Пиночет екимов краткое содержание

Menu Все категории Сочинения по литературе — Пушкин А.С. — Лермонтов М.Ю. — Тургенев И.С. — Гоголь Н.В. — Достоевский Ф.М. — Мериме П. — Лесков Н.С. — Салтыков-Щедрин М.Е. — Чехов А.П. — О. Генри — Некрасов Н.А. — Островский А.Н. — Тютчев Ф. — Фет А. — Толстой Л.Н. — Бунин И.А. — Куприн А.И. — Горький М. — Блок А. — Есенин С.А. — Маяковский В.В. — Цветаева М. — Ахматова А. — Мандельштам О — Булгаков М. — Платонов А.П. — Шолохов М.А. — Бондарев Ю. — Твардовский А. — Окуджава Б. — Распутин В.Г. — Шукшин В. — Васильев Б. — Радищев А.Н. — Карамзин Н.М. — Жуковский В.А. — Грибоедов А.С. — Заболоцкий Н. — Солженицын А.И. — Фонвизин Д.И. — Гончаров И.А. — Чернышевский Н.Г. — Гумилев Н.С. — Зощенко М.М. — Пришвин М. — Брюсов В. — Фадеев А.А. — Булгаков М.А. — Набоков В. — Айтматов Ч. — Твардовский А.Т. — Гроссман В. — Астафьев В.П. — Быков В. — Симонов К. — Приставкин А. — Алексиевич С. — Кондратьев В. — Пастернак Б.Л. — Литература второй половины 19 века — Сочинения по русской литературе 20 века — Сочинения по зарубежной литературе 5-11 класс —— Сочинения по зарубежной литературе 5 класс —— Сочинения по зарубежной литературе 6 класс —— Сочинения по зарубежной литературе 7 класс — Сборник сочинений 5-11 класс — Итоговые сочинения — План сочинения по литературе Сочинение по картине Твори для 2-11 класу — Шкільні твори для 2 класу — Шкільні твори для 3 класу — Шкільні твори для 4 класу — Твори для 5 класу —— Твори з української мови 5 клас — Твори для 6 класу — Твори для 7 класу — Твори для 8 класу — Твори на вільну тему — Твори 9 клас —— Твори з української мови 9 клас Русский язык — Свободная тема Биографии Краткие содержания Подготовка к ГИА — Тексты для сочинений ЕГЭ Анализ произведения

Основная проблема

Нравственная; проблема взаимоотношений между поко­лениями, отношений между сыном и матерью (На что может пойти сын ради матери?)

Позиция автора

Автор считает, что ради спасения матери сын может пойти на многое, иногда (в крайней ситуации) даже на нарушение закона

Текст

Алексей приходил к матери в больницу каждый день. Сначала он радовался ее бодрому виду, обычной домашней суетливости.

Но последние дни она уже подолгу сидела с Алексеем на диванчике, в приемном покое. Сидела и никуда не спешила. Она как-то похудела, буквально в неделю. И рука ее сделалась легкой, почти невесомой; ка­ждая косточка прощупывалась.

В такие минуты Алексею становилось ой как нехорошо. Он винова­тым себя чувствовал, и в душе что-то шептало: почему… Почему ее, мать, должны резать? Ее, маленькую, немощную?

И о медсестрах она рассказывала, о врачах. Только о своей врачихе говорила как-то уклончиво. Однажды лишь пожаловалась: какая-то она, мол, с холодком, вроде равнодушная.

Сегодня Алексей пришел в больницу днем, в обеденный перерыв.

Мать нынче, против обыкновения, казалась бодрой.

— Со мной сегодня врачиха моя так хорошо поговорила. Долго си­дела. Говорит, нетрудная операция. Все хорошо обойдется. И знаешь, Алеша, — споткнулась мать. — Она попросила… ты не смог бы ей дос­тать елку? Она не достала нигде, а? — мать просительно и как-то жалко глянула в глаза Алексею.

— Елку?.. — удивился Алексей. — Елку… купить… Чего ж она так поздно!.. Господи! О чем разговор… Елка. Да я ей десять елок достану!

Мать покорно села.

— Правда, Алеша? — еще не веря, тихо улыбнулась она. — Можно достать?

— Я ж тебе говорю, — твердо сказал Алексей. — Завтра в обед будет елка.

Мать поверила.

С елками в этом году было туго. Алексей в воскресенье с дочкой чуть не полгорода объехал, и все попусту.

«Так… — решил он. — Елка будет. Будет елка — и все. Иначе нель­зя. Завтра к обеду елка будет».

Домой ему не хотелось. Он уселся возле подъезда, на лавочке, ку­рил и вдруг поймал себя на,том, что присматривается к елкам, которые на балконах соседнего дома стояли. Елок было восемь. Две на третьем, остальные повыше. «Хоть лезь и воруй, — тоскливо подумал Алексей. — А что остается?»

Он пришел домой и рассказал жене о врачихе, о елке, о своих сего­дняшних походах.

Жена встала и, подойдя к нему сзади, обняла за плечи.

— Ты только с ума не сходи, Алеша… Ну, куда ты поедешь? Где ты искать будешь… ночью… эти… самые сосны? Да и тебя же поймают. Ты же знаешь, как строго сейчас, ты же читал… Сколько раз писали.

— Мне на эту врачиху на-пле-вать! — отрезал Алексей. — Мне елка для матери нужна. Ты же знаешь, как мать операции боится. И не столько операции, сколько врачихи этой. Холода ее боится, безразли­чия. Ты бы посмотрела сегодня, как она ожила, когда врачиха ее о елке попросила! Она же — больной человек, за каждую мелочь хватается. Как ты не поймешь? И как она обрадовалась, когда я сказал, что елку- то достану! Господи! Ожила прямо! — и, вспомнив лицо матери, чуть не заплакал от боли и нежности. — А ‘завтра я приду, — поднялся он со стула, — и скажу: нет, мол, мама. Не сумел! — последнее слово вы­крикнул тоненько и снова его повторил, подняв руки. — Не сумел! — А потом спокойно и ровно сказал: — Елку я достану. Поеду в Калач и привезу. А ты не притворяйся. Ты все понимаешь. Если б ты лежала, вот как мать сейчас, я бы тоже… Если бы приперло, то даже на площади срубил… И ты бы срубила для меня, вот так, если на то пошло. А если бы не срубила, то… — махнул он рукой.

Жена снова подошла к нему и ткнулась головой в грудь.

Поезд пришел в Калач в половине первого. Людей было немного.

«Будет елка», — повторил Алексей, растаптывая окурок. Поправив топор, который у него под мышкой, на лямке был подвешен, он пошел.

На улице, которая вела к кладбищу, фонарей не было. Тишина и покой лежали вокруг: ни человека, ни шума и говора, ни светлого окна.

За кладбищем дорога раздваивалась, и Алексей пошел влево. Спус­тившись в ложбину, дорога привела к негустой рощице. Откуда-то с де­рева звонко застрекотала сорока.

«Вперед», — сказал он сам себе и пошел быстро, еще ускорил шаг, а потом затрусил мелкой трусцой. Так он бежал, пока не увидел впереди, прямо перед собой, в ложбине, аккуратные ряды деревьев. Алексей ос­тановился возле одной, осмотрел ее и решил: «Эта».

Три оглушительных удара прокатились по ночному притихшему миру. И сосенка лежала на боку. Еще подрагивали ее упругие ветви; еще серебрилась в лунном свете снежная пыль. И снова все вокруг было тихо: и в светлом небе, и на белой земле.

Обратный путь показался Алексею короче. Сосенка удобно лежала у него на плече, мягко покалывая при ходьбе щеку. И как-то спокойно было на сердце: казалось, все кончено и все обошлось хорошо.

И в поезде он устроился хорошо. Первый вагон был пуст. И Алек­сей, уложив елку в глухом тамбуре, перед тепловозом, проверил запо­ры, покурил; а в вагоне, усевшись перед самой дверью, тотчас заснул.

Просыпался он трудно. Чувствовал, как трясут его за плечи, на­стойчиво трясут. Понимал, что надо глаза открыть, но все тянул: мо­жет, отстанут. И вдруг отрезвляющий холодок догадки мелькнул в го­лове: «Елка». Он приоткрыл глаза и, не поворачиваясь, увидел милиционера.

— Что, приехали? — и тотчас понял, как неестествен, фальшив его бодрый голос.

Милиционер, круглолицый, белобровый сержант, усмехнулся.

— И вот как вы рискуете, — заговорил он чуть погодя, — не пойму. Ну, другой пьяный, ему все равно. А ты-то трезвый человек. На такую беду идешь. А из-за чего?

— Да ведь не для себя же… — вяло отозвался Алексей.

— Ну, дети-то — они дети и есть. Что же им во всем потакать? На преступление идти?

— Я не дочке, — сказал Алексей досадливо. — Я — матери.

— Для матери? — удивился милиционер. — Да чего мать-то… По­чему для матери?

И не для того, чтобы оправдаться, нет, а лишь бы не сидеть в тяго­стном одиноком раздумье, лишь бы поделиться с кем своею бедою, Алексей все рассказал белобрысому сержанту. И о вчерашнем дне, и о прежних. Не глядя на него, словно себе рассказывал. И полегче ему вроде стало.

Уже подъехали к Садовой, когда милиционер, тронув его за плечо, сказал:

— У Первого выйди. На Втором тебя сразу возьмут. Выйди и хватай машину. Давай.

В городе было два вокзала. Один поближе к окраине, а другой в центре. Про Первый и говорил милиционер.

Алексей сидел по-прежнему, съежившись, прикрыв глаза. Он даже «спасибо» не сказал. И не то что обеспамятел от радости. Просто очень устал.

Но он сделал все как надо и довез елку благополучно.

Квартира врачихи была на третьем этаже. И отворила Алексею дверь беленькая девушка в школьной форме.

— Велено доставить, — сказал он. — Куда?

— Ну, тогда на балкон, — ответила девушка и пошла вперед.

Там, на просторном бал коне-лоджии, уже стояла елка. Правда, по­меньше, чем эта, но хорошая елка, густая. Настоящая ель, а не сосна. Алексей растерянно оглянулся: девушка смеялась.

Он поставил свою сосну рядом с елочкой и ушел.

(По рассказу «Елка для матери» )

Читать онлайн «Пиночет»

Автора Екимов Борис Петрович

Екимов Борис

Екимов Борис

Пиночет

Борис Екимов

Пиночет

повесть

Новый год обернулся двойным праздником: Катерина — родная сестра хозяина приехала погостить из далекой Сибири, правда ненадолго, проездом. Корытин сам ездил на станцию, к поезду, ее встречать и привез прямо к накрытому столу.

Сестра на родине не гостила давно. Было о чем поговорить. Вот и просидели у елки далеко за полночь, пели и даже танцевали под музыку.

Но по привычке и обычаю людей немолодых сестра хозяина все равно проснулась довольно рано. За окном лишь синело, а в доме горел электрический свет. На кухне хозяйка мыла посуду после праздничного стола.

— Разбудила тебя? — спросила она гостью. — Вроде старалась не шуметь.

— Тоже рано встаю, — ответила ей невестка. — Всех ведь надо поднять, накормить, проводить и самой на работу. А братушка мой спит?

Хозяйка невесело усмехнулась:

— Братушка твой и не ложился, считай. В пять часов укатил. — И, рассеивая недоуменье, объяснила: — На дойку, на фермы, как всегда.

Гостья уже подзабыла колхозные председательские обычаи, но даже вспомнив, все равно удивилась:

— И даже сегодня?

— Каждый день, — со вздохом ответила хозяйка. — Ни выходных, ни проходных. А в праздники — вовсе. В котельных не напились бы. Все заморозят. Времена такие… — Оборвав себя, она смолкла, поглядела в окно: не едет ли?

За окном, синея, занималось утро нового, молодого дня.

Не торопясь женщины мыли посуду, пили чай, говорили о жизни, о детях. У гостьи и у хозяев они уже были взрослыми. А жить нынче непросто. Раньше молодым одно твердили: старайся, учись. Закончишь институт- станешь человеком. Нынешнюю гостью, сестру хозяина, в свое время, после медицинского института, направили в Сибирь. Там она замуж вышла, там обжилась, теперь уж навек. А нынче — иное…

Пока разводили тары да бары, на улице развиднелось. Потом розовое солнце поднялось из белых снегов. Наконец подъехал и жданный. Рыкнула машина, выскочил навстречу ей лохматый кобель Тришка. Но хозяину нынче был недосуг с ним баловать, он в дом спешил.

— Сеструшка! — громко позвал он, лишь на порог ступив. — Ты — живая?! Головочка не болит с похмелья?

Они заспешили друг к другу, словно не было встречи вчерашней там, на вокзальном перроне. Корытин обнял сестру, нежно целуя. И она прижалась к нему щекой. И через морозный и терпкий бензиновый и скотий запах, исходящий от Корытина, и через пахучую сладость и горечь женской косметики они оба чуяли их навеки роднящий дух близкого человека.

Корытин и гостья его были не просто братом и сестрой, но еще и близнецами.

Большие серые глаза — наследство матери, — рисунок бровей, губ, прямого носа, мягкого подбородка, каштановые, в крупное кольцо, волосы… Они были очень похожи, особенно в юности. И прежде, и даже теперь природа старалась сблизить их настолько, насколько это позволял разделявший их пол. Всегда была заметна некоторая резкость черт у сестры, излишняя мягкость — у брата.

От рождения они были вместе. Десять лет отсидели за одной партой в школе. Потом пути разошлись: сельхозинститут — у Корытина, у сестры- медицинский. А потом она уехала в Сибирь и осталась там. Последние годы вовсе не виделись.

То ли завтрак это был поздний, то ли ранний обед, но сидели за столом долго. Рассказывали, расспрашивали, глядели друг на дружку при дневном уже свете. Конечно, годы брали свое: сорок пять лет — не шутка. Но и брат и сестра смотрелись хорошо. Особенно Катерина. Время смягчило резкость черт, сделав лицо женственней. У брата секли лоб морщины, появилась редкая, но седина. Однако он оставался все тем же: густая копна волос, глаза, улыбка — девкам присуха, бабий баловень — Корытин.

Наконец встали из-за стола. День разгорался ясный, солнечный, с легким морозцем. Прямо на заказ: новогодний подарок — не день.

— Поехали, — со вздохом сказал Корытин, и сестра поняла его: к родителям, на кладбище.

Поняла и быстро сыскала в своих вещах привезенный букет искусственных цветов.

Председательская «Нива» стояла возле дома. Корытин ее сам водил. Дорога на хуторское кладбище была расчищена, хоронили и зимой.

Доехали, оставили у ворот машину. Могилки были заметены снегом. Все кладбище — вровень, лишь кресты да пирамидки торчат. Но расчищать, тревожить кладбищенский покой не стали. Прошли, постояли, поглядели на портреты, Катерина всплакнула. Как давно ушла мама… Ее молодою хранила память. Отец помнился на больничной койке, исхудавший вконец. А здесь — при костюме и галстуке, и лицо еще нестарое. Были — и нет их. Даже могилки — под снегом.

Постояли, повздыхали, прикрепили к портретам яркие неживые цветы, покрошили и сыпанули вокруг печенье для птиц, каких вовсе и не было. Все исполнили, как хотели и как было положено, и ушли.

А в машине Корытин спросил:

— Может, на хутор сбегаем?

— Да-да, поехали… — согласилась Катерина, потому что это было так кстати: проведав покойных родителей, проведать родину — хутор Зоричев, где родились и жили когда-то в ранней младости.

Проехав окраиной, выскочили в степь. Черная, прямая как стрела лента асфальта лежала меж снегов. Белая степь, под солнцем, слепила глаза.

В невеликом хуторе Зоричев когда-то начинали жить, там — детство. Он и сейчас был таким же, этот степной хуторок: на краю темнели постройки, базы колхозных ферм; дома — редкой россыпью; старые почерневшие вербы над заметенной снегами речкой. Вся округа — в снегах. А виделось: зеленая степь с лазоревыми цветами, кудрявые вербы, светлая вода.

Посреди хутора — магазин да клуб, кучка домиков. Магазин — новый, кирпичный, а клуб — старый, где кино глядели.

— А где школа была, ты помнишь? — спросил Корытин.

— Возле клуба, — ответила Катерина.

Остановили машину и вышли из нее. Глухая тишина стояла над заметенным снегами хутором.

И откуда она взялась, эта старуха? Выкатилась из соседнего дома, раздетая, простоволосая. Выскочила из калитки, кинулась к председателю и упала перед ним на колени:

— Прости Христа ради…

Корытин поднимал ее, а она не хотела вставать и кричала:

— Прости! Прости мою дочушку! За-ради Нового года! Прости дочушку за-ради Христа… За-ради деток ее…

Седые всклокоченные волосы… Пьяные ли, горькие слезы…

Корытин держал старуху крепко и говорил:

— Иди в хату, тетка Прося. Иди в хату. — Он говорил и через ее голову глядел на дом: может, выйдут, помогут.

Старуха вывернулась и снова упала на колени, теперь уже перед Катериной:

— За-ради гостьи твоей дорогой прости…

Пришлось поднимать и вести старую женщину в дом. А она не хотела идти:

— За-ради Христа… За-ради детей…

Корытин молча провел ее двором, приказал:

— Иди в хату.

Из дома так никто и не вышел.

Корытин вернулся к сестре.

— Что это? — спросила Катерина. — О чем она?

— Пьяная, — коротко ответил Корытин.

ПИНОЧЕТ

БОРИС ЕКИМОВ

*

ПИНОЧЕТ

Повесть

Новый год обернулся двойным праздником: Катерина — родная сестра

хозяина — приехала погостить из далекой Сибири, правда ненадолго, проездом. Корытин сам ездил на станцию, к поезду, ее встречать и привез прямо к накрытому столу.

Сестра на родине не гостила давно. Было о чем поговорить. Вот и просидели у елки далеко за полночь, пели и даже танцевали под музыку.

Но по привычке и обычаю людей немолодых сестра хозяина все равно проснулась довольно рано. За окном лишь синело, а в доме горел электрический свет. На кухне хозяйка мыла посуду после праздничного стола.

— Разбудила тебя? — спросила она гостью. — Вроде старалась не шуметь.

— Тоже рано встаю, — ответила ей невестка. — Всех ведь надо поднять, накормить, проводить и самой на работу. А братушка мой спит?

Хозяйка невесело усмехнулась:

— Братушка твой и не ложился, считай. В пять часов укатил. — И, рассеивая недоуменье, объяснила: — На дойку, на фермы, как всегда.

Гостья уже подзабыла колхозные председательские обычаи, но даже вспомнив, все равно удивилась:

— И даже сегодня?

— Каждый день, — со вздохом ответила хозяйка. — Ни выходных, ни проходных. А в праздники — вовсе. В котельных не напились бы. Все заморозят. Времена такие… — Оборвав себя, она смолкла, поглядела в окно: не едет ли?

За окном, синея, занималось утро нового, молодого дня.

Не торопясь женщины мыли посуду, пили чай, говорили о жизни, о детях. У гостьи и у хозяев они уже были взрослыми. А жить нынче непросто. Раньше молодым одно твердили: старайся, учись. Закончишь институт- станешь человеком. Нынешнюю гостью, сестру хозяина, в свое время, после медицинского института, направили в Сибирь. Там она замуж вышла, там обжилась, теперь уж навек. А нынче — иное…

Пока разводили тары да бары, на улице развиднелось. Потом розовое солнце поднялось из белых снегов. Наконец подъехал и жданный. Рыкнула машина, выскочил навстречу ей лохматый кобель Тришка. Но хозяину нынче был недосуг с ним баловать, он в дом спешил.

— Сеструшка! — громко позвал он, лишь на порог ступив. — Ты — живая?! Головочка не болит с похмелья?

Они заспешили друг к другу, словно не было встречи вчерашней там, на вокзальном перроне. Корытин обнял сестру, нежно целуя. И она прижалась к нему щекой. И через морозный и терпкий бензиновый и скотий запах, исходящий от Корытина, и через пахучую сладость и горечь женской косметики они оба чуяли их навеки роднящий дух близкого человека.

Корытин и гостья его были не просто братом и сестрой, но еще и близнецами.

Большие серые глаза — наследство матери, — рисунок бровей, губ, прямого носа, …

Борис Екимов — Пиночет

LibFox » Книги » Проза » Современная проза » Борис Екимов — Пиночет Здесь можно скачать бесплатно «Борис Екимов — Пиночет» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Современная проза. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Название: Пиночет Издательство: неизвестно Жанр: Год: неизвестен ISBN: нет данных Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания…

Скачивание начинается… Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту .

Вы автор?
Жалоба Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.
Как получить книгу? Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Похожие книги на «Пиночет»

Книги похожие на «Пиночет» читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Борис Екимов

Борис Екимов — все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о «Борис Екимов — Пиночет»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *