Носов усвятские шлемоносцы

Краткое содержание Усвятские шлемоносцы Носова

В повести описываются предвоенные дни в 1941 году в селе Усвяты. В книге рассказывается о деревенском быте. Автор описывает жизнь и труд сельских мужиков на поле. Основным персонажем книги является мужчина по имени Касьян. Касьян проживал элементарную и непринужденную жизнь. Он трудился с самого младенчества. Особенно он любит работать на сенокосе. Касьян был женат на Наталье. У них было 2 сына. Касьян жил о своей семьей и матерью. В Усвятах жизнь текла своей чередой. Деревня была отделена от России.

Тихая жизнь разрушается известием о войне. Мужчины Усвяты получили повестку. Они попрощались с семьями. Все мужчины собрались в доме у Селивана. В этом доме они посидели и поделились сокровенным. Селиван рассказал о наградах и участии в войне. Селиван рассказывает о значении имени каждого мужика в деревне. Касьян был шлемоносцем, Алексей защитником, а Николай победителем. Кроме имени Селиван дает им завет. В общем они все стали «усвятскими шлемоносцами» и обещали выполнить долг.

Перед войной Касьяну снятся пророческие сны. Ему приснились пиковая дама и деньги. Такой сон предшествует далекий путь. Деревня олицетворяет идиллию. А война соответствует к концу света или Апокалипсисом. Апокалипсис предшествуют 4 всадника. Это – Завоеватель, Война, Голод и Смерть. Всадникам отвечают персонажи рассказа. Всадниками рассказа были Иван Дронов, Давыдко, лейтенант военкомата и приезжий человек из города.

Перед отъездом Касьян попрощался с матерью. Мать отдала ему пуповинку, которая связывает его с родом. В книге также описывается его трагическая смерть в войне. Автор связывает войну с неестественным и богопротивным явлением, которое разрушает жизнь.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Носов Евгений. Все произведения

  • Варька
  • Живое пламя
  • Красное вино победы
  • Кукла
  • Лоскутное одеяло
  • Радуга
  • Тридцать зёрен
  • Трудный хлеб
  • Усвятские шлемоносцы

Усвятские шлемоносцы. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Белов Скворцы

    В субботний день, мать помыла полы. Затем натёрла самовар, речным песком до сверкающего блеска. После, она совместно с Павлом, поставила кровать на новое место, вблизи окна.

  • Краткое содержание Паустовский Мещёрская сторона

    Повествование происходит от лица человека, который путешествует по родным краям, вооружившись старинной карте, на которой не все места обозначены особенно точно. И нашему герою приходится поправлять их время от времени.

  • Краткое содержание Эсхил Персы

    Сын Дария Ксеркс поднял все войска Азии и пошёл войной на Грецию. Матери Ксеркса Атоссе снится сон, который показывает ей, что будет поражение их войск и её сына.

  • Толстая

    Карьера Татьяны Толстой в литературе началась в 1982 году после перенесенной операции на глазах. Русская классика сыграла большую роль в становлении творческих взглядов Татьяны. Также, на ее творчество сильно повлияло творчество К.И.Чуковского

  • Краткое содержание Достоевский Вечный муж

    В произведении три героя, которым присуща своя история. Вельчанинов Алексей – сорокалетний ловелас, прожигающий наследство. Трусоцкий Павел – чиновник с заурядной внешностью

  • Вход
  • Регистрация
  • ЖАНРЫ 252
  • АВТОРЫ 246 847
  • КНИГИ 558 359
  • СЕРИИ 20 395
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 500 419

Носов Евгений Валентинович

Усвятские шлемоносцы

Евгений Иванович Носов

Усвятские шлемоносцы

Повесть

И по Русской земле тогда

Редко пахари перекликалися,

Но часто граяли враны.

«СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

1

В лето, как быть тому, Касьян косил с усвятскими мужиками сено. Солнце едва только выстоялось по-над лесом, а Касьян уже успел навихлять плечо щедрой тяжестью. Под переменными дождями в тот год вымахали луга по самую опояску, рад бы поспешить, да коса не давала шагнуть, захлебывалась травой. В тридцать шесть годов от роду силенок не занимать, самое спелое, золотое мужицкое времечко, а вот поди ж ты: как ни тужься, а без остановки, без роздыху и одну прокошину нынче Касьяну одолеть никак не удавалось — стена, а не трава! Уже в который раз принимался он монтачить, вострить жало обливным камушком на деревянной рукоятке. По утренней росе с парным сонным туманцем ловкая обношенная коса не дюже-то и тупилась, но при народе не было другого повода перемочь разведенное плечо, кроме как позвякать оселком, туда-сюда пройтись по звонкому полотну. А заодно оглянуться на чистую свою работу и еще раз поудивляться: экие нынче непроворотные травы! И колхоз, и мужики с кормами будут аж по самую новину, а то и на другой год перейдет запасец.

Вышли хотя и всей бригадой, но кусты и облесья не позволяли встать всем в один ряд, и порешили косить каждый сам по себе, кто сколько наваляет, а потом уж обмерить в копнах и определить сдельщину. Посчитали, что так даже спорее и выгоднее.

Радуясь погожему утру, выпавшей удаче и самой косьбе, Касьян в эти минутные остановки со счастливым прищуром озирал и остальной белый свет: сызмальства утешную речку Остомлю, помеченную на всем своем несмелом, увертливом бегу прибрежными лозняками, столешную гладь лугов на той стороне, свою деревеньку Усвяты на дальнем взгорье, уже затеплившуюся избами под ранним червонным солнцем, и тоненькую свечечку колокольни, розово и невесомо сиявшую в стороне над хлебами, в соседнем селе, отсюда не видном,- в Верхних Ставцах.

Это глядеть о правую руку. А ежели об левую, то виделась сторона необжитая, не во всяк день хоженая — заливное буйное займище, непролазная повительная чащоба в сладком дурмане калины, в неуемном птичьем посвисте и пощелке. Укромные тропы и лазы, обходя затравенелые, кочкарные топи, выводили к потаенным старицам, никому во всем людском мире неизвестным, кроме одних только усвятцев, где и сами, чего-то боясь, опасливо озираясь на вековые дуплистые ветлы в космах сухой куги, с вороватой поспешностью ставили плетеные кубари на отливавшую бронзой озерную рыбу, промышляли колодным медом, дикой смородиной и всяким снадобным зельем.

Еще с самой зыбки каждого усвятца стращают уремой, нечистой обителью, а Касьян и до сих пор помнит обрывки бабкиной присказки:

Как у сгинь-болота жили три змеи:

Как одна змея закликуха,

Как вторая змея заползуха,

Как третья змея веретенка…

Но выбирались пацаны из зыбок, и, вопреки всяким присказкам, никуда не тянуло их так неудержимо, как в страховитую урему, что делалась для них неким чистилищем, испытанием крепости духа. А став на ноги, на всю жизнь сохраняли в себе уважение к дикому чернолесью. И кажется, лиши усвятцев этого никчемного, бросового закоулка их земли, и многое отпало бы от их жизни, многое потерялось бы безвозвратно и невосполнимо. Что ни говори, а даже и теперь, при тракторах и самолетах, любит русский человек, чтобы поблизости от его жилья непременно было вот такое занятное место, окутанное побасками, о котором хочется говорить шепотом… Займище окаймлял по суходолу, по материковому краю сивый от тумана лес, невесть где кончавшийся, за которым, признаться, Касьян ни разу не был: значилась там другая земля, иная округа со своими жителями и со своим начальством, ездить туда было не принято, незачем, да и не с руки. Так что весь мир, вся Касьянова вселенная, где он обитал и никогда не испытывал тесноты и скуки, почитай, описывалась горизонтом с полдюжиной деревень в этом круге. Лишь изредка, в межсезонье, выбирался он за привычную черту, наведывался в районный городок приглядеть то ли новую косу, то ли бутылку дегтя на сапоги, лампового стекла, или сменить поизносившийся картуз.

Куда текла-бежала Остомля-река, далеко ли от края России стояли его Усвяты и досягаем ли вообще предел русской земли, толком он не знал, да, поди, и сам Прошка-председатель тоже того не ведал. Усвятский колхоз по теперешним отмерам невелик был, кроме плугов да телег, никакой прочей техники не имел, так что Прошка-председатель, сам местный мужик, не ахти какой прыщ, чтобы все знать.

Правда, знал Касьян, что ежели поехать лесом и миновать его, то сперва будут Ливны, а за Ливнами через столько-то ден объявится и сама Москва. А по тому вон полевому шляху должен стоять Козлов-город, по-за которым невесть что еще. А ежели поехать мимо церкви да потом прямки, прямки, никуда не сворачивая, то на третьем или четвертом дне покажется Воронеж, а уж за ним, сказывали, начинаются хохлы…

Была, однако, у Касьяна в году одна тысяча девятьсот двадцать седьмом большая отлучка из дому: призывался он на действительную службу. Трое суток волокся состав, и все по неоглядной желтеющей поздним жнивьем земле, пока не привезли его к месту назначения. Попал он в кавалерийскую часть, выдали шашку с винтовкой, но за все время службы ему не часто доводилось палить из нее и махать шашкой, поскольку определили его в полковые фуражиры, где ничего этого не требовалось. А было его обязанностью раздавать поэскадронно прессованные тюки, мерять ведрами пыльный овес, а в летнее время вместе с выделенными нарядами косить и скирдовать военхозовское сено. За тем делом и прошла вся его служба, ничего такого особенного не успел повидать, даже самого Мурома, через который и туда, и обратно проехали ночью. И хотя в Муроме и останавливались оба раза, но эшелон был затиснут между другими составами, так что, когда Касьян высунулся было из узкого теплушечного оконца, то ничего не увидел, кроме вагонов и станционных фонарей, застивших собой все остальное.

Больше всего запомнилась ему дорога, особенно обратная, когда не терпелось поскорее попасть домой, а поезд все не спешил, подолгу стоял на каких-то полустанках, потом опять принимался постукивать колесами, и окрест, в обе стороны от полотна, простирались пашни и деревеньки, бродил по лугам скот, ехали куда-то мужики на подводах, кричали и махали поезду такие же, как и везде, босые, в неладной обношенной одежде белоголовые ребятишки… Тогда-то и запало Касьяну, что нет ей конца и краю, русской земле.

1

  • ЖАНРЫ 252
  • АВТОРЫ 246 847
  • КНИГИ 558 359
  • СЕРИИ 20 395
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 500 419

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *