Икона знамение Новгородская

Появление на Руси ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мой «Зна­ме­ние», относится к 11-12 векам, а название свое она получила в честь чуда, явленного при обороне Великого Новгорода от объединенных войск удельных князей под предводительством суздальского князя Андрея Боголюбского в 1170 году.

История иконы

День празднования: 10 декабря

Вот какова история иконы «Знамение» Пресвятой Богородицы. Когда превосходящие силы врагов осадили город, новгородцы, уповая лишь на милость Божью, денно и нощно молились о спасении. На третью ночь архиепископу было с небес повеление вынести на крепостную стену образ Богоматери, находившийся в церк­ви Спа­са Пре­об­ра­же­ния. Икону понесли крестным ходом, и в это время противник выпустил тучу стрел, одна из которых вонзилась в лик Богоматери. Из Ее глаз заструились слезы, а на врагов напал такой ужас и смятение, что они вступили в схватку друг с другом. Новгородцы, воодушевленные знамением, явленным Пресвятой Богородицей, бросились в атаку и одержали победу.

В честь этого чудесного избавления архиепископом Новгородским сразу же был установлено празднование в честь Знамения Царицы Небесной, а сама икона получила название икона Пресвятой Богородицы «Знамение». В 1356 году икону перенесли в специально выстроенный для нее в Новгороде храм Зна­ме­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

И поныне православные отмечают церковный праздник иконы Божией Матери, именуемой «Знамение».

История чудесного знамения стала также популярным сюжетом в иконописи.

Еще одно чудо явила икона «Знамение» в Великом Новгороде в 1611 году, когда вошедшие в город шведские войска попытались захватить Знаменский собор, где шло богослужение: раз за разом их отбрасывала невидимая сила, и в конце концов они покинули город.

Значение иконы Божией Матери «Знамение»

Прежде чем говорить о значении иконы Богородицы «Знамение», следует разобраться, что означает само это слово. Слово «знамение» по происхождению тесно связано со знаменем, то есть знаком чего-либо. Крестное знамение, которое мы творим перед иконами, служит видимым знаком (знаменем) верующего.

Явила такое знамение икона Божией Матери, что означает знак милости и заступничества с Ее стороны. Таким образом, знамение можно понимать как некий пророческий знак, а также явленное чудо, как это случилось в Новгороде при истечении слез из иконы.

Говоря об иконе «Знамение», необходимо учитывать, что явленное ею чудо произошло во времена кровавой и, по сути, братоубийственной междоусобной распри между раздробленными русскими княжествами, ослаблявшей Русь и сделавшей ее легкой добычей для монгольского завоевания, причем все князья были православными и молились одному и тому же Богу.

Поэтому Знаменская икона Божией Матери плакала не только о горестной судьбе, ожидавшей Новгород, но и оплакивала судьбу Руси, впавшей в грех братоубийственной войны.

Описание иконы

Рассматривая, как выглядит икона «Знамение», нельзя не вспомнить самые древние иконописные образа Богоматери, получившие название Оранта, то есть Молящаяся. На Знаменской иконе Богоматерь изображается по пояс или в полный рост. Руки Ее подняты в молитвенном жесте; на Ее груди круг в виде щита или сферы, в котором заключен образ Спаса-Эммануила (то есть здесь Иисус представлен не Младенцем, но Отроком). В левой руке Он держит свиток со Священным Писанием, а персты правой сложены в благословении.

В чем помогает икона «Знамение» Пресвятой Богородицы

Со времен чуда, явленного иконой Богоматери «Знамение» в Новгороде, она стала считаться заступницей от вражеских нашествий. Но и помимо того она прославилась многими чудесами в храмах, где были ее списки.

Молитва перед ней помогает в избавлении от междоусобных распрей, стихийных бедствий, эпидемий, пожаров, а также в примирении враждующих. По молитве происходит исцеление недугов, особенно связанных с поражением глаз и слепотой.

Помогает она и в защите от воровства, козней злоумышленников и завистников. Молятся ей также о сохранении мира в семье.

Рекомендуем прочитать: Царскосельская икона Божией Матери «Знамение»

Молитва иконе

О, Пресвята́я и Преблагослове́нная Ма́ти Сладча́йшаго Го́спода на́шего Иису́са Христа́! Припа́даем и поклоня́емся Тебе́ пред свято́ю чудотво́рною ико́ною Твое́ю, воспомина́юще ди́вное зна́мение Твоего́ заступле́ния, вели́кому Нову́гра́ду от нея́ явле́нное во дни ра́тнаго на сей град наше́ствия. Смире́нно мо́лим Тя, Всеси́льная ро́да на́шего Засту́пнице: я́коже дре́вле отце́м на́шим на по́мощь уско́рила еси́, та́ко и ны́не нас, немощны́х и гре́шных, сподо́би Твоего́ Ма́терняго заступле́ния и благопопече́ния. Спаси́ и сохрани́, Влады́чице, под кро́вом ми́лости Твоея́ Це́рковь Святу́ю, град Твой, всю страну́ на́шу правосла́вную и всех нас, припа́дающих к Тебе́ с ве́рою и любо́вию умиле́нно прося́щих со слеза́ми Твоего́ заступле́ния. Ей, Госпоже́ Всеми́лостивая! Умилосе́рдися на ны, обурева́емыя грехи́ мно́гими, простри́ ко Христу́ Го́споду Богоприи́мныя ру́це Твоя́ и предста́тельствуй за нас пред бла́гостию Его́, прося́щи нам проще́ния прегреше́ний на́ших, благоче́стнаго ми́рнаго жития́, благи́я христиа́нския кончи́ны и до́браго отве́та на Стра́шнем Суде́ Его́, да, спаса́еми всеси́льными Твои́ми к Нему́ моли́твами, блаже́нство ра́йское унасле́дуем и со все́ми святы́ми воспое́м Пречестно́е и Великоле́пое и́мя Достопоклоня́емыя Тро́ицы, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, и Твое́ ве́лие к нам милосе́рдие во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Новгородская икона Божией Матери «Знамение»

А.В. Васильева | 10 декабря 2012 г.

Икона Божией Матери «Знамение», находящаяся ныне в новгородском Софийском соборе, прославилась в XII веке, когда Владимиро-Суздальский князь Андрей Боголюбский в союзе с князьями Смоленским, Полоцким, Рязанским, Муромским и другими (всего более 70 князей) послал своего сына Мстислава покорять Великий Новгород. Зимой 1170 года город был осажден.

Новгородцы, видя страшную силу противника и изнемогая в неравной борьбе, всю свою надежду возложили на Господа и Пресвятую Богородицу. По преданию, святитель Иоанн, архиепископ Новгородский, услышал в алтаре Софийского собора голос, повелевавший ему взять из церкви Спаса-Преображения на Ильине улице икону Пресвятой Богородицы и вознести ее на городские стены.

Когда икону переносили, враги пустили в крестный ход тучу стрел, и одна из них вонзилась в лик Богородицы. Из глаз Пречистой истекли слезы, и икона повернулась ликом к городу. Этим чудом образ Божией Матери подал осажденным знак (знамение) того, что Царица Небесная молится пред Сыном Своим об избавлении города. После такого Божественного знамения на врагов внезапно напал неизъяснимый ужас, они стали побивать друг друга, а ободренные Господом новгородцы бесстрашно устремились в бой и победили.

В воспоминание чудесного заступничества Царицы Небесной, архиепископ Илия тогда же установил праздник в честь Знамения Божией Матери, который и доныне празднует вся Русская Церковь 10 декабря (27 ноября по ст. ст.).

На некоторых образах Знамения, кроме Богоматери с Предвечным Младенцем, изображаются и чудесные события 1170 года, как это мы можем видеть на известной новгородской иконе середины XV века, изображающей битву новгородцев с суздальцами, послужившей образцом для других икон на эту тему.

Чудотворый образ еще около двух столетий после явления знамения находился в той же церкви Спаса Преображения на Ильине улице. В 1352 году по молитве пред этой иконой получали исцеление пораженные чумой. Через несколько лет, в благодарность за многочисленные благодеяния, творимые Богородицей, икона была с торжеством перенесена из церкви Спаса Преображения в воздвигнутый в 1354 году новый храм Знамения Пресвятой Богородицы, впоследствии ставший собором Знаменского монастыря.

Икона помогла новгородцам и в 1611 году, когда городом овладели шведы. Враг ринулся в церковь, где совершалось богослужение при открытых дверях, но невидимая сила откинула неприятеля назад. После того, как это повторилось несколько раз, шведы отступили от храма, а вскоре и вовсе покинули Новгород.

Иконография

Новгородская икона Божией Матери «Знамение» представляет собой погрудное изображение Пресвятой Богородицы, молитвенно подъемлющей Свои руки. На груди Ее на фоне круглой сферы – благословляющий Божественный Младенец – Спас-Эммануил. В левой руке Христос держит свиток – символ учения. На полях иконы представлены – святые Георгий, Иаков Перский, отшельники Петр Афонский и Онуфрий (или Макарий Египетский).

Иконографический тип Богоматери с воздетыми руками и юным Христом в медальоне на груди относится к числу самых первых Ее иконописных образов и восходит к древнему прославленному образу Влахернского храма в Константинополе – Богоматери Влахернитиссы. Другие греческие названия этого иконографического типа – Богоматерь «Эпискепсис», «Платитера» – «ширшая небес», «Мегали Панагия», именуемая на Руси «Великой Панагией» или «Орантой». «Богоматерь Знамение» является сокращённым вариантом представленной в полный рост «Великой Панагии», её особенность – поясное изображение Богоматери.

Древний византийский тип Богоматери с воздетыми руками и изображением Предвечного Младенца в круге на груди имеет примеры в раннехристианском искусстве. Например, в усыпальнице святой Агнии в Риме есть изображение Богоматери с распростертыми в молитве руками и с Младенцем, сидящим на Ее коленях. Это изображение относится к IV веку. Кроме того, известен древний византийский образ Богоматери «Никопеи», VI века, где Пресвятая Богородица изображена сидящею на троне и держащею обеими руками перед собой овальный щит с образом Спаса-Эммануила.

На Руси иконы Божией Матери, представляющие собой данный иконографический тип, появились в XI – XII веках, и стали называться «Знамение» после чуда от Новгородского образа, который, кстати сказать, был самым ранним примером этого иконографического типа среди икон. Эти образы могли существенно отличаться от их новгородского прототипа. Так, в ярославской иконе Оранты «Великая Панагия» (около 1224 г., ГТГ) Богородица представлена в полный рост, а под ее ногами написан коврик-орлец , не часто встречающаяся деталь, которая раскрывает литургический аспект этого образа.

На другой древней иконе начала XIII века из Ярославля – «Богоматерь Воплощение», в отличие от новгородского «Знамения», Младенец благословляет двумя распростёртыми руками. От близкого по характеру «Знамения» «Богоматерь Воплощение» отличает отсутствие медальона вокруг полуфигуры Младенца Христа. Эти иконографические особенности двух древних типов сохранялись во всех иконах-списках, а также в изображениях на предметах церковной утвари и в лицевом шитье.

Образ Богоматери с воздетыми руками и Спасом Эммануилом на груди часто помещались на створках артосных панагий, а также в главной апсиде алтаря, что указывает на символическую связь образа с таинством Евхаристии (на Руси – изображение Богоматери в апсиде церкви Спаса на Нередице 1199 года).

Иконографический тип Божией Матери «Знамение» соотносился с темой чудесного предзнаменования Воплощения Христа, которое описано в пророчестве Исайи (Ис. 7.14): «Итак сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут Ему имя: Эммануил», цитируется в Евангелиях (Мф. I:23, Лк. I:31) и гимнографии («И чрево Твое бысть пространнейшее небес» – так величается Богородица в Акафисте). В цитируемых словах открывается тайна Боговоплощения, рождения Спасителя от Девы. В момент созерцания иконы молящемуся как бы открывается святая святых, внутренняя Марии, в недрах которой Духом Святым зачинается Богочеловек.

Иконография «Знамения» отражала также и традицию влахернского чудотворного образа, который источавшего агиасму, святую воду. В свою очередь, мраморная икона Влахерн была связана с культом ризы Богоматери, поскольку находилась в непосредственной близости от реликвария с ризой. Именно перед этой мраморной иконой император совершал омовение после поклонения священной ризе Богородицы.

Мотив почитания ризы Богоматери во Влахернах отражен в одном новгородском обычае, зафиксированном в XVII в.: ежегодно 2 июля, в день положения ризы Богоматери во Влахернах, совершалось шествие с чудотворной иконой «Знамения» к церкви Покрова Богоматери в Зверином монастыре.

На оборотной стороне иконы «Знамение» изображены двое святых, простирающие в молении руки перед благословляющим Христом, представленным в сегменте неба. Маргинальные изображения – это святые мученицы Екатерина (слева) и Евдокия (справа), Климент папа Римский и свт. Николай Мирликийский. В центре, над Христом, – Этимасия, «Престол уготованный».

Долгое время считалось, что молящиеся святые – это апостол Петр и мученица Наталия, написанные в честь возможных заказчиков иконы. Такая интерпретация изображений известна со второй половины XVI в.: именно так названы святые на копии чудотворной иконы, находившейся в церкви св. Никиты на Молоткове в Новгороде. Однако предположенное отождествление, как это хорошо доказала Э.С. Смирнова в своей статье, представляется маловероятным.

Св. Иоаким и Анна

На обороте новгородской иконы, наиболее вероятно, изображены Иоаким и Анна, родители Девы Марии, в молитве перед Спасителем о даровании им чада. В византийском искусстве XI-XII вв. образы святых Богоотцов встречаются чрезвычайно часто и наиболее характерно расположение их фигур вблизи тех или иных изображений Богородицы (мозаики Неа Мони, 1042-1056 гг., мозаики церкви Успения в Никее, 1065-1067 гг., базилика Рождества Христова в Вифлееме, ок. 1169 г., и др.).

Сквозная идея, объединяющая обе композиции новгородской иконы, имеет два смысловых слоя, которые можно условно назвать «историческим» и «евхаристическим». То есть, с одной стороны, образы Иоакима и Анны напоминают о реальных исторических людях, даровавших миру Богородицу, но также их присутствие в иконе осмысливается как персонификация всего человеческого рода, чающего спасения. Святые Богоотцы являются одновременно и дарующими залог Спасения, и приемлющими его благодать.

Стиль

Стилистические особенности живописи XII в. сказываются в иконе достаточно отчетливо: в эмоциональности ликов, в противопоставлении впадин и выступающих частей рельефа, в стилизации линий, в схематизме контуров фигур и линий драпировок, что особенно заметно в композиции на оборотной стороне. Этот схематизм формы, душевная открытость, выраженная в ликах, дали основание В.Н. Лазареву рассматривать икону как отражение местных, почвенных художественных традиций, в отличие от грекофильских течений, характерных для XII столетия.

Чтимые чудотворные списки с иконы

«Знамение» Абалацкое (1637) – празднование 20 июля/2 августа и 27 ноября/10 декабря

«Знамение» Курская-Коренная (1295)– празднование 8/21 сентября, 27 ноября/10 декабря (1295) и в 9-ю пятницу по Пасхе, 8/21 марта (список 1898 года).

«Знамение» Серафимо-Понетаевское (1879) – празднование 27 ноября/10 декабря.

«Знамение» Царскосельское (XVII в.) – празднование 27 ноября/10 декабря.

Тропарь, глас 4

Яко необоримую стену и источник чудес,/ стяжавше Тя раби Твои, Богородице Пречистая,/ сопротивных ополчения низлагаем. / Темже молим Тя, / мир отечеству нашему даруй // и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 4

Приидите вернии, светло да празднуем / всечестнаго образа Богоматере чудное явление / и от того благодать почерпающе, / первообразней умильно возопиим: // радуйся, Марие Богородице, Мати Божия, Благословенная.

Молитва

О Пресвятая и Преблагословенная Мати Сладчайшего Господа нашего Иисуса Христа! Припадаем и поклоняемчя Тебе пред святою чудотворною иконою Твоею, воспоминающее дивное знамение Твоего заступления, великому Новеграду от нея явленное во дни ратнаго на сей град нашествия. Смиренно молим Тя, Всесильная рода нашего Заступнице: якоже древле на помощь отцем нашим ускорила еси, тако и ныне нас, немощных и грешных, сподоби Твоего матерняго заступления и благопопечения. Спаси и сохрани, Владычице, под покровом милости Твоея Церковь Святую, град Твой (обитель Твою), всю страну нашу православную и всех нас, припадающих к Тебе с верою и любовию, умиленно просящих со слезами Твоего заступления. Ей, госпоже Всемилостивая! Умилосердися на ны, обуреваемыя грехи многими, простри ко Христу Господу Богоприимныя руце Твоя и предстательствуй за нас пред благостию Его, просящи нам прощения прегрешений наших, благочестнаго мирнаго жития, благия христианския кончины и добраго ответа на страшнем Суде его, да, спасаеми всесильными Твоими к Нему молитвами, блаженство райское унаследуем и со всеми святыми воспоем Пречестное и Великолепое Имя Достопоклоняемыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, и Твое велие к нам милосердие во веки веков. Аминь.

Примечания:

Подробно о традициях Богородичного Влахернского культа см. – Этингоф О.Е. К ранней истории иконы «Владимирская Богоматерь» и традиции влахернского богородичного культа на Руси в XI-XIII вв. // Образ Богоматери. Очерки византийской иконографии XI-XIII вв. – М.: «Прогресс-Традиция», 2000, а также – СмирноваЭ.С. Новгородская икона «Богоматерь Знамение»: некоторые вопросы Богородичной иконографии XII в. // Древнерусское искусство. Балканы. Русь. – СПб.: «Дмитрий Буланин», 1995.

Смирнова Э.С. Новгородская икона «Богоматерь Знамение»: некоторые вопросы Богородичной иконографии XII в. …

Там же, с. 303.

Источник: Портал Слово

Русская Православная Церковь
Московская епархия Церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах << Назад

«Знамение» из церкви в Дубровицах

Новгородская икона Божией Матери «Знамение» – одна из наиболее почитаемых в нашем народе. Это главная святыня русского Севера.

Иконы типа «Знамение» появились на русской земле очень рано, а именоваться так стали после чуда, произошедшего в Новгороде в 1170 г.

Это было время, когда Русь раздирали междоусобицы. Объединенные полки русских князей двинулись на вольный Новгород, чтобы покорить его. Все новгородцы денно и нощно молились об избавлении города, архиепископ Новгородский Иоанн во время молитвы перед образом Господа нашего Иисуса Христа услышал голос: «Иди в церковь Святаго Спаса на Ильину улицу, и возьми икону Святыя Богородицы, и постави ю на острог противу ратных».

Отслужив молебен в церкви Святого Спаса, архиепископ Иоанн в присутствии молящихся вознес икону Божией Матери на городскую стену. Когда полки, окружившие Новгород, начали приступ и осыпали защитников градом стрел, одна из них попала в святой лик Пречистой. И обратилась икона лицом к городу, а из глаз Богородицы потекли святые слезы, оросив облачение архипастыря. «О великое и преславное чудо! Не суть то слезы, но милостивое знамение», – восклицает летописец.

Так осажденным был дан знак (знамение), что Царица Небесная молится пред Сыном об избавлении города. В тот же миг непонятный страх объял нападавших, и новгородцы стали преследовать неприятеля, обратившегося в бегство.

Празднование в честь иконы владыка Иоанн установил 10 декабря. В конце XV – начале XVI в. чудотворный образ получил наименование «Знамение» (в значении «знак милости Божией»). Он широко почитался и в последующие столетия, став общерусской святыней. Икона «Знамение» – строго фронтальное поясное изображение Богородицы, поднявшей руки в молитве (иконографический тип «Оранта»). На груди Богоматери – медальон с образом благословляющего Младенца Христа. На другой стороне иконы – святые (либо Петр и Анастасия, либо Иоаким и Анна – надписи с их именами не сохранились), представленные молящимися образу Христа. В течение столетий икона многократно реставрировалась. От живописи XII в. сохранились только фрагменты синей одежды Богоматери на лицевой стороне и изображения святых на обороте.

В 1352 г. по молитвам перед этой иконой получали исцеление пораженные чумой. В благодарность за неисчислимые милости и благодеяния, подаваемые Богородицей, новгородцы построили в 1356 г. церковь Знамения Пресвятой Богородицы, куда была торжественно перенесена чудотворная икона. Этот храм впоследствии стал собором Знаменского монастыря.

В середине XV в. в Новгороде была написана икона «Битва новгородцев с суздальцами», которая послужила образцом для других икон, написанных на эту тему. Специалисты сравнивают этот образ с «Похвалой Знамению», созданной иеромонахом Пахомием Сербом. В честь иконы Богоматери «Знамение» написаны два канона. Первый был составлен около 1140 г. иеромонахом Пахомием Лагофетом, приехавшим на Русь с Афона.

«Знамение из Софийского собора Новгорода» «Битва новгородцев с суздальцами». ГТГ

В годы советской власти икона «Знамение» хранилась в Новгородском музее, в настоящее время она находится в новгородском Софийском соборе, где возобновлены богослужения. На протяжении XII–XIX вв. с иконы делались многочисленные копии-списки, широко почитавшиеся по свей России; самые известные из них: Абалацкая (главная святыня Сибири), Царско-сельская (в Знаменской церкви Царского Села; считалась семейной святыней дома Романовых), Серафимо-Понетаевская (главная святыня женского Серафимо-Понетаевского монастыря).

В церкви Знамения Пресвятой Богородицы усадьбы Дубровицы находится икона, написанная около 150 лет назад. Этот образ особо почитается прихожанами: еженедельно перед иконой служатся молебны с чтением акафиста.

Взирая на святые иконы Небесной Заступницы, верующие люди испрашивают милостей и щедрот, ходатайства о спасении и ниспослании мира стране нашей и всему миру.

В Новгороде была своя «эпоха Андрея Рублёва»

11 февраля 2018, 12:31 / 0

Открытые в Великом Новгороде иконы, датированные временем образов московского живописца, опровергают устоявшееся представление о суровости новгородской иконописи.

Душевный рай

— Конец XIV — начало XV века — это до сих пор малоизвестный и малоизученный период новгородской иконописи. Все очень хорошо знают Андрея Рублёва, московское искусство того времени. А что происходило здесь, в Новгороде? Существует сложившееся представление, что Новгород – величественный, энергичный, мощный, суровый. И иконопись соответствующая. Но вот на рубеже XV века в новгородской живописи вдруг появляется ощущение тишины, созерцательности, гармонии, умиротворения, которое обычно связывается с образами Рублёва. Почему Рублёв – гений? В ту тяжёлую эпоху он создал «Троицу». Мы все помним фильм Тарковского: страшное время, и вдруг рождается красота. В Новгороде было подобное, мы просто мало знаем об этом периоде. Рублёв, безусловно, гений, он максимально выразил в своём творчестве духовный свет. Но это не исключение, скорее, это было общее состояние, единый процесс в живописи, и не только. Нельзя сказать, что новгородские иконописцы находились под влиянием Рублёва. Русь подхватила это из Византии, и потом в каждом центре по-своему, своим языком это выражалось. Можно вспомнить Феофана Грека – драматичного, экспрессивного. Когда его смотришь, понимаешь — чтобы достичь духовного совершенства, нужно прилагать необыкновенные усилия: лествица, восхождение — это неимоверно тяжело даётся. И вдруг в XV веке у Рублёва это состояние уже есть, оно достигнуто, ты на вершине гармонии. То же и в наших новгородских памятниках той эпохи — ощущение гармонии, тишины, созерцательности, душевного рая. Как это происходит?

Так Юлия Борисовна КОМАРОВА, хранитель фонда древнерусской живописи и резного дерева, старший научный сотрудник Новгородского музея-заповедника, отвечает на мой вопрос, какие иконы ей больше всего нравятся в музейной экспозиции. Правда, ответ она начала с того, что это сложный вопрос, и ей трудно выбирать какие-то отдельные памятники.

Новгородка, она закончила обычную школу и школу художественную, и уже в школьные годы знала, что профессия её будет связана с искусством. Год она проработала в музее смотрителем, специально, чтобы подготовиться к поступлению в вуз.

— И вот когда я сидела в этом зале – в иконах, здесь тогда было всего шесть залов, — рассказывает она, — поняла, что если я буду искусствоведом, то буду заниматься только новгородской иконой. Потому что в XV век я влюбилась сразу, это совершенное искусство, абсолютная красота, абсолютная гармония, это искусство мирового уровня, сопоставимое, например, с Леонардо. Понимаете, мы у себя в Новгороде имеем такое. Я поступила на истфак в МГУ, на искусствоведческое отделение. Когда приехала в Москву, сразу сказала – закончу и вернусь в Новгород. И не разочаровалась, и диплом писала по новгородскому XV веку. У меня были лучшие преподаватели, специалисты с мировым именем, Энгелина Сергеевна Смирнова преподавала древнерусское искусство, Ольга Сигизмундовна Попова читала Византию – они ещё работают, пишут, дай им Бог здоровья.

С Юлией Комаровой мы продолжаем наше путешествие по музейной экспозиции «Русская икона XI-XIX веков», насчитывающей 300 памятников, считающейся одной из лучших коллекций древнерусского искусства среди музейных собраний страны. Мы уже рассказывали о том, что в Великий Новгород нужно ехать, чтобы увидеть самую древнюю икону России «Апостолы Пётр и Павел», написанную в XI веке в византийском стиле. Мы открыли тайны двух древнейших икон с изображением Николая Чудотворца.

Сегодня мы знакомимся с новгородскими иконами XIV-XV веков — светлыми, рублёвского колорита и рублёвской эпохи.

Почему у Фёдора Тирона разные сапоги

В этом зале музея — храмовые иконы. Внимание обязательно привлечёт образ «Благовещение с Феодором Тироном». Икона поступила в музей в 30-е годы прошлого века из церкви Бориса и Глеба в Плотниках.

— Икона написана во второй половине XIV века. Это уже вторая встреча с Византией — после перерыва, после изоляции русских городов снова возвращается влияние византийского искусства, это палелоговский стиль, названный по имени правящей династии Палеологов, — рассказывает Юлия Комарова. — К этому времени в местных иконописных школах уже много своих наработок. Интересно видеть, как всё соединяется – мастерство новгородских иконописцев с влиянием византийской живописи, всегда в каких-то разных пропорциях, в переработке.

Она обращает внимание на то, что икона имеет большие размеры, мы видим крупные образы, определённость и чёткость композиции. Сюжет известен, мы знаем, что происходит. Архангел Гавриил сообщает Деве Марии благую весть, на изображённом сегменте неба нисходящий символ Святого Духа. Фигура Богоматери – застывшая, неподвижная. Архангел, кажется, к ней шагает, делает стремительное движение, но в то же время это движение остановлено. Зафиксирован момент кульминации – расправленные крылья, но они распластаны по плоскости, привязаны к ней.

Среди иконографических особенностей – например, золотой цвет плаща архангела. Это необычная деталь – в то время, в XIV веке, архангела Гавриила было принято изображать в цветном плаще, как правило, красном.

Другая необычная деталь — отсутствие архитектурного фона. Нейтральный золотой фон напоминает о древних домонгольских памятниках. Здесь, правда, присутствует зелёный позём, но это более поздняя запись поверх золотого фона, и золото поблёскивает в утратах.

— Всё говорит о том, что, вероятно, у этой иконы, написанной в XIV веке, был какой-то древний, домонгольский образец, прообраз, — продолжает рассказ Юлия Борисовна. — Иконографические детали отсылают нас в прошлое, говорят о том, что эта икона воспроизводит несохранившийся памятник. И учёные пытаются разгадать загадку.

На иконе присутствует фигура святого Фёдора Тирона, который никак не связан с сюжетом. Между главными персонажами помещена меньшая по масштабу его фигурка. Очевидно, иконописец внёс образ, который имеет отношение к заказчику.

У Фёдора Тирона по-разному написанные половины фигуры. Правую часть не тронули при реставрации, сохранив запись и лаковое покрытие XVII века. Левая расчищена до XIV века. Вот почему у святого и сапоги разные. Реставрировалась икона, кстати, довольно давно, в ГЦХРМ, после возвращения из эвакуации в 1948 году.

А о происхождении иконы, и как на ней мог появиться Фёдор Тирон, учёные выдвигают свои версии.

— Например, Элиса Алексеевна Гордиенко, наша новгородская исследовательница живописи, предложила очень остроумную версию, — рассказывает Юлия Комарова. – Новгородский князь Мстислав Владимирович, с которым связана легенда об исцелившей его, приплывшей из Киева чудотворной иконе «Никола Круглый», при крещении получил второе имя Фёдор — его небесным патроном был Фёдор Тирон. После рождения у него сына — знаменитого новгородского князя Всеволода, который получил при крещении имя Гавриила – он в 1103 году основывает церковь Благовещения на Городище. И якобы для церкви был написан местный образ, а икона, которую мы видим, уже является копией с этого образа. Подтверждением может служить то, что на печатях Всеволода-Гавриила с одной стороны изображено Благовещение, с другой стороны Фёдор Тирон. Икона связывается, таким образом, с этими двумя князьями, Мстиславом и его сыном Фёдором, а также со строительством церкви Благовещения на Городище.

А вот по версии московского исследователя Александра Сергеевича Преображенского, возможно, при князе Мстиславе в Новгороде были построены два каменных храма в честь его патрона Феодора Тирона, которые позднее стали именоваться церквами Феодора Стратилата – на Щирковой улице и на Ручью. И эта икона может быть иконой из церкви Феодора Стратилата на Ручью — репликой несохранившегося древнего образа, созданной при возведении каменного храма в 1360-1361 годах.

— Такая вот почти детективная история, — заключает наш гид по экспозиции. — Мы можем соглашаться с той или иной версией, которая нам кажется более убедительной.

Сияющий новгородский век

Но вот икона «Спас Вседержитель» конца XIV века – несомненно, из церкви Фёдора Стратилата на Ручью. Правда, разные исследователи расходятся во мнении в её датировке. Многие датируют её уже началом XV века.

— Я говорила о параллели с искусством Андрея Рублёва, — напоминает Юлия Борисовна. – Да, памятник ложится в период новгородского искусства, новгородской живописи XIV века. Стиль схож с Феофаном Греком – сумрачный, тёмный колорит, коричнево-вишнёвые, тёмно-синие оттенки. Тёмный лик. И это не от времени, икона и была такой – тёмной, с белильными разделками, как у Феофана – контрастными, как всполохи по тёмному фону. Но, обратите внимание, с одной стороны — драматичность, сумрачный колорит, но в то же время, если мы будем смотреть на лик Христа – плавный, стекающий контур, тонкий нос, большие распахнутые глаза. Очень красивая рука, гибкие пальцы. Ощущение умиротворения — Господь уже не грозный карающий судья и вершитель судеб, а милостивый, прощающий, милосердный. Вот оно, ощущение созерцательности, тишины, задумчивости. Тема милосердия, умиротворения — то, что особенно ярко, отчётливо звучит у Рублёва, — и в нашем новгородском искусстве тоже была.

Близка к «рублёвскому времени» и икона «Собор двенадцати апостолов» — храмовый образ из новгородской церкви Двенадцати апостолов на Пропастех, написанная около 1432 года. Образ с очень редким сюжетом. Подобный есть лишь в Пушкинском музее — византийская икона XIV века.

На иконе в центре изображён Христос, отсылающий своих учеников на проповедь. Изображение, близкое к иконе «Пётр и Павел» в византийском стиле, мы и здесь видим этих двух учеников Христа в центре. Склонённые фигуры апостолов, то, как они общаются, может быть, без слов – создаёт ощущение сплочённой группы близких людей, единомышленников. И вместо тёмного, сумрачного XIV века здесь — сияющий, пронизанный светом XV век, с яркими голубыми, розовыми, жёлтыми красками и их оттенками.

Мы стоим у икон из церкви Успения на Волотовом поле. На них пять праздников — Сретение, Преображение, Воскрешение Лазаря, Сошествие во ад и Успение. Волотовские иконы — лучшие новгородские памятники середины XV века. Юлия Борисовна признаётся, что «говорить о них сложно, это – как о Джоконде рассказывать, абсолютная красота, которая дух захватывает, то, во что влюбляешься с первого взгляда».

Не задаю вопросов, чтобы не прервать её монолог, в котором звучит бесконечное очарование музейной коллекцией.

— Когда говорят о новгородском XV веке, подразумевается, что это вершина, классика, классическая эпоха развития новгородской иконы. К этому времени новгородская икона проходит большой путь в своём развитии, вырабатываются основные приёмы в изображении того или иного сюжета, того или иного персонажа, складываются правила, каноны изображения композиций, рисунка. Все иконы могли бы быть в одном храме. Это абсолютно полное ощущение гармонии, найдено равновесие между плоскостностью и объёмом. С одной стороны, они выразительные – читается чёткий силуэт на плоскости, и в то же время достаточно объёмно смоделированы фигуры, лики. Гармония и равновесие между общим впечатлением, ясностью композиции и достаточной детализацией. Ничего нельзя сдвинуть в ту или иную сторону, вот она, вершина – всё сходится. А колорит? Яркие, звонкие, синие, красные, зелёные, белые, жёлтые краски – насколько сложно в пространстве одной композиции гармонично расположить эти цвета, чтобы рождалось ощущение ясности и внутренней гармонии. Представьте, иконам 500 лет, а краски не потеряли до нашего времени яркости, насыщенности и кажутся светоносными.

Историческая хроника: наше дело правое!

Икона «Чудо от иконы Богоматерь Знамение», её ещё называют «Битва новгородцев с суздальцами» — одна из знаменитых новгородских икон. Она относится ко второй половине XV века и происходит из новгородской церкви Николы Кочанова. Это икона, сюжет которой основан на реальных исторических событиях.

— Внешне она мало напоминает традиционную икону, традиционный моленный образ, — уточняет хранительница фонда. — Скорее, миниатюру или иллюстрацию исторической хроники.

Сюжет основан на событиях XII века. В 1170 году Новгород осадили войска суздальского князя Андрея Боголюбского. Во время осады города новгородский владыка архиепископ Иоанн молился в Софийском соборе перед образом Христа и услышал голос, который повелел ему отправиться в церковь Спаса Преображения на Торговой стороне, где хранилась древняя чудотворная почитаемая двухсторонняя икона «Богоматерь Знамение».

Икону после службы торжественная процессия переносит с Торговой стороны на Софийскую, её встречают новгородцы, выходящие из стен Детинца.

На втором регистре продолжение сюжета. Икону укрепили на городской стене, войско новгородцев укрылось за стенами крепости. Навстречу друг другу выезжают послы — и со стороны новгородцев, и со стороны суздальцев. В это время суздальцы начинают обстреливать город, и одна из стрел ранит Богородицу в глаз. Икона поворачивается к суздальцам оборотной стороной. На войско суздальцев пала тьма, они в ужасе и панике начинают уничтожать друг друга. Таким чудесным образом новгородцы одержали победу, благодаря заступничеству иконы Богоматери.

В третьем регистре новгородское войско выезжает из стен, во главе войска святые. Считается, что здесь одно из первых изображений Александра Невского, ещё до его официальной канонизации – он был канонизирован в XVI веке, а икона XV века. На стороне новгородцев святые Борис, Глеб, Георгий Победоносец — наше дело правое, подтверждает сюжет. Архангел Михаил тоже помогает новгородскому войску. И суздальское войско терпит поражение.

— Удивительно, как минимальными средствами достигается максимум выразительности, — говорит Юлия Комарова. — Суздальское войско вначале – сплочённая, плотная масса, а затем – как растёкшаяся капля. Очень легко всё читается. Настолько всё ясно и понятно, ничего лишнего. Каждая линия на своём месте. Если она что-то очерчивает, то уже ни на миллиметр не сдвинешь без того, чтобы не утратилось ощущение внутренней энергии.

Она ещё раз обращает внимание на очень светлый колорит образа:

— В XV веке он становится более разнообразным, богатым, с большим количеством оттенков. Хотя присутствуют традиционные белый, красный, зелёный цвета, в то же время появляются голубые, розовые, желтоватые оттенки, красочная гамма становится более светлой, богатой, разнообразной.

И, конечно же, такие иконы, служат бесценным историческим источником для исследователей, архитекторов, реставраторов. На иконе изображён Софийский собор с позолоченной главой. Церковь Спаса Преображения — с деревянными водостоками, колоколами на двухпролётной звоннице. Увлекательно и познавательно рассматривать строения, одежды новгородцев – живописец изображал их такими, какими видел в XV веке.

Умиление — по миллиметру под микроскопом

Настоящим открытием новгородских музейщиков можно считать икону «Богоматерь Умиление» XV века, которая под более поздними записями очень долго хранилась в фондах музея. Она не была изучена, не была исследована, о происхождении ничего не было известно, пока икону в работу не взял реставратор, а музейные работники приступили к исследованиям.

Архивные документы показали, что в Новгородский музей икона поступила в 30-е годы прошлого века. В годы войны она была вывезена немцами в Германию — сохранились все немецкие маркировки, которые это подтверждают. Специалисты музея понимали, что этот памятник — древний, но пока икона была под записями, насколько древний, определить было сложно. Предполагали, что, возможно, это XVI век.

— Параллельно с раскрытием иконы, реставрацией, которую с 2000 года проводил Юрий Юрьевич Александров, мы «раскручивали» историю иконы, — рассказывает Юлия Борисовна. — На архивных дореволюционных фотографиях удалось узнать её в одном из образов, которые находились в местном ряду по сторонам от царских врат в Николо-Дворищенском соборе на Ярославовом дворище, это один из наших центральных храмов. Узнать её было трудно, потому что она была под записями, на ней был оклад, икона была закрыта цветочными гирляндами. Из летописных источников известно, что в 1460-е годы в соборе был пожар, и после пожара иконостас обновлялся. К этой дате уже можно привязаться, икона была написана именно в это время — в классическую эпоху развития новгородской иконы.

И вот спустя 15 лет – именно столько времени заняли реставрационные работы – на свет явилась икона XV века, безусловный шедевр новгородской иконописи, ещё не опубликованный, мало известный, и это, конечно, стало открытием.

— Мы всё время говорим: в Новгороде суровые образы, те же «Богоматерь Знамение», «Богоматерь Одигитрия Тихвинская», — комментирует хранительница фонда. — И вот новгородская «Богоматерь Умиление» — более трогательный, нежный образ. Такие, как правило, связываются с живописью Владимира, Москвы.

Особенность извода в том, что младенец лицом прижимается к щеке Богоматери, и совершенно трогательный жест – он держит её за подбородок. Рука Марии – изящные, тонкие пальцы, она нежно придерживает головку младенца.

— Эта нежность, как нам казалось, несвойственна новгородской иконе, и, тем не менее, это стопроцентно новгородская икона! – восторгается Юлия Борисовна. — Как мало мы ещё знаем! Нам кажется, что сложилось представление: XV век был величественным и строгим — и вдруг открывается новый памятник, который это представление опровергает.

Отдельный рассказ, конечно, можно было бы посвятить и тому, как реставрировалась икона. Но за деталями процесса лучше обратиться к самому реставратору. И он поведает и о хорошей сохранности иконы «Богоматерь Умиление», и о том, что современные способы реставрации дают возможность максимально сохранить раннюю живопись. О том, что икона раскрывается бережно, без применения каких-либо растворителей, по миллиметру, под микроскопом, чтобы, не дай Бог, случайно не удалить, не повредить ни миллиметра авторского письма, поэтому реставрация заняла так много времени. И о том, что ножки у младенца и рука Богоматери на иконе, которой поклонялись, были процелованы до грунта…

Ромб, овал, ромб

Представление об иконописном ансамбле новгородского храма можно получить в следующем зале экспозиции. В небольшой церкви Петра и Павла в Кожевниках на Софийской стороне, построенной в самом начале XV века, после пожара в XVI веке, о чём говорят летописи, появляется новый иконостас. Теперь он – в музейном собрании.

Экскурсоводы здесь рассказывают посетителям о сложении, символике иконостаса и его рядов. Тут представлены все четыре ряда икон — в XVI веке иконостасы были четырёхъярусными. Мы видим местный ряд, царские врата, храмовые иконы Петра и Павла в житии, «О тебе радуются» и другие. Затем идёт деисусный чин – ядро иконостаса, над ним праздничный чин, а затем пророческий.

По площади и по объёму зал похож на пространство церкви, и это позволило музейщикам дать ощущение храмового ансамбля, представление, как иконостас смотрелся в интерьере храма.

Иконы церкви Петра и Павла в Кожевниках — очень красивая живопись середины XVI века. Видно, насколько прочными были традиции новгородской живописи: излюбленные сочетания цветов – киноварь, синий, зелёный, белый; ясный, очень чёткий, отработанный рисунок, ясные композиции.

Центральную икону «Спас в силах» можно долго рассматривать, размышляя, например, о геометрии в живописи. Сюжет известен — Спас, сидящий на престоле с открытым Евангелием, образ Христа – судья в день Страшного суда. Наложение геометрических фигур. Внешний ромб – в четырёх углах символы евангелистов, это образ земли. Внутренний синий овал – образ неба с небесными силами, серафимами и херувимами. И над землёй и над небом царящая слава Христа – внутренний красный ромб.

Пожар, пришедший с полуденной стороны

И, конечно, было бы совершенно непростительным не остановиться ещё на двух уникальнейших новгородских иконах из музейного собрания.

Одна из наиболее известных икон – «Видение хутынского пономаря Тарасия», которая относится ко второй половине XVI века. Икона происходит из Спасо-Преображенского собора Хутынского монастыря, основанного в XII веке.

Сюжет композиции построен на реальных исторических событиях, которые случились в Новгороде в начале XVI века, когда город подвергся череде бедствий.

Сначала пожар произошёл на Торговой стороне. Летопись упоминает, что тогда погибли более 3000 новгородцев. Затем в течение трёх лет город страдал от моровой чумы. Эпидемия тоже унесла жизни большого количества жителей города.

Это всё рассматривалось как кара небесная, наказание жителей города за грехи. И возникла легенда, которая записана в летописи, в житии новгородского святого Варлаама Хутынского — о том, как все предстоящие бедствия незадолго перед событиями увидел пономарь Тарасий Спасо-Преображенского собора Хутынского монастыря.

Он остался в соборе на ночь и готовил свечи для службы. Внезапно почувствовал благоухание и увидел, как сами собой зажглись в храме свечи и лампады, и из гробницы восстал основатель монастыря Варлаам Хутынский. Он повелел пономарю подняться на крышу собора и сверху посмотреть на Новгород.

Трижды преподобный Варлаам отсылает пономаря, чтобы показать, что случится, и на иконе это изображено. Пономарь увидел гигантскую волну на озере Ильмень, которая нависает над городом и грозит ему потоплением. Увидел огненное облако пожара, угрожающее Новгороду, пришедшее с полуденной стороны. Увидел ангелов, которые пускают на город стрелы болезней, и они поражают жителей.

Композиция очень чётко разделена, помогает нам читать икону Юлия Комарова. Мы видим небесную сферу. Вверху Троица – Бог-отец, заседающий на престоле, Бог-сын и символ Святого Духа в виде голубя, предстоящего перед престолом. Вот Богоматерь, Иоанн Предтеча, припадающий к престолу Варлаам Хутынский, лики святых, изображённые по чинам святости, предстоящие мужья, жёны, дети.

— Конечно, самое интересное – панорама средневекового Новгорода, — говорит Юлия Борисовна. — Иконописец показывает город таким, каким он был в то время, во второй половине XVI века. Вот Софийская сторона, Детинец, мы видим постройки кремля – Софийский собор, звонницу, перекрытую деревянными шатрами, Грановитую владычную палату с уступчатым фронтоном. Я говорю об этом потому, что такие иконы служат бесценным источником при реставрации архитектурных памятников. Архитекторы, реставраторы обращаются к ним как к документальным подтверждениям при восстановлении исторических памятников.

На иконе прописаны постройки южной части кремля. Здесь выделяется Борисоглебский храм, он был разобран после шведского нашествия в начале XVII века. Несохранившиеся проездные башни Новгородского кремля. Деревянный Великий мост через Волхов. Никольский собор на Ярославовом дворище. Церковь Спаса Преображения с образом Богоматери Знамение. Мы видим как сохранившиеся храмы, Юрьев монастырь, Антониев монастырь, так и не дошедшие до наших дней, например, церковь Благовещения на Городище.

Очень интересно рассматривать жителей города, и это можно делать бесконечно долго. В одном из домов идёт свадебный пир, вот иконописец пишет икону, книжник переписывает рукопись, вот рыбаки ведут лов на Волхове и Ильмене, всадники скачут через волховский мост – мы видим повседневную жизнь средневекового города.

Рядом с каждым человеком изображён ангел-хранитель. Он либо кисточкой ставит метку на лбу праведника, либо, помолившись, отворачивается и отлетает от человека – кто-то выживет, а кто-то пострадает. Есть на иконе и загадочная фигура – почему-то один из ангелов изображён в чёрных одеждах…

Какими были средневековые новгородцы, с какими причёсками ходили, какие носили одежды – можно увидеть и на иконе «Деисусный чин и молящиеся новгородцы».

Это, поясняет наш гид, двухчастная композиция. В верхней части Деисус (деисис с греческого обозначает моление) – изображение Страшного суда, Христос, сидящий на престоле, и перед ним предстоящие святые, которые молятся, заступаясь за человеческий род.

Внизу изображена новгородская семья. Принято считать, что это уже умершие предки, которые предстоят перед престолом Господа и молят его о своих живых потомках. Подпись гласит: «Молятся рабы Божии Григорей, Марья, Иаков, Стефан, Евсей, Тимофей, Олфим и чады Спаса и Пречистой Богородицы о гресех своих».

По изображениям можно изучать костюмы того времени: интересна женская одежда, плат с длинной бахромой, мужские кафтаны на застёжках, а детки одеты в подпоясанные белые длинные рубашки. Все в высоких сапогах. Здесь нет иконографического канона, это творчество мастера, который позволяет нам стать очевидцами ушедшей новгородской эпохи.

Наталья МЕЛКОВА

Фото: Александр КОЧЕВНИК

Читать также по теме:

Лучшее переняли у Византии

Легенда о «Круглой доске»

Подлинный Феофан Грек – только в Новгороде

Когда камни не тонут

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *