Православие и война

О войне

Протоиерей Александр Ильяшенко | 13 августа 2008 г.

В России день траура по жертвам военных действий в Южной Осетии. Официально военный конфликт прекращен, но погиблитысячи жизней, в смятении люди, Россия приняла более 34 тысяч беженцев. Протоиерей Александр Ильяшенко поделился своим видением страшных событий последних дней.

Сегодня день траура по жертвам этой короткой войны. Война, быстрая и столь трагичная, мне представляется, нужна была не Грузии, а тем, кто стоит за спиной грузинского правительства. Очевидно, что эта война продолжение войны лукавого против Христа и против Церкви. Эта война – порождение той Фаустовой цивилизации, о которой так метко писал Игорь Иванович Сикорский: «Мы живем в один из наиболее мрачных периодов истории человечества. Несмотря на ускоренное развитие индустриальной цивилизации и научно-технический прогресс, значение духовных ценностей у всех так называемых “цивилизованных” наций падает с большой скоростью… Современная цивилизация в лице большинства её влиятельных деятелей или грубо отвергает Христа, или вежливо не обращает на Него внимания, в то же самое время принимая большей частью те самые принципы и идеи, которые Он подверг осуждению и от которых отказался.»

Поскольку Православие сильно в России, те, кто хочет разрушить Россию, стараются разрушить Церковь. Для этого и нужна была эта война, спровоцированная спецслужбами, чтобы посеять раздор между православными. Эта война принесла горе тем, кто подвергся непосредственно ее ужасам, это удар по всем людям, которые способны сострадать несчастью других.

Как точно и глубоко писал об этому святитель Николай Сербский: «Разве можно радоваться миру, когда вы слышите о войне в какой бы то ни было части света? Разве приятны Вам пища и питие, веселие и кинематограф, смех и шутки, когда вы мысленно достигаете военных полей и видите померзших, окровавленных, голодных и озверелых людей, потомков того же прародителя, от которого произошел и Ваш народ, и мы с Вами? Каждый вечер Вы слушаете радио и думаете, что от его болтовни становитесь умнее. Самое важное, что могло бы сообщить радио в наши дни, – это стоны тысяч раненых и умирающих, рыдания матерей, вдов и детей. Все они такие же, как Вы люди, живые души, жаждущие жизни и счастья. И над ними светит такое же солнце, что и над Вами. И так же, как и на Вас, взирает на них заплаканное око Божие.

Следовательно, не ликованию время, а печали. И это печаль не одного или двух человек, но печаль народов и племен, печаль государств. Когда главы европейских государств объявляют траур по поводу смерти какого-нибудь принца Бурбонского или Савойского, как же они забывают объявить траур по поводу насильственной смерти множества человеческих существ, каждое из которых – принц в очах Божиих? Если бы европейские народы были воистину просвещенными, они установили бы государственный и народный траур по поводу любой войны в любой точке земного шара. Во имя сострадания закрывались бы рестораны, игорные дома и кинотеатры, запрещались бы развлечения, пока проливается братская кровь. Как бы радовались небеса, если бы славяне первыми установили такой порядок!
Вы можете посмеяться моим словам. Знаю. И Пилат бы посмеялся. Но знаю, Христос смеяться бы не стал. …Ибо, когда разгорается пожар на одной стороне леса, разве ветер не может с легкостью перенести искру на другой край?»

Война не может не ударить по всем людям, которые сострадают несчастью других. Эта война – удар по тесным многовековым связям России и Грузии. Эти связи очевидны: и у нас в приходе есть грузины, есть русские, поехавшие на лето отдыхать в Грузию, смогут ли они вернуться? В Грузии множество прекрасных людей, людей, сделавших многое для развития русской культуры, для проповеди слова Божия. Например, актер и режиссер Давид Георгобиани, чьи фильмы по-настоящему перевернули миропонимание многих нецерковных людей и открыли для многих наших соотечественников Православие.. Нельзя провести границу русский-грузин. Русский – это не этническое понятие, а культурное, языковое, религиозное. Сколько деятелей в истории России по национальности грузины, например, князь Петр Багратион, немцы – из недавних известных покойный академик Раушенбах – из поволжских немцев – всех не перечислить! Нельзя провести линию раздела, нельзя механически делить людей на этнические группы, мы связаны всеми сторонами жизни, и сознание противится этому механическому разделению на классы, этнические группировки.

В этой связи перед нами встает несколько вопросов.

Вопрос первый – об отношении к войне православного. Как православный человек я, безусловно, войну осуждаю.

В Основах Социальной концепции Русской Православной Церкви о войне говорится, в частности, так:

«Война является физическим проявлением скрытого духовного недуга человечества – братоубийственной ненависти (Быт. 4. 3-12). Земные войны суть отражение брани небесной, будучи порождены гордыней и противлением воле Божией. Поврежденный грехом человек оказался вовлечен в стихию этой брани. Война есть зло. Причина его, как и зла в человеке вообще, – греховное злоупотребление богоданной свободой, “ибо из сердца исходят злые помыслы: убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления” (Мф. 15. 19).
Убийство, без которого не обходятся войны, рассматривалось как тяжкое преступление пред Богом уже на заре священной истории. “Не убий”, – гласит закон Моисеев (Исх. 20. 13).

Признавая войну злом, Церковь все же не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении попранной справедливости. Тогда война считается хотя и нежелательным, но вынужденным средством. Православие во все времена относилось с глубочайшим почтением к воинам, которые ценой собственной жизни сохраняли жизнь и безопасность ближних. Многих воинов Святая Церковь причислила к лику святых, учитывая их христианские добродетели и относя к ним слова Христа: “Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих” (Ин. 15. 13).

В нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Грань между первой и второй особенно тонка в случаях, когда одно или несколько государств либо мировое сообщество начинают военные действия, мотивируя их необходимостью защиты народа, являющегося жертвой агрессии (см. XV. 1). В связи с этим вопрос о поддержке или осуждении Церковью военных действий нуждается в отдельном рассмотрении всякий раз, когда таковые начинаются или появляется опасность их начала.
Одним из явных признаков, по которому можно судить о праведности или несправедливости воюющих, являются методы ведения войны, а также отношение к пленным и мирному населению противника, особенно детям, женщинам, старикам» .

Война – это очевидное зло. Теперь можно задать вопрос: А что мы должны делать, чтобы противостоять злу?

Во-первых, конечно, нужно молиться. Во многих храмах идут молебны, звучат прошения об умножении любви и прекращении вражды. Молиться нужно и в домашней молитве.

Но помимо молитвы что-то мы должны и делать.

Конечно, мы должны помочь беженцам, людям, которые пришли к нам за защитой. Информация о способах оказания помощи давно размещена на портале: Как помочь беженцам из Южной Осетии.

Мы не должны молчать и не должны позволить политическим силам внести искусственное разделение в многовековые связи между народами России и Грузии.

Особенно остро в контексте событий последних дней встает вопрос о необходимости введения института военных священников. Что делать православному священнику, если он окормляет воинство, которое правительством бросается на неправедную войну? Когда православная Грузия напал на православную Осетию и православные грузины разрушили православный храм – зло на зле, беззаконие за беззаконием? Это настоящая западня для священника. Это сложный вопрос, ответ на который еще предстоит найти. Особенно остро сложность этого положения отражена в дневниках святителя Николая Японского, осуществлявшего свое святительское служение в Японии, заставшего русско-японскую войну.

Православный воин не должен забывать, что он православный и относиться к врагу по-христиански, великодушно, не причиняя зла. Где граница между кесаревым и Божиим? Война не может быть решением Божиим. Мы должны быть патриотами Родины, законопослушными, выполнять указания, которые нам предписываются, люди, от которых зависит принятие решений, но должны поступать по совести, а не по конъюнктурным соображениям.

«Даже защищаясь от нападения, можно одновременно творить всяческое зло и в силу этого по своему духовному и моральному состоянию оказаться не выше захватчика. Война должна вестись с гневом праведным, но не со злобою, алчностью, похотью (1 Ин. 2. 16) и прочими порождениями ада. Наиболее правильную оценку войны как подвига или, напротив, разбоя можно сделать, лишь исходя из анализа нравственного состояния воюющих. “Не радуйся смерти человека, хотя бы он был самый враждебный тебе: помни, что все мы умрем”, – говорит Священное Писание (Сир. 8. 8). Гуманное отношение к раненым и пленным у христиан основывается на словах апостола Павла: “Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром” (Рим. 12. 20-21).». Говорится в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви.

Прекрасно описана подобная ситуация в художественной литературе: вспомним «Смерть Иоанна Грозного»» А.К. Толстого, где персонажи отказываются выполнять приказы самого царя Ивана Грозного потому что они безнравственны и неприемлемы для государства.

В день траура, в день скорби мы должны почтить память погибших, молиться о выживших, помогать тем, кто нуждается в помощи и искать пути сохранения мира.

Самое читаемое Когда вся семья не ест глютен, а ребенок продолжает чесаться О любимом писателе и своем ответе Ивану Карамазову – протоиерей Вячеслав Перевезенцев В комнате, полной кроваток, было тихо – и женщина не смогла пройти мимо Темы дня Разве можно считать, что оно было придумано людьми? Его сестры говорили мне: «Не оставайся с ним из жалости» Центр нейрохирургии в Тюмени, первая в России внутриутробная операция и ученик из Саудовской Аравии © 2003-2019 АНО «Православие и Мир»
Лицензия Минпечати Эл № ФС77-44847
Мнение авторов статей портала
может не совпадать с позицией редакции. Републикация материалов сайта в печатных изданиях
(книгах, прессе) возможна только с письменного
разрешения Редакции.
Реклама

Христианство и война: мир или меч?

Религия » Религии России Автор Юрий Носовский 05 май 2012 в 19:33 Опубликовано: 09 май 2012 в 10:00

Христианство и война. Пожалуй, одна из наиболее противоречивых тем, имеющая ряд диаметрально противоположных толкований. Споры о том, можно или нельзя христианам убивать врагов Отечества, допустимо ли брать в руки оружие, позволительно ли силой защищать правое дело, ведутся давным-давно. Что же говорит на эту тему Священное Писание и традиция?

Пацифисты, например, абсолютизируют не только евангельское «бьют по одной щеке — подставь другую», но даже и библейское «не убий» — тем самым отказывая воинской службе хоть в каком-то оправдании и в упор не замечая очевидных несоответствий своей позиции. Ведь глагол, употребленный в Десяти Заповедях, означал запрет лишь на «частное» убийство — но Ветхий Завет в целом никоим образом не запрещал (и даже поощрял) убийства на войне и казни преступников. А армейские образы заняли весьма заметное место уже в Апостольских Посланиях, составляющих самую объемную часть Нового Завета.

Например, «итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие». (Еф.6:14-17)

Или «Итак переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа. Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику. Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться». (2Тим2:3-5)

Правда, в первом процитированном отрывке апостол Павел подчеркивает: «Наша брань не против плоти и крови — а против духов злобы поднебесных». Но, не призывая прямо христиан брать в руки оружие, тот же апостол в послании к Римлянам так характеризует деятельность представителей власти: «ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое». Так что заслуженное возмездие за зло вполне может быть не просто попущением, но исполнением Воли Божьей.

В другую крайность впадают сторонники своего рода «ветхозаветного уклона» в христианстве. Которых особенно умиляют и кровавые расправы над врагами Божьими в доевангельских книгах Священного Писания, и ослепление Павлом волхва Вариисуса, и особенно знамение креста императору Константину Великому с надписью «сим побеждай» — из которого выводится не просто допустимость, а желательность силовых методов. А как быть с «любите врагов ваших»? Да очень просто — на этот счет появилась удобная модификация слова Спасителя: «Люби своих личных врагов — но ненавидь врагов Бога и Церкви».

Читайте также: Рвать врага на клочья, Господа хваля?

На самом деле, Христос, который, кстати, и является единственным и вечным главой Церкви, в отличие от сменяющихся патриархов, действительно любит всех — «желая всем спастись и в разум истины придти» (1Тим 2:4). И поэтому в своей земной жизни Он запретил апостолам «свести огонь с неба» на неуверовавших самарян, сказав ученикам: «не знаете, какого Вы духа — Сын человеческий пришел не губить, но спасать». Вообще убить врага гораздо легче, чем вспомнить, что у него тот же Небесный Отец, что и у тебя, в силу чего вы — братья. А уж зажить с бывшим врагом действительно по-братски — так вообще архитрудно.

И спасти души человеческие от главного зла — греха с помощью оружия невозможно. Поэтому не стал Христос въезжать в Иерусалим на белом коне, как подобало уважающему себя триумфатору-военачальнику. Не стал и возглавлять, в общем-то, справедливую по земным меркам, освободительную борьбу иудеев против римлян. Потому что от внешнего порабощения освободиться легче, чем от сонма страстей, в плену которых люди находятся в рабстве почище того, что может учинить самый жестокий властелин. И не стал Спаситель призывать «12 легионов ангелов», могущих в мгновение ока не то, что снять Его с креста, но просто не допустить ареста, заодно испепелив и римлян, и первосвященников, и коварных фарисеев вместе взятых.

Но еще до Распятия Господь признавал объективность существования двух разных «царств», сфер бытия — призывая «отдавать Богу богово — а кесарю кесарево». Лучше всего, конечно, тем, кто полностью посвятил свою жизнь Творцу. Несколько раз в году, например, Церковь чтит память преподобных отцов разных египетских, синайских, палестинских и других обителей. До конца исполнивших заповедь Христа — и относительно «другой щеки», и об «отдаче с рубашкой и верхней одежды». Но — все равно убитых жестокими варварами, не могущими поверить в нестяжательность этих «граждан неба». А потому и подвергших их сначала мучительным пыткам в надежде узнать, где спрятаны несуществующие сокровища — а потом и безжалостной казни. А ведь иноки могли бы уйти под защиту городских стен, спасти свои жизни. Но не стали, положившись на Господа. Потому и почитаются по сей день в чине мучеников — хотя формально их убийцы и не требовали отречения от Христа, их интересовали только деньги и ценности.

Но не всем христианам предназначен пусть спасения в уходе от мира. Кто-то должен в нем и оставаться — преображая его излучаемым внемирным светом евангельской правды и любви. Но при этом, увы, и отдавая свою неизбежную «дань кесарю». В том числе, и военной службой. А иначе и нельзя! Можно по зову сердца стать мучеником самому, но нельзя принудительно тащить на мученичество других. А часто и собственное вроде бы формальное мученичество оборачивается соучастием в мучительстве своих ближних. Ну чем бы закончилось массовое фактическое самоубийство призванных в Красную Армию верующих, если бы они вместо отпора фашистским оккупантам подставились под их пули? Разве что рабством для всех их соотечественников, массовым геноцидом «неполноценных народов» (в том числе и славян) — и торжеством идеологии и политики, с без преувеличения, мистически-дьявольской подоплекой.

Читайте также: Вигилянский: враги Церкви ниже плинтуса

Попутно стоит заметить, что первомученики Древней Руси, святые страстотерпцы Борис и Глеб дали без сопротивления убить себя жаждущему абсолютной власти своему брату Святополку Окаянному, не желая развязывать гражданскую войну. Но за несколько дней до убийства князь Борис, умелый и опытный воин, без всяких угрызений совести нанес серьезное поражение печенегам, угрожавшим его Родине — за что и был любим закаленными воинами киевской дружины, предлагавшим взять власть силой.

И до принятия Римской империей христианства многие христиане служили в армии. Причем часто проявляли с Божьей помощью чудеса героизма, удивлявшие даже самых мужественных язычников. И быть может, их мученичество за Христа Церковь чтит особо сильно именно потому, что на добровольную смерть шли не слабосильные женщины и прочие «гражданские», а умелые воины, способные одержать победу в одиночку над целыми толпами врагов. Потому их моральная победа над мучителями была особенно убедительной — они «подставляли другую щеку» не из-за трусости, а в силу веры и любви к Богу.

Так что и на войне можно и нужно оставаться прежде всего людьми — не забывая, что человек — это Образ Божий. Проявлять благородство к врагам, не добивать раненых и просящих пощады, не заниматься грабежом и зверствами по отношению к гражданскому населению. В то же время Церковь отдает себе отчет, что любое убийство (без которого войны, увы, немыслимы) — довольно грязное дело. Меньшее зло — но все равно зло, поскольку вместо спасения ближнего, ставшего врагом, последний просто устраняется с лица Земли.

Даже в Ветхом Завете вернувшиеся с поля боя воины подлежали ритуальному очищению. А боговдохновенный царь-пророк Давид, прародитель Христа по плоти, несмотря на громкие победы в войнах, проводимых по прямому велению Божьему, так и не был допущен к строительству величественного иерусалимского храма. «Слишком много на твоих руках крови», — сказал Давиду Господь.

Читайте также: 40 севастийских мучеников: воины Христовы

И когда в VII веке византийский император Никифор Фока, словно в появившемся спустя несколько десятилетий исламе, потребовал от духовенства объявлять «мучениками» всех без исключения воинов, павших в боях за империю — Церковь на это не согласилась. А всесильному венценосцу напомнили одно из правил святителя Василия Великого, согласно которому, вернувшимся с поля брани бойцам рекомендовалось трехлетнее воздержание от Причастия. А священнослужителям по церковным канонам вообще запрещено брать в руки оружие.

Так что война, как и любые другие сферы человеческой жизни «в миру», дает участвующим в ней самые разные возможности. Можно, сославшись на «пацифистские убеждения», дезертировать, отсидеться в потайном месте — или вообще перейти на сторону врага. Можно, наоборот, настолько укорениться во вроде бы обоснованной ненависти, что не только убивать, но и изощренно истязать и унижать врагов, на самом деле уподобляясь не Богу и Ангелам, а демонам. А можно быть готовым «отдать душу свою за други своя», памятуя, что «нет больше той любви на свете» — и либо действительно сложить голову, либо чудесным образом «смертью смерть попрать», выйдя победителем из, казалось бы, безнадежной ситуации. Недаром Господь прославил в сонме святых немало благоверных князей и военачальников, например, Суворова и адмирала Ушакова.

Выбор на войне, как и в любом проявлении жизни — за каждым человеком. И рациональные рекомендации на всякий отдельный случай дать очень сложно — и не только простым людям, но даже и святым отцам. Главное, чтобы сердце человека, водимое любовью, принадлежало Богу — а Он всегда укажет и поможет найти правильный выход, для каждого свой.

Читайте самое интересное в рубрике «Религия»

Поделиться: Будем друзьями! Pravda.ru в соц.сетях

Новогодние праздники отгремели, и дорогие россияне столкнулись с неприглядной экономической реальностью. Однако впереди россиян ждет «тощий и злой» 2019 год…

Японцы «роют землю», создается ощущение, что вопрос о передаче им двух Курильских островов уже решен. Даже США должны им в этом помочь, заявляют чиновники.

Министерство транспорта Российской федерации запретит высаживать детей без проездного билета из общественного транспорта.

Комментарии сегодня в 12:17 Порошенко грабит и лжет, поэтому ему не переизбраться президентом сегодня в 12:15 Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад «правильно» сегодня в 12:00 Кто успел, тот пострел: Юрий Чайка хочет повысить в разы зарплату прокурорам сегодня в 12:00 В Британии нашли «секретную нацистскую символику» в логотипе немецкой партии сегодня в 11:54 Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад «правильно» сегодня в 11:51 США отправят авианосцы в Арктику для «выдавливания» России сегодня в 11:46 Дело Кольцова: Трагедия одного доноса сегодня в 11:44 США отправят авианосцы в Арктику для «выдавливания» России сегодня в 11:43 США отправят авианосцы в Арктику для «выдавливания» России сегодня в 11:39 Хрущев влез на пьедестал за счет Крыма сегодня в 11:38 У ряженых казаков отберут форму и оружие сегодня в 11:37 «Они не отсталые»: журналистов Handelsblatt удивила Россия сегодня в 11:34 Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад «правильно» сегодня в 11:31 Как магазины скрывают подорожание продуктов сегодня в 11:28 Крах СССР: проект США, ошибка или предательство? сегодня в 11:27 Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад «правильно» сегодня в 11:26 Украинский эксперт в эфире ТВ-канала предсказал стране экономический обвал сегодня в 11:17 Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад «правильно» сегодня в 10:57 США отправят авианосцы в Арктику для «выдавливания» России сегодня в 10:56 Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад «правильно» сегодня в 10:41 Прощай, «голодная» Россия: Белоруссия уйдет на Запад «правильно»

Белорусы считают, что Украина не правильно ушла на Запад, а вот у них получится правильно. О Союзном государстве можно забыть, считает Андрей Суздальцев.

Война восьми святых против папы

  • 10/02/2018
  • Надежда Чекасина

В 70-е годы XIV века папская курия решила вернуть себе влияние в Италии и восстановить свои права в Папской области. Началась активная подготовка по возвращению папы Григория XI из французского Авиньона в Рим. Итальянские города-государства опасались этого и встали на борьбу с понтификом. Во главе коалиции оказалась Флоренция, не желавшая мириться с притеснением своих прав. Восемь влиятельных мужей организовали комитет, который руководил борьбой, и привлекли на свою сторону многочисленных союзников.

Не раз в истории экономическая конкуренция итальянских городов, борьба их влиятельных домов и политические амбиции папства становились причинами конфликтов. Вот и во второй половине XIV века не обошлось без них. Папа Григорий XI находился во французском Авиньоне вместе со своим двором и подумывал над тем, чтобы вернуться обратно в Рим. За почти 70 лет отсутствия понтификов в Италии их власть в регионе ослабла, и папа боялся потерять последние рычаги влияния. Курия решила восстановить свои земельные права и вернула себе города Романьи и Умбрию. Они играли важную роль в хозяйственной жизни Флоренции, что вызвало недовольство местного населения. Кроме того, папские легаты предприняли несколько попыток захватить и флорентийские земли.

Ситуация накалялась. Флорентийцы не желали терпеть несправедливость и притеснения от кардиналов, да еще и французов. Папа же был недоволен отказом Флоренции помочь ему в распре с Миланом. Формальным поводом к войне стал конфликт из-за поставок зерна. В 1375 году папский легат в Болонье запретил вывоз зерна из Романьи во Флоренцию, где был недород и эпидемии. Это грозило городу голодом. Папа рассчитывал, что без зерна город вскоре ослабнет и его легко можно будет захватить. Чтобы лишить флорентийцев надежды даже на будущий урожай, папский легат отправил в предместья города войско под руководством кондотьера, англичанина Джона Хоквуда, которого итальянцы называли Акуто. Хоквуду приказали любым способом уничтожить зерно, которое было на флорентийских землях, и сделать так, чтобы горожане не смогли получать продовольствие из округи.

Но коварному плану папы не суждено было исполниться. Флорентийцы оказались хитрее и подкупили кондотьера: Хоквуд получил с них 130 000 флоринов, которые собрали с местного духовенства, и сверх того пообещали платить ежегодное вознаграждение в 600 флоринов и пенсию в 1200 флоринов. Решением всех этих вопросов занималась специальная комиссия, составленная из восьми уважаемых людей города — один был представителем грандов, один — «мелкого народа», остальные — старших цехов. Комиссия искала деньги на антипапскую кампанию, следила за безопасностью города и разрабатывала военную стратегию. Этот орган обладал практически неограниченными полномочиями. Их стали назвать «восемью святыми», так как только святые могли позволить себе начать войну против папы, наместника Бога на земле.

Папа Григорий XI решил не ограничиваться только войной и голодной блокадой. Он попытался обманом захватить Прато путем сговора с местным горожанином. Однако заговор был раскрыт, его участники были схвачены и наказаны. Между тем, Комиссия восьми тоже не теряла времени даром, ее члены договорились о союзе с правителем Милана Бернабо Висконти. Условия были довольно выгодными для флорентийцев: Милан выставлял против наемников папы 4 тысячи человек пеших и конных, в то время как Флоренция только 3 тысячи. К Флоренции присоединилась и Сиена. Там шла борьба между гвельфами и гибеллинами, поэтому курия решила направить главе сиенских гвельфов большое войско для захвата власти. Но флорентийцы догадались о папском плане и послали на защиту города свое войско.

Джон Хоквуд

Все больше городов становилось на сторону флорентийцев. Первыми, кто восстал против папы, были жители Костелло, которые с оружием в руках призывали народ к свободе. Их примеру последовали города Витербо, Монтефьякони и Перуджи. Жертвами вооруженных горожан стали члены городской администрации и служители аббатства, это дало Флоренции преимущество на первом этапе войны. Видя успехи коалиции, к Флоренции примкнули Ареццо, Пиза, Лукка. Около 80 городов получили от Флоренции «знамя свободы» и объявили себя независимыми республиками. Папа был в гневе. В 1376 году он наложил на Флоренцию интердикт, отлучил ее жителей и призвал европейских монархов изгнать флорентийских купцов. Для Флоренции это был большой удар, ведь город существовал за счет торговли. А теперь вставал вопрос, где брать деньги, чтобы платить кондотьерам. Несмотря на гнев флорентийцев, наемники не приносили ощутимых побед в этой войне. Конфликт затягивался, деньги из карманов горожан утекали на его поддержку, люди все больше разочаровывались.

В 1377 году папа послал кардинала Роберта Женевского вместе с 6000 бретонцев для подавления восстания. 1 февраля он устроил резню в городе Чезена, где были перебиты 4000 человек. Между тем Хоквуд держал свое слово и не вел военных действий в Тоскане. А вскоре он и вовсе оставил Григория XI и присоединился к антипапской коалиции. Несмотря на то, что в том же году папа вернулся в Рим и обосновался в Ватикане, война продолжалась, прийти к компромиссу никак не удавалось. Закончился конфликт только в 1378 году с неожиданной смертью папы. В Тиволи был подписан мирный договор, который принял Урбан VI. Согласно документу, Флоренция должна была выплатить новому понтифику 200 000 флоринов, что было в 5 раз меньше, чем требовал Григорий XI, а также отменить все постановления против церкви и вернуть ей всю конфискованную собственность. Папа со своей стороны отменил интердикт.

Папа римский Григорий XI

Война «восьми святых» против папы не принесла в конечном итоге пользы ни одной из сторон. Флоренция оказалась на грани экономического и социального кризиса. Город был ослаблен войной, недовольство горожан росло и в итоге вылилось в восстание чомпи. Многие тогда полагали, что это кара божья за то, что Флоренция посмела выступить против папы. В церкви тоже было не все гладко. После смерти Григория XI произошел Великий западный раскол, который привел к появлению сразу двух пап, один из которых остался в Риме, а другой вернулся в Авиньон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *