Помазание на вечерней службе

Sign in Добро пожаловать! Войдите в свою учётную запись Ваше имя пользователя Ваш пароль Password recovery Восстановите свой пароль Ваш адрес электронной почты Пароль будет выслан Вам по электронной почте.

Одно из имен Спасителя — Христос — в переводе с греческого означает «помазанник». Помазание человека елеем (растительным маслом) в древние времена свидетельствовало о его избрании на служение Богу, о причастности дарам Святого Духа. Так, Моисей помазал елеем Аарона и сыновей его, которых Бог определил ко священству (Исх. 40,15), Самуил помазал на царство Саула (1 Цар. 10, 1), Илия — Елисея на служение пророка (3 Цар. 19,15).

После Пятидесятницы, когда Дух Святой сошел на новозаветную Церковь, елеопомазание стало достоянием всех ее членов. В наши дни оно совершается перед купелью крещения и во время всенощных бдений.

Крещальное помазание лба, груди, ушей, рук и ног имеет несколько смыслов. Во-первых, оно знаменует соединение со Христом, подобно соединению дикой ветви с плодоносной маслиной, во-вторых, говорит об умирании для греха, ибо раньше усопших намащали елеем; в-третьих, придает силы для дальнейшей борьбы с грехом по подобию античных борцов, перед схваткой мазавших тело. При этом действии священник произносит: «Помазуется раб Божий (имя) елеем радования, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков, аминь».

за всенощным бдением накануне праздника бывает над всеми молящимися в храме как благословение, напутствие на дальнейшие подвиги. Оно творится с молитвенным призыванием того, кому совершается служба.

От простого елеопомазания необходимо отличать таинство Елеосвящения (Соборования), совершаемое над больными. Здесь елей освящается особой молитвой, тело страждущего помазуется семь раз.

И еще одно помазание в Церкви имеет силу таинства — помазание святым миром, благовонным составом из множества веществ (елея, алоэ, смирны, розового масла, толченого мрамора и др.). Обилие составляющих — символ многоразличности христианских добродетелей. По Уставу, освящать миро должен епископ, в Русской Церкви это делает сам Патриарх. В храме святое миро храниться на Престоле алтаря.

Миропомазание бывает сразу после крещения. На лоб, глаза, ноздри, уста, грудь, руки и ноги новопросвещенного священник налагает капельку мира, произнося каждый раз: «Печать дара Духа Святаго. Аминь». Это таинство не повторяется, как и крещение. Только боговенчанные цари удостаивались его дважды.

Известно, что мирянин имеет право крестить «страха ради смертного». Но если опасность минует и умирающий останется жив, такое крещение неприменно должно быть дополнено миропомазанием. Через это же таинство, по существующей практике, присоединяются к Церкви представители некоторых старообрядческих и инославных конфессий.

История чинопоследований Крещения и Миропомазания

Александр Иванович Алмазов

◄ Глава 11Глава 12Глава 13 ►

Глава XII. Помазание елеем

Время происхождения этого обряда. Освящение елея и помазание им в III веке. Отсутствие этих актов в западной пратике за III век. Освящение елея и помазание им в IV и V веках. Время появления этих актов в западной практике. Тот и другой акт в практике греческой церкви VIII-XI в. Историческое обозрение совершения их в практике греческой церкви с ХIII в. Освящение елея и помазание им в практике русской церкви в XII-XVII веках.

Освящение воды как бы прерывает собою целый ряд действий, назначенных непосредственно для лица принимающего таинство крещения. Но к нему непосредственно примыкает акт, прямо относящиеся к крещаемому. Этот акт – помазание елеем. Когда собственно этот акт вошел в чин крещения, положительно сказать нельзя. За апостольское время и за эпоху мужей апостольских мы не находим в данном случае, ни одного свидетельства, да за это время и едва ли можно предположить существование такого обычая. Однако его нужно отнести ко времени весьма древнему. В подтверждение мы можем сослаться на третью книгу Апостольских Постановлений, в которой говорится об участии диаконов в совершении помазания крещаемых. «Когда, читаем мы там, просвещаются женщины, диакон пусть помазует святым елеем только, чело их, а после него помазует диаконисса, нет необходимости, чтобы мужчины смотрели на женщин»847. Что здесь говорится именно о помазании елеем при крешении это доказывается логическою связию приведенного места с следующею главою, в которой вслед за помазанием описывается самое сопершение крещения: «потом или ты, епископ, или подчиненный тебе пресвитер, говорится здесь, произнося над ними поименно священное призывание Отца и Сына и святого Духа погрузи их в воде ( βαπτίσεις)». Затем уже следует речь о помазании миром848. Кроме этого, можно указать еще на более древнее свидетельство, находящееся в так называемых «Recognitiones», приписываемых Клименту Римскому, свидетельство, которое в общих чертах повторяет, тоже самое, что и Апостольские Постановления: «каждый из нас, говорится там, крещается… после того, как он был уже помазан елеем, освященным молитвою»849.

Таким образом, на основании представленных нами свидетельств можно заключить, что рассматриваемый акт получил свое начало при совершении крещения не ранее третьего века. Но и в это время, на первых порах помазание елеем, кажется, не было явлением повсюдным, а было введено в употребление только в восточной церкви. Прямым доказательством этого служит тот именно факт, что западные писатели и памятники христианской литературы данного времени ничего не говорит нам об употреблении помазания елеем при крещении в церквах запада. Мало того, и в восточных церквах, на первых порах этот акт не был самобытным или самостоятельным. В это раннее время в практике восточной церкви. помазание елеем только заменяло собою заклинания850, как мы уже имели случай заметить. Подтверждение этого можно видеть в том, что о заклинанях упоминают западные писатели, и, наоборот, умалчивают восточные. Кроме того, с таким предположением тем более можно согласиться, что;Ипполит в Арабских правилах ставит, помазание елеем вслед за отрицанием и самое вещество помазания называет «елеем заклинания». «Крещаемый, пишет он, обратившись лицем к западу, говорит: отрекаюся от тебя, сатана, и всей прелести твоей, по произнесении им этого, священник помазывает его елеем заклинания, совершивши над последним сначала молитву, для изгнания из него злого духа»851. Согласно с такою заметкою, очевидно, помазание крещаемого служило в это время в восточной церкви объективным дополнением субъективного акта отречения и, следовательно, вполне заменяло собою заклинание, – в действительном смысле этого, слова. – Это предписание Ипполита, с которым соглашается наш взгляд, нужно заметить, нисколько не противоречит, а напротив, согласно с свидетельствами Апостольских Постановлений о помазании крещаемого. Правда по свидетельству последнего памятника помазание стоит на другом месте в целом чиие крещения, – именно пред самым крещением и после исповедания веры и при том ничего не говорится о заклинании. Но первое вовсе не изменяет сущности дела; что же касается до второго, то оно устраняется следующим. Как всякий предмет, имеющий тем, или другим образом соприкоснуться с ритуальною стороною христианского богослужения, – прежде чем он соприкасается, получает известного рода санкцию – освящение, – так точно тоже самое нужно сказать в данном случае и относительно елея. Прежде чем его употребляли для помазания, он еще в глубокой древности известным образом освящался для этого. Указаниe на это можно видеть в Арабских правилах Ипполита, где говорится и о совершителе этого священно действия, и именно, по их свидетельству, совершителем этим является епископ852. Апостольские Постановления также очень определенно говорят, что елей освящается епископом853. Мало того, в последнем памятнике мы находим и самое описание этого освящения, которое изложено здесь в следующих чертах: «благословляется елей (ἒ λαιον), говорит автор Апостольских Постановлений, – первосвященником, в оставление грехов и в предуготовление крещения, ибо призывает он нерожденного Бога, Отца Христова, Царя всякого чувственного и умного естества, чтобы освятил елей именем Господа Иисуса и дал благодать духовную и силу действенную, также прощение грехов и предуготовление исповедания крещения, чтобы помазуемый, разрешившись от всякого нечестия, сделался достойным освящения по заповеди Единородного854.

На основании этого последнего свидетельства молчание Апостольских Постановлений относительно заклинаний, очевидно, просто устраняется, и именно тем, что молитва, посредством которой освящается елей для помазания крещаемого, носит на себе характер заклинаний855. Помазание елеем крещаемого, по выражению этой молитвы, имеет целью освободить его «от всякого нечестия» ( πάσης άσεβείας), от которого с своей стороны отрицается последний и, следовательно, оно служит объективною стороною одного и того же акта освобождения человека от бесовского влияния (т. е. заклинаний), субъективную сторону которого составляет отречение.

Что касается того, какими внешними действиями сопровождалось самое освящение елея, мы не имеем сведений, кроме только того, что в этом случае произносилась известная молитва. Как именно совершалось самое помазание, произносились ли при этом какие-либо слова, как это делается теперь, свидетельств относительно этого за данное время также не имеется. Помазуемыми частями тела были все члены последнего, начиная с головы, при чем последняя помазывалась совершающим крещение, остальные же части тела помазывались – у мужчин диаконом, а у женщин диаконисою856.

В IV и V веках, как свидетельствуют памятники христианской литературы, крещение, после совлечения одежды крещаемого, начиналось именно этим актом, т. е. за совлечением одежды следовало помазание елеем, предварительно освященным857. Елеем, как и в предыдущее время, помазывалось все тело – «от верхних власов на главе – до ног»858. Так, по крайней мере, было в восточной церкви. Относительно же помазания елеем в западной церкви мы и за это время не имеем решительно ни одного свидетельства; и согласно мнению ученых запада, оно, действительно, еще не существовало в практике западной церкви в период IV и V веков. В практике же восточной церкви, нужно заметить, помазанию елеем за рассматриваемое время придавалось весьма важно значение. Последнее можно видеть из того, что это священнодействие, т. е. помазание елеем и освящение последнего, по воззрению отцев церкви IV и V веков, основывалось, если не на писании, то по крайней мере, на апостольском предании859. Но как совершалось самое освящение елея, на этот раз, нам, не сохранилось известий. Не известно также, произносились ли при помазании каждой части тела какие-либо слова или нет.

За следующие затем века – за VI и VII, мы не можем представить ни одного сведения относительно рассматриваемого акта, благодаря, отсутствию за это время каких-бы то ни было свидетельств по данному предмету. Нужно сказать только, что в это время, и именно около VII века, помазание елеем, при совершении крещеия, вошло и в крещальную практику западной церкви, как доказано самими учеными запада860.

В VIII веке рассматриваемый акт крещального чина мы находим в практике греческой церкви на том же самом месте целого крещального чина, где он остается и теперь. Освящеше елея, конечно, предшествовало самому помазашю елеем. Как и в настоящее время, тотчас же по возгласе: «Главы ваша Господеви приклоните», священнодействующий, наклонившись к сосуду с елеем, сосуду «держимому от диакона», делал в него троекратое дуновение и трижды знаменовал его и произносил молитву. «Владыко Господи, Боже отец наших, сущим в ковчеге Ноеве голубицу пославый» и т. д. После ответа на возглас «аминь» и по возглашении диакона «вонмем», священник принимал сосуд с освященным елеем и, делал чрез него три креста на воде и с певцами или с народом861 пел трижды «аллилуия». Потом, отдавши сосуд, делал, восклицание: «Благословен Бог, просвещаяй и освещаяй» и пр. После этого акта начиналось самое помазание.

Помазание совершалось с довольно значительными отличиями от современного его совершения. Прежде всего слов современного требника: «священник же вземлет от елея двемы персты» мы не находим в манускриптах крещального чина VIII века, а вместо этого встречаем просто выражение: καί λαμβάνει ό ίερεύς έκ τοῦ άγίου έλαίου862. На этом основании, принимая во внимание практику греческой церкви времени, следующего за VIII веком, нужно думать, что священник помазывал тогда не двумя перстами как теперь, а одним. Кроме этого то что предписывается теперь в следующих словах требника: «и назнаменует перси и междорамия на персех, убо глаголя и пр.», – в VIII в., кажется, не совершалось. Но кроме помазания священником известных частей тела было еще и другое помазание, следовавшее тотчас за первым, помазание всего тела диаконом863. В настоящее время последний акт не практикуется, тем не менее на него сохранилось указание в словах требника, сказанных тотчас после изложения помазания священником: «и егда помажется все тело».

Точно с такими же особенностями, с какими совершалось освящение елея и помазание им в практике греческой церкви VIII в., мы находим совершение их в этой практике и в X-XI веках. Если есть какое-либо различие в изложении этих актов в данное время от прежнего изложения, то оно заключается лишь в том, что теперь уже ясно говорится: καί λαβών ό ίερεύς έκ τοῦ άγίου έλαίου τῷ δακτύλῳ άυτοῦ864. Помазуемыми частями в это время упоминаются только чело, перси и междорамия; при самом помазании частей тела произносились только слова: «мажется N елеем радости во имя Отца» и проч.865.

XIII веке представляет в этом случае полное сходство с практикою X-XI веков; неизестно только, дуновение в сосуд с елеем и его назнаменование было троекратным или однократным, так как в чине этого времени просто говорится: καί έμφυσᾷ ( ίέρέύς) έν τῷ τρυβλίῳ, καί σφραγίζων, λέγει τήνεύχήν866. Равным образом в XIV веке в греческой практике рассматриваемый акт существовал без всяких, более или менее видных изменений. Только возгласы: «Мир всем», «Главы ваша», поставленные, между освящением воды и елея, теперь стали произносить, после дуновения и назнаменования сосуда с елеем867. Между прочим помазуемые части тела в чинах этого, времени исчисляются неодинаково: в одном чине: говорится про помазание – чела, персей и междорамия, а в другом чела, ноздрей и междорамия868. Помазание по прежнему совершалось одним перстом; заметка о помазании всего тела диаконом сохранилась и в настоящее время869.

В XV веке Симеон Солунский в таких чертах излагает освящение елея и помазание им. Сказавши об освящении воды, он продолжает: «В крещении употребляется, святый елей. Освящается же он таким образом: приносится он в каком-нибудь чистом сосуде к архиерею, или иерею, если не будет архиерея; тот дует на него и троекратно знаменует образом креста рукою… Потом, священнодействующий, преклонив голову, молится о том, чтобы елей был освящен Духом Святым… Окончив молитву и принесши благодарение, он прежде всего три раза крестообразно возливает на воду освященный елей, возглашая многопетую песнь «аллилуия»… освятив елей, архиерей помазует им крещаемого, и именно им (т. е. осящснным елеем)…, говоря «помазуется (имя рек) елеем радости во имя Троицы. Потом кто нибудь, диакон или прислужник, помазывает с головы все тело крещаемого»870.

Из приведенного отрывка не трудно видеть, что и в этот век в данном случае было мало особенностей. Только дуновение производилось не трижды, а однажды; притом, кроме помазания известных частей тела, совершаемого, священником, мы снова встречаем другое помазание, – помазание всего тела, которое совершалось или диаконом или же просто прислужником. Сверх всего этого, хотя и нет положительных оснований, но можно думать, что не были совершаемы и те действия, которые излагаются в нащем требники в словах: «и назнаменует его перси и междорамия на персях убо, глаголя: «во исцеление души и тела». и т. д. Чин крещения XV века, имеющейся у нас под руками, вполне подтверждает такое предположение. В последнем, при изложении рассматриваемого акта от прежних чинов и от описания Симеона Солунского только и есть отличия, что не упоминается про помазание груди871.

В XVI, веке рассматриваемый акт в первый раз получил то самое изложение, которое мы видим теперь для него в современном греческом евхологии. Но на ряду с этим продолжала еще существовать прежняя короткая редакция этого акта. В последнем случае, по одному чину, встречаются уже другие новые особенности. Так в то время, как дуновение в сосуд повелевается совершать трижды, назнаменование же его – только однажды. Самое помазание повелевается совершать уже не одним перстом, а, как теперь, двумя. Наконец, помазание всего тела, по рассматриваемой редакции, должно совершаться не дияконом, а женщиною ( μαία)872.

Но по другому чину, как и прежде, знаменование, а затем дуновение в сосуд с елеем совершалось троекратно; помазание совершалось одним перстом и при том без произнесения слов, – а все тело, после помазания священником известных частей, помазывалось восприемником873.

С ХVII века, как освящение елея, так и помазание им мы находим в неизмененном виде до самого настоящего времени874.

В каком виде совершается рассматриваемый нами акт в современной практике греческой церкви? Он не многим разнится от совершения его в настоящее время в русской крещальной практике. Различие прежде всего заключается в том, что в греческом требнике мы не находим указания совершать помазание елеем посредством двух перстов. Кроме этого, слова русского требника: «(и назнаменует) на ногах, во еже ходити ему по стопам заповедей твоих» в греческом евхологии стоят впереди слов: «(и назнаменует) на руках: руце твои сотвористе мя и создасте мя»875. Наконец, после помазания елеем от священника, у греков (чего у нас нет) восприемник мажет все тело младенца876.

Что касается до истории этого действия в русской церкви, то как освящение елея, так и помазание им представляет не мало изменений. Впрочем, подробные сведения и в этом случае далеко не восходят. Так за XII век мы узнаем только, что крещаемый мазался маслом877. Но как совершалось это помазание и освящался ли назначаемый для этого акта елей, – нам не известно.

В ХIII веке мы находим такое свидетельство, относящееся к акту помазания елем: «понеже уведехом о божественном крещении, писали отцы Владимирского собора. 1274 года, смутне некако и неразумне, смешающе миро божественное с маслом, и тако мажут по всему телу крещаемого, еже всего злее есть неразумие и не поминают правила реченого в Лаодикии: подобает просвещшемуся святым крещением в крещении миром мазатися, мастию небесною и причастником быти царствия Христова; миро – особь, а масло особь. По оглашеньи бо мажут и, маслом древяным, глаголюще: мажется раб Божий маслом радости во имя Отца и Сына и Святого Духа и ныне и присно и во веки веков аминь на всех суставах878.

Из этого свидетельства видно, между прочим, что в древней, русской практике, согласно практике древней греческой церкви, помазывалось все тело крещаемого. Но это действие не было самостоятельным, а сливалось с миропомазанием, что, конечно, случилось по невежеству русских священников. Как можно думать, произнесение отдельных формул при помазании каждой части, как это делается теперь, в то время едва ли существовало. Иначе отцы собора указав общую формулу: «мажеться раб Божий маслом радости» и пр., – указали бы и частные формулы. Это тем более вероятно, что вся задача рассматриваемого наставления собора 1274 года и состояла именно в том, чтобы уяснить, каким образом должно совершаться помазание елеем, как акт отличный от миропомазания.

В следующем веке, т. е. в XIV, мы снова встречаем почти те же особенности. Помазание священником на известных частях тела совершалось также без произнесения возглашаемых в настоящее время при этом слов. После этого помазания диякон, или кто-нибудь другой из служащих, помазывал елеем все тело крещаемого879.

В XV веке те же самые особенности повторяются. В совершении действий пред чтением молитвы над елеем практика была далеко не одинакова. В одних повелевается делать тоже, что и теперь, т. е. троекратное дуновение и назнаменование880, в других – троекратное дуновение и однократное назнаменование881, в третьих одно троекратное дуновение882. Совершение елеем креста в воде по одним чинам должно совершаться чрез возлияние883, а по другим – спичкою, смоченною в елей884. Самое помазание крещаемого также, согласно с тогдашнею практикою греческой церкви, было двоевратное – по частям тела и по всему телу. Последнее помазание совершалось чрез диакона885; первое же совершалось священником и, при том, как и в прошедшем веке, без произнесения каких бы то ни было слов886. Впрочем, в это время уже начала входить в употребление и другого рода практика, именно помазывать маслом крещаемого со словами: «мажется раб Божий маслом радости во имя Отца и Сына и Святаго Духа»887. Помазание совершалось перстом888. Ту рубрику современного требника, на которую мы выше указывали, как на отсутствующую в древнем изложении помазания елеем, мы не видим и в чинах XV века, так что помазуемыми частями тела были собственно чело, перси и междорамия889. Впрочем, помазуемые части иногда перечисляются и так: «на челе, на браде, на скранию, на персех, на междорамеи»890. После помазания, в это время полагалось иногда произносить возглас: «Благословен Бог просвещаяй и освящаяй всякого человека»891.

XVI век в рассматриваемом нами отношении изобилует особенностями. Пред чтением молитвы над сосудом елея в одних чинах говорится только про дуновение892, в других указывается та же самая практика, что и теперь893. Крест елеем в воде обыкновенно совершался «спичкою»894, но иногда делалось и непосредственное возлияние елея в воду895. Помазание совершалось одним из перстов896. Помазуемыми частями в различных чинах указываются не о дне и те же части. По указанию одних чинов помазывались те же части, что и теперь897, по другим: очи, перси и плечи898; по иным же: – чело, очи, перси, плечи и междорамие899, по некоторым, – кроме, частей, помазуемых теперь, – уста, лице и плечи900, а в большинстве случаев – чело, перси и плечи901. Помазание совершалось с произнесением слов: «Помазуется раб Божий елеем возрадования»902… Рубрики: «и назнаменует его перси и междорамия да персех убо, глаголя»… и проч., теперь нет903.

Как в XV веке, так и теперь еще держалась практика, после помазания известных частей тела, помазывать все тело904. Но обычай этот в данное время стал видоизменяться. В некоторых богослулжебных памятниках XVI века после помазания елеем известных частей тела крещаемого священником, между прочим, сказано: «аще смыслен человек крещаемый, тогда помазуется диаконом, или иным служителем некоторым по всему телу, или сам поп. Аще женск пол, то до пояса мажи маслом»905. Такое видоизменение указывает на тот факт, как справедливо предполагает г. Одинцов, что в XVI веке указываемый обычай стал выходить из употребления. Доказательством последнего служит то, что в некоторых чинах этого времени помазание всего тела заменено намазанием всех частей тела906, а в иных ничего не упоминается о помазании всего тела907. Это изменение практики, нет сомнения, опиралось на греческую практику XVI века, где также около этого времени стали отставать от помазания всего тела908.

В XVII веке совершение действий пред чтением молитвы над елеем было в том же виде, как тепер909. Но кресты на воде сначала делались большею частно «спичкою», а не чрез возлияние елея910. Только в требнике Петра Могилы в данном случае стоит такое же выражение, как и теперь911.

Относительно помазуемых частей тела все чинопоследования, изданные до исправления книг, более или менее разногласят между собою. В одних говорится про помазание чела, персей и плеч912, в других к этим частям еще причисляются: уши, обе руки и ноги913. В большинстве же случаев эти части тела перечисляются в таком порядке: «на челе, на очию, на ноздрех, на обе уши, на персех, и на руках, на дланех, на обе страны, и на сердце, на главе, на тылу и на плечию, и между рам, на ногах, на коленях, на плесницах»914.

Такое умножение помазуемых частей, нам кажется, объясняется тем, что в XVII веке практика помазания всего, тела, после помазания известных его частей, еще более потеряла свое значение. Подтверждение этого можно видеть в том, что в настоящеее время заметка: «и тогда помазуется диаконом по всему телу – составляет уже редкое явление и стала заменяться настоящею общею заметкою: «и егда помажется все тело». Относительно способа совершения помазания мы читаем неодинаковое в крещальных чинопоследованиях этого времени. Во всех потребниках и служебниках, как в чине крещения младенцев, так и в чине крещения приходящих от ересей напечатано такое постановление: «и вземлет крестяй священник святое масло перстом и помазуя творит креста знамение». Между тем в помокапопе, напечатанном при потребниках иоасафовском 1639 года и иосифовском в 199 правиле читаем в этом случае такое повеление: «возми масла стопкою треми персты и помажи отроча во всех удех»915.

Что касается до слов, произносимых при помазании, то мы читаем во всех патриарших служебниках и требниках такую форму: «помазуется раб Божий имя рек, маслом возрадования, во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь»916. Исключение составляет только потребник Гедеона Балабана, где, кроме произношения: «помазуется раб Божий (имя рек) елеем радости» и пр. положено произносить еще при помазании следующее стихи: напресех во исцелении дши и телу, на ушесех же во услышание веры, на ногах, во еже ходити ему по стопам Твоим, на руках: руце Твои сотвористе мя и создасте мя»917. Такимт образом, в этом требнике мы видим приближение практики XVII века к современной. В требнике же Могилы частные формулы еще более усложнены918.

* * *

847

«Constil. Apostol.» Lib. III, cap. XV$ Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. I, col. 796–797; в русск. пер. стр. 116.

848

Constitut. Aposlol. cap. XVI. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. I, col. 797; в русск. перев, стр. 117. Ср. порядок этих действий с XXII гл. VII кн. Апост. же Постан. где говорится: «прежде помажи елеем, потом погрузи в воде и напоследок напечатлей миром». Curs. Compl ibid col. » Χρίσεις δέ πρῶτον έλαίω ἒπει τα βαπτίσεις ὓδατι, καί τελεύτατον σφραγίσεις μύρῳ». «Апост. Пост.» в руск. пер. стр. 219–220.

849

«Recognit». Lib. III, n. 67. «Baptizabitur autem unusquisque» vestrum in aqnis perennibus nomini Trinae Bealitudinis in vocato super se, perunelus primo oleo per orationem sanctificalo». Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. I. col. 1311–1312.

850

Probst. «Sucram. u. Sacramentolien» S. 139–141.

851

Ипполит Can. 19, n. 9 и 10. Vid. Haneberg. S. Hipp. Can. arabice Monachii 1870 p. 76.

852

Ипполит Саn. ХIХ, n. 8; Hanebegr. ibid. p. 75.

853

«Constitut. Apostol» Lib. VII, cap. 42. Εύλογεῖται δέ τοῦτο ( έλαίον) παρά τοῦ Αρχιερέως. Curs. Compl. Patrol. Ser. Grace. Tom. I, col. 1041. Ср. Апост. Пост, в русск. пер., стр. 241.

854

«Constitut. Apostol» Lib. VII, cap. 42. Curs. Compl. Patrol. Ser. Grace. Tom. I, col. 1044. в русск. пер. «Апост. Пост», стр. 241

855

«Constitut. Apostol», ibid.

856

Constitut. Apostol. Lib. III, cap. XV – XVI. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. 1, col. 793–797; «Апост. Пост.» в русск. пep. стр., 116–117.

857

Василий Великий. «De Spirit. Sanct.» Сар. XXVII. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. XXXII, col. 188; в русс. «Твор. Вас. Вел. Том III, стр 332–333.

858

Кирилл Иерусалимский: Catech. mystog. II. n. III, Curs. Compl. Patrolog. Ser Graec. Tom. XXXIII, col. 1080. άπ ἂκρων τριχων κορυφης ἓως τῶν κάτω. Ср. «Твор. Кирилл иерусал.» в русск, пеp. М. 1855 г., стр. 360.

859

Василий Великий. «De Spirit. Sanct.», cap. XXVII. см. цит. 2. об.

860

Pellicia «De christ. Eccles. Polit.» Tom. I, pars. I, pag. 17.

861

Goar. Ευχολογ. pag. 244.

862

Ibid. pag. 294.

863

» Καί τότε ύπό τοῦ διακόνου χρίεται ὃλον τό σῶμα», читаем мы в чине крещения VIII века. Goar. Ευχολογ. pag. 294.

864

Ευχολ. ркп. Румянц. Муз. Сев. Собр. №474, л. 50–51; ср. Goar. Ευχολογ. pag. 292.

865

Ευχολογ. ркп. Румянц. Муз. Сев. Собр. №474, л. 50–51.

866

Goar. Ευχολογ. pag. 291. not. c. d. e.; ср. Ευχολ. ркп. Румянц. Муз. Сев. собр. №474, л. 50–51.

867

Ευχ. ркп. Румянц. Муз. Сев. Собр. №472, л. 211 об.–217.

868

Ср. Ευχ. ркп. Рум. Муз. Сев. Собр. №472, ibid.; ркп. Синод. библ. №279, л. 224–30.

869

См. ibid.

870

Симеон Солунский. «De Sacramentis. Cap. LXII. Curs. Compl. Patrol. Ser. Graec. Tom. CLV, col. 225–226; в русск. пер. «Твор. Отц. И Учител. Отн. К истолк. богослуж.» ч.II, стр. 65–67.

871

Ευχολ. ркп. Моск. Синод. библ. №280, л. 92–95.

872

Ευχ. ркп. Моск. Синод. библ. №343, л. 10–14.

873

Ευχολ. ркп. Румянц. Муз. Сев. Собр. №4730, л. 15–17.

874

Ср. Goar. Ευχ. pag. 289–90 и Ευχ. Ed. Benet, 1839, pag. 141–143.

875

Ευχολ. Benet, 1839, ibid.

876

Серединский. «Отлич. В богосл. обыч. и обряд. Греч. и Русск. Церкви». Христ. Чт. 1871 г. Окт. стр. 538.

877

Русск. Историч. Библ. Том. VI, 1880, стр. 26.

878

Русск Историч. Библ. Том VI, стр. 93. Корм. XV и ркп. Соф. библ. №1173, л. 364 (Душев. Чт. 1877 .г. кн. I, стр. 429).

879

Служ. ркп. Соф.. библ. №526, л. 100 (Душев.Чт 1877 г. кн. II, стр, 265); ркп. Москов. Синод библ. №347, л. 183, об. (Опис, III, I, 32).

880

Требн. ркп. Солов, библ. №1085, л. 179.

881

Требн. ркп. Солов, библ. №1107, л. 59.

882

Треб. ркп. Солов, библ. № 1086, л. 238 об.

883

Треб. Солов. библ. № 1107, л. 60 об.: №1086, л. 239.

884

Треб. ркп. Солов. библ. № 1085, л. 179 об.

885

Служ. ркп. Соф. библ. № 837, л. 133; Треб. №1064, л. 67 (Душеп. Чт. 1877 г., III, 269); ркп. Москов. Синод, библ. №373, №374, №375 (Опис. III, I, 158, 164, 201); Треб. ркп. Солов, библ. №1085, л. 179 об.–180; №1107, л. 61.

886

Служ. ркп. Соф. библ. №837, л. 133; Треб. ркп. Соф. библ. №1064, л. 67. (Душеп. Чт. ibid., стр. 268). ркп. М. С. библ. ibid; требн. ркп. Сол. библ. №107, л. 60.

887

Служ. в с требн. ркп. Соф. библ. №839, л. 77.; (Душен. Чт. ibid., стр. 269); Треб. ркп. Солов, библ. №1085, л. 179.

888

Требн. ркп. Сол. библ. №1085, л. 179 об.; №1086, 239 об.

889 890

Треб. ркп. Сол, библ. №1107, л. 60 об.

891

Душеп. Чт. 1877 г.; кн. III, стр. 269.

892

Требн. ркп. Соф. библ. № 1062, л. 62 об.; №1063, л. 44. (Стран. 1880, Апр , стр. 559).

893

Требн. ркп. Сол. библ. №1090, л. 211 об.; №1091. л. 142 об.; №1092, д. 12; №1099, л. 31. об.

894

Требн. ркп. Сол. библ. №1090, л. 214 об.; №1091, л. 143, №1092, л. 12 об.; №1099, л. 32 об. Ркп. Синод, библ. № 310; л. 54; 378, 492; ркп. Волокол. библ. №88, л. 192 об,–193; ркп. Троиц, Сергиев. Лавры № 227, л. 263 об.; №224, л. 128. (Дмитриевский. «Богосл. в Русск. Церк. в XVI в.», ч. 1 стр. 286).

895

Требн. ркп. Солов, библ. №1091, л. 143; №1105, л, 266 об.

896

Требн, ркп. Солов, библ. №1090, л. 214 об; №1091, л. 143; №1099, л. 32 об.

897

Треб. ркп. Соф. библ. №1067, л. 123; №1068, л. 132 об. (Стран. 1880 г. Апр. 559 стр.).

898

Требн. ркп. Солов, библ. №1090, л. 215; Требн. ркп. Соф. библ. №1161, л. 178; №1089, л. 169 об. (Странник, ibid).

899

Требн. ркп. Соф. библ. №1062. л. 64 (Странн. ibid).

900

Требн. ркп. Соф. библ. №1063. л. 45 (Странн. ibid).

901

Требн. ркп. Москоd. Синод библ. №378, л. 492; №310; л. 54 ркп, Волокол, библ. № 88, л. 143 об.; ркп. Троиц. Сергиев. Лавры №224, л. 128 об.; №227, л 264 (Дмитриевский Богослуж. в рус. цер. ч. I стр. 287); ркп. Соф. библ. № 1067, л. 215 об. (Христ. Чт. 1877 Г. ч. I, стр. 163) ркп. Солов. библ. №1091, л. 143; №1092, л..12 об.; №1099, л. 32 об.: №1105, л. 266 об.

902

Треб. ркп. Солов, библ. №1090, л. 215; №1091, л. 143; №1099. л. 32 об.; №1092, л. 12 об.

903 904

Требн. ркп. Солов, библ. №1092, л. 13; №1099, л. 32 об.; №1090, л. 215; Требн. ркп. Соф. библ. №1063, л. 45. (Странник 1880 г. Апр. стр. 560).

905

Требн. ркп. Соф. библ. №1066, л. 209; №1086, л. 47 (Странник 1880 г. Апр. стр. 560); ркп. М. Синод. библ. №358, л. 179.

906

Требн. ркп. Соф. библ. №1066, л. 209; №1086, л.47, (Странник ibid).

907

Требн. ркп. Солов. библ. №1091, л. 143.

908

Goar. Ευχ. pag. 280.

909

Треб. ркп. Солов, библ. №1115, л. 98; №1100; №1112, л. 123; №1098, л. 19 об. Требн. 1623 г. 174 об.; 1635 г.. л. 289 об. Служ. 1635, л. 455 об.; 1622 г. л. 448; Треб. Могилы 1646 г., стр. 56.

910

Требн, ркп. Солов, библ. №1115, л. 99; №1112, л. 124 об.; №1100; №1098, л. 20.; Требн. 1623 г., л. 175, 1635 г., л. 290.; Служ. 1622 г., л. 449; 1635 г., л. 456.

911

Требн. Могилы 1646 г. стр. 57–8.

912

Требн. 1635 г., л. 200 об.

913

Требн. Могилы 1646 г. стр. 58.

914

Треб. ркп. Солов. библ. №1115, л. 99 об.; №1112, л. 125; №1100; №1098, л. 20 об. Требн. 1623 г. л. 175 об, Служ. 1622 г. л. 449; 1635 г. л. 157 об. и пр.

915

Филарет (Иером.) «Опыт слич. чинов. по кн. изд. при перв. пяти патр.» М. 1875 г., стр. 23.

Освященное масло: чем отличаются Миропомазание, Елеосвящение и Елеопомазание

27 февраля 2018

  • БАГЛАЙ Кирилл

В разное время в храме можно наблюдать, как священник помазывает людей каким-то маслом. Называют это по-разному: миропомазанием, елеопомазанием… Разбираемся, в чем разница и зачем это нужно.

Миропомазание

Миропомазание после Таинства Крещения. Фото Надежды Ткаченко

Таинство Православной Церкви, которое совершают сразу после Крещения. В нем человека мажут специально приготовленным благовонным составом на основе оливкового масла — миром, через которое ему сообщается благодать Святого Духа. Миропомазание совершается один раз в жизни: при крещении или при присоединении к Православной Церкви христиан некоторых других конфессий, если оно не было совершено до этого.

Во время Таинства священник крестообразно помазует лоб, глаза, уши, грудь, руки и ноги новокрещаемого миром со словами: “Печать дара Духа Святого. Аминь”.

Миро — смесь оливкового масла, белого вина и более 40 благовоний (ладан, корни калгана и имбиря, лепестки роз и другие). Его варит и освящает предстоятель самостоятельной Церкви раз в несколько лет в Великий Четверг и рассылает во все епархии. В Русской Церкви это делает Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Варят миро в Донском монастыре Москвы, а освящают в Храме Христа Спасителя.

Елеосвящение (Соборование)

Соборование. Фото Юлии Маковейчук

Таинство Православной Церкви, через которое подается исцеление благодатью Божией духовных и телесных недугов. В этом Таинстве человек получает прощение своих забытых грехов и помощь в выздоровлении.

Для него желательно участие нескольких священников (отсюда еще одно название — Соборование), но допускается и одним. В практике Русской Православной Церкви соборование совершается над всеми желающими во время Великого и Рождественских постов. Обычно соборуются раз в год. Также соборование может совершаться индивидуально над тяжелобольным человеком.

В состав помазания, которое освящается во время Таинства, входит оливковое масло и вино, как в притче о милосердном самарянине. Масло символизирует милость Божью, вино – кровь.

Во время Таинства священник помазывает лоб, ноздри, щеки, рот, верхнюю часть груди, ладони с внутренней и с внешней стороны. Во время совершения Таинства принято стоять с зажженной свечой в руках. Когда происходит помазание святым маслом, свечу гасят. Помазание совершается 7 раз после чтения 7 пар отрывков из Евангелия и апостольских посланий. После священник возлагает Евангелие на голову(ы) соборуемого(ых) и молится о прощении грехов.

Елеопомазание

Елеопомазание на Всенощном бдении. spbpda/www.flickr.com

Помазание елеем (маслом) символически изображает излияние Божией милости на человека. Оно совершается на воскресной или праздничной Утрене (богослужение, которое в настоящее время совершается вечером) после чтения Евангелия.

Елеопамазание — не Таинство, а обряд. Для него берут освященное на богослужении масло или масло из лампады.

Во время елеопомазания священник помазывает крестообразно лоб всех присутствующих на богослужении со словами “Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе”, “Пресвятая Богородице, спаси нас” или просто “С Праздником!”. Перед этим все подходят к стоящему перед священником аналою и целуют лежащее на нем Евангелие и икону праздника.

Фото Надежды Ткаченко

Перед погружением в купель во время Таинства Крещения также совершается помазание елеем, который освящается перед этим чтением специальной молитвы, где говорится о елее как символе примирения человека с Богом. Священник помазывает грудь, уши, руки и ноги крещаемого со словами: «Помазуется раб Божий (такой-то) елеем радования во имя Отца, и Сына и Святаго Духа. Аминь». Грудь со словами – «Во исцеление души и тела», уши – «В слышание веры», руки – «Руце Твои сотворили меня и создали меня», ноги – «Чтобы ходить ему по стопам заповедей Господних».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *