Не мир но меч

«Враги человеку домашние его». Всегда ли?

Священник Михаил Немнонов | 23 марта 2015 г. Как совместить заповедь о любви к ближнему со словами Христа о том, что «враги человеку домашние его»? Что на самом деле говорит Евангелие о самых близких для нас людях – размышления иерея Михаила Немнонова. Фото: Антон Поспелов / Православие.Ru https://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2015/03/05_Nashi_blizkie.mp3

Дома, среди самых близких людей, мы сдаем свой первый экзамен в духовной жизни.

В Новом Завете заповедь о любви к ближнему – возлюби… ближнего твоего, как самого себя (Лк. 10, 27), – сочетается с предупреждением о том, что враги человеку домашние его (Мф. 10, 36).

Если кто, – говорит Христос, – приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником (Лк. 14, 26). И при этом – кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного (1 Тим. 5, 8).

При всей внешней противоречивости этих слов речь в них идет об одном и том же – о любви: сначала – к Богу, а потом – к ближнему. Возлюбить ближнего, как самого себя,– значит, и желать спасения ближнему, как мы желаем спасения самим себе.

Домашние становятся нам врагами, то есть людьми, которые вольно или невольно желают нам зла, только в том случае, когда пытаются отвратить нас от веры или от жизни по вере. Но и здесь и даже в самых тяжелых случаях остаются в силе слова: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44).

Отсюда заповедь о том, чтобы возненавидеть своих близких, – это не призыв к ненависти в привычном смысле этого слова. Мы призваны лишь отвергнуть пристрастие к своим близким, – ту слепую любовь, которая греется и питается любовью к себе в ущерб любви к Богу.

Один из примеров такой любви как бы к ближнему описан в житии преподобного Амвросия Оптинского, изданном Оптиной Пустынью вскоре после его преставления, в воспоминаниях одной из духовных дочерей старца.

N позднее стала монахиней в Шамордино, но в тот момент она была обычной мирской женщиной. У них с мужем был на примете жених для дочери, «впрочем, – как пишет любящая мама, – не без согласия на то и ее самой» (!). Одним словом, молодой человек понравился прежде всего самой N, и ее дочь «добровольно» согласилась с выбором матери.

N не сообщает никаких подробностей об этом молодом человеке, кроме того, что его занятия «требовали постоянного его присутствия на месте его жительства, обещал ему блестящую будущность, за которой он гнался, как за привидением».

Предполагаемая женитьба, таким образом, все время откладывалась, «отчего, – признается N, – больше всех страдало мое материнское, любившее и самолюбивое сердце».

Казалось бы, все говорило о том, что молодой человек не слишком заинтересован в женитьбе, и не ради кого-нибудь, а ради собственной дочери N должна была отказать ему. Но вместо этого она продолжала лелеять свои мечты, а чтобы над ней не стали смеяться, подготовка к женитьбе была строжайшим образом засекречена.

Между тем время шло, а дело не двигалось. Чем дальше, тем тяжелее ей становилось, и N решила написать в Оптину Пустынь к преподобному Амвросию Оптинскому.

Она уже раньше писала старцу в связи с болезнью мужа, и в тот самый момент, когда он получил письмо, состояние больного начало улучшаться. Теперь, не описывая дела подробно, она лишь назвала в письме имена дочери и ее жениха и просила усердно помолиться о здравии обоих.

Преподобный Амвросий Оптинский

Получив письмо, старец (как рассказали ей знакомые, оказавшиеся в тот момент в его приемной), выйдя на общее благословение, сказал при всех: «Я получил письмо от г-жи N (и назвал ее фамилию и город, где она жила). Чудачка! У ее дочери, должно быть, есть жених, а они это даже и от нас скрывают!»

Тогда же N написала и жениху своей дочери, спросив, почему он не едет и молчит. Через некоторое время она «получила ответ, но какой? Это было письмо или пьяного, или сумасшедшего. Оно разрушило, – пишет N, – все наши надежды, оставляя глубокую рану в сердцах наших». И в первых числах июля 1886 года N вместе с дочерью отправилась в Оптину.

Старец пригласил их втроем с родственницей, которая их сопровождала. Вначале он спросил саму девушку: «Ты имеешь что-нибудь сказать мне?» Сильно смутившись, она ответила: «Мать Вам все скажет» (о, бездна материнской любви!). Затем они с родственницей вышли, и N осталась со старцем наедине.

Тут она «начала говорить о неприятном, поразившем ее письме жениха дочери, о непонятном для них его поведении и о своем оскорбленном самолюбии». О тревоге за судьбу своего ребенка N почему-то ничего не сказала, – видимо, не это ее волновало.

Старец сам перевел разговор на эту тему: «Бог отвел его от твоей семьи; он небогомольный, не по твоей семье. Если бы состоялся брак, он через четыре года бросил бы ее». N стала убеждать старца, что он человек хороший, бывает в церкви и из хорошей семьи.

Старец ответил: «Был хорош, – мог измениться. Ходит в церковь, – а зачем? Это не кровь и не плоть твоя, – чего ручаешься? Ты во всем виновата. Какая глупость была – тянуть дело столько лет! Бросить теперь же все, не писать и не узнавать о нем! Забудешь,– все пройдет. Нападет на тебя тоска, читай Евангелие. Ступай! Слышишь? Отнюдь не узнавай о нем!»

N вышла от старца. В душе у нее все перевернулось. Ей казалось, что старец разрушил все ее надежды. Позвали и девушку, но она скоро вышла от старца задумчивая. Выйдя из хибарки, N села на скамейку около скита и горько, неутешно заплакала. Ее сердце разрывалось от разрушенной надежды. Ей казалось невозможным то, что старец велел ей сделать. Дочь же ее была спокойна и весела, у нее как бы вся скорбь отлегла.

Впоследствии она передала такие слова старца, ей сказанные: «Не говори матери, – твой жених пропадет совсем». На следующий день, прощаясь со старцем, N сказала: «Если, Батюшка, устроится все по моему желанию, то я отдам вам свою волю» (какую цену мы бываем готовы платить за исполнение своих пожеланий!) – и попросила его, чтобы никто не знал того, о чем она с ним говорила. Старец, улыбнувшись, ответил: «Твой секрет на весь свет».

N вернулась домой в спокойном расположении духа, но затем ее стала одолевать тоска. Она стала читать Евангелие, но от наплыва мыслей даже не понимала, что читала. В душе ощущалась борьба; ей казалось, что ради послушания старцу она добровольно разрушает счастье дочери.

Вскоре N опять поехала в Оптину. «Ты его любила, – сказал ей старец,– от того и искушение». Она попросила научить ее молиться. Старец сказал: «Молись так: Господи Иисусе Христе, помилуй нас троих и сотвори в нас троих святую волю Свою. Слышишь? Иначе не молись». – «Опять, – пишет N, – мне это было сильно не по сердцу. Я молилась и просила всегда у Господа, чего мне хотелось».

N приехала домой и стала тосковать еще больше. Заботливая подруга предложила узнать, что случилось с молодым человеком, и, вопреки тому, что говорил ей преподобный Амвросий, N дала на это свое согласие. Ответ пришел быстро: «Просили спасти от неминуемой ужасной смерти, для чего требовалась высылка порядочной суммы денег».

С согласия своих домашних N послала ему последнее, что у них было; на этом переписка закончилась навсегда. Как и предсказывал старец, жених пропал совсем и, кроме того, за ним оказалось долгу тридцать тысяч тогдашних рублей.

N поехала к старцу: «Простите, Батюшка, я вам не поверила!» – «Почему же ты мне не поверила?», – с любовью спросил ее старец. N ничего не ответила, однако же ясно, что кумир, созданный ею в лице этого молодого человека, и себялюбивое желание устроить жизнь дочери по своему вкусу заслонили для нее и соображения здравого смысла, и волю Божию, и слова старца.

Сколько подобных историй – и не с таким благополучным концом – знает каждый из нас?

Чтобы не стать главным действующим лицом в одной из них, спросим себя:
Мы любим людей такими, каковы они есть, или какими они «должны быть»? Если мы любим созданный нами образ, а не самого человека при всех его слабостях, то мы любим не его, а себя.

Умеем ли мы слушать: мужа, жену, детей, родителей, друзей, недругов, – стараемся ли их понять? Если мы больше говорим о себе, чем слушаем, то мы сосредоточены на себе и своих чувствах, а не на других людях.

Можем ли мы смириться с тем, что нашим близким иногда хорошо и без нас? Что они и без нас находят добрых советчиков? Что они и без нас иногда поступают разумно? Что они и без нас хорошо себя чувствуют? Что они и без нашей заботы здоровы? Если такая «самостоятельность» наших близких нам не в радость,– мы любим не их, а свои чувства по отношению к ним.

Если нам не воздают «должное», – изменяет ли это наше отношение к этим людям? Если да, то мы больше заботимся о том, что другие о нас подумают, а не о самих людях и не о собственных наших поступках.

Мы заботимся о том, чтобы наши близкие стали лучше, – стали более добрыми, сильными, умными, ответственными и самостоятельными, – или чтобы они прежде всего поступали так, как нам нравится? Во втором случае мы не столько их любим, сколько хотим сделать их для себя удобными.

Итак, кого же мы любим, – ближнего, как самого себя, или себя через ближнего?

И если наши чувства к ближним и дальним мешают нам видеть, принимать и любить их такими, каковы они есть, найдем в себе силы перешагнуть через эти чувства, – и с ними исчезнет одно из препятствий для любви к Богу и к ближнему.

Из книги «Чтобы с нами был Бог»

Аудиофайлы предоставлены «Библиотекой Предание»

См. Архимандрит Агапит (Беловидов). Житие преподобного Амвросия старца Оптинского. Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001. С. 319-395.

Теги: Самое читаемое Когда вся семья не ест глютен, а ребенок продолжает чесаться О любимом писателе и своем ответе Ивану Карамазову – протоиерей Вячеслав Перевезенцев В комнате, полной кроваток, было тихо – и женщина не смогла пройти мимо Темы дня Разве можно считать, что оно было придумано людьми? Его сестры говорили мне: «Не оставайся с ним из жалости» Центр нейрохирургии в Тюмени, первая в России внутриутробная операция и ученик из Саудовской Аравии © 2003-2019 АНО «Православие и Мир»
Лицензия Минпечати Эл № ФС77-44847
Мнение авторов статей портала
может не совпадать с позицией редакции. Републикация материалов сайта в печатных изданиях
(книгах, прессе) возможна только с письменного
разрешения Редакции.
Реклама

Толкования Священного Писания

  • Инструменты пользователя

    • Войти

    Помочь проекту ×

    Свт. Иоанн Златоуст

    ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее

    И действительно, лучше видеть легкость на самом деле, нежели на словах. Потому-то Он не удовольствовался и этим выражением, но, изъясняя самый образ брани, показывает, что она будет гораздо ужаснее даже междоусобной брани, и говорит: Пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. Не только, говорит, друзья и сограждане, но и сами сродники восстанут друг против друга, и между единокровными произойдет раздор. Ибо Я пришел, – говорит, – разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее; то есть, брань будет не просто между домашними, но даже между теми, которые соединены искреннею любовью и теснейшими узами.

    Это-то особенно и доказывает силу Христову, что ученики, слыша такие слова, и сами принимали их, и других убеждали. И хотя не Христос был причиною этого, но злоба человеческая, тем не менее говорит, что Сам Он делает это. Такой образ выражения свойствен Писанию. Так и в другом месте говорится: дал им Бог очи, чтоб они не видели (Ис. 6:9; Иез. 12:2). Так говорит Христос и здесь, чтобы ученики, как выше сказал я, предварительно привыкнув к такому образу речи, не смущались и среди самих поношений и обид.

    Если же некоторые сочтут это тягостным, то пусть припомнят древнюю историю. И в древние времена было то же самое, чем и показывается особенно единство Ветхого Завета с Новым, и то, что здесь говорит Тот же, Который тогда давал заповеди. И у иудеев, именно, когда слили тельца, и когда приобщились Веельфегору (Исх. 32:28; Чис. 25:3), как скоро каждый умертвил ближнего своего, Бог прекратил гнев на них. Итак, где же утверждающие, что тот Бог был зол, а этот благ? Вот и этот Бог наполнил вселенную кровью родственников. Впрочем, мы говорим, что и это есть дело великого милосердия.

    Беседы на Евангелие от Матфея.

    Свт. Иларий Пиктавийский

    ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее

    Когда силой Слова мы обновляемся в водах крещения, тогда отделяемся от первородных грехов и его родоначальников, и истребляющий меч Божий сокрушает в нас привязанности к отцу и матери. И когда мы совлеклись ветхого человека со всеми его грехами и неверием, обновив Духом душу и тело, нам следует возненавидеть обычай древнего и врожденного греха.

    Комментарий на Евангелие от Матфея.

    Блаж. Иероним Стридонский

    Ст. 35-36 Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его

    Это место почти дословно находится в книге пророка Михея (Мих. 7:6: Ибо сын позорит отца, дочь восстает против матери, невестка — против свекрови своей; враги человеку — домашние его). И при этом необходимо отмечать, — когда бы ни приводилось свидетельство из Ветхого Завета, — согласно ли оно только по смыслу, или же по слововыражениям.

    Толкование на Евангелие от Матфея.

    Блаж. Феофилакт Болгарский

    ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее

    См. Толкование на Мф. 10:34

    Евсевий Эмесский

    ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее

    Господь Сам проповедует мир, и поэтому к нему призывает и апостол Павел, говоря: Ибо Он есть мир наш (Еф. 2:14). То есть мир — у тех, кто верит и принимает. Почему же тогда Он не приносит мир на землю? Когда дочь уверовала, а отец остался неверующим, какое соучастие верного с неверным (2 Кор. 6:15)? Ибо провозглашение мира производит разделение. Когда сын — верующий, а отец — неверующий, распря неизбежна. И провозглашенный мир произвел разделение: но благое разделение! Ибо миром мы спасены.

    Гомилии.

    Евфимий Зигабен

    Приидох бо разлучити человека на отца своего, и дщерь на матерь свою, и невестку на свекровь свою

    (У Михея (7, 6) сказано: дщерь востанет на матерь свою и невестка на свекровь свою, врази еси мужу домашнии его). Опять самыми любезными обозначил всякое родство. В собственном смысле Он сказал, что разделит человека, т.е. сына от отца своего, и дочь от матери своей, потому что по сходству природы сын милее отцу, а дочь – матери. При этом весьма кстати сказал, что разделит невестку от свекрови, потому что невестка оказывала большое почтение, уважение и повиновение свекрови. Невесткой, конечно, обозначил и зятя, разделяющегося от свекра. Итак, выше Он сделал простое перечисление, говоря: предаст же брат брата на смерть, и отец чадо (Мф. 10, 21), а здесь перечислил другим способом, более естественным и подробным. Если же Он отделит человека от отца, которому тот подчинен, то тем более от супруги, которая подчинена ему; там любовь по природе, а здесь по положению. Первая драгоценнее второй; поэтому предоставляет подразумевать последнюю, как очевидную. После Он упомянет прямо о супругах, говоря: и всяк, иже оставит дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села, имене Моего ради, сторицею приимет и живот вечный наследит (Мф. 19, 29).

    Толкование Евангелия от Матфея.

    Лопухин А.П.

    Ст. 35-36 ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его

    (Лк. 12:52, 53). Здесь высказывается мысль, которая, вероятно, иудеям была хорошо известна, потому что слова Христа представляют цитирование из Мих. 7:6: “ибо сын позорит отца, дочь восстает против матери, невестка — против свекрови своей; враги человеку — домашние его».

    Толковая Библия.

    Scisne?

    Главная ≫ Форум ≫ Религия ≫ Религиоведение ≫ Иисус Христос: не мир пришел Я принести, но меч

    Иисус Христос: не мир пришел Я принести, но меч

    Сообщения: 8
    # 9 Окт 2017 22:29:33
    Belochka
    «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч,
    ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее.
    И враги человеку — домашние его.
    Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.»
    (Матфея 10:34-38)
    Каков смысл этих слов?
    Иисус предупреждает, что из-за его учения будут распри и войны даже между родственниками.
    Если родные не принимают учение Иисуса, то нужно отвергнуть таких родственников.
    Не слишком ли эгоистично и авторитарно?
    # 9 Окт 2017 22:47:05
    jasvami
    Belochka писал(а):
    Если родные не принимают учение Иисуса, то нужно отвергнуть таких родственников.
    Не слишком ли эгоистично и авторитарно?

    А где вы нашли, что это непременно следует делать?
    Просто Христос констатирует истину о невозможности одновременно сидеть на двух стульях.
    Точно так же может сказать любой из двух взаимно любящих: любишь кого-то больше меня, значит, — меня не достоин(йна).

    # 10 Окт 2017 02:27:03
    Димитрий
    Belochka писал(а):
    Иисус предупреждает, что из-за его учения будут распри и войны даже между родственниками.
    Если родные не принимают учение Иисуса, то нужно отвергнуть таких родственников.

    Предаст же брат брата на смерть, и отец — сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется. (Матфея 10:21-22)
    Наоборот — это не принявшие Христа убивают своих родственников. Потому что не следуют христианской заповеди «не убий».
    А принявшим Христа, вот что сказано о родственниках:
    Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного. ( 1 Тимофею 5:8)

    # 10 Окт 2017 15:22:06
    Belochka
    Димитрий писал(а):
    Наоборот — это не принявшие Христа убивают своих родственников.

    В этих строках говорится об отношении верующего к своим родственникам, а не наоборот. Иисус говорит, что верующий должен любить его сильнее, чем родственников. Верующий должен предпочесть Иисуса родственникам.

    Димитрий писал(а):
    Потому что не следуют христианской заповеди «не убий».

    Ага, не убий:
    «Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: «пойдем и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои», богам тех народов, которые вокруг тебя, близких к тебе или отдаленных от тебя, от одного края земли до другого, — то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа; побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего…»
    (Второзаконие 13:6-10)

    # 12 Окт 2017 01:30:58
    Димитрий
    Belochka писал(а):
    В этих строках говорится об отношении верующего к своим родственникам, а не наоборот. Иисус говорит, что верующий должен любить его сильнее, чем родственников. Верующий должен предпочесть Иисуса родственникам.

    Тот кто любит Иисуса Христа — последует Его заповедям. А Он в заповедях говорит почитать родителей и заботится о родственниках. А вот родители и родственники иногда против Иисуса Христа, значит если их любить сильнее, то надо тоже выступать против Христа, значит против Его заповедей, и соответственно можно не почитать родителей и не заботиться о родственниках.
    Так кого правильней, лучше ставить на первое место — Христа или родных ?

    Belochka писал(а):
    Димитрий писал(а):Потому что не следуют христианской заповеди «не убий».
    Ага, не убий:
    «Если будет уговаривать тебя …………………………..
    ………………………………………., чтоб убить его, а потом руки всего народа; побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего…»
    (Второзаконие 13:6-10)

    Второзаконие ( Ветхий Завет ) — это не христианство ( Новый Завет ).

    # 12 Окт 2017 02:00:50
    Belochka
    Димитрий писал(а):
    Второзаконие ( Ветхий Завет ) — это не христианство ( Новый Завет ).

    Христос так не считает:
    «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.»
    (Матфея 5:17-19)

    # 14 Окт 2017 01:36:43
    Димитрий
    Belochka писал(а):
    Димитрий писал(а):Второзаконие ( Ветхий Завет ) — это не христианство ( Новый Завет ).
    Христос так не считает:
    «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.»
    (Матфея 5:17-19

    Ибо, если бы первый завет был без недостатка, то не было бы нужды искать места другому. Но пророк, укоряя их, говорит: вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в то время, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской, потому что они не пребыли в том завете Моем, и Я пренебрег их, говорит Господь. Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их, и напишу их на сердцах их; и буду их Богом, а они будут Моим народом. И не будет учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что все, от малого до большого, будут знать Меня, потому что Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более. Говоря «новый», показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению. ( Евреям 8:7-13 )
    ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа. ( Иоанна 1:17 )
    Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него. Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет. ( Луки 16:16-17 )
    «Закон дан чрез Моисея» и «закон и пророки до Иоанна», всё это было — во времена Ветхого Завета.
    А потом были даны новые законы — христианские заповеди. Всё исполнилось.

    # 18 Окт 2017 12:55:03
    jasvami
    Димитрий писал(а):
    Так кого правильней, лучше ставить на первое место — Христа или родных ?

    -В духовных вопросах — Христа, а в плотских — родных.
    И то делайте, и этого не оставляйте.

    Сообщения: 8

    Только зарегистрированные пользователи могут создавать сообщения.
    Вход, Регистрация.

    Главная ≫ Форум ≫ Религия ≫ Религиоведение ≫ Иисус Христос: не мир пришел Я принести, но меч

    Святое Евангелие от Матфея с толкованием Святых Отцов

    ◄ Часть 47Часть 48Часть 49 ►

    Кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим… Не мир пришел Я принести, но меч… И враги человеку – домашние его… (Мф. 10:32–36)

    Человек состоит из души и тела; поэтому он должен служить Богу и духом и телом, ибо и тело, и душа – одинаково Божии создания; и тело, и душа, соединившись опять по воскресении, вместе будут участвовать в блаженстве вечном. Вот почему и во всяком доброделании наше тело, т.е. наш внешний человек, должно участвовать вместе с душой, с нашим человеком внутренним. Самая вера наша должна проявляться в исповедании как устами, так и делами: «сердцем веруют к праведности», – говорит святой апостол Павел (Рим. 10:10), – «а устами исповедуют ко спасению». Если мы сердцем веруем во Христа, и дорожим Его святыми заповедями, но стыдимся или боимся открыто перед людьми говорить об этом, то мы – лжецы, лицедеи и малодушные животолюбцы. Это значит, что страх перед людьми в нашем сердце сильнее веры во Христа. Закон духа таков: «от избытка сердца говорят уста» (Лк. 6:45). Кто любит Бога всем сердцем, тот не будет молчать о Возлюбленном. Вот почему Господь, посылая апостолов Своих на проповедь, так властно побуждал их безбоязненно, открыто исповедовать, и словом и делом свидетельствовать перед целым миром, что они веруют в Него, как истинного Бога, что они никогда не отрекутся от Него, своего Спасителя и Господа, хотя бы пришлось и умереть за такое исповедание. ИТАК ВСЯКОГО, – говорит Он, – КТО ИСПОВЕДАЕТ МЕНЯ (буквально с греческого: кто исповедует во Мне, т.е. исповедует Меня не собственной силой, а при помощи Моей же благодати) ПРЕД ЛЮДЬМИ, ТОГО ИСПОВЕДАЮ, объявлю его, И Я Моим верным последователем, достойным вечной награды за веру и исповедание, ПРЕД ОТЦЕМ МОИМ НЕБЕСНЫМ, когда буду восседать одесную Его во славе, и особенно во Второе Мое пришествие на Всемирном Суде. «Господь говорит здесь ко всем вообще, а не к одним ученикам. Он всех хочет сделать мужественными… Бог готов несравненно более благодетельствовать, нежели наказывать, но здесь о награде упоминает однажды, а о наказании дважды, – почему так? «Конечно потому, что слушающие лучше вразумляются страхом наказания», – говорит святитель Златоуст. Потому-то, сказав: «бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне», еще присовокупил: А КТО ОТРЕЧЕТСЯ ОТ МЕНЯ ПРЕД ЛЮДЬМИ, кто не признает Меня Искупителем мира, отвергнет Меня и Мое учение, или же, называя себя Моим последователем, на деле будет оскорблять Меня грешными делами, нерадением о своем спасении, уклонением от Святой Церкви, которую Я созижду на земле для спасения людей, ОТРЕКУСЬ ОТ ТОГО И Я ПРЕД ОТЦЕМ МОИМ НЕБЕСНЫМ, не признаю Своим последователем, скажу ему в день оный: «Я не знаю тебя»…

    Вот почему всехвальные мученики терпели самые ужасные мучения и с радостью шли на страшную смерть, только бы не открыть своих уст и не отречься от Христа. Они умирали и в своей смерти торжествовали победу над своими гонителями и над сатаной, их учителем! И когда подумаешь, что этими победителями, этими борцами за веру во Христа являлись не только крепкие духом и телом мужи, но и претружденные старцы, и слабые жены, и юные девы, и даже младенцы (вспомним трехлетнего Кирика, сына Иулитты, пятилетнего Варула и других), то невольно в благоговении скажешь: дивен еси, Господи, во святых Твоих и велика сила благодати Твоей, для коей нет воистину ничего невозможного! Но в то время апостолы, как еще не утвердившиеся в духе, могли подумать: «Итак, Ты пришел для того, чтобы возжечь на земле всеобщую брань?» Поэтому Сердцеведец Сам предупреждает от таких мыслей и говорит им: НЕ ДУМАЙТЕ, ЧТО Я ПРИШЕЛ ПРИНЕСТИ МИР НА ЗЕМЛЮ; НЕ МИР ПРИШЕЛ Я ПРИНЕСТИ, НО МЕЧ!.. Какое огненное слово! Как оно, по-видимому, неожиданно в устах нашего Господа!.. Не Сам ли Ты, Господи, заповедал апостолам, входя в каждый дом, приветствовать всех миром? Не воспевали ли Ангелы при Твоем рождении славу Богу и на земли мир? Не Тебя ли еще древние пророки называли Князем мира? Воистину Ты мир наш, и вот – Ты говоришь, что пришел принести на землю не мир, но меч!.. Как понимать это слово Твое?.. Богомудрые толковники отвечают на это так: «Мечом называет Он любовь к Нему Самому (слова Е.Зигабена), любовь, которая отделяет верующих от неверующих, которая непобедимой силой своей легко может разлучить людей, связанных самой дорогой, земной любовью». И в другом месте, показывая могущественное ее действие, Он сказал: «Огонь пришел Я низвести на землю» (Лк. 12:49). «Меч означает, – говорит другой толковник (блаженный Феофилакт), – слово веры, которое отсекает нас от образа жизни домашних и сродников наших, когда они препятствуют нам в деле Богопочтения. Спаситель говорит здесь о том, что должно удаляться или отделяться от них не без особенной причины, но только тогда, когда они препятствуют нашей вере». «Тогда особенно и водворяется мир, – говорит святитель Златоуст, – когда зараженное болезнью отсекается, когда враждебное отделяется. Ибо через это только и можно Небу соединиться с землей.

    И врач тогда спасает прочие части тела, когда отсекает от них неизлечимый член. Единомыслие не всегда хорошо: и разбойники бывают согласные. Христос хотел, чтобы все были единомысленны в деле благочестия, но как люди разделились между собой, то и произошла брань. Не сказал Христос: пришел принести брань, но, что гораздо ужаснее, меч. Он хотел приучить их слух к жестоким словам, дабы они, в трудных обстоятельствах, не колебались. Теперь никто не скажет, что Он убеждал их лестью, скрывая от них трудности». Не только, говорит, друзья и сограждане, но и самые сродники и единокровные восстанут друг против друга: ИБО Я ПРИШЕЛ РАЗДЕЛИТЬ ЧЕЛОВЕКА С ОТЦОМ ЕГО, И ДОЧЬ С МАТЕРЬЮ ЕЕ, И НЕВЕСТКУ СО СВЕКРОВЬЮ ЕЕ. «Я пришел отлучить боголюбивых от миролюбивых, славолюбивых от смиренномудрых; брань будет не просто между домашними, но даже между теми, которые соединены искренней любовью и теснейшими узами», – говорит преподобный Иоанн Лествичник. И хотя не Христос был причиной этого, но злоба человеческая, однако же Он говорит, что Сам Он причина сего. Такой образ выражения свойственен Писанию, потому что и в другом месте сказано: «дал им Бог очи, чтобы они не видели». Так говорит и здесь. Поэтому напоминает и пророчество, которое хотя и не на этот случай сказано, но, впрочем, объясняет то же самое: И ВРАГИ ЧЕЛОВЕКУ, верующему в Меня, – ДОМАШНИЕ ЕГО, в Меня не уверовавшие. Говоря так, Он показывал силу и горячность любви, какие требовал. Как Сам Он нас много возлюбил, так хочет, чтобы и мы так же много любили Его. А такие слова и апостолов возвышали в духе: «если и ученики ваши, как бы говорил Господь, будут оставлять сродников, детей и родителей, то подумайте, каковы должны быть вы, учители». Чтобы ни говорили о тебе люди, внимай только гласу Божию и храни совесть твою; безбоязненно исповедуй святую веру твою и все то, что она тебе заповедует, хотя бы за это и смеялись над тобою, хотя бы тебе и творили всяческое зло… Сколько и ныне бывает случаев, когда христиане должны мужественно исповедать Христа! Не говорим о тех, кому Бог судил жить среди неверующих язычников, среди еретиков и разных раскольников; для таковых нередко и в наше время готовы мученические венцы; но сколько бывает в жизни самых, по-видимому, обыкновенных случаев, когда, тем не менее, дух маловерия, неверия или лжеверия представляет нам искушение устыдиться Христа, или, что то же, отречься от Него! Вот, например, люди легкомысленные в твоем присутствии смеются над святыней, кощунствуют над всем, что для тебя дорого и священно; если ты молчишь, снисходительно слушая их хульные речи, боясь, как бы они и тебя не осмеяли, если станешь обличать их, то знай, что ты стыдишься Христа, ты отрекаешься от Него…

    Если ты, ради светских приличий, садясь за стол, не ограждаешь себя крестным знамением; если в праздник, вместо храма Божия, идешь в театр или в веселое собрание людей праздных, чтобы тебя не считали святошей, ханжой, то ты опять стыдишься Христа, отрекаешься от Него… Не бойся же всегда, везде и во всем и творить, и говорить правду Божию; знай, что верный раб Христов никогда не должен кривить душой, что Христос, как и Сам – вечная правда, так и всех правдолюбцев любит, венчает их славой вечной и похваляет пред Отцом Своим Небесным…

    ◄ Часть 47Часть 48Часть 49 ►

    Поделиться ссылкой на выделенное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *