Фома аквинский сумма теологии

Содержание

Фома Аквинский и его «Сумма теологии»

Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
Главная Экономика История экономических учений
< Пред СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ

Особое влияние на развитие схоластики и канонической доктрины оказал итальянец Фома Аквинский (1225—1274) (встречается и другое, латинизированное написание — Томас Аквинат). Он был младшим сыном графа Ландольфа Аквинского, воспитывался в школе при бенедиктинском аббатстве Монтекассино. В семнадцать лет он вступил в молодой нищенствующий орден доминиканцев, учился у Альберта Великого, затем преподавал в Париже и разных городах Италии. Отличаясь мягкостью, терпением и великодушием, Фома Аквинский получил прозвище doctor angelicus (ангельский доктор).

Фома Аквинский очень высоко ценил Аристотеля и добился того, что официальная церковь перестала усматривать в трудах философа угрозу вере со стороны разума. С точки зрения Фомы, разум приближает человека к истинной вере. Именно с этих позиций в своем главном труде «Сумма теологии» Фома Аквинский разрабатывал католическую догматику. Наряду с самыми общими вопросами бытия и природы Бога он рассматривал и практические проблемы повседневной жизни — как должен жить человек, сознавая себя исполнителем божественного замысла. При этом Аквинат отмечал, что реальные вещи и явления не всегда совершенны, не всегда точно и полно выражают Божий промысел, свою сущность, норму. Поэтому необходимо анализировать окружающий мир, выявлять истинную сущность вещей и явлений, определять нормы поведения людей, соответствующие божественному замыслу.

С точки зрения Фомы Аквинского, практически любой вид деятельности имеет право на существование, поскольку разделение труда установлено Богом, создавшим мир, в котором человек, чтобы жить, обязан трудиться. Главной целью человека, однако, должно быть нравственное самосовершенствование. Труд должен, удовлетворяя потребности, освобождать человека от праздности, давать возможность заниматься благотворительностью. В связи с этим богатство у Фомы Аквинского делится на естественное, связанное с удовлетворением потребностей, и искусственное (деньги и драгоценные металлы), которое не помогает человеку приблизиться к Богу и не делает его счастливым.

В отношении частной собственности Фома Аквинский, с одной стороны, разделял идею отцов церкви о том, что все вещи принадлежат самому Богу и находятся в общем пользовании людей. С другой стороны, опираясь на Аристотеля, он отмечал, что собственность естественна для удовлетворения необходимых нужд. Поэтому человек должен жить в «правильном соответствии своему сословию» и заниматься благотворительностью, рассматривая себя как управляющего имуществом, которое принадлежит всем.

Исходя из таких представлений о труде и собственности, им признается правомерность существования земельной ренты. Владелец земли не присваивает результатов чужого труда, в качестве вознаграждения за свой труд по управлению имением он получает часть продукта, производимую силами природы. Кроме того, получение ренты позволяет владельцу земли больше заниматься благотворительностью, самосовершенствованием, духовными занятиями, которые стоят значительно выше физического труда.

Большое внимание Фома Аквинский уделял вопросам торговли, прибыли, справедливой цены. Он отмечал, что закон, данный людям, существует не только для добродетельных, но и для слабых. Поэтому человеческий закон не может «запретить все, что противно добродетели, но его действия достаточно, чтобы запретить все, что разрушительно для человеческих отношений; прочие же случаи рассматриваются как законные, но не потому, что одобряются, а потому, что за них не предусмотрено наказания». Также и торговая прибыль, хотя по своей природе не содержит в себе ничего добродетельного, имеет право на существование, но при определенных условиях. Во-первых, продавец не должен прибегать к хитрости и обману. Во-вторых, прибыль «законна не сама по себе, но если имеет иную цель, которая обязательно добродетельна». К таким целям Фома Аквинский относит содержание собственного дома, помощь нуждающимся, общую выгоду (например, обеспечение страны тем, чего в ней не хватает), умеренное вознаграждение за свой труд. Еще одно условие, при котором допускается существование торговой прибыли, — изменения, которые произошли с вещью или в обстоятельствах продавца с момента покупки до продажи. Здесь речь идет об улучшении вещи; достаточно длительном ее хранении, что требует затрат; перевозке в другую местность, что опять же сопряжено с издержками, а также с риском понести убыток.

Подобное понимание торговой прибыли повлияло на трактовку Фомой Аквинским вопроса о справедливой цене. По сути, он соединяет два взгляда на справедливую цену, существовавшие у канонистов. По его мнению, «справедливая цена вещей не установлена с математической точностью, но зависит от характера оценки таким образом, чтобы малейшее добавление или удаление не могло разрушить равновесие справедливости». Он считает, что, с одной стороны, цена товара должна возмещать все издержки, включая среди прочего трудовые затраты, затраты на хранение, доставку товара, а также компенсировать возможный риск утраты товара. С другой стороны, справедливая цена зависит и от социального фактора, т.е. она должна включать определенную надбавку, позволяющую продавцу товара получать доход, соответствующий его положению в обществе. Кроме того, Фома Аквинский, признавая, что «греховно получать прибыль от обмана, продавая вещи дороже, чем их справедливая цена», допускает превышение справедливой цены при продаже товара. Это возможно, если вещь очень нужна покупателю, а продавцу трудно с ней расстаться. В таком случае цена будет зависеть не только от самой стоимости вещи, но и от убытков, которые понес продавец при сделке. Фактически получается, что превышение справедливой цены компенсирует моральный ущерб продавца, который расстался с нужной ему вещью.

Важной и достаточно противоречивой частью экономической составляющей учения Фомы Аквинского является вопрос о ростовщичестве, т.е. предоставлении денежных ссуд под проценты. Вслед за Аристотелем Аквинат считал, что деньги изобретены людьми для облегчения обмена. С его точки зрения, «монета — вернейшая мера материальной жизни в торговле и обороте, подобно тому, как милостыня — лучшая мера жизни духовной», поэтому недопустимой является практика «порчи монеты», под которой понималось снижение золотого или серебряного содержания монеты или ее веса при сохранении номинала. «Основной и исключительный принцип использования денег — это потребление или отчуждение, что проявляется в обмене. Поэтому незаконно по сути брать деньги за ссуду, каковой платеж и называется ростовщичество, и так же как человек обязан возместить другому потери за плохие товары, так и здесь человек обязан возместить деньги, которые он взял в долг». Иными словами, брать деньги за ссуду несправедливо, это подобно продаже того, что не существует, как, например, в том случае, когда хотят продать вино, а затем еще и право его пить. Вино и его потребление неотделимы друг от друга, так же дело обстоит и с деньгами. По сути, у Фомы Аквинского получается, что взимание процента при ссуде денег — это продажа права на их использование. Таким образом, вслед за Аристотелем, придерживаясь традиций христианской этики, Фома Аквинский резко осуждает ростовщичество как обман, называет его постыдным, греховным. Но, несмотря на это, он пытается в определенной степени оправдать существование ростовщического процента, правда, называет его иначе — возможным вознаграждением кредитора, его выгодой. В таком качестве могут выступать нематериальные вещи: благодарность, благожелательство, любовь. Кроме того, возможно и материальное вознаграждение кредитора в виде «бескорыстного подарка», а также совместного с должником раздела прибылей от финансирования торговых операций, ремесленного производства.

Помимо этого кредитор вправе претендовать на материальную компенсацию за неполученный доход, которого лишился из-за того, что не сам пустил деньги в оборот, а дал их взаймы. Плюс ко всему кредитору полагается вознаграждение и за риск потери своих денег.

Итак, Фома Аквинский с помощью схоластического метода в значительной степени снял противоречие между христианским мировоззрением и экономической реальностью классического Средневековья. Не отступая от религиозных догм, он фактически признал правомерным то, что всегда осуждалось церковью, — существование прибыли. По сути, Фома Аквинский первым в истории экономической мысли начинает рассматривать прибыль как вознаграждение за труд и риск.

Идеи Фомы Аквинского оказали мощное влияние на взгляды поздних канонистов, в частности на их понимание проблемы «справедливой цены». Опираясь на постулаты Аквинского, они рекомендовали при ее определении брать сумму всех издержек и добавлять к ней умеренную прибыль. Обязанность же следить за ценами возлагалась на светские власти.

  • Фома Аквинский. Сумма теологии. Ч. 2. Мировая экономическая мысль. Сквозьпризму веков. Т. 1. С. 122.
  • Там же.
  • Фома Аквинский. Сумма теологии. С. 129.

Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter

< Пред СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ
  • Фома Аквинский и его «Сумма теологии»

    Особое влияние на развитие схоластики и канонической доктрины оказал итальянец Фома Аквинский (1225—1274) (встречается и другое, латинизированное написание — Томас Аквинат). Он был младшим сыном графа Ландольфа Аквинского, воспитывался в школе при бенедиктинском аббатстве Монтекассино. В семнадцать…
    (История экономических учений)

  • Политическое учение Фомы Аквинского и его теория закона

    Своего наивысшего могущества Римская церковь достигла в XIII в. Папа объявил себя наместником Христа, а до этого считался наместником апостола Петра. В это время происходит окончательное становление религиозной средневековой догматики. Этим церковь обязана «славнейшему», «ангелоподобному» Фоме Аквинскому…
    (История политических учений)

  • Фома Аквинский

    Вершины могущества как в политической, так и в духовной жизни средневековой Европы папство достигло в XIII в. Тогда же завершилось создание системы схоластики — католицист- ской теологии, ориентированной на оправдание постулатов веры средствами человеческого разума. В ее построении чрезвычайно…
    (История политических и правовых учений)

  • Особенности становления и развития политико-правовой мысли в средневековой Европе. Политико-правовое учение Фомы Аквинского

    В истории средневековой Западной Европы (V—XVI вв.) существует два исторических этапа: • V—XI вв. — раннефеодальный период, когда на развалинах Римской империи складываются европейские государства. Слабая политическая консолидация общественных сил, отсутствие централизованной власти. Период, когда только…
    (История политических и правовых учений Древнего мира, Средневековья, Возрождения и Нового времени)

  • Политико-правовое учение Фомы Аквинского

    Основные положения учения Фомы Аквинского основаны на синтезе философии Аристотеля (учение об иерархии форм; учение об «активной форме», дающей жизнь «пассивной материи»; учение о государстве) с догматами католической Церкви: • в основе его учения лежит главный догмат Церкви: «Нет власти не от Бога»,…
    (История политических и правовых учений Древнего мира, Средневековья, Возрождения и Нового времени)

  • Политические и правовые взгляды Фомы Аквинского

    Фома Аквинский (1225 или 1226—1274) — католический монах, происходивший из знатного графского рода, владевшего доменом в окрестностях г. Аквино (отсюда прозвище мыслителя — Аквинский, Аквинат). Учился Фома недалеко от дома: сначала в монастыре Монте Кассино, а затем в университете Неаполя, где…
    (История политических и правовых учений)

  • Учение Фомы Аквинского

    Фома Аквинский В наиболее полном виде эта политическая концепция поддерживается и развивается в трудах средневекового теолога, философа и политолога Фомы Аквинского (1225—1274), основателя нового направления в философии Средневековья — томизма Томизм — учение Фомы Аквинского, название произошло…
    (Политология)

  • Как решалась проблема соотношения веры и разума в философии Фомы Аквинского? В чем заключается историческая роль этой концепции?

    Особенности средневековой философии нашли наиболее яркое выражение в творчестве одного из наиболее крупных ее представителей — Фомы Аквинского (1225—1274). Его философия представляет собой как бы энциклопедию официальной католической религиозной идеологии. Он родился в аристократической семье…
    (Философия)

  • Какие доказательства существования Бога приводил Фома Аквинский? Насколько они убедительны?

    Реализуя свою гносеологическую установку, Фома Аквинский уделял большое внимание не только проповеди принятых на веру библейских истин, но и их рациональному, логическому обоснованию. Причем главное внимание он уделял рациональным доказательствам существования бытия Бога. С этой целью он разработал пять…
    (Философия)

Популярные страницы
  • Фома Аквинский и его «Сумма теологии»

    Особое влияние на развитие схоластики и канонической доктрины оказал итальянец Фома Аквинский (1225—1274) (встречается и другое, латинизированное…

  • Политическое учение Фомы Аквинского и его теория закона

    Своего наивысшего могущества Римская церковь достигла в XIII в. Папа объявил себя наместником Христа, а до этого считался наместником апостола Петра. В…

  • Фома Аквинский

    Вершины могущества как в политической, так и в духовной жизни средневековой Европы папство достигло в XIII в. Тогда же завершилось создание системы схоластики…

  • Особенности становления и развития политико-правовой мысли в средневековой Европе. Политико-правовое учение Фомы Аквинского

    В истории средневековой Западной Европы (V—XVI вв.) существует два исторических этапа: • V—XI вв. — раннефеодальный период, когда на развалинах Римской…

  • Политико-правовое учение Фомы Аквинского

    Основные положения учения Фомы Аквинского основаны на синтезе философии Аристотеля (учение об иерархии форм; учение об «активной форме», дающей жизнь «пассивной…

  • Политические и правовые взгляды Фомы Аквинского

    Фома Аквинский (1225 или 1226—1274) — католический монах, происходивший из знатного графского рода, владевшего доменом в окрестностях г. Аквино…

  • Учение Фомы Аквинского

    Фома Аквинский В наиболее полном виде эта политическая концепция поддерживается и развивается в трудах средневекового теолога, философа и политолога Фомы…

  • Как решалась проблема соотношения веры и разума в философии Фомы Аквинского? В чем заключается историческая роль этой концепции?

    Особенности средневековой философии нашли наиболее яркое выражение в творчестве одного из наиболее крупных ее представителей — Фомы Аквинского (1225—1274)….

  • Какие доказательства существования Бога приводил Фома Аквинский? Насколько они убедительны?

    Реализуя свою гносеологическую установку, Фома Аквинский уделял большое внимание не только проповеди принятых на веру библейских истин, но и их рациональному,…

Фома Аквинский. Сумма теологии (отрывки).
ТЕОЛОГИЯ И НАУКА.

12

Хрестоматийный материал 4.

Фома Аквинский (1225-1274 гг.) –доминиканский монах, крупный теологический средневековый философ, систематизатор схоластики, автор томизма.

За мягкость характера получил имя «ангельского доктора». В 1323 году причислен к лику святых.

Основные идеи:Ф. Аквинский ясно определял область науки и веры. Задача науки — объяснение закономерностей мира. Науке под силу достижение объективного знания, но охватить все наука не может. Над царством научного и философского познания находится царство богословия. Между наукой и верой нет противоречия – истина откровения выше разума, но не противостоит ему. Вера должна находиться в гармонии с разумом. Бытие Бога тоже может быть доказано разумом. Земной мир – это единство «формы» и «материи». Бог является первопричиной и конечной целью всего сущего, «чистой формой». Человек в представлении Фомы Аквинского есть соединение души и тела. Душа «нематериальна» и получает свое «завершение» только через тело. Пренебрежение к телесному вступает в противоречие с опытом и здравым смыслом. Предпосылкой нравственного поведения Ф. Аквинский считал свободу воли.

Основные произведения: «Сумма теологии», «Сумма философии» («Сумма против язычников»), комментарии к Библии, комментарии к произведениям Аристотеля.

Фома Аквинский. Сумма теологии (отрывки).
ТЕОЛОГИЯ И НАУКА.

…Для спасения человеческого было необходимо, чтобы сверх философских дисциплин, которые основываются на человеческом разуме, существовала некоторая наука, основанная на божественном откровении; это было необходимо прежде всего тому, что человек соотнесен с богом как с некоторой своей целью. Между тем эта цель не поддается постижению разума; в соответствии со словами Исайи (гл.64, ст.4): «Око не зрело, боже, помимо тебя, что уготовал ты любящим тебя». Между тем должно, чтобы цель была заранее известна людям, дабы они соотносили с ней свои усилия и действия. Отсюда следует, что человеку необходимо для своего спасения нечто такое, что ускользает от его разума, через божественное откровение.

Притом даже и то знание о боге, которое может быть добыто человеческим разумом, по необходимости должно быть преподано человеку через божественное откровение: ибо истина о боге, отысканная человеческим разумом, была бы доступна немногим, притом с примесью многочисленных заблуждений, между тем как от обладания этой истиной целиком зависит спасение человека, каковое обретается в боге. Итак, для того чтобы люди достигли спасения и с большим успехом, и с большей уверенностью, необходимо было, чтобы относящиеся к богу истины богом же и были преподаны в откровении.

Итак, было необходимо, чтобы философские дисциплины, которые получают свое знание от разума, были дополнены наукой, священной и основанной на откровении (Сумма теол., I, q.1, 1 с).

Хотя человек не обязан испытывать разумом то, что превышает возможности человеческого познания, однако же то, что преподано богом в откровении, следует принять на веру (Сумма теол., I, q.1, 1 ad 1). Различие в способах, при помощи которых может быть познан предмет, создает многообразие наук. Одно и то же заключение, как то, что земля кругла, может быть сделано и астрологом, и физиком, но астролог придет к нему через посредство математического умозрения, отвлекаясь от материи, физик же через посредство рассуждений, имеющих в виду материю. По этой причине нет никаких препятствий, чтобы те же самые предметы, которые подлежат исследованию философскими дисциплинами в меру того, что можно познать при свете естественного разума, исследовала наряду с этим и другая наука в меру того, что можно познать при свете божественного откровения. Отсюда следует, что теология, которая принадлежит к священному учению, отлична по своей природе от той теологии, которая полагает себя составной частью философии (Сумма теол., I, q.1, 1 ad 2).

…Священное учение есть наука. Следует, однако, знать, что природа наук бывает двоякой. Одни из них таковы, что зиждутся на основоположениях, непосредственно отысканных естественной познавательной способностью, как то: арифметика, геометрия и другие в этом же роде. Другие таковы, что зиждутся на основоположениях, отысканных при посредстве иной, и притом высшей, дисциплины; так, теория перспективы зиждется на основоположениях, выясненных геометрией, а теория музыки — на основоположениях, выясненных арифметикой. Священное учение есть такая наука, которая относится ко второму роду, ибо она зиждется на основоположениях, выясненных иной, высшей наукой; последняя есть то знание, которым обладает бог, а также те, кто удостоен блаженства. Итак, подобно тому как теория музыки принимает на веру основоположения, переданные ей арифметикой, совершенно также священное учение принимает на веру основоположения, преподанные ей богом (Сумма теол., I, q.1, 1 ad 2).

Эта наука (теология) может взять нечто от философских дисциплин, но не потому, что испытывает в этом необходимость, а лишь ради большей доходчивости преподаваемых ею положений. Ведь основоположения свои она заимствует не от других наук, но непосредственно от бога через откровение. Притом же она не следует другим наукам, как высшим по отношению к ней, но прибегает к ним, как подчиненным ей служанкам, подобно тому как теория архитектуры прибегает к служебным дисциплинам или теория государства прибегает к науке военного дела. И само то обстоятельство, что она все-таки прибегает к ним, проистекает не от ее недостаточности или неполноты, но лишь от недостаточности нашей способности понимания: последнюю легче вести от тех предметов, которые открыты естественному разуму, источнику прочих наук, к тем предметам, которые превыше разума и о которых трактует наша наука (Сумма теол., I, q.1, 5 ad 2).

ЕСТЕСТВЕННАЯ ТЕОЛОГИЯ.

По закону своей природы человек приходит к умопостигаемому через чувственное, ибо все наше познание берет исток в чувственных восприятиях (Сумма теол., I, q.1, 9 с).

Путь доказательства может быть двояким. Либо он исходит из причины и потому называется «propter quid», основываясь на том, что первично само по себе; либо он исходит из следствия и называется «quia», основываясь на том, что первично в отношении к процессу нашего познания. В самом деле, коль скоро какое-либо следствие для нас призрачнее, нежели причина, то мы вынуждены постигать причину через следствие. От какого угодно следствия можно сделать умозаключение к его собственной причине (если только ее следствия более открыты для нас), ибо, коль скоро следствие зависит от причины, при наличии следствия ему по необходимости должна предшествовать причина. Отсюда следует, что бытие божие, коль скоро оно не является самоочевидным, должно быть нам доказано через свои доступные нашему познанию следствия (Сумма теол., I, q.2, 2 с).

…Бытие божие может быть доказано пятью путями.

Первый и наиболее очевидный путь исходит из понятия движения. В самом деле, не подлежит сомнению и подтверждается показаниями чувств, что в этом мире нечто движется. Но все, что движется, имеет причиной своего движения нечто иное: ведь оно движется лишь потому, что находится в потенциальном состоянии относительно того, к чему оно движется. Сообщать же движение нечто может постольку, поскольку оно находится в акте: ведь сообщать движение есть не что иное, как переводить предмет из потенции в акт. Но ничто не может быть переведено из потенции в акт иначе, как через посредство некоторой актуальной сущности; так, актуальная теплота огня заставляет потенциальную теплоту дерева переходить в теплоту актуальную и через это приводит дерево в изменение и движение. Невозможно, однако, чтобы одно и то же было одновременно и актуальным, и потенциальным в одном и том же отношении, оно может быть таковым лишь в различных отношениях. Так, то, что является актуально теплым, может одновременно быть не потенциально теплым, но лишь потенциально холодным. Следовательно, невозможно, чтобы нечто было одновременно, в одном и том же отношении и одним и тем же образом и движущим, и движимым,- иными словами, было бы само источником своего движения. Следовательно, все, что движется, должно иметь источником своего движения нечто иное. Следовательно, коль скоро движущий предмет и сам движется, его движет еще один предмет, и так далее. Но невозможно, чтобы так продолжалось до бесконечности, ибо в таком случае не было бы перводвигателя, а следовательно, и никакого иного двигателя; ибо источники движения второго порядка сообщают движение лишь постольку, поскольку сами движимы первичным двигателем, как-то: посох сообщает движение лишь постольку, поскольку сам движим рукой. Следовательно, необходимо дойти до некоторого перводвигателя, который сам не движим ничем иным; а под ним все разумеют бога.

Второй путь исходит из понятия производящей причины. В самом деле, мы обнаруживаем в чувственных вещах последовательность производящих причин; однако не обнаруживается и невозможен такой случай, чтобы вещь была своей собственной производящей причиной; тогда она предшествовала бы самой себе, что невозможно. Нельзя помыслить и того, чтобы ряд производящих причин уходил в бесконечность, ибо в таком ряду начальный член есть причина среднего, а средний — причина конечного (причем средних членов может быть множество или только один). Устраняя причину, мы устраняем и следствия. Отсюда, если в ряду производящих причин не станет начального члена, не станет также конечного и среднего. Но если ряд производящих причин уходил бы в бесконечность, отсутствовала бы первичная производящая причина; а в таком случае отсутствовали бы и конечное следствие, и промежуточные производящие причины, что очевидным образом ложно. Следовательно, необходимо положить некоторую первичную производящую причину, каковую все именуют богом.

Третий путь исходит из понятий возможности и необходимости и сводится к следующему. Мы обнаруживаем среди вещей такие, для которых возможно и быть, и не быть; обнаруживается, что они возникают и гибнут, из чего явствует, что для них возможно и быть, и не быть. Но для всех вещей такого рода невозможно вечное бытие; коль скоро нечто может перейти в небытие, оно когда-нибудь перейдет в него. Если же все может не быть, то когда-нибудь в мире ничего не будет. Но если это истинно, уже сейчас ничего нет; ибо не-сущее не приходит к бытию иначе, как через нечто сущее. Итак, если бы не было ничего сущего, невозможно было бы, чтобы что-либо перешло в бытие, и потому ничего не было бы, что очевидным образом ложно. Итак, не все сущее случайно, но в мире должно быть нечто необходимое. Однако все необходимое либо имеет некоторую внешнюю причину своей необходимости, либо не имеет. Между тем невозможно, чтобы ряд необходимых сущностей, обусловливающих необходимость друг друга, уходил в бесконечность (таким же образом, как это происходит с производящими причинами, что доказано выше). Поэтому необходимо положить некую необходимую сущность, необходимую самое по себе, не имеющую внешней причины своей необходимости, но самое составляющую причину необходимости всех иных; по общему мнению, это есть бог.

Четвертый путь исходит из различных степеней, которые обнаруживаются в вещах. Мы находим среди вещей более или менее совершенные, или истинные, или благородные; и так обстоит дело и с прочими отношениями такого же рода. Но о большей или меньшей степени говорят в том случае, когда имеется различная приближенность к некоторому пределу: так, более теплым является то, что более приближается к пределу теплоты. Итак, есть нечто в предельной степени обладающее истиной, и совершенством, и благородством, а следовательно, и бытием; ибо то, что в наибольшей степени истинно, в наибольшей степени есть, как сказано в II кн. «Метафизики», гл.4. Но то, что в предельной степени обладает некоторым качеством, есть причина всех проявлений этого качества: так, огонь, как предел теплоты, есть причина всего теплого, как сказано в той же книге. Отсюда следует, что есть некоторая сущность, являющаяся для всех сущностей причиной блага и всякого совершенства; и ее мы именуем богом.

Пятый путь исходит из распорядка природы. Мы убеждаемся, что предметы, лишенные разума, каковы природные тела, подчиняются целесообразности. Это явствует из того, что их действия или всегда, или в большинстве случаев направлена к наилучшему исходу. Отсюда следует, что они достигают цели не случайно, но будучи руководимы сознательной волей. Поскольку же сами они лишены разумения, они могут подчиняться целесообразности лишь постольку, поскольку их направляет некто одаренный разумом и пониманием, как стрелок направляет стрелу. Следовательно, есть разумное существо, полагающее цель для всего, что происходит в природе; и его мы именуем богом (Сумма теол., I, q.2, 3 с).

/Боргош Ю. Фома Аквинский. М., 1975. Перевод С.С.Аверинцева. С. 141-143./

АВГУСТИН БЛАЖЕННЫЙ АВРЕЛИЙ (354—430) — христианский философ, теолог, один из «отцов церкви», родоначальник неоплато­низма в христианской философии.

Основные идеи: Все его мировоззрение подчиняется принципу: «Без веры нет знания, нет истины». Авто­биография под названием «Исповедь» Августина раскрывает основные ориентиры человеческой жизни, смысл его бытия. В сочинении «0 граде божьем» получила развитие христианская концепция всемирной истории, где рассматриваются два противоположных вида человеческой общности. «Град земной», «греховное» светское государство, которое основано «на любви к себе, доведённой до презрения к Богу» противостоит «Граду Божьему» – всемирное господство церкви, которая основано «на любви к Богу, доведённой до презрения к себе».

Основные произведения:»О граде божьем», «Исповедь», «О прекрасном и пригодном», «Против академиков», «О порядке».

Читать онлайн «Сумма теологии. Том I» автора Аквинский Фома — RuLit — Страница 1

Главная » Книги » Аквинский Фома » Сумма теологии. Том I » Страница 1
Выбрать главу

Фома Аквинский

Сумма теологии. Том I. Вопросы 1-43

Трактат о священном учении

Вопрос 1. Сущность и значение священного учения

о священном учении, каким оно должно быть и к какому надлежит стремиться, изложенное в десяти разделах.

Поскольку мы понимаем, что наше исследование связано с некоторыми ограничениями, прежде всего, необходимо уяснить о самом учении: каким оно должно быть и к какому надлежит стремиться.

Относительно этого исследуется десять положений: 1) необходимо ли оно; 2) является ли оно наукой; 3) является ли оно одной , или многими; 4) умозрительно ли оно, или же носит прикладной характер; 5) как соотносится оно с другими науками; 6) суть ли оно то же, что и мудрость; 7) может ли Бог быть его объектом; 8) должно ли оно быть доказательным; 9) может ли оно пользоваться метафорическими или символическими выражениями; 10) можно ли, таким образом, согласно этому учению изъяснять Святое Писание во многих смыслах.

Раздел 1. Необходимо ли какое-нибудь учение помимо философского?

С первым обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что нет нужды в ином знании помимо того, которое предоставляет философская наука. Ибо человеку не дано познать то, что превосходит его разумение. «Что свыше сил твоих, того не испытывай» (Сир. 3:21). Но все, что может познать разум, в полной мере исследуется философскими науками. Посему кажется излишним любое знание помимо того, которое предоставляется философией.

Возражение 2. Кроме того, знание есть знание о сущем, ибо познается лишь то, что истинно, а сущее и есть то, что истинно. Но именно все сущее и является предметом философской науки, и даже самого Бога, как доказал Аристотель, исследует тот раздел философии, который называется теологией, или учением о божественном. Поэтому и нет нужды в ином знании помимо того, которое предоставляет философская наука.

Этому противоречит сказанное : «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2 Тим. 3:16). Очевидно, что богодухновенное Писание не может быть разделом философской науки, каковая основывается на человеческом разуме. Поэтому необходимо, чтобы помимо знаний, предоставляемых философской наукой, существовало и иное, богодухновенное знание.

Отвечаю: ради спасения человеческого было необходимо, чтобы помимо знаний, предоставляемых философской наукой, основанной на человеческом разуме, существовало знание, основанное на откровении, исходящем от Бога. Прежде всего, это нужно потому, что человек определен к Богу как к конечной цели, каковая превыше человеческого разумения: «Никакой глаз не видал другого бога, кроме Тебя, который столько сделал бы для надеющихся на него» (Ис. 64:44). Но необходимо, чтобы человек заранее знал свою цель, дабы сообразовывать с ней свои помыслы и деяния. Поэтому ясно, что ради своего спасения человеку следует знать и нечто такое, что превосходит возможности его разума и открывается ему божественным откровением.

Но даже и те истины о Боге, которые способен исследовать человеческий разум, необходимо должны были быть преподаны людям через божественное откровение, ибо иначе божественные истины, доступные разумению, стали бы достоянием немногих, да и то не сразу и с примесью немалых заблуждений. А между тем, всецелое спасение человека, каковое обретается в Боге, полностью зависит от знания им этих истин. Посему, дабы люди достигали спасения более успешно и более уверенно, необходимо, чтобы божественные истины были преподаны им через божественное откровение. Поэтому ясно, что помимо философской науки, опирающейся на разум, должна быть и священная наука, преподанная через откровение.

Ответ на возражение 1. Поскольку человеку не дано посредством разума познать вещи, возможности оного разума превышающие, то, коль скоро они явлены Богом в откровении, их следует принимать на веру. Об этом говорит и Писание: «Не нужно тебе размышлять о том, что сокрыто» (Сир. 3:25). В этом-то и состоит значение священной науки.

Ответ на возражение 2. Различие в способах познания и создает разнообразие наук. Как астроном, так и физик могут прийти к одному и тому же заключению, например, что земля – кругла; но астроном придет к этому математически (т. е. отдельно от материи), а физик – всегда имея в виду материю. Отсюда следует: нет никаких оснований полагать, что коль скоро иные вещи могут быть постигнуты философской наукой, насколько они могут быть познаны естественным разумом, они в то же время не могут быть преподаны нам посредством другой науки, насколько они явлены в откровении. Поэтому ясно, что теология, основанная на священном учении, качественно отличается от теологии, являющейся частью философской науки.

вернуться

Metaph. VI, 1.

~ 1 ~
Следующая страница

ФОМА АКВИНСКИЙ (1225 – 1274)

  • A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А

Обычная версия сайта home vision user search

Известные отечественные и зарубежные конституционалисты

Фома Аквинский (Аквинат) – один из выдающихся мыслителей средневековой Европы, философ и теолог, доминиканский монах, систематизатор средневековой схоластики и учения Аристотеля.Родился в конце 1225 или начале 1226 года в замке Роккасекка, родовом замке близ Аквино, в Неаполитанском королевстве.

Фома получил прекрасное образование. Сначала в монастыре бенедиктинцев в Монте-Кассино он проходит курс классической школы, давшей ему превосходное знание латинского языка. Затем он отправляется в Неаполь, где обучается в университете под руководством наставников Мартина и Петра Ирландского.

В 1244 г. Аквинат принимает решение вступить в орден доминиканцев, отказавшись от должности аббата Монте-Кассино, что вызвало решительный протест семьи. Приняв постриг в монахи, он отправляется учиться в Парижский университет, где слушает лекции Альберта Больштедта, прозванного Альбертом Великим, который оказал на него огромное влияние. Следуя за Альбертом, Фома четыре года посещает лекции в Кёльнском университете. Во время занятий он не проявлял особой активности, редко принимал участие в диспутах, за что коллеги прозвали его Немым Быком.

По возвращении в Парижский университет Фома последовательно проходит все ступени, необходимые для получения степени магистра теологии и лиценциата, после чего преподает в Париже теологию до 1259 г. Начался наиболее плодотворный период в его жизни. Он выпускает ряд теологических трудов, комментариев к Священному писанию и начинает работу над «Суммой философии».

В 1259 г. папа Урбан IV вызвал его в Рим, так как Святой престол усмотрел в нем человека, который должен был выполнить важную для церкви миссию, а именно дать трактовку «аристотелизма» в духе католицизма. Здесь Фома завершает «Сумму философии», пишет другие научные работы и приступает к написанию главного труда своей жизни «Суммы теологии».

В этот период он ведет полемику против консервативных католических теологов, яростно отстаивая основы христианско-католической веры, защита которой стала главным смыслом всей жизни Аквинского.

Во время поездки для участия в созванном папой Григорием Х соборе, проходившем в Лионе, он тяжело заболевает и умирает 7 марта 1274 г. в монастыре бернардинцев в Фоссануове.

В 1323 г., во время понтификата папы Иоанна XXII, Фома был причислен к лику святых. В 1567 г. он был признан пятым «Учителем церкви», а в 1879 г. специальной энцикликой Папы римского учение Фомы Аквинского объявлено «единственно истинной философией католицизма».

Основные произведения

1. «Сумма философии» (1259-1269).

2. «Сумма теологии» (1273).

3. «О правлении государей».

Основные идеи

Идеи Фомы Аквинского оказали огромное влияние не только на развитие философии и теологической науки, но и на многие другие направления научной мысли. В своих произведениях он объединил в единое целое философию Аристотеля и догматы католической церкви, дал толкование форм государственного устройства, предложил предоставить светской власти существенную автономию, сохраняя в то же время господствующее положение Церкви, провел четкую границу между верой и знанием, создал иерархию законов, высшим из которых является божественный закон.

Основанием правовой теории Фомы Аквинского является нравственная сущность человека. Именно нравственное начало служит источником права. Право, согласно Фоме, – это действие справедливости в божественном порядке человеческого общежития. Аквинат характеризует справедливость как неизменную и постоянную волю предоставлять каждому свое.

Закон определяется им как общее право для достижения цели, правило, которым кто-либо побуждается к действию или к воздержанию от него. Взяв у Аристотеля деление законов на естественные (они самоочевидны) и положительные (писаные), Фома Аквинский дополнил его делением на законы человеческие (определяют порядок общественной жизни) и божественные (указывают на пути достижения «небесного блаженства»).

Человеческий закон – это положительный закон, снабженный принудительной санкцией против его нарушений. Совершенные и добродетельные люди могут обходиться и без человеческого закона, для них достаточно и естественного закона, но чтобы обезвредить людей порочных и не поддающихся убеждениям и наставлениям, необходимы страх наказания и принуждение. Человеческим (положительным) законом являются только те человеческие установления, которые соответствуют естественному закону (велениям физической и нравственной природы человека), иначе эти установления – не закон, а лишь искажение закона и отклонение от него. С этим связано отличие справедливого человеческого (позитивного) закона от несправедливого.

Позитивный божественный закон – закон, данный людям в божественном откровении (в Ветхом и Новом завете). Библия учит, какой образ жизни Бог считает для людей правильным.

В трактате «О правлении государей» Фома Аквинский поднимает еще одну очень важную тему: взаимоотношение церковной и светской властей. Согласно Фоме Аквинскому, высшая цель человеческого общества – вечное блаженство, но для ее достижения усилий правителя недостаточно. Забота об этой высшей цели возлагается на священников, и особенно на наместника Христа на земле – папу, которому все земные правители должны подчиняться, как самому Христу. В решении проблемы соотношения церковной и светской властей Фома Аквинский отходит от концепции непосредственной теократии, подчиняя светскую власть церковной, но различая сферы их влияния и предоставляя светской власти существенную автономию.

Он первый проводит четкую границу между верой и знанием. Разум, по его мнению, только дает обоснование непротиворечивости откровения, веры; возражения же против них рассматриваются лишь как вероятные, не вредящие их авторитету. Разум должен быть подчинен вере.

Представления Фомы Аквинского о государстве – первая попытка развить христианскую доктрину государства на базе аристотелевской «Политики».

От Аристотеля Фома Аквинский перенял мысль о том, что человек по природе есть «животное общительное и политическое». В людях изначально заложено стремление объединиться и жить в государстве, ибо индивид в одиночку удовлетворить свои потребности не может. По этой естественной причине и возникает политическая общность (государство). Процедура создания государства аналогична процессу сотворения мира Богом, а деятельность монарха схожа с активностью Бога.

Цель государственности – «общее благо», обеспечение условий для достойной жизни. По мнению Фомы Аквинского, реализация данной цели предполагает сохранение феодально-сословной иерархии, привилегированное положение власть имущих, исключение из сферы политики ремесленников, земледельцев, солдат и торговцев, соблюдение всеми предписанного богом долга повиноваться высшему сословию. В этом разделении Фома Аквинский также идет вслед за Аристотелем и утверждает, что эти различные категории работников необходимы для государства в силу его природы, которая в его теологической интерпретации оказывается, в конечном счете, реализацией законов Провидения.

Защита интересов папства и устоев феодализма методами Фомы Аквинского порождало определенные трудности. Например, логическое толкование апостольского тезиса «всякая власть от Бога» допускало возможность абсолютного права светских феодалов (королей, князей и других) на управление государством, то есть позволяло обращать этот тезис против политических амбиций римско-католической церкви. Стремясь подвести базу под вмешательство клира в дела государства и доказать превосходство духовной власти над светской, Фома Аквинский ввел и обосновал три элемента государственной власти:

1) сущность;

2) форма (происхождение);

3) использование.

Сущность власти – это порядок отношений господства и подчинения, при котором воля лиц, находящихся наверху человеческой иерархии, движет низшими слоями населения. Данный порядок заведен богом. Таким образом, по своей исконной сути власть есть установление божественное. Потому она всегда есть нечто хорошее, благое. Конкретные же способы ее происхождения (точнее, завладения ею), те или иные формы ее устройства могут иногда являться дурными, несправедливыми. Не исключает Фома Аквинский и ситуаций, при которых пользование государственной властью вырождается в злоупотребление ею: «Итак, если множество свободных людей направляется властителем к общему благу этого множества, это правление прямое и справедливое, какое и подобает свободным. Если же правление направлено не к общему благу множества, а к личному благу властителя, это правление несправедливое и превратное». Стало быть, второй и третий элементы власти в государстве подчас оказываются лишенными печати божественности. Это случается тогда, когда правитель либо приходит к кормилу власти при помощи неправедных средств, либо властвует несправедливо. И то и другое – результат нарушения заветов Бога, велений Римско-католической церкви как единственной власти на земле, представляющей волю Христа.

Насколько действия правителя отклоняются от воли божьей, насколько они противоречат интересам церкви, настолько подданные вправе, с точки зрения Фомы Аквинского, оказывать этим действиям сопротивление. Правитель, который властвует вопреки законам Бога и принципам морали, который превышает свою компетенцию, вторгаясь, например, в область духовной жизни людей или облагая их чрезмерно тяжелыми налогами, – превращается в тирана. Так как тиран печется только о своей выгоде и не хочет знать общей пользы, попирает законы и справедливость, народ может восстать и свергнуть его. Однако окончательное решение вопроса о допустимости крайних методов борьбы с тиранией принадлежит, по общему правилу, церкви, папству.

Республику Фома Аквинский считал государством, пролагающим путь к тирании, государством, раздираемым борьбой партий и группировок.

Тиранию он отграничивал от монархии, которую оценивал как лучшую форму правления. Он отдавал предпочтение именно монархии по двум причинам. Во-первых, ввиду ее сходства с мирозданием вообще, устроенным и руководимым одним богом, а также из-за ее подобия человеческому организму, разнообразные части которого объединяются и направляются одним разумом. «Итак, один управляет лучше, чем многие, потому что они только приближаются к тому, чтобы стать единым целым. К тому же то, что существует по природе, устроено наилучшим образом, ведь природа в каждом отдельном случае действует наилучшим образом, а общее управление в природе осуществляется одним. Ведь и у пчел один царь, и во всей вселенной единый Бог, творец всего и правитель. И это разумно. Поистине всякое множество происходит от одного». Во-вторых, вследствие исторического опыта, демонстрирующего (как был убежден теолог) устойчивость и преуспеяние тех государств, где властвовал один, а не множество.

Пытаясь решить актуальную для того времени проблему разграничения компетенции светской и церковной властей, Фома Аквинский обосновал теорию автономии властей. Светская власть должна управлять только внешними действиями людей, а церковная – их душами. Фома предусматривал пути взаимодействия этих двух властей. В частности, государство должно помогать церкви в борьбе с ересью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *