне в сильно рестриктивном виде при учете принципов уважения человеческого достоинства и защиты эмбрионов, анонимности и и добровольности донорства . Докладчики на коллоквиуме – парламентарист, философ и врач-священник – остановились на вопросах отношений между научным прогрессом и этикой, возможности посредством законодательных актов полностью охватить все явления, возникающие при бурном развитии биотехнологий.

Этика и универсальность

Жак Барде, профессор кардиологии, член французской парламентарной комиссии по пересмотру биоэтического закона, член Национального комитета по биоэтике и бывший депутат Национального собрания, имеет заслуженный авторитет в области биоэтики. Он имеет также славу “человека над законом”, ибо, будучи депутатом, не голосовал ни за один биоэтический законопроект. Если на протяжении 2500 лет универсальность клятвы Гиппократа была достаточной этической рамкой для медиков (ее сила и важность подтверждается тем, что и сейчас молодые врачи приносят ее), то биоэтика как сравнительно новое комплексное понятие, по мнению Барде, не может быть ограничена совокупностью законов, дефиниций и правил. Связанные с ней законы должны отвечать трем условиям: быть общими по характеру, иметь простоту десяти Божьих заповедей, отвечать максимальному числу случаев, настоящих и будущих, не приспосабливаясь ко всякой новости медицины; иметь силу во все времена; быть универсальными. При настоящей постоянной изменчивости и приспособлении закона к каждой биотехнологической новости ни одно из этих положений не выполняется.

История запомнила многочисленные ошибки и преступления, совершенные во имя этики, опиравшейся на невежество, предрассудки и табу. Она помнит и терзания Галилея, брошенного инквизицией в темницу и отрекшегося от своего открытия во имя свободы, но повторявшего, что все же Земля вертится; свидетельства врачей, выкапывавших по ночам трупы, нужные им для научных исследований, вопреки угрозам отлучения от Церкви папы Бонифация VІІІ. Помнит и незаконные действия Пастера, спасшего посредством только что открытой вакцины против бешенства жизнь девятилетнего Жозефа Майстера, давшей мощный толчок лечению и предохранению от этой болезни. На чьей стороне мы застали бы людей в различные эпохи истории? Как выполнить условие универсальности законов в сегодняшнем глобализированном мире, когда запрещенные в Ирландии аборты разрешены с различными ограничениями в других европейских странах? Эвтаназия – табу во Франции, но узаконена в Голландии, репродуктивное клонирование запрещено по всей Европе, но в терапевтических целях разрешено в определенных случаев в Великобритании. Все это многообразие разрешений очевидно не предопределяется наличием большей или меньшей степени этичности в данной стране. Стал ли аборт более этичным, если был узаконен? Если на греческом языке эвтаназия означает “хорошая смерть”, то веками ее идеалом было прощание с жизнью в домашней постели в окружении родных и при молитве священника. Едва ли кто бы то ни было тогда принял бы как “хорошую” жестокую внезапную смерть на улице, сократившую страдания и боль, но без заботы о душе и наследниках. Можно ли измерить мерой закона душевную боль или внезапно проснувшуюся волю к жизни больного на последней стадии болезни, даже если до этого он был сторонником эвтаназии? Или смущение заклятого противника абортов или некоторых приемов искусственного оплодотворения, когда он или близкий ему человек окажется один на один перед всей сложностью этой проблемы? Каковы бы ни были возможности, вызовы и ограничения биомедицины, решения в этой сфере – всегда личны, они приняты в таинстве человеческого сознания, не подвластны законам. Этим заключением представитель законодательной власти обозначил тему духовных аспектов биоэтичной проблематики.

Биоэтика и православная антропология

Отец Жан Бобок, доктор медицины, священник и богослов, известный православным во Франции переводами трудов Думитру Станилое, посвятил свое выступление тео-антропологии как дисциплине, наиболее точно отвечающей постоянной связи человека с божественной природой. Если науки о жизни рассматривают все аспекты антропологии и занимаются более всего ее происхождением, то “тео-антропология говорит о конце, основываясь на идее о человеке как образе и подобии Божьем и божественном проекте, участвующем в божественных энергиях”. Православное познание человека строится на познании Христа, “Богочеловека, воплотившегося в нашу природу, чтобы раскрыть нам человека таким, каким он был задуман Богом”, Который в своей человеческой сущности пережил все, присущее нам – стадию эмбриона, жизнь в утробе матери, детство, страдания, смерть. Отец Жан отметил два существенных различия между Православной церковью и остальными христианскими вероисповеданиями – ее соборность, в духе которой исходят ее послания к миру, и “экономийный” подход к проблемам. Православная церковь подвластна не своду законов, а благодати и любви, она не догматизирует, а ведет каждого по отдельности к выбору наилучшего решения и, если нужно, даже наименьшего зла.

Именно к каскаду отступлений вынуждает нас развитие биотехнологий. Законодательные решения уже поставили нас в определенные рамки. Узаконивание абортов открыло дорогу к различным практикам, утвержденным в тех или других странах мира – поощрению, обязательности или облегчению абортов, насильственному ограничению рождаемости и во всех случаях к притуплению чувствительности общества к этому уже ставшему обычным явлению. Оплодотворение “ин витро”, давшее надежду бездетным супругам стать родителями, сделало возможным появление методов, которые ставят под сомнение понятие семьи, отцовства и материнства (донорство половых клеток, суррогатные матери, усыновление гомосексуальными парами ребенка). Отец Бобок обращает внимание на то, что отсутствие точки зрения по фундаментальному вопросу о статусе эмбриона приводит к бесконечной цепи все новых и новых отступлений от закона. Каждая последующая дискуссия о биоэтических законах все менее рассматривает вопрос о ценностях, а сводится обычно к рассмотрению того, какое новое технологическое достижение будет легализовано. Обычно новые биомедицинские методы возникают с благородными и человеколюбивыми мотивами как надежда для страдающего человечества, но затем становятся предметом не совсем гуманных намерений, за которыми стоят значительные рыночные интересы. Полемика в подобном духе развернулась после рождения первого “ребенка-лекарства” во Франции в феврале этого года в больнице “Антуан Беклер”. Он был представлен в СМИ как “ребенок двойной надежды” – принести радость родителям и спасти своих старших братьев и сестер от тяжелого генетического заболевания посредством клеток из его пуповины. Действительно, этот первый случай имел счастливую развязку без всяких “лишних” эмбрионов, как отметил совершивший эту процедуру доктор Фридман . Но дальнейшее развитие техники создания и селекционирования эмбрионов для генетических нужд (ненужные будут подлежать потенциальному уничтожению) прокладывает путь к инструментализации человека, к культуре “генетически корректного человека”, к созданию евгенической цивилизации. Отец Бобок подкрепил свои опасения мыслью лауреата Нобелевской премии Фрэнсиса Кларка, открывшего структуру ДНК: ”Ни один новорожденный ребенок не должен быть признан человеком, если он не прошел через определенное число тестов, касающихся его генетических данных. Если он не выдержит эти тестов, то теряет право на жизнь”.

Итак, господство генетики над антропологией дает возможность сбыться научной фантастике, “предугадавшей” создание безличного и анонимного искусственного человека из живых клеток. Отец Жан не преминул подчеркнуть ”вселенской ответственности” Франции как родины Просвещения, воздвигнувшей в культ человеческий разум и отвергшей понимание человека как Божьего образа, что изменяет взгляд на антропологию и создает основу для сегодняшних законов. „Человек – это машина без души и духа, без разума, без добродетелей, без рассудка, без вкуса и без нрава. У него все – тело, все – материя” – произведение ”Человек-машина” Жюльена Офре де Ламетри воодушевляло Вольтера, для которого зародыш был “одной организованной маленькой машинкой”. Ученые и особенно медики-философы в XVIII веке внесли существенный вклад в опровержение нематериальных измерений человека, в объявление всех человеческих недостатков физическими, в создание механической концепции человека и тем самым проложили путь к созданию евгеники. Немало современных исследователей воодушевляются той перспективой для человечества, которую обещают достижения генной инженерии. Уже освоена техника, посредстом которой ”дети рождаются девами, как Иисус, женщины становятся матерями в преклонном возласте, как Сарра, мужчины создают потомство после своей смерти, как Озирис, и выбирают матерей-заместителей, как Авраам” . Наша цивилизация создает проект уродливого антипода обещанного Христом “нового человека”. ”Хомо сапиенс” изменится до такой степени, что скоро естественно исчезнет, уступив место “хомо сциентификус” – немножко животному, немножко растению, в большей степени человеку, господину и рабу своих машин”, – предрекает в своей книге французский врач и бывший министр Бернар Дебре, который с легкостью заявляет, что человек уже вытеснил своего Творца и находится на пути создания существа по своему образу .

Едва ли участники коллоквиума ожидали готовых ответов на проблемы, которые были поставлены. Православная церковь, как подчеркнули все выступавшие, не предлагает готовых решений и не опирается на юридическо-морализаторскую этику. Ее роль – не категоризировать проблемы, давая имх оценку однозначными “да” или “нет”, “за” и “против”, а помочь христианам найти верное решение, указывая им путь и уважая их свободную волю. В этом смысле понятно, почему отец Жан Бобок предпочел не оглашать список запретов и разрешений на различные виды практик, а подчеркнул, что Церковь не противостоит никаким достижениям науки, которые во благо человеку. Она не выступил против оплодотворения “ин витро”, которое дарит желанных детей бесплодным супружеским парам, если соблюдены принципы брачного союза между мужчиной и женщиной, биологического происхождения ребенка от обоих родителей и защиты эмбрионов, которые с православной точки зрения с момента своего зачатия являются детьми, имеющими право на жизнь. В этом отношении православные священники имеют свою миссию – не противостоять научным исследованиям, а обратно – поощрять программы, сообразованные с этикой, которые уважают жизнь на каждой ее стадии, предпочитая альтернативную технику перед уничтожением эмбрионов. Отец Жан Бобок и дьякон Доминик Бофис обратили внимание на исследования регенирированных клеток взрослых индивидов и пуповины новорожденных, которые дали и могут еще дать в будущем интересные научные результаты. Возможности лечения с помощью клеток из пуповины новорожденных, по их мнению, является хорошей перспективой, так как в этом случае не нужна селекция эмбрионов, обрекающая на потенциальное уничтожение многие существа ради предполагаемого выздоровления одного . ”Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне” (Мф. 25:40).

Но когда прогресс толкает к действиям, которые прямо посягают на право на жизнь, на долг к жизни и богословие христианского брака, тогда выбор православных сводится к подчинению законам или противопоставлению им. Жизнь в Церкви, личный разговор с духовником – единственный путь к правильному выбору. Своими мыслями в этом плане в конце дискуссии поделился отец Джон Брек, почетный председатель Православной ассоциации биоэтических исследований.

– Отец Джон, вы в своем высказывании описали все еще существующую практику в США, которая потрясла присутствующих – совершение “аборта при рождении” – в сущности жестокое убийство ребенка в момент перед его появлением на свет. Вы говорили и о борьбе, в которой вы также участвовали, с такими варварскими действиями. Как мы можем отстаивать свои позиции по биоэтическим вопросам, когда общество все более скептично относится к религиозным аргументам и наш диалог с ним часто приводит к тупику?

– Это беспокоит всех нас, хотя в каждой стране возможности для диалога и действий Церкви различны. Но где бы мы ни находились, нужно начинать с самих себя, с воспитания в собственных православных кругах, с наших детей. Во Франции мы не можем дискутировать по вопросам биоэтики, даже когда высказываем самые деликатные и умеренные рассуждения в духовном и религиозном аспекте. Так что территория, которая нам остается, это домашняя и церковная среда. Там нужно объяснять детям сложность и значение биоэтики в ее полноте, учить их анализировать проблемы, чтобы они могли приобрести дух, который бы вел их к верным с точки зрения церковного учения оценкам. Это важно как для самых маленьких так и для юношей, когда перед ними встают вопросы биоэтического характера. Нет готового ответа на это. С одной стороны, абсолютно необходимо воспитание в ценностной системе православной и святоотеческой традиции. С другой, при современном ритме развития технологий нам необходимо оценивать каждый отдельный случай – личность, обстоятельства, в которых она находится. Поэтому биоэтические проблемы отмечены постоянным напряжением.

В Соединенных штатах можно столкнуться и с наилучшим, и с наихудшим. Остается висящим вопрос о применении смертной казни. Возьмем, к примеру, Техас, где отнимают жизнь за жизнью, часто по судебной ошибке. Это скандально и люди постепенно начинают это осознавать, организуют протесты, чтобы изменить ситуацию. Сталкиваемся мы и с огромным социальным неравенством, которое оставляет отпечаток и на биоэтике, на человеческом выборе и культуре. Иногда нужно смениться поколениям, чтобы возникла чувствительность общества к данной проблеме. Но, с другой стороны, у нас есть богатство, щедрость и культура американцев, делающих невероятные дарительские жесты и пожертвования ради идей, в которые они верят. Во всем этом неравновесии мы должны в первую очередь укрепиться внутренне на наших православных корнях – библейских, святоотеческих, литургических, постоянно жить с ними и пытаться свидетельствовать в своей среде. Я задумываюсь, например, о роли врачей, психиатров. Возможно, это продиктовано моим личным опытом. Моя невестка – психиатр, и я вижу, какое воздействие она может оказать на своих пациентов, не проповедуя им православие, а просто своей личностью. Она молится за своих больных, присутствует в их жизни, носит их в своем сердце даже тогда, когда возвращается домой. А это иногда очень тяжело. Но действуя как врач, она переходит чисто психологические границы, пытается сделать все возможное, чтобы подтолкнуть этих людей к духовной обстановке и размышлениям. Так может поступать и врач, и адвокат – каждый из нас. Это вопрос чувствительности и интуиции. В этом состоит наша роль. А также, конечно, в распространении нашей позиции через подходящие коммуникацонные формы. Такова цель нашей ассоциации.

– Сегодняшняя дискуссия сосредоточена на статусе и исследованиях эмбрионов, что является актуальной темой во французском парламенте. В связи с этим мне хочется сказать о Венгрии, где новая конституция, принятая в апреле, защищает человеческий зародыш с самого зачатия, запрещает евгенические методы человеческого отбора и репродуктивное клонирование. Ее немедленно атаковали на международном уровне как ограничивающую различные права и свободы. Что Вы думаете по этому поводу?

– Я могу только приветствовать такую конституцию. Она дает жизнь законам, которые увеличивают возможность людей жить истинно христианской жизнью и передавать обществу христианские ценности. Это никогда не могло бы случиться в США, несмотря на фундаментальную религиозность, которая часто фальшива. Конечно, наша позиция всегда будет иметь противников, возникнет полемика, расколы. Это нормально. Воздадим славу Богу за любую такую возможность и используем ее для распространения Его зова, преобразования общества в сторону добра, повышения его чувствительности к ужасам реальности, возвращению человечности и свободы.

Для нас, православных, она в поиске и открытии вновь ценностей, преподаваемых Церковью со дня ее основания до настоящего времени, для достижения истинной и полной свободы. Ее источник – Христос.

Примечания

http://www.wikimanche.fr/Marie-Louise_Giraud

http://www.assemblee-nationale.fr/histoire/interruption/sommaire.asp

http://www.doctissimo.fr/html/sante/mag_2000/mag1215/dossier/sa_3400_ivg_niv2.htm

http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=23&idArt=904

http://www.dveri.bg/content/view/11927/62/

Репродуктивные клетки, имеющие единичный набор хромосом и участвующие в половом размножении. – Прим. ред.

Суррогатное материнство предполагает вынашивание ребенка, отказ матери от родительских прав после его рождения и, передачу его для усыновления. – Прим. ред.

Мишель Саломон, Будущее жизни. Интервью Жака Атали. Michel Salomon, l’Avenir de la vie, Seghers, 1981.

Джон Брек. Свещеният дар на живота. Издательство „Омофор“, 2002.

Новый закон от 7 июля 2011 г. подтвердил анонимность донорства половых клеток, запрет на суррогатное материнство и исследования эмбрионов, кроме строго определенных случаев при специальном разрешении Агентства по биомедицине. http://www.net-iris.fr/veille-juridique/actualite/27795/la-loi-bioethique-de-2011-adapte-aux-evolutions-de-la-societe-francaise.php

http://www.lefigaro.fr/sante/2011/02/07/01004-20110207ARTFIG00649-le-premier-bebe-medicament-francais-est-ne.php

http://illuminati-project.kazeo.com/eugenisme,r145759.html

http://atheisme.free.fr/Biographies/La_mettrie.htm

http://www.lexpress.fr/culture/livre/la-grande-transgression_797331.html

Pr. Brenard Debré, La Grande Transgression. L’homme génétiquement modifié. Michel Lafon, 2000.

Интервью отца Жана Бобока и дьякона Доминика Бофиса, данное радио “Франс кюлтюр“ . http://www.franceculture.com/emission-orthodoxie-regard-orthodoxe-sur-les-lois-bioethiques-2011-06-19.html

Юлия Талева

Источник: Журнал “Христианство и культура”

Метки

  • Аборт
  • Эвтаназия
  • ЭКО
  • Мой Мир
  • Живой Журнал
  • Twitter

0 1 402 На форум Обновления на почту Самое популярное (просмотров)

  • Современные средства для снижения артериального давления 1 538 071 views
  • Правильно расшифруем анализ крови! 492 161 views
  • Перечень заболеваний для получения инвалидности 424 146 views
  • 8 полезных свойств гвоздики 411 896 views
  • Сколько нужно спать человеку? 401 763 views
  • Классическая музыка для беременных 371 072 views
  • Больная тема: прививки. На вопросы отвечает педиатр 332 131 views
  • Низкое давление: что делать? 308 086 views
  • Самые сильные природные антибиотики 294 787 views
  • Молитвы о здравии 279 062 views
  • Побочные действия гормональных контрацептивов убивают? 277 709 views
  • Сколько нужно пить воды в день? 277 341 views
  • Остеохондроз – не приговор! С.М. Бубновский 270 610 views
  • МНО крови: измерение, расшифровка, нормы 255 046 views
  • Как жить после установки кардиостимулятора? 253 342 views
  • Педикулез или как вывести вшей 222 244 views
  • Можно ли вылечить сахарный диабет? 221 133 views
  • Высокое давление. Что делать? 218 354 views
  • Перелом копчика: симптомы, лечение и профилактика 190 556 views
  • Природный лекарь, или чем полезна луковая шелуха 187 662 views

Проекты «Азбуки веры» Кризисные сайты

3.6. Основные проблемы биоэтики

Добавил: neus500 proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам. Вуз: Предмет: Файл: Права пациентов.docx Скачиваний: 33 Добавлен: 23.07.2017 Размер: 133.01 Кб ☆ 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 < Предыдущая Стр 23 из 23 23

В связи с большими достижениями биологической и медицинской науки и внедрением новых медицинских технологий в начале XXI в. врач в исключительных случаях вынужден принимать решения, которые входят в противоречия с нормами классической медицинской этики. Большое внимание к правам личности, в том числе и к правам пациента, привело к новому пониманию сути взаимоотношений между врачом и пациентом. Все это послужило предпосылками к возникновению и развитию биомедицинской этики (биоэтики). Термин «биоэтика» был введен американским биологом В. Поттером в 1969 г., по его определению, биоэтика — это соединение биологических знаний и человеческих ценностей.

В нашей стране изучение биоэтики началось намного позже по сравнению с другими странами. В 1992 г. создан Российский национальный комитет по биоэтике (РНКБ), учрежденный Российской академией наук. Основная цель РНКБ — способствовать защите прав, свобод и достоинства человека в условиях бурного прогресса биологических и медицинских наук и во взаимодействии человека как пациента со сферой здравоохранения.

Биоэтика представляет собой одно из приоритетных направлений деятельности ЮНЕСКО, которой в 2005 г. была принята Всеобщая декларация о биоэтике и правах человека.

Изучая моральные, философские, теологические, правовые и социальные проблемы, рождающиеся по мере развития биологии и медицины, биоэтика тем самым является междисциплинарной областью знаний, она охватывает медицинскую этику и простирается за ее пределы. Круг проблем биомедицинской этики гораздо шире проблем классической медицинской этики, но отчасти перекликается с ними. В биоэтике центральное место занимает отношение к жизни и смерти, причем жизнь понимается как высшая ценность. Именно поэтому иногда биоэтику определяют как систему знаний о границах допустимого манипулирования жизнью и смертью человека.

К основным аспектам приложения биомедицинской этики относятся:

• право на жизнь;

• право на смерть, эвтаназия;

• аборт, контрацепция, стерилизация;

• новые репродуктивные технологии;

• медико-биологические эксперименты на человеке;

• современные технологии генной инженерии;

• трансплантация органов и тканей;

• психиатрия и права человека;

• моральные проблемы ВИЧ-инфицированных;

• межпрофессиональные отношения в медицине;

• проблемы социальной справедливости в медицине.

Врач, работающий в специализированном учреждении, оказывающем медицинскую помощь женщинам, не может не задумываться об этических аспектах искусственного прерывания беременности, контрацепции и стерилизации,относящихся к современным формам медицинского вмешательства в репродуктивную функцию человека. Скажем, представляет ли аборт нарушение основного принципа медицинской этики — «не навреди»? Допустимо ли его проведение с этической точки зрения (а она совсем не обязательно совпадает с юридической)? Если да, то в каких случаях? Ответы на эти вопросы зависят от профессиональной подготовленности и нравственных принципов врача.

Одна из важнейших проблем, связанных с разработкой новых репродуктивных технологий, — искусственное оплодотворение, которое предоставляет возможность преодолеть бесплодие. Использование этой технологии затрагивает такие человеческие ценности, как природа самого брака, взаимоотношения супругов, судьба личности будущего ребенка. С точки зрения морали здесь важно не перейти ту грань, когда вмешательство в репродуктивную сферу помогает женщине обрести долгожданную беременность, а не превращается в вид манипуляции, эксперимента. Искусственное оплодотворение в нашей стране имеет законодательное разрешение и не должно вызывать морального осуждения в обществе. Действительно, каждая женщина имеет право быть матерью, и долг врача — помочь ей в этом.

Спорный и уязвимый с точки зрения биоэтики метод суррогатного материнства, когда оплодотворенная яйцеклетка (от биологических отца и матери) вносится в матку другой женщины (суррогатной матери), которая вынашивает и рожает ребенка, а потом передает его биологическим родителям. Таким образом, с одной стороны, становится очевидной манипуляция телесной природой ребенка, получающего генетическое наследие от двух определенных лиц и вместе с тем кровь, питание от суррогатной матери. С другой стороны, это единственный способ для отдельных семейных пар обрести желанного ребенка.

Ожесточенные споры велись и ведутся вокруг проблемы клонирования человека на основе современных технологий генной инженерии. В обсуждении морального аспекта клонирования участвуют биологи, врачи, политики, философы, священнослужители. Высказываются две противоположные точки зрения. Первая — клонирование морально этично, и появление человеческих генетических копий безопасно для самого человека и общества. Эта технология открывает путь к освобождению от болезней и бессмертию. Вторая — клонирование аморально и не безопасно, так как наука еще не в состоянии определить последствия, к которым оно приведет, нет экспериментальных доказательств, что каждый клонированный эмбрион будет развиваться нормально и у клонированного ребенка не возникнут уродства или умственные задержки, кроме того, могут появиться самые непредсказуемые злоупотребления.

Для врача, работающего в специализированном учреждении хирургического профиля, может оказаться немаловажной выработка этической позиции по отношению к такому важнейшему достижению медицинской науки ХХ в., кактрансплантация органов и тканей человека. Сегодня пересаживаются практически все жизненно важные органы и ткани: почки, сердце, печень, легкое, костный мозг и другие. Однако трансплантология породила много сложных этических и правовых проблем, связанных с определением прав и обязанностей донора и его родственников, реципиента и медицинских работников, а также сопряженных с ними условий получения информированного согласия (реципиента, живого донора), констатации необратимой гибели головного мозга предполагаемого донора. В настоящее время основной правовой документ в этой области — Закон РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека». В нем определены условия и порядок трансплантации человеческих органов и тканей с учетом современных достижений медицинской науки и практики, однако не даны ответы на многие этические вопросы.

К одной из наиболее горячо обсуждаемых сегодня этических проблем относится проблема эвтаназии, т.е. намеренного ускорения наступления смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий. Иными словами, эвтаназия — это преднамеренное убийство человека (по его просьбе). Различают две основные формы эвтаназии: активную и пассивную. Активная эвтаназия — преднамеренное применение медицинскими работниками каких-либо средств с целью прерывания жизни пациента. К активной эвтаназии

также относят самоубийство при помощи врача, который предоставляет больному средства для прекращения жизни. Пассивная эвтаназия — отказ от поддерживающего лечения, которое или совсем не начинают, или прекращают на определенном этапе. В Основах существует специальная ст. 45 «Запрещение эвтаназии». В ней говорится: «Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни». Эвтаназия противоречит религиозным взглядам всех основных конфессий и классической медицинской этике, в частности клятве Гиппократа, однако этот вопрос не может считаться окончательно решенным.

Еще один принцип биоэтики — социальная справедливость, который предусматривает равное предоставление необходимых видов медицинской помощи любому пациенту независимо от его физического, психического и материального состояния. Врач при оказании медицинской помощи пациентам должен руководствоваться исключительно профессиональными и этическими нормами, а не отдавать предпочтение больным с особым социальным статусом и высоким материальным положением.

Социально-психологической основой профессионального воспитания врачей служат формирование и развитие у них соответствующей этико-деонтологической культуры. Это означает, что сопереживание и милосердие должны стать внутренним содержанием, нравственным стержнем медицинского работника. Этические нормы врача должны находить свое проявление в профессиональной деятельности, прежде всего в общении с пациентами, их близкими, во взаимоотношениях с коллегами.

2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 < Предыдущая Стр 23 из 23 23

Соседние файлы в предмете Медицинское право

  • # 23.07.201736.86 Кб5Задание (3 тема).doc
  • # 23.07.2017105.98 Кб5Постановление Правительства РФ от 21 октября 2011 г. N 856 ‘О Програ.doc
  • # 23.07.201778.85 Кб7Постановление Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30 ‘Об утвержд.doc
  • # 23.07.201787.55 Кб6Постановление Правительства РФ от 6 июля 2006 г. N 416 ‘Об утвержден.doc
  • # 23.07.201739.42 Кб5Постановление_Правительства_РФ_от_1_сентября_2005_г_N_546_Об_утвер.doc
  • # 23.07.2017133.01 Кб33Права пациентов.docx
  • # 23.07.2017485.02 Кб14РП Медицинское право России-1.pdf
  • # 23.07.2017485.02 Кб10РП Медицинское право России.pdf
  • # 23.07.201732.77 Кб6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *