Почему бог допускает зло

Почему существует зло? – игумен Никон (Воробьёв)

Игумен Никон (Воробьев) | 20 марта 2015 г. Древний, как мир, вопрос – не лучше было бы Богу сотворить человека неспособным ко всякому греху? В сегодняшнем чтении на каждый день Великого поста – одно из писем игумена Никона (Воробьёва) студентам Московской духовной академии, в котором мы можем найти для себя ответ. https://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2015/03/4.mp3

Дорогой … !

Зло не создано Богом. Зло не имеет сущности. Оно есть извращение мирового (а в отношении к человеку и Ангелам – нравственного) порядка свободной воли человека и Ангелов.

Если бы не было свободы, то не было бы возможности извратить нравственный порядок, премудрый и совершенный. Ангелы и человеки, как автоматы, подчинялись бы законам физического и нравственного мира, и зла не было бы.

Но без свободы воли не было бы в человеках и Ангелах образа Божия и подобия. Совершенное существо не мыслимо без свободы воли.

(Кстати: все атеистические учения вынуждены отрицать свободу воли; они и отрицают в теории, а на практике тихомолком допускают свободу воли, иначе пришлось бы с ужасом признать, что человек – ничтожная часть бездушной огромной машины, которая знать не знает и не хочет знать о человеке и безжалостно калечит или уничтожает его, когда законы этой машины приводят к этому).

Разумные существа, познавшие себя, как самостоятельные личности, «Я», как новые самостоятельные источники света (ивановский червячок), как центры, для которых весь мир (окружность N-го радиуса) есть только объект, объект познания и действия, причем даже Господь Бог может быть, в какой-то мере, только объектом, эти личности гораздо в большей мере сознавали до падения свое величие.

О них было сказано: Вы боги и сынове Вышнего все вы. Они не знали зла и не могли вполне оценить добра, которым пользовались. Желание стать как боги, знающие добро и зло, привело к падению и Ангелов, и человеков.

Отсюда начинается история человечества. Воспитать человека в благоговении и любви к Богу, в любви к человеку, не подавляя его свободы воли, возвести его в достоинство сына Божия – вот сложнейшая задача: абсолютно неразрешимая для людей и потребовавшая даже от Бога величайшей жертвы – воплощения, крестной смерти и воскресения Самого Бога.

С гордостью человек не может спастись. При наличии гордости он и в раю опять может отпасть от Бога уже окончательным падением, подобно демонам.

Поэтому в течение всей земной жизни Господь дает человеку познать, что без Бога он ничто, он раб своих страстишек и раб дьявола.

Вот почему до смерти Господь не позволяет вырвать плевелы, чтобы не повредить пшеницы. Это значит, что человек без недостатков, с одними положительными качествами, обязательно возгордился бы.

Если теперь с малыми добродетелями мы находим возможность гордиться, то что же было бы, если бы для нас еще здесь открылась вся слава обоженной души? Даже апостол Павел нуждался в отрицательной помощи ангела сатанина, пакости деющего, дабы не превознестись. О нас же и говорить нечего.

Как Господь старается спасти человека, так дьявол – погубить. Диавол дает человеку видимость победы над собой и вводит через это в самодовольство и гордость; дает успехи в покорении сил природы и внушает мысль: «Через знание (науку) вы победите природу, будете бессмертны и станете богами. Вы и теперь уже можете гордиться своими достижениями».

Явна противоположность двух направлений. Вполне очевидным становится промышление Божие о спасении человека и усилие диавола погубить даже тех, кто все силы употребляет на искание «единого на потребу», т. е. царствия Божия. Из области теории это переходит в самую жизнь, человек находится в непрерывной борьбе со злом, с дьяволом, с его внушениями, то падая, то восставая.

В этой борьбе он познает свою немощь, лукавство вражие, помощь Божию и любовь Божию к себе. Он познает цену добра и зла и уже со всей сознательностью избирает добро, делается непоколебимым в предпочтении добра и его источника – Бога и отвергает зло и дьявола. Хотя он и падает, делает иногда злое, но и сознает это как зло, грех, осуждает себя, кается, просит прощения у Бога и тем самым еще более утверждает свое предпочтение добра и Бога, хотя и отрицательным путем.

Тема эта слишком обширная. Ты правильно сказал, что человек должен прийти в смирение, как противоположность гордости. Эту мысль и я здесь высказываю, только в ином виде. Может быть, тебе и интересно прочесть, а если нет, то когда-либо все же пригодится.

Можно изложить это убедительнее и красивее, со ссылками на Святых Отцов. Здесь только наброска тех мыслей, которые в последние годы стали моими. Прости.

У нас все благополучно. Дождь, грязь невылазная. Не гуляем. Кряхтим от погоды. Все это тебе знакомо, дорогой А., если бы и человек Божий!

Дед-мороз.

12/XII–60 г.

Письма студентам Московской Духовной Академии. Письмо четвертое.

Из книги «Нам оставлено покаяние. Письма»

Аудиофайлы предоставлены «Библиотекой Предание»

Теги: Самое читаемое Когда вся семья не ест глютен, а ребенок продолжает чесаться О любимом писателе и своем ответе Ивану Карамазову – протоиерей Вячеслав Перевезенцев В комнате, полной кроваток, было тихо – и женщина не смогла пройти мимо Темы дня Разве можно считать, что оно было придумано людьми? Его сестры говорили мне: «Не оставайся с ним из жалости» Центр нейрохирургии в Тюмени, первая в России внутриутробная операция и ученик из Саудовской Аравии © 2003-2019 АНО «Православие и Мир»
Лицензия Минпечати Эл № ФС77-44847
Мнение авторов статей портала
может не совпадать с позицией редакции. Републикация материалов сайта в печатных изданиях
(книгах, прессе) возможна только с письменного
разрешения Редакции.
Реклама

Почему в мире существует зло?

12345

  1. В каком виде существует информация
  2. Вакцины против гепатита С не существует.
  3. Врезка б. Почему потребители поначалу противились покупать растворимый кофе?
  4. Если определитель матрицы равен нулю, то обратная к ней не существует.
  5. Земельная рента – это плата собственнику за право пользования землей, за разрешение применить капитал к земле. Существует два вида земельной ренты: абсолютная и дифференциальная.
  6. Почему акцент при управлении современным предприятием делается именно на рассмотрении бизнес – процессов?
  7. Почему бюрократия?
  8. ПОЧЕМУ И ДЛЯ КАКОЙ ЦЕЛИ: ФУНКЦИОНАЛИЗМ И ТЕОРИЯ КОНФЛИКТОВ О РЕЛИГИИ
  9. ПОЧЕМУ ЛЮДИ ОБРАЗУЮТ ГРУППЫ?
  10. Почему необходим контроль.
  11. Производи и продавай не то, что хочешь и что удобно производить, а то, в чем существует потребность, а если таковая отсутствует — сумей создать ее.

О природе души.

…Душой называют первичное начало жизни во всем живущем в нашем мире, так что мы именуем живые существа «одушевленными» а мертвые вещи – «неодушевленными». Жизнь же обнаруживается преимущественно в двух родах деятельности, т.е. в познании и движении. <…> Душа не есть тело. Очевидно, что душа не есть любое начало жизненного действования; в противном случае душа была бы оком в качестве начала зрения и то же можно было бы сказать и о прочих орудиях души. Только первичное начало жизни мы называем душой. И вот, хотя некоторое тело и может быть в своем роде началом жизни, как-то: сердце есть начало жизни для животного, однако никакое тело не может быть первичным началом жизни. …душа, которая есть первое начало жизни, есть не тело, но акт тела, подобно тому как тепло, которое есть начало разогревания, есть не тело, но некоторый акт тела. (Там же. С. 843.)

Начало интеллектуальной деятельности, которое мы именуем человеческой душой, есть некоторое бестелесное и самосущее начало. Ведь очевидно, что через посредство интеллекта человек способен познавать природы всех тел. <…> Человеческая душа, именуемая интеллектом или умом, есть нечто бестелесное и самосущее. (Там же. С. 844.)

Интеллект есть некоторая потенция души, а не сама сущность последней. <…> Только в Боге интеллект ест его сущность… (Там же. С. 856.)

Коль скоро Бог есть всеобщий распорядитель всего сущего, должно отнести к Его провидению то, что Он дозволяет отдель­ным недостаткам присутствовать в некоторых частных вещах, дабы не потерпело ущерба совершенство всеобщего блага. В самом деле, если устранить все случаи зла, то в мироздании недоставало бы многих благ. Так, без убийства животных была бы невозможна жизнь львов, а без жестокости тиранов — стой­кость мучеников. (Там же. С. 838.)

Совершенство вселенной требует, чтобы в вещах присутствовало неравенство, дабы осуществились все ступени совершенства. И одна ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна и не может выйти их своего совершенства; другая же ступень совершенства состоит в том, что некоторая вещь совершенна, но может из своего совершенства выйти. Эти ступени обнаруживаются уже в самом бытии, ибо есть вещи, которые не могут утратить своего бытия и потому вечны, а есть вещи, которые могут утратить свое бытие и потому бренны. И вот, подобно тому как совершенство вселенной требует, чтобы были и некоторые вещи, которые могут отступить от своей благости; потому они и в самом деле время от времени делают это. В этом и состоит сущность зла, т.е. в том, чтобы вещь отступала от блага. Отсюда явствует, что в вещах обнаруживается зло, как и порча, ибо и порча есть некоторое зло. (Там же. С. 840.)

Зло, состоящее в несовершенстве действования, неизменно имеет свою причину в несовершенстве действующего лица. Однако в Боге нет никакого несовершенства, но высшее совершенство, как то было показано. Поэтому зло, состоящее в несовершенстве действования или проистекающее от несовершенного действования, не может быть возведено к Богу как к своей причине. (Сумма теологии, I, q. 49, 2 c.)

Нет единого первичного начала зла в том смысле, в котором есть единое начало блага. Ибо, во-первых, единое первичное начало блага есть благо по своей сущности, как то было показано. Ничто, однако, не может быть по своей сущности злом. В самом деле, мы видели, что все сущее в той мере, в какой оно есть сущее, есть благо и что зло существует лишь в благе, как своем субстрате.

Во-вторых, первичное начало блага есть высшее совершенное благо, которое изначально сосредоточивает в себе всю благость других вещей, как было показано выше. Но высшего зла не может быть, ибо, как было показано, зло хотя и всегда умаляет благо, однако никогда не может его вполне уничтожить; и, поскольку, таким образом, благо всегда пребывает, ничто не может быть целокупно и совершенно злым. По этой причине философ утверждает, что «если бы нечто было целокупно злым, оно разрушило бы само себя» (Этика, I, гл.5), ибо с разрушением всякого блага, что необходимо для целокупности зла, разрушилось бы и само зло, субстрат которого есть благо.

В-третьих, понятие зла противоречит понятию первичного начала, и притом не только потому, что зло, в согласии со сказанным выше, обусловлено благом, но и потому, что зло не может быть для чего-либо причиной иначе, как акцидентально. И потому оно не может быть первопричиной, ибо «акцидентальная причина вторично по отношению к причине, которая является таковой сама по себе», как то очевидно («Физика», II, гл.6). (Сумма теологии, I, q. 49, 3 c.)

Если все сущее, поскольку оно таково, благо, то всякое зло, поскольку оно таково, есть не сущее. Но для не-сущего, поскольку оно таково, невозможно предположить производящую причину: ведь всякое действующее начало действует постольку, поскольку оно есть актуально сущее, и производит оно нечто себе подобное. Итак, для зла, поскольку оно есть зло, невозможно предположить причину, действующую через себя самое. А потому и невозможно свести все виды зла к единой первопричине, которая через себя самое была бы причиной всех зол. (Против язычников // Антология мировой философии: в 4 т. Т. 1. Ч. II. – М., 1969. С. 860-861.)

То, чего вообще нет, не есть ни благо, ни зло. Но то, что есть, в меру того, что оно есть, есть благо, как мы видели выше. Итак, необходимо, чтобы нечто было злым в меру своего небытия. А это есть ущербно сущее. Итак, зло, поскольку оно таково, есть ущербно сущее, и само зло есть эта ущербность. Но ущербность не имеет причины действующей через себя самое; ведь все действующее действует постольку, поскольку наделено формой, а отсюда следует, что произведение действующего начала также должно быть наделено формой, ибо действующее начало производит подобное себе, если только не действует акцидентально. Итак, остается вывод, что зло не имеет причины, действующей через самое себя, возникает акцидентальным образом в следствиях причин, действующих через себя самих.

Следовательно, нет ничего, что было бы через себя самого единой первопричиной всех зол; но первоначало всего есть единое первичное благо, в следствиях которого акцидентальным образом возникает зло. (Против язычников, II, 41.) «

Уильям Оккам
(1280 – 1349)

Уильям Оккам – один из виднейших представителей схоластики, номиналист. Оккам вошел в историю философской мысли во многом благодаря так называемой «Бритве Оккама». «Бритва» – это особый методологический принцип, призванный помочь мыслить правильно, не впадая в заблуждения. Известны следующие формулировки знаменитого принципа: «Без необходимости не следует утверждать многое», «То, что можно объяснить посредством меньшего, не следует утверждать посредством большего». И – краткая формулировка, «Бритвы Оккама», возникшая впоследствии: «Сущности не следует умножать без необходимости».

У Оккама мы видим возрождение теории двойственной истины. Философская истина и истина теологии суть различные вещи. Ввиду того, что при помощи мышления невозможно ни познать Бога, ни дать неопровержимые доказательства Его бытия, то в Него надо просто верить. Философия, как и все науки, должна освободиться от теологии.

Среди его сочинений выделяют: «Распорядок», «Избранное» и «Свод всей логики».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *