Исихазм в православии

Исихасты: молчальники

11 марта 2017

  • ПУЩАЕВ Юрий

В одном из выпусков Толкового словаря мы разбирали древнегреческое слово ἡ ἡσυχία (hēsyhia), которое значит «покой», «молчание», «тишину», «уединение». Иоанн Лествичник называл молчание матерью молитвы, врагом дерзости, стражем помыслов и соглядатаем врагов.

От слова ἡ ἡσυχία получил название исихазм – знаменитое мистическое движение в монашестве, которое учит «умному деланию» – священному покою, безмолвию и Иисусовой молитве. Особенно широкое распространение он получил в Византии в XIV веке от Р.Х.

Исихазм – это, в каком-то смысле, сердце Православия. Если монашество принято считать настоящим выразителем православной духовности, то исихастская традиция – это поистине средоточие или концентрированное выражение духовного опыта православного монашества.

Исихасты (это слово на русский язык дословно может переводиться как «молчальники», «безмолвники» или «пребывающие в покое») – удивительные монахи-подвижники, которые проходят сложнейший аскетический путь. Целью этого пути (напомним, что по-древнегречески аскеза – это упражнение) является обожение, т.е. соединение человека с Богом, приобщение к Божественной жизни при помощи Божественной благодати и созерцание Божественных энергий – нетварного света.

Важнейшей частью исихастской аскетической практики является непрестанное творение подвижником про себя Иисусовой молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Правда, иногда беспрестанное творение про себя «Иисусовой молитвы» представляют как некий универсальный магический ключ, который должен очень быстро и чуть ли не автоматически привести в благодатное состояние даже начинающего подвижника. Такое представление характерно, например, для знаменитых «Откровенных рассказов странника духовному своему отцу», вышедших в России в конце XIX века. В ней рассказывается, как один странник в России стал беспрестанно произносить про себя «Иисусову молитву» (дело доходило до 12 000 повторений в день), и одно это само по себе очень быстро привело его на вершины мистического опыта (так ему это казалось). Эта книга довольно быстро стала популярной в определенных кругах. Неслучайно, например, что ее с восторгом цитирует увлекавшийся мистическими восточными практиками американский писатель Дж. Сэлинджер в своей повести «Зуи».

Между тем отцы Церкви писали, что на творение «Иисусовой молитвы» должны уйти многие годы, прежде чем она станет «самодвижной», т.е. осуществляться без усилия. Лишь потом, после многолетних аскетических усилий сможет доставлять подвижнику сладость и лицезрение Божественного света. Творить ее всегда нужно с чувством глубокого покаяния и сознания своего недостоинства.

Игнатий Брянчанинов, проанализировавший писания Святых отцов по поводу Иисусовой молитвы, писал: «Сознание своей греховности, сознание своей немощи, своего ничтожества – необходимое условие для того, чтобы молитва была милостиво принята и услышана Богом».

Вообще очень опасно, как говорили отцы Церкви, когда «новоначальные» принимаются за дело, которое под силу лишь уже опытным, далеко продвинувшимся монахам. Восхождение по «лестнице добродетелей» должно быть очень постепенным, крайне осторожным. Мечтания о том, чтобы сразу взлететь на ее вершину, легко могут погубить подвижника, поскольку в них сказываются неукрощенная гордость и самомнение. Невозможно узреть Божественный свет, не укротив сначала страсти. Ведь подвижник – это тот, кто «удерживает бестелесное в пределах телесного дома», а это «подвиг редкий и удивительный».

Обо всем об этом, в частности, говорил Иоанн Лествичник в своей «Лествице». Вот лишь несколько изречений на этот счет:

1) «Глубина догматов неисследима, и уму безмолвника не безбедно в нее пускаться».

2) «Небезопасно плавать в одежде, небезопасно касаться и Богословия тому, кто имеет какую-нибудь страсть».

3) «Недугующий душевною страстию и покушающийся на безмолвие подобен тому, кто соскочил с корабля в море, и думает безбедно достигнуть берега на доске».

Итак, Сталин и исихазм

Опубликовано Mahtalcar в Ср, 18/05/2011 — 09:53

Теперь уже не один, а два источника из спецслужб утверждают, что Сталин (и Берия! — что требует отдельного критического рассмотрения) входили в исихастский «Ð¾Ñ€Ð´ÐµÐ½».

«ÐÐµÐºÐ¾Ñ‚орые бывшие сотрудники НКВД и ГРУ упоминали, что еще в юношестве Сталин и Берия вступили в глубоко законспирированный Исихастский Орден Безмолвия на Кавказе. Своеобразный аналог иезуитского, но гораздо более тайный. Девиз Ордена Безмолвия – «ÐÐµ ищи показывать себя превосходящим других, подвиги во имя Веры совершай втайне»» (http://buro.belarusforum.net/t3-topic)

У Карпца было независимое свидетельство о том же: http://karpets.livejournal.com/503627.html?thread=10565963#t10565963

Если это правда, то речь идёт не просто о какой-то корректировке портрета Сталина, но к тому, чтобы вообще взглянуть на ВСЁ другими глазами.

Каждану: никакой ГПЦ до 1917 г. не было, был грузинский экзархат РПЦ. С 1909 г. массовое движение монахов-имяславцев-исихастов возникло в Абхазии, в Кодорском ущелье, заселённом сванами. Монахи здесь, видимо, были со всего православного мира. Именно книга монаха Илариона «ÐÐ° горах Кавказа» стала толчком к «Ð¸Ð¼ÑÑÐ»Ð°Ð²Ñ‡ÐµÑÐºÐ¾Ð¹ смуте»: http://st-jhouse.narod.ru/biblio/Name/secr5.htm

Наш главый либерал и модернист владыченька Иларион Алфеев, стоит отдать ему должное, собрал в своей книге немало информации об исихастском движении. В частности, он пишет:

«Ð’ начале восьмидесятых годов XX века нам довелось присутствовать на беседе, происходившей в доме одного весьма уважаемого протоиерея города Сухуми. Дом этот был отрезан от внешнего мира двойным заслоном: высокая железная ограда составляла первый непреодолимый рубеж; другой рубеж — сплошная стена кипарисов, окружавшая дом с четырех сторон. Необходимость такой необыкновенной конспирации была вызвана тем, что протоиерея нередко посещали пустынники из окрестных кавказских гор: жили они там в течение многих лет нелегально, и всякий их визит в Сухуми был чреват как для них, так и для протоиерея многочисленными опасностями и неприятностями со стороны местных советских властей.
Один из таких пустынников присутствовал на беседе, проходившей за чашкой чая. Это был человек средних лет, высокого роста, крепкого телосложения, с густой окладистой бородой, в серой косоворотке и тяжелых кирзовых сапогах. Содержание беседы его с протоиереем стерлось из нашей памяти: запомнились только необыкновенные серые глаза, в которых отражался глубокий покой и которые глядели словно бы из иного мира.
Кавказские пустынники, продолжавшие, несмотря на десятилетия гонений со стороны советской власти, обитать в абхазских горах в начале восьмидесятых годов (по некоторым сведениям, в этих местах и сейчас еще живут небольшие группы отшельников), были духовными наследниками некогда весьма многочисленного сонма иноков, подвизавшихся в тех местах в начале XX столетия».

«ÐŸÐ¾ÑÐ»Ðµ конца 1930-х годов мы имеем лишь спорадические сведения об имяславцах. Если «Ð»ÑƒÑ‡ÑˆÐ¸Ðµ» имяславцы (используя терминологию митрополита Сергия) к началу войны с Германией воссоединились с Церковью, то «Ñ…ÑƒÐ´ÑˆÐ¸Ðµ» продолжали жить маленькими общинами, все более утрачивая связь с внешним миром и постепенно превращаясь в секту. В 1941 году уполномоченный Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) по Орджоникидзевскому краю в докладной записке о деятельности различных нелегальных церковных групп на юге России говорит о Буденновском районе как «Ñ†ÐµÐ½Ñ‚Ñ€Ðµ контрреволюционного тихоновско-имяславского подполья» со своими подпольными храмами и монастырями139. К 1948 году относятся сведения о деятельности в Майкопе соляновцев, «Ð²Ñ‹Ñ€Ð¾Ð´Ð¸Ð²ÑˆÐ¸Ñ…ся из секты имяславцев» 140. В 1985 году (три или четыре года спустя после описанной нами в предисловии к настоящей книге встречи с кавказским пустынником в доме сухумского протоиерея) о существовании «ÑÐµÐºÑ‚Ñ‹ имяславцев» упоминает «ÐÑ‚еистический словарь»141.
Небольшие группы пустынников продолжали жить в горах Кавказа вплоть до середины 90-х годов XX столетия 142, когда война между Грузией и Абхазией заставила многих из них покинуть свои убежища. Кто-то из отшельников, по-видимому, все же остается в горах и поныне. Современные кавказские пустынники продолжают читать книгу схимонаха Илариона «ÐÐ° горах Кавказа»143, однако вряд ли помнят об имяславских спорах. По имеющимся в нашем распоряжении свидетельствам лиц, посещавших горы Кавказа в середине 90-х годов, живущие там ныне пустынники и пустынницы никак не отождествляют себя с имяславцами начала XX века».

После войны 2008 года, во всяком случае, в Кодорском ущелье не осталось даже «Ð¾Ð±Ñ‹Ñ‡Ð½Ñ‹Ñ…» монахов.

Тем не менее, встают вопросы:

— был ли Сталин сознательным проводником позиции Ордена Безмолвия в политике?

— как это совместить с версией о его посвящении в культ Ящера в ссылке (версии, которую разработал лично Олег)?

— как быть с неувязками в биографии Берия, который в 1953 г. ликвидировал Сталина и стал проводить явно подрывную политику?

С другой стороны, если Сталин принадлежал к Ордену Безмолвия, то у нас наконец-то появляются ответы на три других вопроса:

— зачем в декабре 1937 г. Ежов расстрелял вдохновителя абхазских исихастов Флоренского, после чего убрали самого Ежова?

— почему главного теоретика исихазма 20-х годов Лосева выпустили из лагеря в 1933 г. и дали возможность сЪездить на Кавказ и написать там «Ð³Ð½Ð¾ÑÑ‚Ð¸Ñ‡ÐµÑÐºÐ¸Ðµ» стихотворения?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *