Рождественская песнь в прозе

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса

Эбинейзер Скрудж старый жадный старик, живущий свою жизнь скупо и скучно. Он никогда никому не помогает, но занят лишь своим бизнесом, постоянно подсчитывая свои доходы. Когда наступило время подготовки к очередному Рождеству, к нему пришли благотворители, которые просили помощи для детей неимущих семей и сирот. Старик бесцеремонно их прогнал, а на приглашение своего племянника на праздник ответил отказом.

В сочельник главный скряга города с неохотой отпускает домой Боба Крэтчита, своего клерка, домой. Недовольный и в дурном расположении духа он закрывает свою контору, и, подсчитывая в уме убытки своей компании, сам возвращается домой. Дома Скруджу является дух Марли Джейкоба, который умер в сочельник 7 лет назад. Он сообщает Скруджу, что когда Марли умер, ему пришлось очень тяжело из-за того, что при жизни он не сделал ни одного доброго дела. Из сострадания к Скруджу Марли решил послать ему троих разных добрых духов для того, чтобы Скрудж постарался переосмыслить свою жизнь.

Святочный дух появился в первые минуты после полуночи на следующую ночь. Этот дух взял старика с собой в прошлое, где тот был ребенком, а затем полных надежд и энтузиазма юношей. Скрудж наблюдал за прошлым собой с большим удовольствием и ностальгией. Но затем Дух показал ему, как юноша начал меняться и черстветь, становился скупым и озлобленным. Из-за этого Скруджа бросила девушка и вышла замуж за другого. Старику тяжело и больно было вспоминать это, поэтому он попросил Духа поскорее вернуть его домой.

Дух нынешних Святок, проводил скупого старика по городу, показав, как красиво он украшен и какое радостное настроение у всех людей. Они побывали в доме его клерка Боба, увидели, что, несмотря на бедность, в доме царили радость и веселье, и единственный тост, который был принят семьей с неохотой, был тост за начальника конторы отца. Он видит больного сына Боба, — Тима. В доме племянника тоже царило веселье, и племянник относился к нему с теплом и добротой.

Дух будущих Святок на третью ночь показал Скруджу будущее. Все говорили о смерти какого-то жадного старика и даже радовались его смерти. Главный герой увидел воров, которые грабили нажитое имущество этого скупца. Скрудж увидел гроб этого человека и понял, что это был он сам, — и никто не говорил о покойнике и одного доброго слова. Эбинейзер увидел и могилку маленького Тима, сына клерка Боба. Сердце его сжималось от боли. После этого Скрудж решил измениться. Он начал отдавать много денег на благотворительность и заботился о Тиме как о собственном сыне, повысив своему клерку зарплату, чтобы тот больше не жил в такой нищете как раньше.

Порой нам нужно посмотреть на свою жизнь со стороны, чтобы понять, что идет не так и попытаться ее изменить.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Диккенс. Все произведения

  • Большие надежды
  • Домби и сын
  • Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим
  • Крошка Доррит
  • Лавка древностей
  • Повесть о двух городах
  • Пойман с поличным
  • Посмертные записки Пиквикского клуба
  • Приключения Оливера Твиста
  • Рождественская песнь в прозе
  • Тайна Эдвина Друда
  • Тяжёлые времена
  • Холодный дом

Рождественская песнь в прозе. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Бальзак Отец Горио

    Все происходит в пансионе «мамаши». Воке – вдова, лет пятидесяти. Здание пансионата имеет четыре этажа. Самые хорошие комнаты расположены на втором этаже.

  • Краткое содержание Лондон Бурый волк

    Иногда жизнь многих существ представляется нам в другом свете, весьма неожиданном для нас. И это либо шокирует, либо же заставляет взглянуть на мир иначе, другими глазами.

  • Краткое содержание Астафьев Бабушка с малиной

    Урал. На платформе толпится народ ягодников с ведрами, корзинами и всякой утварью. Подъезжает поезд, который едет до Теплой горы и останавливается всего на минуту.

  • Краткое содержание Гранин Картина

    Председатель горисполкома Лосев находится в командировке в Москве. Он промок под дождем и решил зайти на выставку картин. Просмотрев выставку, Лосев обратил внимание на картину, где была изображена русская природа: речка, деревья на берегу

  • Краткое содержание Дойл Пёстрая лента

    В дом к известному сыщику приходит юная леди. Это Элен Стоун, она очень напугана и обеспокоена, просит Шерлока Холмса помочь и рассказывает странную историю. Девушка проживет вместе со своим отчимом

Рождественские повести: Диккенс, Гоголь, Янсон и другие

Анастасия Отрощенко | 4 января 2014 г. Жанр рождественской повести предполагает, что речь будет идти о чем-то необычном, что могло произойти только накануне великого Праздника или на Святках, когда в мире людей появляются волшебники и сказочные духи, которые свободно действуют, помогая или, наоборот, вредя человеку.

Создание этого жанра часто приписывается английскому писателю Чарльзу Диккенсу. Хотя его «Рождественская песнь» была опубликована в 1843 году, а «Вечера на хуторе близ Диканьки», куда вошла повесть «Ночь перед Рождеством» Н.В. Гоголя, – в 1832 году. Но выяснение того, кто был первым, а кто вторым, нам не так уж интересно. Гораздо важнее другое – в каждой рождественской истории присутствует обязательный, свойственный жанру, «набор» – он встретится и у Диккенса, и у Гоголя, и у Янсон, и у современного шведского писателя Свена Нурдквиста, и в сказке «Щелкунчик», и в рождественских приключениях муми-троллей. Давайте вспомним рождественские истории разных авторов из разных стран и посмотрим, что их объединяет.

Скряга Скрудж и духи

Из пяти рождественских повестей Диккенса, которые появлялись в течение пяти лет в декабре, наиболее известна первая, собственно, она и является по-настоящему «рождественской», так как действие ее разворачивается непосредственно в Сочельник и первые дни Святок.

Скряга Скрудж, которого раздражает приближение праздников, когда никто не будет работать и зарабатывать, а будет лишь веселиться и бездельничать, встречает по дороге домой дух своего компаньона Джейкоба Марли, умершего в Сочельник семь лет тому назад. Дух Марли рассказывает Скруджу о том, что был наказан за то, что при жизни не стремился творить добро и помогать нуждающимся, и теперь он хочет, чтобы Скрудж изменился, поэтому к нему будут посланы три духа, которые помогут ему исправиться.

И вот духи Рождества по очереди приходят к жадному старику. Первый, Дух прошлого, переносит его к тем картинам детства, которые Скрудж давно забыл, но сейчас, глядя на себя маленького со стороны, он немного смягчается. Второй, Дух нынешних Святок, ведет Скруджа к дому его работника Боба Крэтчита, у которого тяжело болен сын. И показывает ему ту жизнь, которую Скрудж давно уже отверг, в которой есть место невзгодам, радостям, испытаниям и надеждам. Старый скряга давно не испытывал таких эмоций, он жил в мире, в котором была лишь жажда наживы и злоба.

Третий дух переносит старика в будущее: на улицах все говорят о чьей-то смерти, и этого человека никому не жаль. Трое воров обокрали дом умершего и продали вещи скупщику в трущобах, рассуждая о том, что «наверное, он специально всех нас отваживал при жизни, чтобы мы могли нажиться на нём после его смерти». Скрудж понимает, что видит собственный конец и ему становится страшно. Он решает измениться, идет в дом своего племянника, помогает сыну Боба, жертвует деньги на благотворительные цели. Он полностью меняется.

В повести Диккенса элементы сказки, народного фольклора и реальной действительности переплетаются удивительным образом. Писатель дает герою возможность увидеть себя со стороны, увидеть то, к чему приводит корысть и страсть наживы. Скрудж страшен, но ведь даже самый великий грешник может исправиться. Еще один важный мотив, свойственный всем без исключения произведениям этого жанра – мотив семьи. Он звучит сначала как будто издалека. Скрудж одинок и чужое стремление быть вместе с любимым человеком, с детьми, приводит его в раздражение. Когда дух переносит его в прошлое, он вспоминает свою возлюбленную и то, почему она не стала его женой, увидев в нем все сжигающую алчность. В финале повести тема семьи звучит уже в полный голос, именно к племяннику Скрудж идет праздновать Рождество.

«Ночь перед Рождеством»

Эти мотивы звучат и в гоголевской повести, входящей в цикл «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Тут тебе и волшебные существа – и ведьма, которая крадет с неба звезды, и черт на метле, и месть нечистой силы кузнецу Вакуле за то, что тот посмел нарисовать картину Страшного Суда, и любовь Вакулы к гордой красавице Оксане, и грозный отец – казак Чуб. Именно в связи с Вакулой, Оксаной и Чубом возникает семейная тема в повести, которая собственно и является главной сюжетной линией: если кузнец сможет достать царские черевички, то Оксана согласиться стать его женой.

Впрочем, имеет ли смысл пересказывать историю, которую столько раз каждый из нас читал. Начало повести всегда переносят нас в другой мир, где сказка становится обычным явлением, и никого не удивляет, когда галушки сами прыгают в рот, только успевай его открывать:

«Последний день перед Рождеством прошел. Зимняя, ясная ночь поступила. Глянули звезды. Месяц величаво поднялся на небо посветить добрым людям и всему миру, чтобы всем было весело колядовать и славить Христа. Морозило сильнее, чем с утра; но зато так было тихо, что скрып мороза под сапогом слышался за полверсты. Еще ни одна толпа парубков не показывалась под окнами хат; месяц один только заглядывал в них украдкою, как бы вызывая принаряживавшихся девушек выбежать скорее на скрыпучий снег…»

Когда читаешь об этом снеге, и скрыпе, и луне, о том, как красавица Оксана поняла, что зря дала невыполнимое поручение кузнецу, о том, как дивился он дорогому убранству петербуржского дворца и черевичкам, что были надеты на ножках царицы, о том, как разукрасил церковь и в углу написал черта в огне – «такого гадкого, что все плевали, когда проходили мимо», понимаешь, что это гораздо ближе к настоящей жизни, и настоящему Рождеству, чем кажется на первый взгляд. Потому что главное в этом Празднике – чудо, а у Гоголя его более, чем достаточно.

Рождество по-скандинавски

Мотивы, о которых речь шла выше, – переплетение сказки и реальности, волшебных существ – с вполне реальными и, конечно, тема семьи, теплого дома, в котором тебя всегда примут и поймут, близка рождественским повестям и Туве Янсон, и Свена Нурдквиста.

Есть две «рождествеские» истории в серии книг про Финдуса и Петсона, это – «Рождество в домике Петсона» и «Механический Дед Мороз». Для тех, кто не знаком с этими героями, кратко опишу их. Петсон – это пожилой мужчина, который живет в небольшой шведской деревушке, где-то далеко-далеко, он занимается своим домом, рыбалкой, курами, огородом и всевозможными механическими усовершенствованиями. Финдус – маленький, взбалмошный котенок, благодаря которому оба героя постоянно попадают в какие-то истории.

Детям школьного возраста будет интересна книга «Механический Дед Мороз» – там находится место и удивительным изобретениям чудака Петсона и настоящему волшебству. Дошкольникам будет ближе повесть «Рождество в домике Петсона» (эта рекомендация условна): «Наконец-то потеплело! Уже несколько дней Петсон собирается сходить в магазин, но было очень холодно, и он не решался выйти на улицу. И вот скоро уже рождественский сочельник, а в доме почти не осталось еды. Надо обязательно купить продукты, ведь завтра магазины будут закрыты. А еще надо срубить елку, испечь печенье с корицей, навести порядок в доме…».

Петсон отправляется в лес за елкой, но вот незадача – он повреждает ногу, теперь не будет никаких магазинов, праздничных украшений, подарков и вкусной еды. Но ведь Рождество – это время когда чудеса случаются сплошь и рядом. К несчастному Петсону приходят на помощь соседи. Мотив близости друг к другу, тема дружбы и взаимовыручки и обязательно счастливый конец – непременные атрибуты этого праздничного жанра.

Если вы еще не знакомы с книгами Свена Нурдквиста, отмечу удивительные иллюстрации, сделанные самим автором текста – оригинальные, занимательные, яркие, они не просто дополняют текст, но являются как бы отдельным сюжетом. Нурдквист – замечательный иллюстратор, собственно, с самого начала это и было его специальностью, писать книги он стал позже. Истории про Петсона и Финдуса популярны и на родине автора, и в Европе, по ним сняты мультфильмы. Кстати, любая из книг про этих героев –красочный и оригинальный подарок на праздник.

По-настоящему «рождественскую» историю можно прочитать и у Туве Янсон, знаменитой писательницы, создавшей серию книг о муми-троллях. «Ель» обычно не входит в самые популярные издания Янсон, тем не менее, и эта короткая повесть, и другие из сборника «Дитя-неведимка» удивительны по своей тонкости и поэтичности.

Раздраженный Хемуль залез на крышу дома муми-троллей и принялся счищать с нее снег, ему поручили разбудить муми-троллей к Рождеству:

«– Мама, проснись, – испуганно зашептал Муми-тролль. – Случилось что-то ужасное. Они называют это Рождеством.

– Что ты имеешь в виду? – высунувшись из-под одеяла, спросила мама.

– Я точно не знаю, – ответил ее сын. – Но ничего не готово, и что-то пропало, и все носятся, как угорелые. Может, опять наводнение.

Он осторожно потряс фрекен Снорк и прошептал:

– Ты не пугайся, но говорят, произошло что-то страшное.

– Спокойствие, – сказал папа. – Только спокойствие».

Итак, что же такое Рождество? Зачем нужна елка – чтобы Рождество задобрить или чтобы спрятаться от него под ней? А рождественский ужин, о котором все столько говорят? Зачем зажигать свечи, дарить подарки? И кому? Наверное тем, у кого еще ни разу не было такого праздника, и вкусной еды, и подарков. А когда ты что-то сделаешь для другого, то непонятное Рождество уже совсем не страшно.

«Щелкунчик и мышиный король»

И все таки самой «рождественской» из всех известных мне сказок я бы назвала книгу Э. Т. А. Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», которая была написана в 1816 году.

Наверное потому, что эта сказка уже давно неотделима для нас от чудесной, праздничной музыки П.И. Чайковского. Именно постановка в декабре 1892 года в Мариинском театре дала сказке новую жизнь. Интересно, что либретто для балета писал Мариус Петипа, пользуясь не текстом Гофмана, а пересказом, который сделал в середине XIX века Александр Дюма-отец.

Невозможно не вспоминать в декабре эти красивейшие сказочные сцены – праздник в доме Штальбаумов, загадочный Дроссельмейер, встреча Мари и Щелкунчика, нападение мышей и битва, а потом путешествие героев по кукольному королевству: таинственный рождественский лес, леденцовый луг, лимонадная река и озеро миндального молока. А в балете Чайковского еще и танцы, которые исполняют куклы: испанская, индийская, китайская и русская, каждая кукла по-своему благодарит Мари за то, что она спасла им жизнь и победила страшного мышиного короля.

А столица царства – город Конфетенбург с Марципановым замком – это ли не чудо, о котором по-настоящему хочется читать еще и еще именно сейчас, в декабре, когда вечера такие длинные, за окном падает снег, в доме пахнет елкой, которая стоит уже наряженная к празднику и, как в детстве, на мгновение может показаться, что куклы оживут, и сказка окажется реальностью, потому что и Мари стала невестой Дроссельмейера: «Рассказывают, что через год он увез ее в золотой карете, запряженной серебряными лошадьми, что на свадьбе у них плясали двадцать две тысячи нарядных кукол, сверкающих бриллиантами и жемчугом, а Мари, как говорят, еще и поныне королева в стране, где, если только у тебя есть глаза, ты всюду увидишь сверкающие цукатные рощи, прозрачные марципановые замки, всякие чудеса и диковинки».

Теги: Самое читаемое Когда вся семья не ест глютен, а ребенок продолжает чесаться О любимом писателе и своем ответе Ивану Карамазову – протоиерей Вячеслав Перевезенцев В комнате, полной кроваток, было тихо – и женщина не смогла пройти мимо Темы дня Разве можно считать, что оно было придумано людьми? Его сестры говорили мне: «Не оставайся с ним из жалости» Центр нейрохирургии в Тюмени, первая в России внутриутробная операция и ученик из Саудовской Аравии © 2003-2019 АНО «Православие и Мир»
Лицензия Минпечати Эл № ФС77-44847
Мнение авторов статей портала
может не совпадать с позицией редакции. Републикация материалов сайта в печатных изданиях
(книгах, прессе) возможна только с письменного
разрешения Редакции.
Реклама

  • Записи
  • Архив
  • Френды
  • Обо мне
  • Мемориз

Систематическая рефлексивная деятельность

«Тринадцатая сказка» и «Сон Диккенса»

  • 5 мар, 2010 at 12:30 PM

Я читаю «Тринадцатая сказка» (Диана Сеттерфилд) на Bookmate
Но это не главное. В смысле, книжка отличная, хотя лично мне совсем она не напоминает английскую готику (говорят, что она является прославленным представителем такого жанра как неоготика), а скорее что-то похожее на Андахази и Маккормика. Ну, плюс английский колорит, конечно, это да, но всего лишь колорит. Дело не в этом.
А в том дело, что в этой книге натолкнулась я на упоминание об одной картине художника Роберта Уильяма Басса под названием «Сон Диккенса». И так понравилось мне ее описание, что я тут же полезла в гуголь (о, благословенный интернет) на нее посмотреть.
И картина оказалась блистательной. Сама задумка, и исполнение, и даже история у нее такая же загадочно мрачная, как и объект изображения.
Добравшись до мисс Винтер, я застала ее в глубокой задумчивости. Тогда я села на стул и принялась наблюдать за отражением звезд в зеркалах. Так прошло полчаса; мисс Винтер размышляла, а я молча ждала.

Наконец она заговорила:

– Вы когда-нибудь видели картину, на которой изображен Диккенс в его рабочем кабинете? Художника, кажется, зовут Басе*. У меня где-то должна быть репродукция, потом найду ее для вас. Диккенс дремлет в отодвинутом от стола кресле; глаза его закрыты, бородатая голова склонена на грудь. На ногах его домашние тапочки. А вокруг него витают, подобно сигарному дыму, персонажи его книг: иные кружат над страницами раскрытой на столе рукописи, иные парят за его спиной, а иные спускаются вниз, словно рассчитывают прогуляться по полу, подобно живым людям. А почему бы и нет? Они выписаны теми же четкими линиями, что и сам автор, так почему бы им не быть столь же реальными? Во всяком случае, они более реальны, чем книги на полках, которые художник обозначил лишь небрежными, призрачными штрихами.

Вот эта картина.
Я прочитала в интернете, что художник был большим поклонником творчества Диккенса и даже был как-то раз приглашен издательством проиллюстрировать одно из его произведений. Однако представленные иллюстрации издателям не приглянулись и они обратились к кому-то другому. Это неприятное событие тем не менее не повлияло на восторженное отношение Басса к книгам Диккенса.
Картину, которая меня так привлекла (и не только меня, в общем-то, хотя это, конечно, уже не столь важно;)), Басс начал писать уже после смерти Диккенса. Сам он тоже вскоре умер и, насколько я поняла, картина осталась не совсем законченной. Впрочем, я не очень внимательно читала пояснения к этой картине на одной из страниц в инете, посвященной Диккенсу, так что могла и что-то напутать. Меня больше привлекла сама картина — ее сюжет и детали. К сожалению, не нашла в более крупном масштабе, очень жаль, хотелось бы поподробнее детальки разглядеть.
Кстати, не знаю, может, что-то еще будет связано дальше с этой картиной в книге, которую я читаю. Пока прочитано где-то на четверть всего от общего объема:) Читается легко и увлекательно, сюжет закавырист и мистичен, но мне больше нравится даже не он, а такие маленькие детальки, как например, описание техники ведения записей, которой пользуется главная героиня-биограф (думаю даже взять на вооружение); размышления на тему уместности правды и вымысла в тех или иных ситуациях и вообще в принципе; представление о книгах и о рассказанных в них (или ими?) историях как о своего рода живых существах со своими характерами.

Некоторые ключи:

  • kartinki,
  • истории,
  • книги и фильмы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *