Брак в исламе

Недетские связи: ужасающие факты раннего замужества в странах Азии

+1

Теги: ранние браки

Сегодня мы живем в свободном мире, и девушки выходят замуж по любви, однако в некоторых странах Азии, особенно в некрупных селениях, все еще действуют традиции, принуждающие девочек выходить замуж в раннем возрасте. Для этих стран считается нормой, если девочке, вступившей в брак с взрослым мужчиной всего 10-12, а то и 6 лет.
Такой брак фактически является торговой сделкой: родители девочки продают свою дочь будущему мужу. Но зачастую неравные браки заканчиваются плачевно, девочки либо сбегают из новой семьи, либо заканчивают жизнь самоубийством.
Йемен. Тахани, девочка в розовом, вышла замуж в 6 лет, ее мужу было 25.
Афганистан. 40-летний Фаиз Мохаммед и 11-летняя Гулам Хидер в ее родительском доме накануне свадьбы в селении Дамарда.
Асии 14 лет, но она родила уже второго ребенка
Нужуд стала самой молодой разведенной женой в мире. Ей было 10 лет. Муж был старше девочки втрое, увез ее из столицы Йемена Саны в деревню, где всячески над ней издевался.
Когда она однажды приехала в гости к родителям, то тайком пошла в суд и потребовала развод, который был оформлен через два дня. Эта история стала знаменитой, а Нужуд впоследствии выпустила свою автобиографию.
После этого громкого дела в Йемене последовали и другие разводы. В Сане развелись девочки 9 и 12 лет.Селение Дамарда, 2005 год. Гулам Хедер 11 лет, она мечтала окончить школу и стать учительницей, но девочку выдали замуж за 40-летнего Фаиза Мохаммеда
В Афганистане многие родители подобные меры объясняют желанием оградить дочерей от внебрачных связей, которые случаются во время обучения в школе. Однако из-за подобных методов девочки зачастую остаются неграмотными, так как после свадьбы перестают ходить в учебные заведения.
Ассам, Индия. Хасина вышла за Али в возрасте 13 лет. Теперь ей 14 с половиной лет, а через четыре месяца она станет мамой.
Бхопал, Индия. Бракосочетание 12-летней невесты и 14-летнего жениха
Молодые невесты перед бракосочетанием. Эти девочки все в возрасте 14–16 лет, и они все еще надеются, что в будущем смогут получить образование
Лицо Аиши изуродовал боевик «Талибана» за попытку побега из семьи, в которой над ней издевались все родственники.
Девочки льют на себя керосин, надеясь, что от него останется шрам, который станет своеобразным знаком для семьи и кто-нибудь из родственников спасет их.
Раджани 5 лет, ее несут на свадебную церемонию ночью, потому что в Индии подобные браки считаются незаконными. Ночные церемонии становятся общей тайной в деревне.
Церемония бракосочетания Раджани и ее 14-летнего жениха
В Индии маленькие невесты после церемонии живут дома до наступления половозрелого возраста. Тогда проводится вторая церемония, после которой девочка полностью переходит под власть мужа.
Провинция Бамиян, 2010 год. Жених с невестой следуют на свадебную церемонию. Афганистан — бедная страна, в которой дочери часто служат валютой для погашения долгов.
Бхопал, Индия. Еще более молодые супруги — обоим по 7 лет.

Единственный случай, когда женщина может выйти замуж сразу после развода

7 Октябрь 2017 4717

Вопрос: Если после никаха мужчина даст женщине развод, то нужно ли женщине выжидать срок идда, учитывая, что между ними не было интимной близости?

Ответ: ‘Идда – это период времени, в течение которого женщина после смерти мужа или развода не имеет права снова выйти замуж за другого мужчину. В принципе, выжидать срок ‘идды необходимо для определения возможной беременности женщины и установления последующего отцовства ребёнка.

‘Идда установлена Всевышним Аллахом для защиты прав женщины и ребёнка. Как мы отметили выше, женщина соблюдает ‘идду в двух случаях:

  1. после смерти мужа;

Если у женщины умер муж и она была беременной, ‘идда у неё заканчивается после родов. Если же женщина не была беременной, то она должна выждать 4 месяца и 10 дней (по лунному календарю). Вдове во время ‘идды разрешается выходить из дома только по насущным вопросам.

2. после развода или прерывания никяха.

Если женщина разведена (или же брак был прерван), и при этом она оказалась беременной, то её срок ‘идда также длится до родов. Однако если она не оказалась беременной, то ‘идда составляет три межменструальных очищения (тухр) в том случае, если женщина в том возрасте, в котором может иметь менструацию.

Если же (по возрасту) женщина ещё (уже) не может иметь менструации, для неё ‘идда – три лунных месяца.

Если во время брака между мужчиной и женщиной не было интимной близости, и они решили развестись, то в этом случае женщине не нужно выжидать срок ‘идда, и сразу после развода она может выйти замуж за другого мужчину. То есть она вообще не должна ждать срока ‘идда.

Всевышний Аллах в Коране сказал:

(смысл): «О те, которые уверовали! Если вы женитесь на верующих женщинах (заключите с ними никах), а потом разведётесь с ними прежде, чем у вас произошла близость, то они не обязаны перед вами выжидать срок ‘идды». (сура Аль-Ахзаб: 49)

В соответствии с этим аятом, если мусульманин после заключения акта бракосочетания даст жене развод, не вступив с ней в интимную близость, этой женщине не нужно выжидать срок ‘идда, так как в данном случае полностью отсутствует вероятность её беременности. Сразу же после развода эта женщина может выйти замуж за другого мужчину.

Если же у неё были половые отношения, то она не имеет права выйти повторно замуж, пока не пройдёт срок ‘идда, даже если она уверена, что не беременна. Стоит отметить, что до истечения срока ‘идда женщина должна проживать в том месте, где жила до развода или смерти мужа, только при веских причинах она может переселиться в другое место.

Йемен: искалеченные детские судьбы («Dar Al-Hayat», Ливан)

  • 2 ноя, 2012 at 4:56 AM

Фото: Голос России
Интифаду, бушующую в в Йемене, славят во всем мире. Во всяком случае, в арабском — точно! Штурмуя бастионы диктатуры, антисалехская, южноаравийская революция обходит стороной болевые проблемы общества, не пытаясь даже слегка реформировать вековой уклад и шариатские устои, ставшие тормозом прогресса, символом косности, дремучей отсталости и невежества.
Арабские интеллектуалы задаются вопросом: что, в таком случае опаснее? Тоталитарный режим или традиции, якобы освященные Кораном: бытовое насилие, многоженство, ранние браки…
В какой стране мира вы встретите бабушку, которой нет и тридцати? Да еще с целым выводком внуков. Национальная южноаравийская специфика. Чисто йеменская прерогатива, исконное, так сказать, право, которое веками остается незыблемым и неизменным. А сколько за ним горя. Детских слез. Выплаканных и невыплаканных.
Фатиме 14 лет. Ее выдали замуж в 12. Муж вдвое старше. Она поведала мне о своем тайном желании развестись с ним, жаловалась на агрессивность мужа, ежедневно подвергающего ее побоям. Девочка вся в синяках и ссадинах. От сильного удара повреждена барабанная перепонка левого уха.
Подобных примеров искалеченных детских судеб в Йемене сколько угодно. Фатиму выдали замуж не по любви, а «по согласованной договоренности», точнее сказать, отец продал ребенка «взрослому мужчине» за 200 долларов. Такая вот такса… Через два года истязаний и жизни впроголодь девочка сбежала к матери. Однако суров закон гор и племен: беглянку вернули в лоно семьи, супруг сжег куклы, прочие побрякушки: ничто не должно напоминать юной жене об украденном детстве.
Защитники прав человека давно исследуют «ранние йеменские браки», высвечивая чудовищный социальный изъян общества, где женщин если и принято считать гражданами, то лишь второго сорта. Подросткам и юношам столь ранние браки запрещены. Девочек же, по сути, продают в рабство, лишают возможности ходить в школу, заточают в семейное узилище, где нещадно эксплуатируется детский труд. И где господствует средневековый уклад. Жены-малолетки подвержены более серьезным опасностям, чем взрослые женщины. Это признают все правоведы, кто занимается этим вопросом.
За порогом родительского дома бытовая жестокость и насилие, черствость и враждебность новой семьи. Оторванные от ласковых материнских рук, девочки попадают в сущий ад.
21-го февраля 2012 года ныне действующий президент Йемена Али Абдалла Салех слагает полномочия главы государства. Будем молиться, чтобы первым декретом новой власти стал указ о запрещении ранних браков. В одном ряду среди главных приоритетов реформы йеменского общества.
Известная йеменская правозащитница Таваккюль Курман, лауреат Нобелевской премии мира, первой заявила о том, что как юноши, так и девушки должны иметь право вступать в брак не ранее 18 лет.
«Режим свергнут, и революция должна позаботиться прежде всего о построении цивилизованного гражданского общества. Чтобы никто не смог упрекнуть нас в том, что кровь мучеников была пролита напрасно», сказала Таваккюль на недавней пресс-конференции в Сане.
По данным исследовательской программы ООН, сорок восемь процентов йеменок выдают замуж в детском возрасте. Редкий случай, когда невеста идет под венец в восемнадцать лет. Зато на селе, в горных деревнях, в местах обитания многочисленных оседлых племен почти в каждый дом входит восьмилетняя заплаканная девчушка, в неокрепшей душе и в детском сознании которой никак не укладывается тяжелая премудрость нового ее положения — замужней женщины.
И представьте, ни одна из этих юных барышень даже не догадывается, кто ее, так сказать, суженный. Это не ее забота. Случается, увидев, наконец, «избранника судьбы», да еще с ликом бородатым, морщинистым и неприглядным, девочки приходят в ужас и закатывают рев. Что в новой семье воспринимается крайне неодобрительно.
Кявкаб. 16 лет. «О замужестве я даже и не думала… Мой отец и отец будущего супруга были в суде и оформили договор. Потом мне сообщили: отныне ты мужняя жена».
Султана. 13 лет. «Я горько тосковала по маме, по любимой учительнице, по нашему классу и подружкам. Я научилась читать и писать, но считаю себя неграмотной. Зачем тебе образование, приговаривает отец, чем оно тебя одарит»?
Суад. В день бракосочетания ей исполнилось 14 лет. Своего жениха она увидела лишь в первую брачную ночь…
Афрах. 16 лет. «Отец настоял на браке. А так хотелось поступить в университет и выучиться на адвоката. Жду ребенка».
Мир, не ведающий о горькой участи йеменок, возмущается тем, что 50 миллионов девушек в третьем мире вступают в брак в возрасте от 15 до 19 лет.
По данным ВОЗ, крайне высока смертность от ранней беременности, особенно когда роженице нет еще и пятнадцати. Не успевший сформироваться по-женски организм, отсутствие элементарных знаний, медицинских препаратов и средств, невежество, предрассудки — все это превращает юных йеменских жен в реальную группу риска. И мы не знаем, что творится за массивными, окованными темной медью воротами деревенских жилищ, где жизнь вращается по замкнутому кругу, сокрытому от глаз людских…
В 1999 году йеменский парламент взялся было за исправление ситуации. После долгих прений пришли к заключению, что возраст брачующихся не должен противоречить исламскому шариату. На том и поладили. А что изменилось за прошедшие годы? Скольких девочек продали за 200 долларов, даже не справившись, что по этому поводу думает какой-нибудь уважаемый толкователь Корана?
В 2009 году вновь собрались по тому же поводу. Решено было определить возраст вступающих в брак не моложе 17 лет. Но Партия реформ и правящая Партия Национальный конгресс отклонили проект. Было принято расплывчатое решение — «зрелым возрастом считать тот, при котором брак не будет представлять угрозы для детского здоровья».
Йемен вступает сегодня в новую эру. Революция готова упразднить все, что угодно, однако считает неприкосновенными такие болевые проблемы и традиции, как многоженство и браки с теми, кто не достиг совершеннолетия. Зло глубоко коренится в обществе. Проще свергнуть режим, труднее реформировать сознание.
Или начать новую интифаду? С нуля. В надежде, что революционеры разглядят наконец кое-что пострашнее диктатуры — нашу собственную косность, отсталость, архаичность и мракобесие…
Революция, возможно, победит. Но если под пение фанфар и гром литавр всеобщего торжества где-нибудь в глубинке в чужой дом неслышно войдет девочка, держа под мышкой куклу, по-детски всхлипывая, испуганная и растерянная, и преподнесена будет великовозрастному греховнику-сластолюбцу, знайте, господа мятежники, — ваша революция пошла прахом. И кровь за нее пролита напрасно.
Надия Халифа — ученый-исследователь Центра «Права женщин Ближнего и Среднего Востока».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *