Кто такие амаликитяне

АМАЛИКИТЯНЕ


Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла
Как приобрести тома «Православной энциклопедии»
Материал из Православной Энциклопедии под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла
АМАЛИКИТЯНЕ Т. 2, С. 93 опубликовано: 18 февраля 2009г.

, народ западносемит. происхождения, родоначальником к-рого считается Амалик, сын Елифаза, первенца Исава, и Фамны (Быт 36. 12). Во II-I тыс. до Р. Х. А. жили в пустынях Синай и Негев; упоминаются в древнеегип. памятниках XV-XII вв. до Р. Х. как народ шасу (R. Giveon). В XVIII в. до Р. Х. шасу вошли в объединение гиксосов, явившихся родоначальниками XV и XVI «гиксосских» династий, правивших в Египте ок. 130 лет. В XIII-XI вв. до Р. Х. А., названные в притчах Валаама «первым из народов» (Числ 24. 20), неоднократно вступали в противоборство с Израилем. Впервые они напали на израильтян во время исхода из Египта, при Рефидиме, в пустыне Синай (кон. XIII в. до Р. Х.), но были с помощью Божией разбиты Иисусом Навином (Исх 17. 8-13; Втор 25. 17-18). За это нападение Господь повелел полностью уничтожить А. (Исх 17. 14; Втор 25. 19; 1 Цар 15. 2-3). Год спустя А. напали на израильтян, вошедших вопреки повелению Моисея в Землю обетованную (Числ 14. 43-45). Впосл. А., объединившиеся с мадианитянами, были разбиты Гедеоном (XII в. до Р. Х.- Суд 7. 12-25). Царь Саул по велению прор. Самуила уничтожил А. в районе к югу от г. Телаима (ок. 1025 до Р. Х.- 1 Цар 15). Царь Давид одержал победу над А. возле г. Секелага, после того как те сожгли Секелаг и захватили жен и детей Давида и его дружинников (ок. 990 до Р. Х.- 1 Цар 30. 1-20). Впосл. А. Синая были полностью вытеснены или ассимилированы аравийскими племенами (не позднее VII в. до Р. Х.), а одна из групп А., поселившихся у г. Сеир (видимо, в составе Едома), при царе Езекии (ок. 700 до Р. Х.) была истреблена Симеоновым коленом (1 Пар 4. 43).

Лит.: Giveon R. Les bedouins Shosu des documents égyptiens. Leiden, 1971; Васильев А. С. Шасу новоегипетских источников: к вопросу об идентификации // Древний Восток и Античный мир / МГУ. М., 1998. С. 3-17 (Тр. каф. истории древнего мира; Вып. 1).

А. А. Немировский Рубрики: Ветхозаветные реалии и персоналии Ключевые слова: Ветхозаветные реалии, термины и понятия Амаликитяне, народ западносемитского происхождения, родоначальником которого считается Амалик, сын Елифаза См.также: ААРОНОВ ЖЕЗЛ образ, встречающийся в православной гимнографии и иконографии ААРОНОВО БЛАГОСЛОВЕНИЕ троекратное священническое благословение из библейской книги Чисел АВАРИМ горный хребет, лежащий к востоку от устья р. Иордан, где при исходе из Египта располагалась одна из последних стоянок Израиля перед завоеванием Ханаана АВРААМ ветхозаветный патриарх, родоначальник евреев и (через сыновей от Агари и Хеттуры) различных арабских племен (пам. 9 окт., в Неделю Праотец)

В чем провинился Амалек — Россыпи армянской цивилизации

Опубликовано: 30 Ноябрь, 2017 в 0:03

Откроем любую из религиозных книг иудаизма и прочитаем в ней об Амалеке. «Мицват асе — содержащаяся непосредственно в Торе позитивная заповедь — обязывает каждого еврея хранить в сердце ненависть и вражду к Амалеку и его потомству, помнить и пересказывать вслух его злодеяния,

а также рассказывать детям и внукам о том, что сделал нам этот злодей по дороге, когда мы выходили из Египта; все это — пока мы не истребим самую память о нем из этого мира, не «сотрем его имя», не уничтожим его без остатка, так, чтобы не уцелела ни одна живая душа — ни мужчина, ни женщина, ни один предмет, который был бы назван его именем.

Вот чего требует от нас Тора, говоря: «Сотри память об Амалеке в мире под Небесами — не забудь». Наши мудрецы так объясняют эти слова: «Помни» — значит «пересказывай», «Не забудь» — «храни в сердце» (Книга «Парашат Захор», 11 глава).

Вот еще отрывок из религиозной книги иудаизма «Парашат Захор». «С Амалеком мы ведем войну на уничтожение. Мы не стремимся победить или покорить его, нам не нужно ничего из того, чем он владеет, вообще — ничего, исходящего от него. Мы должны уничтожить Амалека, а заодно и все его имущество — нам оно не нужно.

До тех пор, пока мы не сможем его уничтожить, наша ненависть останется непримиримой. Компромиссы тут невозможны — Амалек должен погибнуть. Уничтожить Амалека значит избавиться от ненависти самым радикальным образом — ведь когда он исчезнет из этого мира и из наших сердец, вместе с ним исчезнет и она. Чем сильнее будет гореть в наших сердцах ненависть в Амалеку, тем сильнее будет наша любовь к Всевышнему, тем теснее будет наша связь с Ним и Его Торой». («Парашат Захор», гл.11.)

Из предыдущей статьи мы знаем о родстве амалекитян и армян. Пойдем дальше и обратимся к научным трудам. Немировский А.А., известный российский специалист по древней истории, автор многих учебников, поставил вопрос: Почему «Амалек объявлен в Торе настоящим «анти­народом», средоточием мирового зла. т,е. таким же уникальным фе­номеном, как божий народ Израиль, «по модулю», но «противопо­ложного знака».

Соответственно Амалек — единственным из всех на­родов — подлежит поголовному истреблению в порядке «священной войны» по прямому предписанию Яхве (Исх.17:14-16; Втор.25:17-19; 1 Цар.15)».

Что же могло вызвать подобное отношение, задумывается Немировский А.А.? «Мало ли было на­родов, натиск которых ввергал израильтян в куда большие бедствия, чем это когда бы то ни было способны были сделать амалекиты, и которые, тем не менее, не навлекали даже отдаленно сравнимого анта­гонизма с их стороны?

С другой стороны, в пророчестве Билеама Амалек назван «пер­вым из всех народов» (Чис.24:20). Ясно, что речь не может идти о первенстве во времени, и относится тем самым к первенству по статусу.

Столь высокий статус Амалека не противоречит только что излагавшемуся библейскому отношению к нему (как считают обыч­но), а, наоборот, полностью согласуется с ним: Амалек — антагонист Израиля, но именно поэтому он тоже представляет собой уникаль­ный, не имеющий себе равных народ; поэтому он вполне может быть охарактеризован как величайший по модулю (при отрицательном знаке), «первый» из всех (языческих) «народов».

Все сказанное ставит перед ученым вопрос: «чем мог Амалек за­служить репутацию ритуального и физического антагониста Израиля и «первого» из языческих народов, коль скоро дошедшая до нас мо­тивировка этой репутации появилась куда позднее, чем она сама?»
В Книге Исхода читаем:

«И пришли Амалекитяне, и воевали с Израильтянами в Рефидиме…» (Исход, 17:7). Рефидим находится в Синае. Именно там амалекитяне преградили древним евреям путь в Землю обетованную.

Посланные Моисеем в Ханаан разведчики принесли оглушительную весть: «Амалек живет на южной части земли» (Числа, 13:29). Евреи попытались прорваться силой — последовала вторая битва и второе поражение:

«И сошли Амалекитяне и Хананеи… и разбили их, и гнали их до Хормы…» (Числа, 14:40). Судьба евреев была решена, им пришлось уйти в пустыню. Только через сорок лет они сумели вступить в Ханаан.

Иными словами, этот антагонизм в самом Ветхом Завете (Исх.17, Втор.25} оп­ределен, как связанный с событиями эпохи Исхода, т.е. формированием Моисеева Израиля и заключения им племенного «берита» с Ях­ве; эти ключевые события имели места на горе Хорев горного масси­ва Синай (южноцентральная область п-ова Синай) и в оазисе Кадеш-Барнеа (северо-восток п-ова Синай).

По библейским материалам об­наруживается, что сами эти территории со всех сторон окружены сплошным амалекитским кольцом. Амалек расселяется прямо от границы Египта на восток (1 Цар.15:7), так что на пути к горе Хореев Моисее должен прорывать кордон Амалека при Рефидиме (Исх.17)».

Немировский приходит к выводу, что «Пришлые племена «еврейского круга», к числу которых при­надлежал Израиль, вообще заняли значительную часть былых земель амалекитов». «Географические ориенти­ры амалекитов, заданные Библией, подразумевают, что территории Синая, в Торе предстающие «пустыми» до израильского прихода, на деле составляли как раз центр амалекитского ареала!

Иными слова­ми, Израиль Моисея сформировался в сердце амалекитских земель, па территории, отбитой у Амалека. Этот неожиданный, но едва ли опровержимый вывод, частично объясняет тот самый антагонизм Израиля и Амалека, которому сама Тора дает более позднюю моти­вировку.

Израиль сменяет и замещает Амалек в пределах одной и той же территории. При этом, в отличие от случая с завоеванием Ханаана (где скотоводы-израильтяне заселяют нагорья, а оседлые ханаанси остаются в городах), на Синае пришельцам-израильтянам и аборигенам-амалекитам — одинаковым кочевникам — оставалось заполнять одну и ту же «экологическую нишу», и ужиться друг с другом они не могли.

Тогда Израиль и Амалек действительно оказываются «физи­чески несовместимыми» антагонистами в пределах зоны самого формирования Израиля — и тем самым в пределах формирования наи­более ярких сюжетов его племенной традиции.»

«Почему, однако, это объяснение не выражено в Библии прямо, и почему вражда с амалекитами так тесно связана с Яхве, т.е. носит ритуальный характер?» — рассуждает далее Немировский.

Он же отвечает: «Следует подчеркнуть, что сам «берит» (договор, завет) с Яхве заключен на горе Синай и в Кадеше. то есть, как мы только что выяснили, на территории амалекитов. Но «завет» с богом, по общим правилам, надо заключать в тех местах, где этот бог почитается не­посредственно, т.е. в районе его местного культа. В свете сказанного это значит, что евреи сменили амалекитов не просто в качестве хозя­ев данной области, но и в качестве адептов Яхве или, по крайней мере, распорядителей непосредственной территории его локального куль­та!»

Из библии и новоегипетской истории известно о народе шасу-яхве, исповедовавшем культ Яхве. Как указывает Немировский: «Исторический и географический анализ самых разных ис­точников показывает, что новоегипетские шасу должны строго ото­ждествляться не с кем иным, как с амалекитами Библии, как это предполагал еще первый исследователь шасу — Д.Хайг».

Напомним, что по Ветхому Завету, освещающему историю амалекитов со времени Исхода (т.е. с XIII в. до н.э.) по начало X в.. Амалек — это доеврейский аборигенный союз племен, обитавший на юге Па­лестины и на Синае {Исх.17. 8-13, Быт.14:7) с прилегающими к нему областями к югу от Мертвого Моря.

«Иными словами, по времени и месту обитания амалекиты точно и полностью совпадают с новоегипетскими «странами шасу», продолжаем мы цитировать Немировского. «Сведения египетских источников и Ветхого Завета окажется невоз­можно примирить друг с другом, если не считать, что «шасу» — это укоренившееся у египтян название той же племенной общности, ко­торая была известна древним евреям под именем Амалека»

Сказанное подтверждается древнейшим дошедшим до нас эпи­ческим текстом Израильтян — «песней Деборы»», где Яхве описывает­ся, как бог, исходящий из Эдома, Сеира и Синая (Суд.5:4-5), а все эти территории, как мы уже знаем, входили в амалекитский ареал.

Это на­блюдение и позволяет Немировскому решить загадку новоегипетских «шасу-яхве»: «коль скоро, как упоминалось выше, по независимым соображениям «шасу» — это амалекиты, то и по Ветхому Завету получается, что Ях­ве, в полном соответствии с новоегипетскими данными о «шасу-яхве», был локальным племенным амалекитским божеством в на­званном по нему племенном уделе «шасу яхве».

«Итак, Израиль Моисея перехватил у амалекитов не только террито­рию, но и племенного бога-покровителя. Тогда все окончательно становится на свои места — и выдвижение Амалека на роль первого (пусть даже во зле) народа, и ритуальный характер его антагонизма с израильтянами.

Как народ, почитавший Яхве до израильтян, Амалек в глазах последних автоматически оказывался выделенным, «избранным» народом; а поскольку в этом качестве амалекитов заместил сам Из­раиль, «первенство» Амалека так же автоматически отбрасывалось, сохраняя свой «модуль», в негативную сферу по ритуальному знаку, и Амалек становился «анти-Израилем», «вторым полюсом мира».

Процитируем еще раз «Парашат Захор»: «Даже самые страшные злодеи, не являющиеся иудеями, забывают на некоторое время о своей вражде, но Израиль же ничто не может отвлечь от вражды к Амалеку, и все его замыслы всегда посвящены борьбе с Амалеком. Всех других врагов можно подкупить или умилостивить — Израиль ничем нельзя подкупить в этой вражде.

Все существо Израиля и его потомков, целого народа, направлено на борьбу с Амалеком», а не на отстаивание собственных интересов. Израиль ненавидит Амалека слепой ненавистью, не имеющей рационального объяснения и не знающей расчета, ни от чего не зависящей и никогда не ослабевающей.

При этом, конечно, истинную причину этого смещении — заимствова­ние Яхве израильтянами у амалекитов — в рамках ветхозаветной тра­диции выговорить прямо было бы невозможно; она в Библии и не упоминается, а Моисей на Синае, согласно Пятикнижию, действует не на амалекитской земле, каковая располагалась там в реальности, а в некой странной, лишь «окольцованной» амалекитами пустоте» (стр.88, цитировашаяся статья).

Выводы Немировского подтверждаются и в статье Васильева А. «Шасу новоегипетских источников и ранняя история Израиля»: «Как и шасу (ср. «Страна Шасу-Яхва» египетских списков), Амалек оказывается географически связан с Яхве: евреи впервые встречаются с ним у Горы Бога (Исх.17).

Наконец, Амалек является древним народом Палестины, помещенным в очень архаическом перечне ее доеврейских обитателей — жертв эламского похода, приводимом в повествовании Быт.14″.

Прежде, чем раскрыть связь между армянами и Амалеком, проследим еще ряд звеньев в этой тысячелетней загадке, роковым образом сказывающейся на судьбах армян.

Как устанавливает тот же Немировский: «шасу-яхве» и гиксосы – один и тот же народ. В той же статье А.Васильева этот факт излагается лаконично: «Благодаря такому сопоставлению выстраиваются подтверждающие друг друга взаимосвязи между «гиксосами» как «шасу», «шасу» как «амалеком»(1) и «амалеком» как «гиксосами» (3), обеспечивающие довольно жесткое отождествление всех трех терминов»

Отождествление шасу с гиксосами, также предлагавшееся в прошлом веке, Д.Хайгом, из-за противодействия западных ученых не получило дальнейшего развития. Арабская же историческая традиция применительно к древней истории Палестины, представляет очевидный интерес и подтверждает тождественность Амалека, гиксосов и шасу.

Например, слово «аму» (второе название гиксосов) звучит почти так же, как начало слова «амалекитяне». Средневековые арабские историки сообщают множество данных об этом племени.

Гиксосы пришли с востока («азиаты») и амалекитяне, согласно арабским источникам, тоже пришли с востока. Египтяне называли гиксосов Аму. В Писании — Амалек, по-арабски — Амалик. Гиксосов называли – цари, народ царей. Это еще одно подтверждение нашего перевода Амалек как народ царей, народ-предводитель.

По сведениям некоторых средневековых арабских писателей Амалек одно время властвовал над Египтом. Были даже династии фараонов из амалекитян. Столица гиксосов Аварис — это и есть «город Амалека», упоминаемый в 1-й книге Самуила.

Как мы видим, подступы к тайнам египетских пирамид покрыты не только мраком тысячелетий, но и, по-видимому, преднамеренной дезинформацией об истинных инициаторах и назначении этих сооружений и столь внезапном возникновений знаний и умений у строителей пирамид.

Тайны невозможно развеять, если не сделать предположения о привнесении элементов этих знаний и умений некоторой внешней относительно Египта цивилизацией. Привнесении долгом, кропотливом, настойчивом, направленном отдельными параметрами не только на египетскую цивилизацию, но и на другие, возникающие в древности в западном и восточном полушариях, человеческие сообщества.

Египетские источники говорят, что господство гиксосов в Египте продолжалось 450 лет. Одним из первых гиксосских фараонов был некий Апоп, при котором гиксосы создали огромную империю, включавшую, кроме Египта, Эфиопию, Сирию и Ханаан.

Лишь спустя четыре с половиной века египтяне, руководимые полководцем Амосом, разгромили последнего гиксосского фараона, который также назывался Апопом Вторым (и, добавим, последним). Но достаточно истории, она всегда интересна, но пора сделать заключительный шаг.

То, что гиксосы, или как они себя называли, «хайки» — из армянских племен, было установлено наукой неоднократно. Публикация на эту тему, помещенная в данный сборник, содержит перевод с оригинального древнегреческого текста и не оставляет сомнений в подлинности прочтения, как бы старательно издатели хрестоматии «История Древнего Востока», М., 2002, допущенной в качестве учебного пособия для вузов, ни искажали и вычеркивали из древних рукописей, относящиеся к армянам факты.

Помню, какой шок произвела на малообразованных, но читающих армян гипотеза С Айвазяна о тождественности гиксосов с сасунскими (шасу = сасу) Гайками. Но достаточно пролистать литературу по древнему Египту, как эта связь становится прозрачной). Поэтому предпочтительно называть гиксосов как «гайксосы», тем более, что с с английского языка они так и читаются, или просто «хайки».

И самое последнее. Даже если сейчас и остались сомневающиеся в основном тезисе статьи – о религиозном освящении иудаизмом истребления Амалека, предоставим слово еврейским авторитетам.

Что Амалек это и есть армяне можно прочитать в еженедельной еврейской газете «Еврейское Слово», №40, (313) 5767/2006, 25 октября — 31 октября в статье Фадеевой И.Л. «Авраам Галанти – ученый и политик»: «В ряде источников Армения именуется Амалек, евреи называли армян амалекитами.

Такой же термин для их обозначения использовали в Византии». Как мы видим таких источников множество и остается удивляться, как это вслепую вершили политику дашнаки в начале 19 века, не подозревавшие, что врагов надо изучать. Такую же слепоту и безграмотность проявили современные дашнаки конца 20 века, пойдя на союз с либеральной рыночной бандой, опустошившей не одно государство до этого.

Оскорбительные высказывания можно найти не только в еврейской прессе, но и, например, в «Литературной газете» №8, 26.02 — 03.03, 2003,с.15 в статье Авигдора Эскина «Великое Смешение»: где Амалек сравнивается с гитлеровцами, и говорится, что «они хуже народов, убивающих нас». Я уже не говорю об интернетовских сайтах и чатах, где армяне и их история подвергаются чудовищным извращениям и оскорблениям, за которыми стоит черная тень иудейского праздника.

Цитированная литература:

Немировский А.А. «Страна Шасу-Яхве» древнеегипетских памятников и проблемы ветхозаветной истории» ( написана в рамках проекта РФФИ «Историческая география и типы межрегиональных взаимодействий в древности» № 02-06-80163) и опубликована в сборнике — Культурное наследие Египта и Христианский Восток. М., 2002.

Васильев А.С. Шасу новоегипетских источников и ранняя история Израиля Древний Восток и античный мир. 1., М.,1998.
Haigh A. On the Shasu-people // ZAS 14 (1876), pp.52-57.

Приложение

Попробуем симметрично обратить содержание религиозных текстов и составить антитезу «Парашат Захору» — алгоритм инверсии.

Анти-Парашат Захор

Помни Амалек, что о тебе помнят иудеи; пока они будут тебя ненавидеть, у тебя будет энергия, замысел и мощь интеллекта, чтобы отразить их угрозы.

Сделай память о себе настолько величественной, впечатанной в сердца людей, чтобы твое благородство и возвышенность стали бы преградой попыткам иудеев стереть память о тебе в мире.

Будь неприступен для пошлости и корысти, и тогда ненависть к тебе сожжет тех, кто ей поддался.

Все свои деяния называй своим именем, не будь столь скромен, чтобы другие не приписали себе сделанного тобой добра. Пусть каждый предмет в мире носит тепло твоих заботливых рук.

Продолжай стоять преградой на пути зла, не давай преступности выйти из заточения.
Когда слава Амалека обошла весь мир, и все народы поняли, что он — избранник

Всевышнего, они захотели разделить с Амалеком небесное благословение и назвали его «первым среди народов», избранным Всевышним, признали его духовное превосходство и приоритет. Тогда Амалек стал «отцом множества народов».

А. Торосян Отрывок из книги Россыпи армянской цивилизации

Читать также: Вперед в прошлое — Россыпи армянской цивилизации

Были ли в истории арамейцы — Россыпи армянской цивилизации

Вторжение Гайксосов в Египет — Россыпи армянской цивилизации

Происхождение Моисея — Россыпи армянской цивилизации

Гайксосы — Амалекитяне — Хетты — Хурриты

ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Амаликитяне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии Амалекитяне на юго-западной границе Палестины.

Амаликитяне (ивр. ‏עֲמָלֵק‏‎) — древнее племя семитского происхождения, кочевавшее в степях каменистой Аравии на юге от Палестины.

В Библии

По Библии, они происходили от Амалека (Амалика), внука Исава (Быт. 36:12), и были, таким образом, в родстве с идумеями. Однако же совсем отождествлять их, как это делает Иосиф Флавий, нельзя уже потому, что против амаликитян Моисей проповедовал истребительную войну, между тем как в отношении к идумеям, народу братскому, он запретил всякие неприязненные действия. К тому же идумеи вели жизнь оседлую, имели государственное устройство, и имя их столицы и других городов упоминается в Библии. Амаликитяне же, хотя и имели своих царей, именуемых в Святом Писании общим именем Агаг, но оседлости не любили, и ни одного имени из их городов не сохранилось. В Библии страна Амаликская также упоминается (Быт. 14:7) как существовавшая ещё во времена Авраама, так что возможно случайное совпадение имён амаликитян и праправнука Авраама — Амалика. Главные кочевья амаликитян были между Египтом и Синайскою степью. Временами они совершали набеги вне этих пределов на соседние страны.

Возможно, под именем шасу в древнеегипетских источниках в XV—XII веках до н. э. упоминаются амаликитяне. В XVIII веке до н. э. они вошли в состав союза гиксосов.

Во время исхода из Египта амаликитяне были первым народом, напавшим на едва вышедший из Египта Израиль (Исх. 17:8). Позже евреям пришлось пройти страною амаликитян, живших в южном Ханаане (Чис. 13:30). Между ними случались кровопролитные стычки (Чис. 13:45). После воцарения Саула израильтяне предприняли карательную экспедицию против амаликитянского царя Агага (1Цар. 15:2). Давид, находясь на службе филистимлянского правителя Гефа, также предпринимал разбойничьи вылазки против амаликитян, живущих на Восоре у границы с Египтом (1Цар. 27:8). Окончательно истреблены были амаликитяне, по словам летописца, симеонитами во время царствования Иезекии (722 до н. э.). С этого времени имя амаликитян исчезает из библейской истории. Остатки их, очевидно, рассеялись и смешались с другими народностями. Мы встречаем 200 лет спустя одного царедворца в Персии, Амана (что характерно, недруга иудеев), названного агаги, то есть потомок царя Агага.

В арабских источниках

Известные в мусульманских преданиях амалик берут своё название от библейских амаликитян, относятся к этническим группам разных легендарных циклов (филистимляне, мидьяниты, подданные фараонов). Они всегда изображаются притеснителями и угнетателями, которые в конце концов бывают побеждены с помощью Аллаха. В преданиях об «исконных арабах» амаликитянами называют древний аравийский народ, который жил в Хиджазе и Ямаме. Этому народу проповедовал пророк Худ. Они также фигурируют в легендарном цикле о пальмирской царице Зенобии (аз-Заббе).

Арабские историки, Абульфеда и другие, передают, что амаликитяне, вытесненные из мест первобытного их пребывания, перекочевали во внутреннюю Аравию, смешались с местными аборигенами и вошли в состав так называемых мостарабов, то есть племен, смешанных из чистокровных арабов и иностранцев. Новейшие ориенталисты приходят к заключению, что амаликитяне были исконным арабским племенем из рода Иоктанидов или Кахтанидов, что опять находит себе подтверждение в одном месте Святого Писания, где страна амалекитов упоминается ещё во времена Авраама, задолго до рождения Амалека, внука Исавова. Английский историк Пальмер отождествляет амаликитян с упоминаемым в Коране древнеарабским племенем темудитов, погибших в незапамятные времена от землетрясения.

Примечания

  1. ↑ Ислам: ЭС, 1991.
  2. ↑ Амалекиты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Литература

  • Пиотровский М.Б. Амалик // Ислам: энциклопедический словарь / отв. ред. С. М. Прозоров. — М. : Наука, ГРВЛ, 1991. — С. 20.
  • Амалекиты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Амаликитяне — Православная Энциклопедия.

Ссылки

  • Амаликитяне // Энциклопедия «Кругосвет».
Словари и энциклопедии
Это заготовка статьи о народах мира. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Скрытая категория:

  • Незавершённые статьи по этнографии

Амалек

Амалек и Израиль

Не только Амалек, но и Израиль назван в Писании «первым», как сказано: «Израиль — святыня Всевышнего, первые плоды Его» (Йирмиягу, 2). Как мы уже знаем, Тора называет Амалека «первым» — «первым из народов». Чему учит нас это совпадение?

Наши мудрецы отметили: «Все первое — это трума, самое важное, самое сущностное в любом предмете».

Трума может быть двоякой: и со стороны святости, и со стороны нечистоты. Поэтому пророк сказал: самая важная, самая сущностная часть всего святого и чистого, чем Всевышний одарил мир, сосредоточена в Израиле. С другой стороны, все нечистое и недоброе, что поселилось в мире после преступления, совершенного первым Змеем в раю, как бы сконцентрировано в Амалеке. Поэтому Амалек также назван «первым».

Таким образом, Израиль и Амалек оказываются в полярно удаленных друг от друга точках: Израиль — у корня святости, а Амалек — у корня нечистоты. Все остальные народы находятся посередине, между ними. Поэтому, когда руки Израиля клонятся вниз от слабости, Амалек перетягивает мир на свою сторону, и он тонет в нечистоте и преступлениях.

Однако Амалек не в состоянии уничтожить Израиль и полностью «стереть» его имя. В будущем, когда рука Израиля станет достаточно сильной, мир окончательно склонится к святости и чистоте. Дурным и нечистым останется только сам Амалек, корень зла, но тогда уже у него не останется надежды — само имя его будет окончательно стерто из поднебесья.

В Торе сказано об Израиле: «Это народ, живущий отдельно, нет у него счетов с другими народами» (Бемидбар, 23:9). Вот одна из интерпретаций этого стиха: когда у народа Израиля радость — ни один другой народ не радуется вместе с ним, когда же радуются другие народы — Израиль разделяет с ними их радость, то есть радуется как бы за их счет.

Амалек — полная противоположность Израилю. Когда у всех других народов беда, Амалек разделяет ее с ними, когда же беда настигнет его самого — она будет всецело его собственной. Поэтому о нем и сказано в Торе: «Первый из народов Амалек, но конец его — гибель» (Бемидбар, 24:20).

«И пришел Амалек»

Наши мудрецы отмечали: «Эти слова Торы относятся к самому Амалеку, сыну Элифаза, внуку Эсава» (Мехилта). Это означает, что он был еще жив в те времена и сам вышел на войну с Израилем.

Мидраш рассказывает, что Амалек обратился ко всем другим народам с предложением вместе выступить против евреев.

«Нет, — ответили они, — мы не в состоянии противостоять Израилю. Ведь даже войска фараона, выступившие против него, погибли в море».

«Что же, — сказал Амалек. — В таком случае я дам вам такой совет. Если я буду побежден — бегите и спасайтесь. Если нет — приходите и помогите мне продолжать борьбу с Израилем».

Раби Натан сказал: «Амалек пришел с гор Сеира. Его не остановило расстояние — для того, чтобы начать войну с Израилем, он прошел четыреста парсот (около полутора тысяч километров)».

В Торе сказано об Эсаве: «И ушел он в другую страну от Яакова, брата своего» (Берешит, 36).

Эсав знал, что Всевышний постановил, что потомки Ицхака (нашего праотца) должны будут заплатить за право владеть Эрец Исраэль долгим изгнанием и рабством. Он решил: «Лучше я уйду из этой страны, откажусь от нее и не буду платить так дорого за право владеть ею». Поэтому (а также от стыда — ведь он продал драгоценное право первородства Ицхаку) Эсав ушел в страну Сеир.

Помня об этом, Амалек оставался в Сеире до тех пор, пока плата за Эрец Исраэль не была «внесена» евреями за всех потомков Ицхака, и они не вышли из Египта. Тогда он и пришел.

Амалек посетил египетские архивы и переписал имена сынов Израиля, вышедших из Египта. Догнав Израиль, он становился по ту сторону облака, всегда сопровождавшего евреев, и начинал кричать:

«Реувен! Шимон! Это мы, ваши братья! Выходите к нам, мы хотим с вами торговать». Тех, кто откликался на этот призыв и выходил, немедленно убивали.

Амалек всегда был бичом, наказывавшим Израиль за его грехи.

Так, когда евреи пришли в Рефидим, еще до Дарования Торы, они спросили, усомнившись: «Действительно ли Всевышний находится среди нас?» (Шмот, 17) Как свидетельствует Тора, сразу же после этого пришел Амалек.

Когда мераглим — разведчики, посланные Моше в Эрец Исраэль, — оклеветали эту землю и убедили народ туда не идти, а Всевышний постановил, что, в наказание за это, поколение евреев, вышедших из Египта, не вступит во владение своей землей, те евреи, которые все же решились вторгнуться в Эрец Исраэль, были истреблены амалекитянами.

Когда амалекитяне услышали, что умер Аарон и исчезли Облака Славы, защищавшие Израиль, они сразу же попытались напасть на него, прикинувшись кнаанейцами.

Пророк Овадия сказал об амалекитянах-потомках Эсава: «В день, когда ты стоял в стороне…» Когда амалекитяне увидели, что умножились грехи еврейского народа, и поэтому у его врагов появились шансы на победу, они пришли, чтобы сопровождать войска вавилонян, которые вторглись в Иудею. Но сами они в бой не вступили, решив: если победит Израиль, они заявят: «Мы пришли ему на помощь», а если победят вавилоняне, они нападут на евреев и истребят их.

Сила Амалека

Откуда черпает Амалек силы, чтобы нападать на Израиль, преследовать слабых и отставших евреев и даже угрожать Израилю войной в то время, когда его защищает сам Всевышний, а его лагерь окружен Облаками Славы?

Наши мудрецы, комментируя слова Торы — «И сражался с Израилем в Рефидим», — цитируют стих из Книги Йиова: «Разве растет папирус там, где нет болота, а тростник так, где нет воды?» (Ийов, 8) Точно так же Израиль не может существовать, если он не изучает и не соблюдает законы Торы. Как только он отходит от Торы — на него нападают враги. Приход врага всегда является следствием совершенного греха или преступления.

Другие комментаторы отмечают: слово «Рефидим» — רפידים — следует читать как «Рифъон ядаим» — ידים רפיון («расслабление рук»). Руки сынов Израиля ослабели, отошли от Торы, — и немедленно пришел страшный враг — Амалек — и напал на них.

Рефидим

Амалек хорошо помнил завещание своего деда Эсава: «Когда ты увидишь, что Израиль не живет в точном соответствии с законами Торы, что исполнение каких-то заповедей стало для него проблемой, — напади на него».

В то время еврейский народ находился в нелегких раздумьях, его вера во Всевышнего на мгновение поколебалась, начались раздоры и ропот.

Когда сыны Израиля вышли из Красного моря и вошли в пустыню Шур, они знали, что приближаются к горе Всевышнего, у подножия которой они получат Тору и станут царством священников и святым народом, который, по словам пророка, «будет жить не хлебом единым и не одной только водой утолять жажду, но и каждым словом Всевышнего». Они пошли за Ним в страшную пустыню, в которой нет ни еды, ни источников воды, безгранично веря в Его мощь, в то, что Он не даст им умереть от голода и жажды и найдет способ поддержать свой народ в бесплодной пустыне.

В течение трех дней, пока сыны Израиля пересекали пустыню Шур, у них не было воды, но они не жаловались и не роптали, терпя лишения с верой и пониманием. Они знали, что Тора, которую они готовились принять, может быть приобретена только ценой лишений и испытаний, и лишь тот, кто откажется от материальных удовольствий и будет радоваться одной лишь своей близости к Всевышнему, удостоится в конце концов и земных радостей. Все евреи без исключения — мужчины, женщины и дети, три миллиона человек — с нетерпением ждали Дарования Торы и были готовы нести бремя ее законов — даже если оно окажется нелегким.

Следующее нелегкое испытание ждало евреев, когда они пришли в место, которое называлось Мара («Горькое»). Там они нашли воду, но «не могли пить воду в Мара, потому, что она была горькой» (Шмот, 15). В этот момент люди на короткое время упали духом и «народ возроптал на Моше». Но пало духом лишь большинство простого народа — мудрецы и руководители Израиля не присоединились к нему. И, в конце концов, в чем выразился этот ропот — всего только в простом вопросе: «Что нам пить?»

Когда миновала эта, первая, кризисная ситуация, евреи, как рассказывает Тора, «пришли в Эйлим, где было двенадцать источников воды и семьдесят финиковых пальм — и расположились они у воды» (Шмот, 15). До тех пор, пока у евреев оставался хлеб, унесенный из Египта, они не думали о еде, но, уже испытав страдания от жажды, они радовались воде, как настоящему сокровищу, и остановились около нее.

Но они не успели насладиться обилием воды в Эйлим, как пришлось снова сниматься с места. Они направились в пустыню Синай, где у них кончился хлеб. Источников воды в этой пустыне не было, но у них еще оставалась вода в мехах, поэтому они и не жаловались на ее отсутствие. Но как может целый народ прожить без хлеба даже один-единственный день?

«Несомненно, — думали сыны Израиля, — Всевышний в конце концов спасет нас, но для чего Он вначале доводит нас почти до голодной смерти? Если это и есть жизнь, которую предписывает Тора, то как сможет народ вести ее в течение долгого времени?»

И, как сказано в Торе, «возроптала вся община сынов Израиля в пустыне на Моше и Аарона» (Шмот, 16).

Первое испытание — испытание жаждой в пустыне Шур — выдержали все сыны Израиля. После второго испытания — горькими водами в Мара — возроптала большая часть народа, но его мудрецы и руководители сохранили веру и присутствие духа. Однако третье испытание сломило всех. Вынести его было уже выше человеческих сил — ведь ясно было, что если эти испытания станут постоянными, народ не сможет идти по столь тернистому пути.

Но и теперь жалобы сынов Израиля оставались скромными и разумными — они просили только воды и хлеба.

Всевышний послал им ман (манну). Народ получил хлеб, достаточный для пропитания в течение одного дня — и успокоился. Он был готов получить Тору и следовать ей, даже если в таком случае он будет получать все необходимое изо дня в день только на этот самый день. Но в этот момент опять кончилась вода, запасенная в Эйлим. Несмотря на это, «двинулась вся община сынов Израиля из пустыни Син в странствия свои, по слову Всевышнего». Сыны Израиля направились к горе Всевышнего, чтобы получить там Тору для себя и всех грядущих поколений, чтобы принять бремя ее заповедей и забыть все прочие учения и повседневные человеческие нужды и проблемы. Вторично испытываемые жаждой, евреи «остановились в Рефидиме, и не было у них воды для питья» (Шмот, 17). И далее: «И начал народ ссориться с Моше».

Испытания, которым подвергся еврейский народ, были слишком тяжелы. Вначале у него был только скудный хлеб и не было воды, затем ему была предложена горькая вода, которую нельзя было пить, а когда, наконец, евреи нашли воду в изобилии, им не разрешили задержаться около нее. Потом у них было очень мало воды, а хлеба не было вовсе; когда появился хлеб — кончилась вода. Вообще, когда одно появлялось у них — другое отбиралось. Неужели это и есть путь Торы?

И вот, Израиль «остановился в Рефидим».

Но что значит «Рефидим»? Мы уже знаем: то, что стремление евреев к Торе ослабело, они как бы опустили руки, устремленные к ней. Многие из них отчаялись и уже не были готовы принять бремя Торы, которая обязывает изо дня в день терпеть столь непереносимые лишения.

«Маса и Мерива»

«И назвал это место “Маса и Мерива” (“Искушение и ссора”), из-за ссоры сынов Израиля и потому, что они искушали Всевышнего, говоря: есть ли Всевышний среди нас, или нет?» (Шмот, 17)

Как могли сыны Израиля, ради которых Всевышний сделал столько чудес, задать такой вопрос? И о какой ссоре рассказывает нам Тора?

Вот что говорят об этом раби Йегуда, раби Нехемия и другие еврейские мудрецы.

Раби Йегуда сказал:

«Евреи произнесли следующую кощунственную фразу: “Если Всевышний столь же властен над всем остальным миром, как над нами, то мы будем верно Ему служить. Если нет — взбунтуемся”.»

Раби Нехемия сказал:

«Евреи заявили: “Если Он будет доставлять нам пропитание так же обильно, как царь в богатой стране, жители которой не должны просить его об этом, то мы будем служить Ему. Если нет — взбунтуемся”.»

Другие мудрецы сказали:

«Евреи заявили: “Если Он может читать в наших сердцах и знает, какие сомнения нас одолевают — мы будем служить Ему. Если нет — взбунтуемся”.»

Всевышний ответил:

«Вы хотите испытать Меня? Что ж — сейчас придет злодей Амалек и испытает вас».

И тогда немедленно пришел Амалек (Шмот Раба).

По мнению раби Йегуды, Израиль был готов принять бремя Торы, даже если это будет связано с самыми тяжелыми испытаниями, если власть Всевышнего и Его законы будут распространяться не только на него, но и на весь остальной мир, и, таким образом, Израиль не будет подвергаться испытаниям в большей степени, чем другие народы.

Раби Нехемия добавляет: евреи были готовы отличаться от всех других народов, при условии, что Всевышний будет обеспечивать их всем необходимым, так что им самим не придется прикладывать никаких усилий для этого, равно как и владеть какой-либо собственностью.

Другие мудрецы считают, что евреи были готовы даже на большее: служить Всевышнему, даже если их жизнь будет иной, чем у других народов, и полной лишений, даже если Всевышний будет обеспечивать их пропитанием только после долгих молитв — лишь бы Он не доводил их до крайности, как в пустыне, ибо в таком случае человек просто не в состоянии владеть собой, начинает роптать и жаловаться. «Пусть Он читает в наших сердцах, — говорили они, — чего нам остро не хватает, и дает нам это, не доводя нас до крайности. В таком случае мы вечно будем Ему служить. Но если нам придется вечно кричать о своих нуждах — это выше наших сил, мы не сможем вечно идти таким путем и, в конце концов, не дай Б-г, взбунтуемся».

Евреи не отчаялись, не отказались от Торы, но «опустили руки», утратили тесную связь с Торой, которую должны были получить. Они начали ставить условия, которые Всевышний должен был принять для того, чтобы евреи смогли прилепиться к Торе и не оставлять ее в будущем.

Всевышний сказал: «Вы ставите Мне условия, испытываете Меня, проверяете, не прошу ли Я у вас чего-то непосильного — придет Амалек, испытает вас, и станет ясно, исполнили ли вы все то, что было в ваших силах».

Идолопоклонство в лагере

В чем же должно было состоять испытание?

Всевышний потребовал, чтобы народ Израиля пошел за ним в пустыню, но лишь на очень короткое время — до получения Торы у горы Синай. После этого евреи должны были войти в Эрец Исраэль, любимое творение Всевышнего, и начать жить нормальной жизнью — сеять зерно в пору сева и снимать урожай, когда он поспеет. Всевышний, со своей стороны, должен был благословить народ Израиля на его земле больше, чем все другие народы.

Однако у Него было к Израилю еще одно требование — но уже не временное, а постоянное. Израиль должен был навсегда оставить всех идолов, все чужие культы и верования, и служить только Всевышнему. Всевышний сказал: «Вот, теперь, когда вы отказались от идолов, уничтожили их статуи и собрались под Моей сенью, теперь придет Амалек и подвергнет вас испытанию. Если вы всецело преданы мне, то ничего не бойтесь. Но если есть среди вас те, кто еще не отказался от упования на египетских богов — пусть они попробуют с их помощью спастись от Амалека».

После этого, как рассказывает Тора, пришел Амалек и стал подстерегать и убивать слабых и отставших.

Кого же он подстерегал?

Рав Нахман сказал: «Отставшие — это те, кого не принимали Облака Славы».

А мудрецы объясняют: «Речь идет о всем колене Дана, которое было отвергнуто Облаком, потому что не отказалось от идолопоклонства».

Необходимо помнить, что это колено несло с собой петель Миха — идол, взятый в Египте, и многие потомки Дана еще не были готовы служить одному только Всевышнему.

Всевышний сказал: «Я сдерживаю гнев и не наказываю вас за то, что вы не сделали даже то, что в ваших силах, а вы боитесь, что Я наложу на вас обязательства, которые будут для вас непосильны! Что ж! Придет Амалек и подвергнет вас испытанию».

Как кровососущая муха, ищущая открытую рану и присасывающаяся к ней, кинулся Амалек на рану, которую он нашел у Израиля, и начал воевать с ним.

Где же, все-таки, берет Амалек силы для того, чтобы сражаться с Израилем? В Рефидим. После того, как евреи засомневались в Торе, стали ставить условия Всевышнему и испытывать Его, раздумывать, в состоянии ли они будут исполнить Его заповеди, появление Амалека, который должен будет испытать их самих — выполнили ли они то, что от них зависело, — стало неизбежным. А после того, как выяснилось, что выполнено далеко не все, Амалек начал преследовать их и убивать отставших. Силу ему придавали грехи и преступления, совершенные евреями.

Только в них сила Амалека. Он сам — источник греха и его порождение. Таковы пути Сатаны в мире — вначале он пытается сбить человека с правильного пути, затем становится его обвинителем, а потом сам же его уничтожает.

Помни, что сделал тебе Амалек

В Торе написано: «Помни… как встретил он тебя на пути…» «Встретил» — קרך — слово, происходящее от того же корня, что и слово «холод».

Наши мудрецы объясняют: Амалек «остудил» Израиль в глазах других народов. Они приводят такой пример: в некоем месте стояла ванна с кипящей водой, и никто, невзирая на уговоры, не соглашался в нее окунуться. Тогда один дурной человек кинулся в нее сам. Разумеется, он сильно обжегся, но его поступок как бы «остудил» ванну в глазах всех остальных — она стала казаться не такой горячей.

Когда Израиль вышел из Египта, все другие народы охватил страх. Но когда пришел Амалек и стал воевать с Израилем, то, невзирая на понесенное им тяжкое поражение, он ободрил другие народы и «остудил» их страх.

До тех пор, пока не появился Авраам, наш праотец, мир был как бы погружен во мглу и забыл о своем предназначении. Он стал огромной ареной для злодеяний и идолопоклонства. Авраам зажег первый светильник добра; его потомки раздули огонь, и он стал освещать и согревать мир.

После того, как Израиль вышел из Египта, после того, как были совершены величайшие чудеса, все — и сыны Израиля, и египтяне, и все остальные народы — узнали, что Всевышний, и только Он, правит миром. Вся Вселенная с нетерпением ожидала события, которое произошло у горы Синай, где Всевышний говорил с человеком лицом к лицу, открылся всему еврейскому народу и объяснил ему его назначение — быть Его посланцем среди всех остальных людей, привести всех их, все царства и все народы, к Нему, направить их на указанный Им путь и осветить его. Разве хоть один народ остался бы в стороне, решился бы сказать: «Кто это — Всевышний, которому я должен повиноваться?»

Еврейский народ был готов к этому событию, равно как и к своей будущей исторической роли — привести все народы мира к Творцу, — которая должна была завершиться в конце времен. Но тут пришел Амалек и смешал все карты. Он, буквально как в притче, рассказанной мудрецами, прыгнул в огонь, которого боялись все остальные, естественно, сильно обжегся, но все же несколько остудил его. Остальные народы теперь стали смотреть на вещи совсем по-другому. Они решили, что борьба между Израилем и его врагами, которую они считали завершенной, продолжается. Враги не капитулировали, а только понесли временное поражение.

Таким образом, переустройство мира, которое могло произойти в те времена, было отодвинуто в далекое будущее.

Приход Амалека повлиял и на еврейский народ, осложнил его отношения с Творцом. Разве можно было предположить, что какой-либо народ поднимет оружие на Израиль после всего, что произошло в Египте, после всех чудес, которые мир видел своими глазами? Но Амалек пришел, и, хотя и понес наказание, все же в какой-то мере достиг своей цели — «остудил» понятие греха и одновременно — веру в безопасность, гарантированную Всевышним. Оказалось, что война продолжается, и евреи должны не только благоговеть перед Творцом, но и бояться людей! Таким образом, страх перед людьми не мог полностью уступить место любви и трепету перед Всевышним.

Амалек поражал отставших, внушал страх слабым и тревогу сильным. Когда вскоре после этого евреи пришли к горе Синай, им недоставало крупицы веры, отнятой Амалеком, и эта нехватка сказалась впоследствии при самых различных обстоятельствах. А главное — исправление Израиля и всего остального мира, возвращение его к Творцу было отложено.

С тех пор прошло более трех тысяч лет, но Машиах до сих пор не пришел, и мир все еще трепещет над бездной — все это из-за страшного врага, злодея Амалека, да будут стерты его имя и самая память о нем.

И вот, когда даст тебе Всевышний отдых…

Для Него нет ничего невозможного. Разве не мог Он заставить Амалека смириться, устрашиться, остаться парализованным, как все остальные народы?

Разумеется, мог. Но в том, что он позволил Амалеку действовать по своему разумению, заключался глубокий смысл.

То, что народы мира склонились перед Всевышним — это их огромная заслуга. Всевышний сказал: «И узнает Египет, что Я — Г-сподь». Это значит, что Египет удостоится великой чести, великой заслуги — он в трепете склонился перед Всевышним и провозгласил Его Царем Вселенной. Это же относится и к филистимлянам, и к моавитянам, признавшим власть Всевышнего. В память об этой заслуге все они будут иметь долю в будущем мире, когда настанет конец времен.

Но у злодея Амалека, в котором нет ничего доброго и святого, нет этой доли, нет этой заслуги. Он недостоин права склониться перед Всевышним, признать Его власть, поэтому Творец мира и не стремился устрашить Амалека — чтобы не предотвратить его окончательную гибель.

В Торе сказано: «И вот, когда даст тебе Всевышний отдых от всех врагов, окружающих тебя», — тогда навсегда исчезнет угроза войны и даже угроза нападения Амалека. Тогда весь мир без исключения признает власть Всевышнего и склонится перед ним, а память об Амалеке будет окончательно стерта, как если бы он никогда не существовал. Тогда мир начнет существовать как бы с начала — лучшим и исправленным, без Амалека.

Заповедь ненависти

В тот день, когда Всевышний избавит Израиль от его врагов, все они станут друзьями Израиля. Подлинную вражду мы питаем только к Амалеку. Тора, которая вся — прощение и милосердие, обязывает нас ненавидеть его. Мы ведем войну со всем народом Амалека и каждым амалекитянином в отдельности, со злобой и нечистотой, которые Амалек распространял среди народов, с той грязью, которой ему удалось запятнать нас, с преклонением перед злыми силами, с идолопоклонством.

С Амалеком мы ведем войну на уничтожение. Мы не стремимся победить или покорить его, нам не нужно ничего из того, чем он владеет, вообще — ничего, исходящего от него. Мы должны уничтожить Амалека, а заодно и все его имущество — нам оно не нужно.

До тех пор, пока мы не сможем его уничтожить, наша ненависть останется непримиримой. Компромиссы тут невозможны — Амалек должен погибнуть. Уничтожить Амалека значит избавиться от ненависти самым радикальным образом — ведь когда он исчезнет из этого мира и из наших сердец, вместе с ним исчезнет и она. Чем сильнее будет гореть в наших сердцах ненависть в Амалеку, тем сильнее будет наша любовь к Всевышнему, тем теснее будет наша связь с Ним и Его Торой.

Из рассказов наших мудрецов

Этот злодей — иногда видимый, иногда невидимый — непременно становится на пути каждого, кто служит Всевышнему, тем более — на пути целых общин. Он изо всех сил препятствует этому служению — в этом сущность Амалека. Всякий раз, когда человек оставляет даже на минуту служение Всевышнему, он увеличивает силу Амалека, Поэтому мы должны вкладывать в это служение все свои способности и остерегаться любого нарушения законов Торы, чтобы таким образом уменьшить силу Амалека, которого Тора повелевает нам ненавидеть и уничтожить.

«Война с Амалеком во Имя Всевышнего ведется в каждом поколении». Всевышний одаривает каждое поколение особым светом, огнями, которые освещают это поколение иначе и ярче, чем все предыдущие. Черной завесой на пути этого света могут стать только злодеяния Амалека, поэтому Всевышний ненавидит его — ведь он отнимает дары Творца мира у Его творений. Каждый, кто служит Всевышнему, мечтает о том, чтобы Его свет открылся и разлился по всему миру. Но мы не удостоиваемся этого из-за Амалека и поэтому начинаем смертельно его ненавидеть.

Амалек способен вредить нам лишь материально: разрушать нашу жизнь, создавать различные трудности и проблемы, наконец, порабощать нас земными проблемами. Но когда наша душа легка, и мы не заняты никакой работой, он не может нам повредить. Поэтому и сказано в Торе: «И вот, когда даст тебе Всевышний отдых… сотри память об Амалеке…» (Дварим, 25)

Когда человек удостаивается душевного покоя, он сразу видит ничтожество и слабость Амалека. Поэтому мы читаем Парашат Захор (главу про заповедь помнить об Амалеке) в субботу, день отдыха, когда мы способны вырвать из сердца корни помыслов, посаженных Амалеком.

Поэтому, когда произошло чудо Пурима, когда Израиль победил Амана, прямого потомка Амалека, праздничным стал не день военной победы, а день, когда евреи «отдохнули от своих врагов». Отдых после одержанной победы помог довершить уничтожение, стирание имени Амалека.

Окончательно Амалек будет уничтожен и стерт только после окончательного освобождения, когда весь мир возвратится к Всевышнему и признает Его своим Творцом и единственным Властелином. Это произойдет незадолго до наступления весеннего месяца Нисана. Но частично это уничтожение происходит каждый год, в дни, когда мы празднуем победу Мордехая и Эстер. Поэтому наши мудрецы и постановили, что Парашат Захор следует читать именно в это время.

Рош Ходеш (новомесячье) Нисана — это начало года в том, что касается счета лет правления еврейских царей. Но еврейское царство тесно связано с Небесным. Поэтому столь же тесно связаны две эти заповеди — избрать царя и истребить потомство Амалека.

Обычаи, связанные с заповедью «мхият Амалек» — «стирания Амалека».

Вот как исполняют в различных общинах Израиля заповедь мхият Амалек — «стирания Амалека».

Существует обычай, что тот, кто хочет проверить, исправно ли его перо, пишет слово «Амалек» и затем водит по нему пером, пока не замажет его полностью, чтобы выполнить заповедь: «сотри память об Амалеке».

Согласно другому распространенному обычаю, в Пурим пишут на бумаге имена Амалека и Амана, а затем стирают их пивом или брагой, с тем, чтобы исполнить слова Книги Мишлей («Притчи царя Соломона»): «Давайте пиво обреченному на гибель» (Мишлей, 31). Ведь именно об Амалеке в Торе сказано: «Конец его — гибель».

Кроме того, принято писать имя Амалека на подошвах новой обуви перед тем, как надевают ее в первый раз, а, надев, стараются стереть это имя о землю, чтобы выполнить слова Писания: «На каждом шагу знай волю Его, и Он выпрямит пути твои» (Мишлей, 3). Ведь сказано в Торе: «И ты будешь попирать высоты их» (Дварим, 33).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *