Духовная семинария

Семинария

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Духо́вная семина́рия (от лат. seminarium — рассадник) — учебное заведение для подготовки христианского духовенства.

Возникновение семинарий в Европе

Первоначально семинарии, как учебные заведения, образовались в Европе у католиков и протестантов. Некоторые из тех семинарий до сих пор осуществляют свою учебно-воспитательную деятельность.

Семинарии в Русской Православной церкви

Появление семинарий в России

См. также в статье Церковная реформа Петра I

До XVII века духовное образование в Православии осуществлялось монастырями. В монастырских школах учились даже княжеские дети — здесь находились самые лучшие библиотеки, книги в которых вручную переписывались монахами. В княжеских, архиерейских и приходских школах качество образования и количество учащихся было нестабильным, т.к. это в значительной степени зависело от возможностей своих покровителей.

Предшественниками современных духовных семинарий стали братские школы, появившиеся на территории оккупированных литовцами и поляками юго-западных русских земель. В самой России первым духовным учебным заведением современного европейского типа стала Славяно-греко-латинская академия, первоначально располагавшаяся в Заиконоспасском монастыре города Москвы.

С начала XVIII века при архиерейских домах в Российской империи начали учреждаться семинарии (архиерейские школы). Они были преимущественно сословными учебными заведениями для сыновей духовенства, но первоначально не имели целью подготовку только священнослужителей, ввиду нехватки свободных мест для клириков.

В XVIII веке полный курс, имевшийся далеко не везде, мог занимать 8 лет в следующих ступенях («классах»): фара (или аналогия), инфима, грамматика, синтаксима, пиитика, риторика, философия, богословие. В основе всей системы обучения лежало совершенное овладение латинским языком; все прочие знания давались попутно, из чтения латинских текстов. Постепенное введение греческого началось в конце XVIII века, при митрополите Московском Платоне (Левшине).

В 1814—1818 году была предпринята реформа духовных школ в Российской империи, в результате которой семинарии по своему статусу стали равны гимназиям, тогда как академии представляли собой высшие духовные заведения. До конца 1870-х годов окончившие курс семинарий имели свободный доступ в высшие учебные заведения, наравне с гимназистами; затем доступ этот был закрыт.

Под влиянием митрополита Филарета (Дроздова) в XIX веке происходил постепенный отход от латинский схоластики.

По определению, семинарии представляли собою «учебно-воспитательные заведения для приготовления юношества к служению православной церкви». Семинарии находились под общим управлением Святейшего Синода, состояли в непосредственном ведении епархиальных архиереев, имевших высшее наблюдение за направлением преподавания, за воспитанием учащихся и за выполнением правил устава в общем. Семинарии содержались на средства Св. Синода и на пособия, отпускаемые из государственного казначейства. Непосредственное управление семинарией принадлежало ректору, инспектору и правлению, имеющему собрания педагогические и распорядительные.

Обучение в семинариях было бесплатным, причём сироты и дети бедных родителей принимались на казённое содержание. Курс обучения составлял шесть лет. В семинарии принимались молодые люди православного исповедания из всех сословий, как уже обучавшиеся в других учебных заведениях, так и получившие домашнее образование; для поступления в 1-й класс установлен был возраст от 14 до 18 лет. Преобладающее значение в учебном курсе семинарий занимали богословские науки, но в значительном объёме преподавались и науки общеобразовательные, входившие в курс классических гимназий. Для оценки знаний использовалась балльная система: «5» — отлично, «4» — очень хорошо, «3» — хорошо, «2» — посредственно, «1» — слабо. Учащиеся первых трёх классов, показавшие слабые результаты, могли оставляться однократно на второй год в том же классе.

Лучшие воспитанники продолжали обучение в духовных академиях; большая часть воспитанников определялась епархиальным начальством на места священно- и церковнослужителей либо на должности учителей и надзирателей в духовно-учебные заведения. В конце XIX века лучшие выпускники семинарий получили возможность поступать только в два светских университета:

  • в Томский университет и
  • в Юрьевский университет.

К началу XX века существовало 55 духовных семинарий, в которых учились около 18 тысяч человек.

Семинарии РПЦ в XX веке

В начале XX века в студенческой среде российских семинарий распространяются протестные революционные движения. Последовавшие революции и гражданская война в России привели к полному закрытию всех семинарий в СССР. Лишь Великая отечественная война вынудила советское руководство ослабить преследование Православной церкви и позволить её открыть несколько духовных семинарий. К 1989 году в Советском Союзе оставалось только три семинарии:

  1. Московская, с академией и регентской школой,
  2. Ленинградская, с академией и регентской школой, и
  3. Одесская.

После крушения богоборческой советской власти Православная церковь получила полную свободу, благодаря которой было открыто множество семинарий и других церковных учебных заведений.

Список семинарий РПЦ в настоящее время

С начала 2018 года в РПЦ действует более пятидесяти духовных семинарий:

в России:

1. Московская духовная семинария
2. Санкт-Петербургская духовная семинария
3. Барнаульская духовная семинария
4. Белгородская духовная семинария
5. Владимирская духовная семинария
6. Вологодская духовная семинария
7. Воронежская духовная семинария
8. Донская духовная семинария
9. Екатеринбургская духовная семинария
10. Екатеринодарская духовная семинария
11. Иваново-Вознесенская духовная семинария
12. Казанская духовная семинария
13. Калужская духовная семинария
14. Коломенская духовная семинария
15. Костромская духовная семинария
16. Кузбасская духовная семинария
17. Курская духовная семинария
18. Свято-Николо-Угрешская духовная семинария
19. Нижегородская духовная семинария
20. Новосибирская духовная семинария
21. Омская духовная семинария
22. Оренбургская духовная семинария
23. Пензенская духовная семинария
24. Перервинская духовная семинария г. Москва
25. Пермская духовная семинария
26. Рязанская духовная семинария
27. Самарская духовная семинария
28. Саранская духовная семинария
29. Саратовская духовная семинария
30. Смоленская духовная семинария
31. Ставропольская духовная семинария
32. Сретенская духовная семинария
33. Тамбовская духовная семинария
34. Тобольская духовная семинария
35. Томская духовная семинария
36. Тульская духовная семинария
37. Хабаровская духовная семинария
38. Ярославская духовная семинария
39. Якутская духовная семинария

в Украине:

1. Киевская духовная семинария
2. Волынская духовная семинария
3. Одесская духовная семинария
4. Полтавская духовная семинария
5. Почаевская духовная семинария
6. Сумская духовная семинария
7. Таврическая духовная семинария
8. Харьковская духовная семинария

в Беларусии:

1. Минская духовная семинария
2. Витебская духовная семинария

прочие семинарии РПЦ:

1. Кишиневская духовная семинария
2. Рижская духовная семинария
3. Ташкентская духовная семинария
4. Алма-Атинская духовная семинария
5. Свято-Троицкая духовная семинария в Джорданвилле
6. Духовно-образовательный центр имени преподобной Женевьевы Парижской

Многие семинарии начинали свою деятельность как Духовные училища, и лишь спустя какое-то время были преобразованы в Духовные семинарии.

Болонский процесс в семинариях РПЦ

В основу деятельности семинарий РПЦ положены «Концепция высшего Духовного образования Русской Православной Церкви» и «Церковный образовательный стандарт высшего образования специалиста в области православного богословия (Семинария)», принятые Священным Синодом РПЦ 21 августа 2007 года по докладам Председателя комиссии по подготовке концепции Духовного образования Русской православной церкви и анализу проводимых реформ духовных школ, архиепископа Тобольского и Тюменского Димитрия (Капалина) и Председателя Учебного комитета Московского патриархата архиепископа Верейского Евгения (Решетникова). Благодаря этим документам, семинарии стали высшими учебными заведениями РПЦ.

По инициативе Святейшего Патриарха Кирилла в РПЦ продолжается реформирование духовного образования. Преобразования нацелены на интеграцию российского духовного образования в европейское и отечественное образовательное и научное пространство. Главная цель реформы — это повышение уровня качества духовного образования России.

В соответствии с Болонским процессом духовное образование в РПЦ будет трёхуровневым:

  • Первый уровень — Бакалавриат, итогом которого становится написание дипломной работы на соискание степени «Бакалавр богословия». Как и любой другой бакалавриат в России, это завершённое высшее образование. Термин «Семинария» является вторым равнозначным наименованием бакалавриата как духовного учебного заведения в РПЦ. В некоторых богословских учебных заведениях бакалавриат включает 4 обязательных года и 1 пастырский и практический год обучения в семинарии, итогом которого становится написание Дипломной работы на соискание степени «Бакалавр богословия». В других бакалавриатом называется пятилетнее образование: подготовительный («нулевой») курс + 4 года основного образования. В последнем случае зачисление на 1 курс бакалавриата производится не столько по результатам успеваемости на подготовительном курсе, сколько по результатам дисциплинарных наблюдений.
  • Второй уровень — Магистратура: 2-х годичная программа при Духовных Академиях и других богословских учебных заведениях РПЦ, итогом которой становится написание Магистерской диссертации на соискание степени «Магистр богословия». С недавнего времени в некоторых Духовных академиях РПЦ написание Магистерской диссертации является условием обучения в Магистратуре. С началом Болонского процесса в РПЦ термин «Академия» стал иметь двоякое значение: с одной стороны им как официально, так и неофициально называют Магистратуру, с другой — учебное заведение, объединяющее в себе несколько звеньев богословского образования РПЦ, например, бакалавриат (семинарию), Магистратуру, Аспирантуру и Докторантуру.
  • Третий уровень — Аспирантура: 3-х годичная программа в Духовных Академиях, итогом которой становится написание Кандидатской диссертации на соискание степени «Кандидат богословских наук» (в европейской классификации — «Доктор теологии I степени»). Особо отличившиеся Кандидаты богословия могут продолжить заниматься богословскими науками в Докторантуре при Общецерковной аспирантуре и докторантуре им. свв. Кирилла и Мефодия, и защитить Докторскую диссертацию на соискание степени «Доктор богословия» (в европейской классификации — «Доктор теологии II степени» или «англ. Doctor of Divinity»).

Все семинарии РПЦ начиная с 2010 года обучают студентов по программе Бакалавриата в полном соответствии со всеми государственными стандартами, и имеют государственную лицензию на осуществление образовательной деятельности по специальности «Теология» (031900) высшего профессионального образования. По окончании семинарии выпускники получают дипломы государственного образца со степенью «Бакалавр богословия». В соответствии с нормативами высшей школы, семинарии Русской Православной церкви обустраиваются современными компьютерами и средствами коммуникации.

Процесс преобразования семинарий в высшие учебные заведения сталкивается с некоторыми трудностями. При длительных богослужебных и различных хозяйственных послушаниях ощущается нехватка времени на качественное исполнение возросших учебных программ. Для улучшения образовательного процесса в духовных семинариях вводятся штатно оплачиваемые должности курсовых и индивидуальных наставников (тьюторов), помогающих студентам решать различные учебные и воспитательные проблемы:

  1. разъяснение и примерное исполнение христианских заповедей любви к Богу и ближним,
  2. индивидуальное собеседование с каждым семинаристом для преодоления личных негативных комплексов и вредных привычек,
  3. разрешение недопонимания и конфликтных ситуаций в студенческой среде,
  4. организация досуга (спорт, групповые походы на природу, в театр, паломнические поездки, совместные чаепития в дни рожденья, и т.п.),
  5. проверка выполнения домашних заданий и письменных работ семинаристов,
  6. помощь в усвоении трудного учебного и научного материала,
  7. стимулирование студентов к устранению задолженностей по предметам,
  8. контроль за своевременной и успешной сдачей зачётов и экзаменов,
  9. совместная подготовка проповедей, значимых докладов, презентаций и обсуждение их,
  10. выбор темы сочинения, реферата, курсовых и дипломной работ, их научного руководителя и кафедры,
  11. активная поддержка решимости каждого семинариста определиться в своей личной жизни избранием благочестивой невесты или монашеского жительства с принятием священного сана и достойного дальнейшего служения.

Особенности функционирования русских семинарий

Почти во всех семинариях полностью бесплатное обучение, проживание, 4-х разовое питание, пошив униформы (китель, брюки или подрясник), выплачивается стипендия. На период обучения семинаристам предоставляется отсрочка от армии с возможным её продлением по окончании учёбы, если выпускник продолжит образование в духовной академии или посвятит себя церковному служению. Учебный процесс в семинариях сопровождается активной богослужебной практикой с обязательным посещением воскресных и праздничных богослужений, пением в церковных хорах, пономарствами (иподиаконствами), чтением в храмах на церковнославянском языке, произнесением проповедей, колокольным звоном, выпеканием просфор и различными трудовыми послушаниями. Студенты регулярно принимают участие в различных паломничествах, крестных ходах, музыкальных выступлениях, спортивных соревнованиях, научных конференциях, преподают в гимназиях и воскресных школах взрослым и детям, публикуют духовные статьи собственного сочинения в православных печатных изданиях. В середине обучения (иногда перед самым выпуском) семинаристов, ещё не ставших диаконами, священниками или монахами, постригают в чине хиротесии во чтецов.

Обучение может быть дневное (очное), заочное, экстернат и дистанционное. На пастырское отделение принимаются только лица мужского пола православного вероисповедания не вступавшие брак или находящиеся в первом браке, с полным или специальным средним образованием, в возрасте примерно до 35 лет (очники, а заочники — до 50 лет).

За время обучения студенты проходят курс множества богословских и гуманитарных дисциплин, изучают православное богословие, богослужебный устав, каноническое право, историю Церкви, церковное пение с другими христианскими искусствами, современные иностранные и древние языки, — как специализированные предметы, необходимые для пастырской деятельности, так и общеобразовательные для гармоничного развития личности.

При многих семинариях действуют регентские отделения для молодых девушек православного вероисповедания, имеющих желание стать супругами будущих священников и исполнять клиросное служение. Также есть иконописные отделения. На отделение дополнительного религиозного образования (Вечернее образование) при некоторых семинариях может поступить любой православный христианин, желающий стать катехизатором-миссионером или православным педагогом (для обучения детей). В окормлении семинарий могут находиться и другие школы: гимназии, лицеи, училища.

Ссылки

  • Духовные академии и семинарии
  • Духовное образование в России. XVII—XX вв. В Православной энциклопедии (2000)
  • Мраморнов А. И. Духовная семинария в России начала XX века: кризис и возможности его преодоления (на саратовских материалах). Саратов: «Научная книга», 2007
  • Информационно-аналитический портал Хабаровской духовной семинарии «Православие на Дальнем Востоке»
  • Духовный и интеллектуальный облик российского семинариста в начале XX в.
  • Социальная сеть студентов Духовных школ Русской Православной Церкви
  • Концепция дальнейшего реформирования системы духовного образования Русской Православной Церкви

Беседы с Архипастырем. Чему учат в семинарии? Просмотров: 2631 Комментариев: 0

Текстовая версия телепрограммы

Вышла в эфир телепрограмма из цикла «Беседы с Архипастырем», подготовленная телестудией Саратовской митрополии.

Вед.: Сегодня специальный выпуск программы «Беседа с архипастырем», посвященный началу нового учебного года. Здравствуйте, Владыка! Вы являетесь ректором Саратовской православной духовной семинарии. Многим нашим телезрителям интересно побольше узнать о ее жизни. Во-первых, потому, что семинария готовит священников. Это ведь совершенно особенная работа, профессия ― или, лучше сказать, служение. Во-вторых, это закрытое учебное заведение и интересно узнать: как готовят священников, чем они отличаются от обычных студентов? Итак, Владыка, что же такое духовная семинария?

Митрополит Лонгин: Духовная семинария — это, как вы правильно сказали, закрытое учебное заведение, которое готовит будущих пастырей Церкви Христовой. Это достаточно строгое учебное заведение. По крайней мере, мы стараемся, чтобы оно таким оставалось.

Сегодня духовное образование в Русской Церкви находится в состоянии реформирования. Если на протяжении всего XX века и до недавнего времени семинария была именно церковным учебным заведением, диплом которого имел силу только внутри церковной ограды, то сегодня мы проходим аккредитацию, и семинария становится одним из высших учебных заведений государства, которое выдает диплом государственного образца.

Это положительный процесс, мы стремились к этому достаточно давно, потому что такая ситуация осталась нам в наследство от Советского Союза. Ни в одной стране мира, в том числе и в демократических странах, где Церковь отделена от государства, не существует такой дискриминации духовного образования ― хоть христианского, хоть исламского, какого-либо другого. Везде духовные учебные заведения, их дипломы признаются государством.

Обучение в семинарии отличается от обучения в любом другом высшем учебном заведении, потому что мы готовим людей к определенному виду служения — не работы, не специальности. Мы пытаемся настроить, наставить наших выпускников на особый образ жизни — священнослужение, для того, чтобы человек всегда, во все дни и ночи на протяжении всей своей жизни был священником. Не просто пришел на работу, отработал какое-то количество часов, ушел и живет обычной жизнью. К сожалению, так бывает, но так быть не должно. Мы стремимся воспитать это понимание у наших студентов.

Вед.: А практически как это происходит? Чем жизнь семинариста отличается от жизни обычных вузовских студентов?

Митрополит Лонгин: Прежде всего, тем, что в семинарии преподаются предметы, связанные с богословием, с духовной жизнью. Есть достаточно обширный гуманитарный цикл. Ну и, конечно, тем, что в семинарии мы не только учим, но и воспитываем. По традиции у нас не употребляется слово «студент», мы говорим: «воспитанник семинарии», и в этом есть глубокий смысл.

Семинария, как я уже сказал, закрытое учебное заведение, и жизнь воспитанника подчинена определенному распорядку. Наши студенты живут в общежитии, у них расписано все их время: учеба, самоподготовка, выполнение тех или иных хозяйственных работ, которые у нас по-монастырски называются послушаниями. У нас совершенно недопустимы такие недолжные проявления, как курение, распитие спиртных напитков. Мы всегда отчисляем, если кто-то из наших воспитанников не может побороть в себе эти дурные привычки. И, конечно же, на старших курсах наши студенты готовятся к принятию священного сана: учатся произносить проповеди, работать с детьми и молодежью. Это и работа в летнем детском лагере, и преподавание в воскресных школах саратовских храмов.

И самое главное, к чему приучается воспитанник семинарии — это умение жить богослужением. Семинаристы практически ежедневно посещают храм. Мы пытаемся не просто дать им навыки участия в службе, но воспитать внутреннюю потребность в богослужении, потому что священник — это человек, для которого богослужение является центром всей жизни.

Вед.: Владыка, судя по тому, что вы рассказали, «воинство Христово» — это не просто метафора… А как быть с армией? Служат ли в армии воспитанники семинарии?

Митрополит Лонгин: Вы знаете, совсем недавно, после многих лет переговоров, государство дало всем воспитанникам семинарий такую же отсрочку от призыва, какую имеют все студенты государственных вузов. Так что сегодня воспитанники семинарии освобождены от службы в армии. Хорошо это или плохо, я затрудняюсь сказать. Лично я сторонник того, что молодому человеку лучше бы послужить в армии. Сегодня большинство ребят вырастают очень инфантильными, в атмосфере, которая на способствует воспитанию мужества. Поэтому большая часть семинаристов, по моему благословению, служат или служили.

Вед.: Владыка, Вы тоже когда-то были воспитанником семинарии. Чем Вам запомнились годы семинарской жизни?

Митрополит Лонгин: Я поступил в семинарию в 1985 году. Это были совсем другая эпоха, другая страна, другая семинария и другие семинаристы. Тогда на весь Советский Союз было всего три семинарии — в Москве, в Санкт-Петербурге, тогдашнем Ленинграде, и в Одессе. Поступить туда было очень сложно, чинились самые разные препятствия. Могли вызвать на военные сборы как раз тогда, когда идут экзамены, разные провокации устроить, не пустить.

Поступали в семинарию люди уже взрослые. Семнадцатилетних мальчишек, как сегодня, практически не было. Было правило, что в семинарию брали только после армии. Был большой конкурс. Сама семинария на поступивших производила совершенно ошеломляющее впечатление ― прежде всего, своей библиотекой, возможностью читать книги, которых нигде больше не было. У нас были замечательные преподаватели. Конечно, эти впечатления и до сегодняшнего дня со мной. Многое изменилось в лучшую сторону, но что-то очень важное ушло. Ушла готовность пойти на какие-то неприятности, пойти на жертвы. Если тогда, в Советском Союзе, человек подал документы в семинарию и не поступил, будь у него хоть два высших образования — всё, его никуда больше не взяли бы. Дворник, истопник — основные варианты, которые ему предстояли. Подавая документы в духовную школу, люди оставляли за порогом свою прежнюю жизнь. Вот этой решимости, конечно, у сегодняшних ребят нет, они даже не представляют себе, что это такое. Слава Богу, что что Церковь свободна, что можно верить открыто. Но повторю: чего-то ощутимо не хватает.

Вед.: Владыка, что из того, что Вам запомнилось из Вашей семинарской жизни, Вы хотели бы перенести в жизнь Саратовской духовной семинарии?

Митрополит Лонгин: Я думаю, что главное для священника, я уже упомянул об этом, — любовь к богослужению. И сколько я здесь нахожусь, я стараюсь, чтобы богослужение было глубоким, осмысленным и красивым. На меня в свое время оно произвело впечатление, сравнимое с тем, которое получили послы князя Владимира в Софии Константинопольской.

Вед.: «Не знаем, на небе мы были или на земле?»…

Митрополит Лонгин: Да. И мне всегда хочется, чтобы не только семинаристы, но и все люди, приходя в церковь, были окружены удивительным благодатным воздухом православного богослужения и смогли полюбить, понять его, и чтобы богослужение стало потребностью их души. Это очень важно, и мне кажется, что если мы этого не добьемся, все остальное будет «мимо цели».

Вед.: Насколько мне известно, помимо экзаменов, у тех, кто поступает в семинарию, есть и обязательная личная беседа с ректором. Какие вопросы вы задаете будущим семинаристам?

Митрополит Лонгин: Вы знаете, самые разные. Начиная от того, какие книги они читали и какие группы слушали, и заканчивая более глубокими вопросами, скажем, о том, как они понимают смысл жизни. И в том числе моя задача при собеседовании — понять, зачем они переступили порог семинарии.

Вед.: А если дать подсказку нашим телезрителям: какой ответ о книгах точно понравится ректору?

Митрополит Лонгин: Ну зачем же подсказывать? Я не ставлю задачу, чтобы ответ мне понравился. Я как раз пытаюсь понять: а что там внутри, есть ли вообще там что-нибудь? К сожалению, не только я могу посетовать, но и любой ректор, любого учебного заведения знает, насколько сегодня узок кругозор наших абитуриентов, всех без исключения. Сегодня очень мало читают, больше времени проводят в соцсетях, что, может быть, и развивает человека, но очень однобоко. То, что дают классическая литература, классическая музыка, к сожалению, там поучить нельзя.

Вед.: Владыка, бывает, что уже взрослые, состоявшиеся люди мечтают поступить в семинарию, потому что хотят послужить Богу…

Митрополит Лонгин: Мы берем в семинарию людей старшего возраста, но поскольку, как правило, они обременены семьей, они не могут пять лет жить в общежитии, оставив семью и детей. Поэтому у нас есть заочное отделение, на котором даже больше воспитанников, чем на очном.

Когда в 1990-е годы началось возрождение Церкви, то во многих епархиях рукополагали просто благочестивых мирян, которые хоть что-то умели — читать по церковно-славянски, знали богослужение. Ныне покойный Святейший Патриарх Алексий II сравнивал эту ситуацию с народным ополчением: пусть люди и воевать-то толком не умеют, но всё равно идут и какое-то время держат оборону. Примерно так же было и у нас.

За последние годы в нашей епархии практически не осталось таких батюшек, все, кто был тогда рукоположен, уже получили образование. Поэтому сегодня наш заочный сектор представляет собой как раз то место, где учатся люди, работающие зачастую на самых разных работах, но которые планируют со временем принять сан.

Вед.: Владыка, в завершение нашей программы, не могли ли бы Вы дать какое-то напутствие, прежде всего, новым воспитанникам семинарии?

Митрополит Лонгин: Я хотел бы пожелать, чтобы для них будущее служение священником стало их жизнью, стало тем, ради чего они забывали бы о самих себе. Хотел бы пожелать, чтобы за те пять лет, которые им предстоит учиться в семинарии, они развили бы в себе навыки самоотвержения, послушания и, самое главное, любви к Богу и людям.

Ноябрь 28, 2016 Православие Комментарии : 0 Читали : 653

Затронуть такую интересную тему меня побудило размышление над одним из ныне оконченных периодов моего духовного образования. Большинство людей, посещающих церковные приходы, имеют довольно смутное представление о важном этапе в жизни знакомых им батюшек, который, собственно говоря, предшествует принятию священного сана. Надеюсь, что небольшая экскурсия в семинарскую аудиторию от человека, посвятившего учебе в духовных школах более шести лет своей жизни, будет интересна и принесет свою пользу. Сразу скажу, что я передаю свое личное впечатление от тех мест, где я учился, но я не думаю, что учеба в других аналогичных заведениях кардинально отличается от моей.

Человек, принимающий священный сан, приобретает новый масштаб в глазах людей. К нему предъявляются повышенные требования, он находится в центре внимания, как своих прихожан, так и людей более далеких от Церкви. От него ожидают ответов на вечные вопросы, действенных советов по решению бытовых и духовных проблем, глубоких и проникновенных поучений и конечно соответствующего уровня нравственной жизни. Причем это может не зависеть от возраста, знаний, опыта священника: в глазах многих он пастырь и образец, который имеет все упомянутые настройки по умолчанию. Не так важно кем был этот парень позавчера, важно то, что сегодня. На его груди висит крест, он приступил к служению, поэтому он обязан оправдывать ожидания. У многих может не стоять вопроса: а способен ли он на это, только потому что на нем крест, и каков его внутренний багаж на сегодняшний день? Что ему удалось накопить и что он готов отдать? Во избежание недоразумений от прочитанного, сразу оговорюсь что речь идет не о том, чтобы обидеть или принизить какого-то священника. Я хотел бы просто обратиться с просьбой быть более снисходительными к нашим замечательным пастырям, не требовать от них слишком многого, а также обращать внимание не только на висящий на груди крест, но и на лицо, на то, к кому именно вы обращаетесь, что за человек перед вами.

В то время, когда я ещё только мечтал учиться в семинарии, у меня были свои определенные стереотипы о священниках и их подготовке. Для меня любой священник был большим авторитетом в духовных вопросах, который разбирается во всех тонкостях богословской мудрости, идеально знает Библию и может без большого труда помочь человеку разобраться в его недоумениях. К тому же ему не нужен духовник, он ведь сам исповедует людей, читает святых отцов, поэтому вполне способен сам решить свои проблемы, открыв нужную страницу в книге. Все необходимое он получает в процессе подготовки в семинарии, после чего приступает к своему высокому служению.

Согласен, сказанное выше выглядит довольно наивно, но я действительно так думал, будучи подростком. Но что-то мне подсказывает, что такие стереотипы жили не только в моей голове, но и продолжают существовать в представлениях большого числа людей. Если вы не относите себя к таким, то, возможно, сказанное ниже не будет для вас открытием.

Я не буду писать о том, как проходит подготовка будущих пастырей, это отдельная интересная тема. Лучше я расскажу о том, чего не проходят в наших семинариях.

1. Кому-то это покажется странным, но в семинарии не учат большинству ответов на вопросы, которые чаще всего возникают у прихожан. На лекциях вы вряд ли услышите инструкции о том, как правильно справлять поминки, можно ли зажигать свечи от соседней лампады, можно ли читать ту или иную молитву и какую именно в конкретной ситуации, или как найти вторую половинку. Будущим священникам не объясняют, можно ли вышивать по воскресеньям или как зажечь свечу в храме, если на подсвечнике рядом других горящих свечей нет. А также прочие вопросы, вроде таких: где правильно ставить крест на могиле усопшего или что делать, если он тебе является по ночам, и самый распространённый: чем снять наведенную порчу? Программа духовного образования не предусматривает отдельной дисциплины, где каждое приходское недоумение разбиралось бы в мельчайших подробностях. Кроме недостатка времени, есть и другая причина, а именно: в такой дисциплине нет необходимости. Серьезное богословское образование вырабатывает у человека определенный вкус к окружающей его информации и воспитывает умеренно критичный ум. Человеку, не имеющему такого вкуса и мышления, бывает непросто разобраться и не утонуть в том обилии литературы, мнений, слухов, традиций и советов, которые раздаются со всех сторон. Здесь важно положительное знание своей веры и умение отделять главное от второстепенного. Если я знаю чему меня учит Евангелие и каков святоотеческий дух, я вряд ли спутаю его с околоправославной попсой или сектантским примитивизмом. И для этого мне не обязательно досконально все изучать, достаточно пробежаться глазами и понять что это не православие Апостольской Церкви. То же можно сказать и о вопросах, начинающихся с фразы «А можно ли..» Неоходимо уметь пользоваться важным принципом христианства, который изложен апостолом: «Где Дух Господень, там свобода» (2Кор.3:17). Знание и понимание этой важной отличительной особенности христианства избавит человека от задавания сотни подобных ненужных вопросов и укажет как применять это в своей жизни. Если я осознаю, что для меня главное в православии, я не буду бояться свечи, зажженой не от того подсвечника.

2. В семинарии не проводят мастер-классов по принятию исповеди. Конечно, там оговариваются некоторые важные моменты, даются практические советы, иногда разбираются ситуации, существует курс по аскетике — науке о борьбе со страстями и достижении святости. Но в целом, все что касается душепопечительства приходит уже с многолетним практическим опытом. Поэтому, если вы пришли на исповедь к молодому священнику имейте это в виду. На качестве таинства это не отразится, потому что Бог прощает грехи, но в плане получения духовного совета здесь нужно быть внимательным и осторожным.

3. Наверняка это удивит вас еще больше, но в семинарии фактически не учат совершать богослужение в роли священнослужителя. Я имею в виду именно практику, теории богослужения во всех возможных ее формах там вполне хватает. За все время учебы мне вспоминается только два практических момента в течение одного занятия: обучение каждению и совершению проскомидии. Все остальное также приходит с практикой, когда новопоставленный клирик приступит к своим непосредственным обязанностям.

4. Как это не прискорбно, но в семинарии фактически не учат тому, как объяснять разным людям, в том числе малоцерковным, христианские истины на понятном им языке. Скажу по своему небольшому опыту, что в моменты общения с людьми, смутно представляющими что такое православие и зачем оно нужно, я вспоминал отнюдь не семинарские лекции и цитировал не катехизис. По большей части я использовал те доступные примеры, аналогии и объяснения, которые я почерпнул из лекций известных миссионеров, прослушанных в сети Интернет. Если бы я не интересовался этим дополнительно, то как бы я мог изложить истину православия для простых людей, мне представить трудно. Справедливости ради нужно сказать, что этим вопросам уделяли время некоторые семинарские преподаватели, но в качестве личного дополнения к своему предмету. За что им большая благодарность.

5. Чаще всего люди приходят к священнику не с вопросами о высоком богословии или последних достижениях библеистики, а с обычными житейскими проблемами, которые далеко не всегда связаны с его компетенцией. Конечно священник должен как-то помогать и поддерживать таких людей, но встает вопрос как именно. В семинарии нет предмета по семейной конфликтологии или воспитанию детей. Все, что может почерпнуть здесь студент, это крупицы ценных советов от опытных преподавателей, которые можно иногда услышать в качестве отвлечения от темы предмета. Все остальное, как вы уже поняли, когда-нибудь придет с опытом. Конечно бывают и молодые священники, которые могут дать полезный духовный или житейский совет, но в целом ситуация такова. Требовать от священника решить ваши проблемы, просто исходя из его сана и полномочий, не всегда эффективно по объективным причинам.

6. Жизнь и служение священника напрямую связаны со сверхъестественным миром и его влиянием на нашу повседневность. Несмотря на это, духовное образование больше предполагает освоение теории богословия и прочих дисциплин и совершения внешней стороны богослужения. Возможно, сказанное выше звучит немного сложно, поэтому поясню проще. В семинарии нет практического курса по экзорцизму, не даётся инструкций, что делать при встрече с ангелами, демонами или привидениями, как правильно расправиться с полтергейстом или истолковать вещий сон. Нужно понимать, что мы имеем дело не с вполне строгой теорией, типа математики или биологии, где можно предугадывать закономерности и выводить формулы. Область служения священника намного неоднозначнее и сложнее, поэтому не стоит наивно полагать что семинаристов обучают каким-то тайным искусствам или особо сильным молитвам, которые делают их на порядок сильнее простых смертных. К счастью, всем управляет Бог, Который не делит людей по сортам и готов помочь одинаково каждому, кто обратиться к Нему с верой. Священник, как предполагается, более опытный в духовной жизни и наделенный Богом определёнными полномочиями, может лишь помочь человеку разобраться в сложившейся ситуации и указать ему правильное направление — к Богу.

Я перечислил все эти интересные подробности загадочной учёбы в таких заведениях, как семинария, не просто для того, чтобы кого-то удивить или развлечь. Из этого можно сделать определённый вывод: приходя в Церковь не нужно отключать голову и надеяться, что специально обученные странные люди с бородами решат все ваши проблемы и обеспечат вам спокойную безмятежную жизнь. Кроме совершения таинств и обрядов, священник призван помогать людям встретиться с Богом и разрешать различные трудности, возникающие у пасомых. Но всегда стоит помнить, что священник, это такой же человек как и мы с вами, он может чего-то не знать, в чем-то заблуждаться или не быть способным ответить на каверзный вопрос. Это не умаляет его достоинства и значимости его служения. И вот почему. В отличие от любой другой профессии, здесь особенно проявляется один важный фактор. Врач может неправильно сделать операцию и убить человека, строитель может быть недостаточно квалифицированным, чтобы построить дом. Священник же не претендует на то, что он все делает сам. Через него действует Бог, Который вопреки всем недостаткам священника может спасти через него людей. Большую часть в деле спасения людей занимает не священник и не его поучения, а Бог, Который невидимо действует через него. Это не значит что священнику нет необходимости учиться. Это не говорит о том, что по его вине не могут пострадать люди. Это означает, что он всего лишь служитель Господа, который помогает другим встретиться с Ним и предоставляет все остальное Его Промыслу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *