Русская церковь в 18 веке

Содержание

Taketop.ru
СТУДЕНТУ И ПРЕПОДАВАТЕЛЮ
лекции по дисциплинам
Гуманитарные науки :: Основы и ценности православия
Русская Православная Церковь в XVIII веке

16 октября 1700 году умер Патриарх Авндриан (1636-1700 гг.). Через девять дней после его кончины на имя царя Петра I (см. рис. 13.21) поступил донос известного «прибыльщика» Алексея Курбатова. В своем доносе он писал, что управление патриаршим имуществом и доходами «во всем видится неисправно», поэтому советовал царю поставить во главе Церкви временного управляющего Патриаршим престолом. 16 декабря 1700 г. таким местоблюстителем и администратором Патриаршего престола стал Рязанский митрополит Стефан Яворский, прибывший туда только несколько месяцев назад из Киева. Местоблюститель должен был заниматься духовными делами; отступлениями от веры, неисправностями в отправлении богослужений и назначением епископов и духовных властей. Всеми остальными делами ведал Монастырский приказ, который возглавил А. И. Мусин-Пушкин. В Монастырский приказ поступали также и все доходы от жителей монастырских земель и доходы по оброчным статьям, т. е. от торговли. По указу от 30 января 1701 года все монашествующие были переведены на определенное денежное содержание. Однако Монастырский приказ со своим ограниченным штатом не мог наладить эффективное управление всем рассредоточенным по областям страны монастырским хозяйствам. В связи с этим из приказного ведомства сначала изымаются небольшие («малодостаточные») монастыри, а потом и ряд крупных монастырей. В 1721 году царским указом был принят «Духовный регламент». По этому указу церковное управление преобразовывалось по образцу гражданских коллегий: упразднялось Патриаршество, и вводился коллегиальный орган — Духовная коллегия, вскоре названная Святейшим Правительствующим Синодом. С 1722 года непосредственное руководство Синодом осуществляет светский государственный чиновник — обер-прокурор. Учреждение Святейшего Правительствующего Синода открыло новый этап в развитии Русской Православной Церкви, который получил название Синоидального периода. К числу основных прав Синода относились наблюдение за церковным управлением в епархиях, строительство монастырей и храмов, надзор за соблюдением церковных законов и правил, избрание епископов и других церковных властей, разбор жалоб и бракоразводных дел, борьба с расколом и суевериями, вопросы канонизации святых и др. Члены Синода назначались государем. Первым и единственным президентом Синода стал Стефан Яворский, выполняющий до этого обязанности местоблюстителя и администратора Патриаршего престола. После смерти Стефана Яворского Синод возглавлял обер-прокурор. Впоследствии при Петре II, Анне Иоанновне и Екатерине II значение Синода все более снижалось. Деятельность Синода прекратилась в связи с решениями Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. о восстановлении Патриаршества в России. При Екатерине II продолжилась политика секуляризации, т. е. лишение духовенства права распоряжаться имуществом и доходами. Уже в 1764 году в пользу государства началось изъятие церковных земель, монастырские крестьяне получили наименование экономических крестьянка для церковных служителей были установлены штатные оклады. В результате многие монастыри пришли в упадок и их число сократилось с 1072 в 1762 году до 452 в 1764 году. Число монашествующих соответственно уменьшилось с 12 444 человек до 5105. Нужно отметить, что вопросы устройства Рис. 13.22. Екатерина II духовенства в имущественном и сословно-правовом отношении занимали большое место в правительственной деятельности всю вторую половину XVIII столетия. В 1762 году была создана специальная Духовная комиссия, которой Синодом было поручено подготовить указ о распределении доходов с церковных имений и о хозяйственных отношениях между монастырями и крестьянами, работающими на их землях. В ходе проводимых в этот период мероприятий в области губернского устройства правительство учитывало необходимость решения задачи сохранения тесного взаимодействия между светской и духовной властями на местах. Действительно, в деятельности наместника или губернатора, с одной стороны, и епископа — с другой, было много точек соприкосновения, поэтому правительство постепенно стремилось ввести все епархии в границы увеличивающегося количества губерний. В Сибири это было сделать трудно, поэтому, несмотря на огромные пространства, там так и остались две епархии: Иркутская и Тобольская. В 1796 году, для того чтобы поддержать миссионерскую деятельность Церкви на Алеутских островах и Камчатке, было создано по инициативе Г. И. Шелихова Кадьякское викариатство (викарий — это заместитель митрополита, в данном случае — Иркутского). На юге России после присоединения Украины для укрепления позиций Русской Православной Церкви в условиях вероисповедального противостояния с униатами и католиками в 1755 году создаются Славянская и Херсонская епархии, границы которых изменялись в зависимости от приобретения Россией новых земель. На территории Белоруссии были созданы Могилевская, Мстиславская и Оршанская епархии. Казалось, что проводимые в XVIII веке церковные реформы и деятельность Синода по «критическому» пересмотру и «переосвидетельствованию» всего Собора русских святых должны привести к замене Святой Руси на светскую Россию. Однако этого не произошло. Этому способствовало не только то, что еще Елизавета Петровна решительно пресекала многие намерения ретивых чиновников из Синода, но и, главным образом, сама деятельность авторитетных иерархов Церкви. К таким церковным деятелям относятся Воронежский владыка Митрофан (1623-1703), митрополит Ростовский Арсений Мацеевич (1697-1772). Епископ Воронежский и Азовский Митрофан хотя и поддерживал многие начинания Петра I, но наотрез отказался, например, войти в дом царя, пока тот не убрал все статуи античных богов, т. е. по мнению владыки, языческих богов. Ростовский епископ Арсений отказался выполнить указание Святейшего Синода по «переосвидетельствованию мощей ростовских святых». Именно трудам владыки Арсения мы обязаны тому, что в 1757 году, впервые в XVIII веке, произошла канонизация русского святого — был прославлен святитель Дмитрий Ростовский. Епископ Арсений становится в 50-60-е годы XVIII в. неформальным лидером той части духовенства, которая выступала против полного подчинения Церкви светской власти. В 1768 году, после того, как владыка Арсений резко выступил против проекта Екатерины II по секуляризации церковных владений, его лишили архиерейского сана, расстригли и отправили на вечное поселение в тюрьму города Ревеля, Большое значение в сохранении и развитии православного богословия в то время имела деятельность священно-архимандрита Троице-Сергиевой лавры Платона. За свои сорок лет служения в Лавре он основал вблизи нее Вифанский монастырь и Вифанскую семинарию, в которой создал когорту «ученого монашества» — всесторонне обученных богословов. Ученики Вифанской семинарии в дальнейшем внесли значительный вклад в развитие отечественной богословской мысли в XIX веке. Непререкаемым авторитетом в XVIII веке пользовались епископ Тихон Задонский и епископ Белгородский Иоасаф, канонизированные в последующем Церковью. В развитии и возрождении древней монастырской традиции старчества большую роль сыграла деятельность преподобного Паисия Величковского. Поселившись в 1779 году в Нямецком монастыре, главном православном центре Молдавии, он осуществил перевод более сорока святоотеческих книг на русский и молдавский языки. После смерти преподобного Паисия именно его ученики распространили старчество во многих русских обителях. К таким обителям принадлежит и Козельская Оптина пустынь, ставшая центром русского старчества в XIX и XX вв. Подробнее о старцах Оптиной пустыни рассказывается в материалах основной хрестоматии. Благодаря таким подвигам святости и той православной жизни, которая несмотря ни на что сохранилась в монастырях и в пределах митрополичьих кафедр, православие никогда не покидало души и сердца русских людей. Благодаря этому в духовной жизни русского общества сохранились и продолжились идеалы Святой Руси, которые, казалось бы, начинали утрачиваться в годы господства светской культуры. Вместе с тем проникшая с Запада в Россию в начале XVIII века теория естественного права внесла раскол в духовную жизнь русского общества, подвергая сомнению истинность православного учения. В этой теории сочеталось почитание Бога как Творца вселенной с представлением о том, что «неземная сила» не может вмешиваться в единожды созданный естественный порядок вещей. Тогдашним западноевропейским ученым мир представлялся машиной, которую в какие-то незапамятные времена Своей волей запустил к действию Господь, Но Бог, придав миру-машине импульс движения, затем «отошел» в сторону, и мир стал развиваться по своим естественным законам. Ученые того времени были уверены, что они способны создать полную научную картину мира, что, конечно же, являлось необходимой и грандиозной задачей, которую поставило перед собой человечество. Теория естественного права с философской точки зрения, основываясь на рационализме и индивидуализме, базировалась на понятии всесильности человеческого разума и науки. С конца XVII века объем научных знаний регулярно стал удваиваться каждые 10-15 лет. От применения на практике новых научных знаний люди и общество в целом начали получать ощутимые положительные результаты. В XVIII веке в сознании людей, в том числе и многих ученых, постепенно формируются представления, как о непогрешимости науки, так и о том, что научные исследования никогда не смогут обернуться для человечества злом. Теперь в эпоху атомного, химического и бактериологического оружия мы понимаем, как они глубоко ошибались. Наука и применяемые на практике результаты ее исследований стали основой сначала технического, а затем научно-технического прогресса, который с каждым столетием все больше охватывает сферы человеческой деятельности. Наука на каждом новом этапе расширяет теоретический и эмпирический базис для мировоззренческих построений новых, так называемых современных философских и социальных теорий. В них нет места христианству, т.к. наука как метод познания мироздания поставила перед собой цель объяснить естественные, «земные», причины изменений в материальном вещественном мире. Отношения Бога и человека на пути истинного спасения самого человека остались за пределами познавательных задач. Западная философия, опираясь на науку и выполняя вначале просветительскую функцию, на определенном этапе приобрела односторонний характер, став под знамена материализма и атеизма. Россия в XVIII веке также встала перед необходимостью создания и развития отечественной науки, а значит, неизбежным было привнесение светской культуры в русскую жизнь. С этой «враждой между верой и наукой» с самого начала своей научной деятельности боролся великий русский ученый М. В. Ломоносов. Сегодня Ломоносовское научное наследие является особенно актуальным. Предвосхищая времена, когда воззрения на то, что наука и христианство постоянно пересекаются и взаимодействуют в жизни людей и общества, станут доминирующими, М. В. Ломоносов писал: «Природа и вера суть сестры родные, и никогда не могут прийти в распрю между собою». Этими словами великий русский ученый пояснял, что Бог дал человечеству «две книги»: видимый материальный мир, созданием которого Господь показал Свое величие, и Священное Писание, в котором Он показал нам Свою волю. Тем самым Ломоносов выразил также свою убежденность в том, что чем далее наука продвигается вперед, используя свои методы и решая практические задачи, тем она все больше будет убеждаться в реальности творения Божиего мира. К сожалению, светское мировоззрение, бытующее в просвещенном обществе России того времени, постепенно вытесняет традиционную русскую религиозность из образования и науки. Насколько влияние светского миропонимания было в России велико, мы видим на примере состава факультетов открывшегося в 1755 году Московского университета. Этот университет единственный в мире в то время не имел богословского факультета. Высшее профессиональное образование, таким образом, приобретает исключительно светский характер. Впоследствии ни в одном из открывшихся позднее российских университетов богословских факультетов также не было. Екатерина II, выступая в Синоде по случаю секуляризации церковных имений, так определила точку зрения правительства на место и роль духовенства в государственной системе: «Если бы я спросила вас, господа, кто вы и какое занимаете положение, вы, без сомнения, ответили бы, что вы общественные деятели под властью государя и закона евангельского, чтобы научить законам, служащим правилом для наших нравов». Таким образом, в условиях довольно широкого распространения светского образования и просветительских идей перед Русской Православной Церковью встала задача воспитания нового поколения священнослужителей, которые бы имели достаточную подготовку для поднятия ее авторитета. Во времена правления Павла I (см. рис. 13.25) все больше начинает крепнуть понимание важной роли Русской Православной Церкви в жизни общества. На будущего императора Павла I большое влияние оказал его наставник, Московский митрополит Платон (Левшин), который в своих многочисленных сочинениях, инструкциях и проповедях проводил мысль о необходимости повышения роли Церкви и священнослужителей в государственной и общественной жизни России. В одном из своих сочинений митрополит Платон говорит: «Чем же верховный начальник утвердит законы свои? Поистине напоминанием Божия правосудия». Оп считал недопустимым, чтобы священники, особенно сельские, испытывали материальную нужду, ибо в противном случае они не будут вызывать уважения своих прихожан. Богатых людей митрополит Платон убеждал щедро жертвовать средства на украшение храмов и монастырей. Видя ту опасность, которую несут «вновь проникшие философские правила, угрожающие не только религии, но и политической основательной связи», он много внимания уделял борьбе с проникновением материалистических воззрений в среду дворянской интеллигенции. Митрополит Платон старался с возможной убедительностью показать, к каким губительным последствиям ведут эти новые учения. Сейчас, по прошествии времени, мы видим, как был он прав, как бы предвидя страдания нашего народа в XX столетии. Своему воспитаннику — будущему императору Павлу I — митрополит Платон говорил о необходимости «прилагать всевозможное старание, чтобы подданные его обучаемы были закону Божьему, вдыхать им любовъ к благочестию, обуздывать их стремления Божьим Страхом». В последние десятилетия XVIII века духовенство получило ряд правовых и имущественных привилегий, увеличилось финансирование духовных учебных заведений. Указами правительства священники были освобождены от унизительных для их сана телесных наказаний. Во время правления Павла I высшее духовенство стали награждать государственными наградами. Для белого, т. е. немонашествующего, духовенства были введены специальные знаки отличия: крест на цепи, фиолетовые бархатные камилавки (особые головные уборы вроде расширяющегося кверху цилиндра) и митры, которые носили раньше только архимандриты. Чтобы в селах священнику не приходилось заниматься, подобно крестьянам, земледелием, было установлено землю приходов, названную церковным уделом, присоединить к общей крестьянской земле и выдавать церковнослужителям от общины готовый хлеб по размеру среднего урожая. В умеренных кругах старообрядцев в последней четверти XVIII столетия начался процесс выработки соглашений с Русской Православной Церковью о единоверии. Этому процессу противодействовали радикально настроенные старообрядческие круги, которые при выработке этих соглашений хотели получить как можно больше гарантий своей независимости от официальной Церкви. В октябре 1800 года митрополит Платон на основании проекта московских старообрядцев составил правила единоверия. Согласно этим правилам священники единоверческих церквей ставились епархиальным архиереем и подчинялись ему по духовным делам и по суду. Кандидатов же в священники, как и прежде, могли выбирать сами прихожане. Службы разрешалось проводить по старообрядческим правилам и книгам, но чтобы при этом не было «хулы ни с единых стороны». Укрепить авторитет Русской Православной Церкви, по мнению Павла I, который видел падение престижа католической религии под ударами Французской революции, должен был изданный им 5 апреля 1797 года закон о престолонаследии. Этим законом император объявлялся главой Православной Церкви, а сама Церковь признавалась «господствующей и первенствуют/ей». Этим указом в специальном манифесте был зафиксирован порядок соблюдения воскресного дня: «Закон Божий, в десятисловии (в десяти заповедях. — Ред.) нам преподанный, научает нас седьмой день посвящать Ему». Такое строгое соблюдение воскресного дня воспитывало у людей необходимость по воскресным дням посещать церковь, совершать ежегодную исповедь и принимать святое причастие. Павел I при полной поддержке Русской Православной Церкви стремился установить в стране веротерпимость. Киевскому, Минскому, Белорусскому, Житомирскому епархиальным управлениям было предписано не принуждать униатов принимать православную веру, а «возбуждать добровольное желание». Например, Калмыцкому ламе была вручена «жалованная грамота, о свободном отправлении всех духовных обрядов калмыков». Таким был в истории Русской Православной Церкви XVIII век. В эти годы происходит усиление вмешательства светской власти в дела Церкви. Век был также и веком духовного раскола, причиной которого явилось противостояние традиционной православной веры и светского миропонимания. Края этого тяжелейшего духовного надрыва, несмотря на осуждение, а иногда и полное неприятие решений и действий правительства со стороны Церкви, все больше и больше будут расходиться в XIX веке, уродуя религиозное сознание нашего народа. Россия неудержимо, на нашу общую беду, шла к восстанию декабристов в 1825 году, революциям начала XX века, а затем и к роковым событиям 1917 года.

Последние статьи • Древесный уголь
• Кокс
• Топливо
• Флюсы
• Марганцевые руды
• Бурый железняк

Работы, представленные на сайте http://taketop.ru, предназначено исключительно для ознакомления. Все права в отношении работ и/или содержимого работ, представленных на сайте http://taketop.ru, принадлежат их законным правообладателям. Администрация сайта не несет ответственности за возможный вред и/или убытки, возникшие или полученные в связи с использованием работ и/или содержимого работ, представленных на сайте http://taketop.ru

СВЯТЕЙШИЙ СИНОД

  • Статья
  • Новости
  • Обсуждение
  • Предложения
  • Версии

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Историческое здание Святейшего Правительствующего Синода в Санкт-Петербурге

Святейший Правительствующий Синод (греч. synodos — «сходка», «собрание», «собор») — высший орган церковно-административной власти Русской Православной Церкви, заменявший собой патриарха. Не путать со Священным Синодом — совещательным органом при патриархе

Учреждён 14 февраля 1721 года. Упразднён в 1917 году в связи с началом работы всероссийского поместного собора. Состоял из 79 архиереев. Члены Святейшего Синода назначались императором, управляли Синодом государственные чиновники — обер-прокуроры.

История

В 1718 году, царь Пётр I впервые высказался о необходимости изменения структуры церковного управления и создания Духовной коллегии. Писать проект учреждения Духовной коллегии царь поручил епископу Псковскому Феофану (Прокоповичу) (1681–1736), вызванному в Санкт-Петербург ещё в 1716 году. Именно Феофан с той поры и стал главным помощником Петра в деле проведения церковной реформы. Плодом его труда явился Духовный регламент, составленный к 1720 году, а затем прочитанный и исправленный самим монархом. Главной причиной, по которой была необходима отмена Патриаршества, Феофан считал опасность совместного существования двух властей – духовной и светской. «Простой народ, – говорилось в Духовном регламенте, – не знает, как различается власть духовная от самодержавной, и удивленный славой и честью верховного пастыря церкви, помышляет, что этот правитель есть второй государь, самодержцу равносильный, или ещё и больше его, и что духовный чин есть другое лучшее государство».

Другими причинами, по которым церковная реформа была необходима её устроителям, считались: во-первых то, что дела церковного управления при «соборной форме» правления могут идти непрерывно, не задерживаясь за болезнью или кончиной Патриарха, и, во-вторых: правда быстрее достижима при участии в управлении нескольких лиц, а решения «собора», то есть Духовной коллегии, в глазах народа будут авторитетнее и менее зависимы от влияния разных сильных людей.

25 января 1721 года царь издал манифест об открытии Духовной коллегии, а 14 февраля того года в Санкт-Петербурге состоялось ее торжественное открытие. Впрочем, вместо Духовной коллегии новую церковную власть тогда же стали именовать Святейшим Синодом.

Для членов Святейшего Синода Петр I установил специальную присягу, в которую была включена клятва в «верной службе» представителям царствовавшей династии, обязанность «благовременно объявлять… о ущербе Его Величества интереса, вреде и убытке» и хранить служебные тайны. Иерархи клялись в верности антиканоническому возглавлению церковной власти светским монархом («крайнему судии» Духовной коллегии). Присяга в неизменном виде существовала вплоть до начала XX века.

Для осуществления контроля над Святейшим Синодом Пётр, которого опыт научил не доверять своим чиновникам, 11 мая 1722 года создал должность обер-прокурора, указав выбрать на неё «из офицеров доброго человека». Обер-­прокурор был назван «оком государевым» и «стряпчим по делам государственным». Он имел в своём распоряжении синодальную канцелярию и был обязан (по инструкции) находиться «в заседаниях присутствия» Святейшего Синода. В течение Синодального периода церковной истории должность обер-прокурора Святейшего Синода занимали тридцать четыре человека.

Начиная с 1740-х годов значение обер-прокурорской власти постепенно усиливалось, хотя обер-прокуроры в XVIII веке были фигурами с ограниченным влиянием, которое зависело от характера носителей этой должности и степени близости правивших иерархов ко Двору. При императоре Павле I произошёл даже уникальный случай, когда император через архиепископа Санкт-Петербургского Амвросия (Подобедова), уполномочил Синод самостоятельно избрать кандидата на должность обер-прокурора.

В XIX веке ситуация кардинально изменилась. Обер­-прокуроры стали лично монополизировать всю информацию, поступавшую из епархиальных консисторий, и фактически навязывали свои решения Святейшиму Синоду. Начиная с царствования императора Александра I отчёты царю представлял непосредственно обер-прокурор – личные доклады монарху членов Святейшего Синода прекратились. Связь между Синодом и верховной властью стала проходить через обер-прокурора.

Особенно укрепились власть и влияние обер-прокуроров в эпоху императора Николая I при графе Н. А. Протасове. Он был единоличным руководителем церковного управления. При Протасове 1 августа 1836 года появилась особая канцелярия обер-прокурора, которой предоставлялось право решать все дела, касавшиеся церковного управления.

При императоре Николае II произошло окончательное юридическое оформление обер-прокурорской должности: 6 января 1901 года государь утвердил мнение Государственного Совета, согласно которому обер-прокурор Святейшего Синода получил право присутствовать «в Государственном Совете, Совете министров и Комитете министров на равных с министрами основаниях». Тем самым права обер-прокурора были приравнены к правам министров.

При этом юридической власти в Святейшем Синоде обер-прокурор никогда не имел, будучи, по мнению современников, «образом и видом власти без самой власти», ее призраком. Но располагая огромными полномочиями, обер-прокурор, так же как и Святейший Синод, не мог быть полным хозяином в Церкви: «на хозяйничанье его никто не уполномочивал, – писал последний протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский, – и хозяином его никто не мог признать. Он мог всё разрушить, что бы ни создавал Синод, но не мог ничего создать без Синода. Так и жила Церковь без ответственного хозяина, без единой направляющей воли». Это было тем более оскорбительно для Синода, что еще в XVIII веке по просьбе Петра I восточные Константинопольский и Антиохийский Патриархи в особой грамоте от 23 сентября 1723 года признали каноническое достоинство Синода.

Святейший Синод имел административную и законодательную власть в Церкви, располагая правом издавать определения и узаконения по делам веры, предоставляя их на утверждение самодержавной власти. Святейший Синод входил в обсуждение вопросов об открытии новых епархий и викариатств, учреждении новых должностей и духовно­учебных заведений. Им же определялся порядок церковной жизни, избирание кандидатов на епископские кафедры, утверждение и увольнение настоятелей и настоятельниц монастырей, разрешение вопросов о снятии священного сана и монашеского чина, о награждении клириков, открытии новых храмов и обителей, осуществление цензурирования догматических и некоторых других сочинений, свидетельствование мощей святых, установление новых праздников, крестных ходов.

Святейший Синод заведовал делами «Санкт-Петербургской епархии Святейшего Синода» (или Санкт-Петербургской Синодальной области) до появления в ней самостоятельных епархиальных архиереев (см. Синодальная область).

Первоначально, по «Духовному регламенту», Синод должен был состоять из двенадцати человек. 25 января 1721 года в состав Святейшего Синода были назначены: президент – митрополит Стефан (Яворский), два вице-президента – архиепископы Феодосий (Янковский) и Феофан (Прокопович), четыре советника из архимандритов и четыре асессора из протопопов. В последующие годы состав Синода неоднократно подвергался изменениям: в 1722 году к его членам прибавили по одному советнику и асессору; в 1724 году, по смерти митрополита Стефана, звание президента упразднили, оставив двух вице¬президентов с шестью советниками и тремя асессорами, в 1726 году было уже восемь советников, два асессора и вызванные «на чреду служения» архимандриты.

С 1727 года прежние наименования (вице-президент, советник, асессор) уже не встречаются, их заменило общее выражение «член Синода». Архиереи занимали места в Святейшем Синоде в соответствии со старшинством своих епархий. В 1730 году, при императрице Анне Иоанновне, в Святейший Синод снова были назначены архимандриты и протопопы (четыре архиерея, три архимандрита и два протопопа), но так как в течение ряда лет состав его членов не пополнялся, то к 1738 году там заседал только один епископ. Зачастую решения принимались только двумя синодальными архимандритами и одним протопопом. К началу 1741 года в составе Святейшего Синода было три архиерея и три архимандрита. При императрице Екатерине II, в 1763 году, Святейший Синод был ограничен шестью членами (тремя епископами, двумя архимандритами и одним протопопом).

Отношение верховной власти к Святейшему Синоду и специфическое понимание императрицей его функций характеризуется имеющимися сведениями о том, будто Екатерина II вскоре после вступления на престол намеревалась назначить членом Святейшего Синода своего будущего фаворита Г. А. Потёмкина. Потемкин получил задание «место свое иметь за обер-прокурорским столом» и был предназначен в будущем «к действительному по сему месту упражнению». Это место за обер-прокурорским столом он имел в течение шести лет (с 19 августа 1763 года по 25 сентября 1769 года). Из этого начинания ничего, впрочем, не вышло – светские лица в Святейший Синод не попали.

С начала XIX века в Святейший Синод перестали назначать архимандритов. Тогда же по именному указу от 12 июня 1805 года к заседаниям Святейшего Синода стали привлекать епархиальных архиереев – по очереди и на срок от одного года до трех лет. По штату, составленному на 9 июля 1819 года, в Святейшем Синоде было положено иметь семь человек. Столичный архиерей назывался первенствующим членом Святейшего Синода. Звание члена считалось пожизненным. После 1819 года постоянными членами Святейшего Синода в силу занимаемой кафедры стали митрополиты Московский и Киевский. Остальные иерархи и иереи, принимавшие участие в работе Святейшего Синода, именовались присутствующими. В 1835 году император Николай I назначил к присутствию в Святейшем Синоде своего сына – наследника престола великого князя Александра Николаевича. Назначение мирянина вызвало негативную реакцию со стороны русского епископата и прежде всего митрополита Московского Филарета (Дроздова). Это заставило великого князя воздержаться от участия в заседаниях Святейшего Синода, но сам факт подобного назначения – показателен.

В целом, со времени императора Николая I светские власти внимательно следили, чтобы состав Святейшего Синода менялся чаще, а со второй половины XIX столетия стало традицией назначать к участию в заседаниях на два, редко на три года. После 1885 года и вплоть до правления императора Николая II в состав присутствующих в Святейшем Синоде перестали назначать и представителей белого духовенства (протопопов и протоиереев). При Николае II представители белого духовенства допускались в Святейший Синод в качестве исключения. В нем в разное время присутствовали протопресвитеры военного и морского духовенства, протопресвитеры придворного духовенства, а в 1908 году к присутствию был назначен имевший всероссийскую известность протоиерей Иоанн Кронштадтский.

Сессия Святейшего Синода под председательством сщмч. Владимира (Богоявленского), митр. Киевского (в центре), слева от него — архиеп. Финляндский Сергий (Страгородский). 1914-15 гг. Фото из Православной Энциклопедии

К началу XX века стало нормой номинальное руководство Святейшего Синода столичным митрополитом – первоприсутствующим членом. За всю Синодальную историю было только два исключения из этого правила – с конца 1898 года по 1900 год первоприсутствующим являлся Киевский митрополит Иоанникий (Руднев), а с конца 1915 года по март 1917 года – Киевский митрополит Владимир (Богоявленский). Санкт-Петербургский митрополит, как и любой епископ Православной Российской Церкви, назначался «по указу Его Императорского Величества». Первенствующий член Святейшего Синода председательствовал на заседаниях, руководил прениями, мог в некоторых случаях влиять на их исход, мог возбуждать новые вопросы (последнего права не были лишены и остальные члены Святейшего Синода). Но в течение XIX века влияние столичных митрополитов на ход церковных дел все же было стеснено политическими рамками: регулярно сноситься с носителем верховной власти на очерченных законом основаниях он не мог. Только в феврале 1916 года император Николай II издал повеление, предоставившее первенствующему члену Святейшего Синода права лично делать царю доклады по важнейшим делам. Но в силу инерции этим правом митрополит Владимир (Богоявленский), в то время являвшийся первенствующим членом Святейшего Синода, так и не воспользовался.

С 1721 года и вплоть до революции 1917 года заседания Святейшего Синода проводились три раза в неделю: в понедельник, среду и пятницу. На время заседаний в Синоде архиереи не освобождались от управления своими епархиями, а в эпоху обер-прокурорства К. П. Победоносцева (в 1880–1905 годы) стало практиковаться и назначение в Святейший Синод заштатных архиереев. Для заседаний синодальные члены собирались на летнюю (с 1 июня) и зимнюю (с 1 ноября) сессии. Обычно принципиальные проблемы решались зимой, второстепенные – летом. Из постоянных членов Святейшего Синода бессменно заседал митрополит Санкт-Петербургский. Митрополиты Московский и Киевский обычно вызывались на зимние сессии. Часто от голосов именно этих трёх митрополитов зависело направление того или иного синодального дела, ибо они, в отличие от остальных, участвовали в работе Святейшего Синода бессменно.

Изменения в личный состав Святейшего Синода и обер-прокуратуры внесла революция 1917 года. Временное правительство, как некогда император, ввело в состав министров и нового обер-прокурора, который 14 апреля 1917 года добился указа новой власти об освобождении всех членов Святейшего Синода и о назначении новых. Первый послереволюционный состав Святейшего Синода 29 апреля 1917 года заявил, что главная его задача – содействие созыву Всероссийского Поместного Собора. В конце июля 1917 года Святейший Синод постановил своим определением, что ввиду предстоявшего в Москве 15 августа открытия Поместного Собора он переносит свою работу в Первопрестольную. Работа Святейшего Синода в Петрограде была завершена, и его члены выехали из здания Сената и Синода, в котором синодальные заседания проводились с первой половины 1830-х годов. До того Святейший Синод заседал в здании Двенадцати коллегий на Васильевском острове столицы. Тогда же, 5 августа 1917 года, постановлением Временного правительства было учреждено Министерство исповеданий, в ведение которого перешли дела обер-прокуратуры и департамента духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел. До преобразования высшего церковного управления Поместным Собором министр исповеданий, которым стал последний в русской церковной истории обер-прокурор Святейшего Синода А. В. Карташёв, получал права и обязанности обер-прокурора и даже министра внутренних дел (по принадлежности).

В ноябре 1917 года на Поместном Соборе впервые за 217 лет был избран патриарх. 17 ноября 1917 года Поместный Собор постановил, среди прочего, со дня возведения на патриаршую кафедру во всех храмах Православной Российской Церкви совершать поминовение Его Святейшества вместо Святейшего Синода, что и последовало с патриаршего настолования 21 ноября того года. А 20 января 1918 года Синод был упразднен и декретом советской власти, очевидно, как старое «политическое» ведомство. 31 января того года Поместный Собор постановил, что вновь учреждённые Священный Синод и Высший Церковный Совет принимают дела церковного управления у Святейшего Синода с 1 февраля. В тот же день Святейший Синод, соответственно, принял своё последнее Определение — за № 273 — «О передаче дел Святейшего Синода Святейшему Патриарху, Священному Синоду и Высшему Церковному Совету». Таким образом 1/14 февраля 1918 года стало днём упразднения Святейшего Синода. В то время патриарх Московский и всея России, святитель Тихон, отмечал символичность этой даты: «14 февраля 1721 года открыт был Святейший Правительствующий Синод и 14-го же февраля (по новому стилю) 1918 года прекратил свои действия» .

Первенствующие члены

  • Феофан (Прокопович) (15 июля 1726 — 8 сентября 1736)
  • Амвросий (Юшкевич) (29 мая 1740 — 17 мая 1745)
  • Стефан (Калиновский) (18 августа 1745 — 16 сентября 1753)
  • Платон (Малиновский) (1753 — 14 июня 1754)
  • Сильвестр (Кулябка) (1754 — 1757)
  • Димитрий (Сеченов) (22 октября 1757 — 14 декабря 1767)
  • Гавриил (Петров) (22 сентября 1770 — 16 октября 1799)
  • Амвросий (Подобедов) (16 октября 1799 — 26 марта 1818)
  • Михаил (Десницкий) (1818 — 24 марта 1821)
  • Серафим (Глаголевский) (26 марта 1821 — 17 января 1843)
  • Антоний (Рафальский) (17 января 1843 — 4 ноября 1848)
  • Никанор (Клементьевский) (20 ноября 1848 — 17 сентября 1856)
  • Григорий (Постников) (1 октября 1856 — 17 июня 1860)
  • Исидор (Никольский) (1 июля 1860 — 7 сентября 1892)
  • Палладий (Раев-Писарев) (18 октября 1892 — 5 декабря 1898)
  • Иоанникий (Руднев) (25 декабря 1898 — 7 июня 1900)
  • Антоний (Вадковский) (9 июня 1900 — 2 ноября 1912)
  • Владимир (Богоявленский) (23 ноября 1912 — 6 марта 1917)

Обер-прокуроры

Список обер-прокуроров Синода см. в статье обер-прокурор.

Использованные материалы

  • Фирсов С. Л. История Санкт-Петербургской епархии:
  • Синод Святейший Правительствующий // портал Русское Православие:
  • Упразднение Петром I патриаршества и учреждение Святейшего Правительствующего Синода// Русская Православная Церковь, 988-1988. Очерки истории I-XIX вв. М.: Изд. Московской Патриархии, 1988, вып. 1
  • Смолич И. История Русской Церкви, гл. II: «Церковь и Государство»:
  • Тарасов К. К. К 80-летию восстановления Патриаршества// Богословские труды, 1998, вып. № 34, сс. 186-192:

Прибавления к Церковным ведомостям, 1918, № 7/8, с. 323, цит. по Тарасов К. К. К 80-летию восстановления Патриаршества// Богословские труды, 1998, вып. № 34, сс. 186-192:

Взаимоотношения государства и церкви в России в XVIII веке

Главная Коллекция «Revolution» История и исторические личности Взаимоотношения государства и церкви в России в XVIII веке

Царствование Петра I как переломный момент во взаимоотношениях церкви и государства стало в России в XVIII веке. Содержание уложений, артикулов и указов Петра I, коснувшихся взаимодействия государства и духовенства. Синодальное управление церковью.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 03.06.2014
Размер файла 26,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

1. Государство и церковь XVIII века

государство церковь петр реформа

После смерти Петра I контроль над Синодом стал осуществлять Верховный тайный совет. В 1726 г. этот совет своим манифестом разделил Синод на два департамента. Первый, состоявший из архиереев, управлял духовными делами, второй, состоявший из светских чиновников, — судом, хозяйством и администрацией патриарших вотчин, отчитываясь не перед Синодом, а перед Сенатом. Тогда же из названия Синода было изъято слово «правительствующий», а вместо обер-прокурора надзор за Синодом стал осуществлять просто прокурор.

В царствование Анны Ивановны (1730—1740) Синод подчинили Кабинету министров, заменившему Тайный совет. В 1738 г. Второй департамент Синода преобразовали в Коллегию экономии, сугубо бюрократическую структуру. В это время идеолог петровской реформы Ф. Прокопович инициировал целый ряд судебных процессов против православных священников. Правительство находившееся под сильным влиянием немецкой лютеранской партии во главе с Остерманом, отбирало в казну монастырские имущества, сами монастыри закрывались, множество церковных людей отдавались в рекруты и крепостные. Ситуация изменилась при Елизавете Петровне (1741—1760). Была объявлена амнистия духовным лицам, Синоду возвращаются права управления церковными имуществами и суда, в его составе создается Канцелярия синодального экономического правления. Восстанавливается должность обер-прокурора и возрастает его роль. В епархиях создается система консисторий, в которых решающую роль стали играть секретари, назначаемые обер-прокурором, власть последнего весьма усиливается. Вместе с тем в 1765 г. при дворе императрицы создается специальная Конференция, начавшая подготовку секуляризации церковных земель. Предполагалось эти имущества передать в управление чиновникам, церковные деревни передать в помещичьи оклады, изъять с монастырей средства на содержание отставных военных, инвалидных домов и т.п. Проект не был реализован, секуляризация не состоялась, но церковные крестьянские дворы были обложены постоянной податью. За монастырями сохранились некоторые прежние права и льготы (освобождение от постоев и полицейских повинностей, восстановление права постригаться в монашество разным категориям лиц и пр.).

В царствование Петра III (1761—1762) проводится окончательная секуляризация церковных земель, издаются указы о государственном контроле за церковными вотчинами, об ограничении вотчинных прав духовенства. В марте 1762 г. император подписал указ о полной скуля- иризации церковных недвижимостей.

Екатерина II (1762—1796) сразу же после восшествия на престол создала комиссию по учету доходов церковных вотчин. По материалам комиссии в феврале 1764 г. был издан манифест об упразднении поместного землевладения церковных учреждений, церковные земли передавались в ведение сенатской Коллегии экономии. Архиерейские дома (епископские кафедры) передавались на государственное жалование. Резко сокращалось число монастырей, сократилась юрисдикция церковного суда (у него были изъяты дела о богохульстве, нарушение литургии, колдовстве и суеверии). Екатерина II отвергла концепцию «симфонии властей» (духовной и светской) и довела скуляиризационную политику Петра I до ее завершения. Многие этические, нравственные принципы, содержавшиеся в церковной практике и законодательстве, были переложены в рамки полицейского управления и полицейское законодательство (Наказ управе благочиния 1782 г.), которым и поручалось воспитание народа.

При Павле I (1796—1801) положение Церкви было облегчено: Указами 1797 и 1799 гг. увеличиваются оклады приходскому священству, оно было освобождено от телесных наказаний, прекратился набор духовных лиц в армию, были увеличены размеры выделяемых архиерейским домам земель и угодий, в особое ведомство было выделено военное духовенство. Во время правления Александра I (1801—1825) государственная регламентация церковной жизни усилилась. Только теперь она переместилась в сферу идеологии: много внимания уделялось профессиональной подготовке священнослужителей, была сделана попытка слияния государственной политики и религиозно-мистических ценностей (Александр I был инициатором создания Священного союза совместно с австрийским императором и прусским королем, Союза, целью которого было осуществление христианской политики в Европе), проведения теократических государственных идей в жизнь. Мистическая, прокатали- ческая ориентация императора затрудняла существование православной Церкви.

2. Церковь отдельно от государства

Современная Россия — это светское государство, государство в котором, церковь не просто отделена от власти, когда церковь не входит в систему государственных органов. В настоящее время стал неуместен и постулат «божественного происхождения власти», т.к. «власть избирается» народом. Однако так было не всегда. Не более чем век назад церковные органы и божественное происхождение власти — были одной из основ государственного устройства России, а если смотреть еще глубже — в 18 век, тогда церковь фактически обладала не меньшими полномочиями и финансовыми механизмами, чем государственные органы.

Так, в начале 18 века, по своей социально-классовой характеристике духовенство, точнее церковь, относилось к классу феодалов, так как патриаршему двору, архиерейским домам и монастырям принадлежали на вотчинном праве огромные земли и всего крестьянства в стране. Экономическое могущество церкви обеспечивало ей определенную независимость от власти, что являлось основой для притязаний на вмешательство в государственные дела и оппозиционности петровским реформам.

Церковные органы обладали и судебными привилегиями: судебная компетенция церковной власти, простиралась прежде на всех церковных людей и крестьян, живших на патриарших, архиерейских и монастырских землях.

К слову сказать, и в Соборном уложении 1649 г. преступления против церкви занимали первое место и стояли даже перед государственными преступлениями.

Государи Великой Руси на протяжении долгих веков пытались ограничить власть церкви, как экономическую, так и политическую. Самыми успешными были попытки Алексея Михайловича издавшего ряд указов, в частности запрещавшие церкви приобретать земли каким бы то ни было способом.

Однако не всем правителям Руси удавалось противопоставить церкви ни законодательные не политические действия. Сильная зависимость исполнительной власти от духовенства не позволяла серьезно поменять положение вещей, в итоге долгое время сохранялось двувластие, когда духовный «чин» является каким-то государством в государстве.

Переломным моментом во взаимоотношениях церкви и государства стало царствование Петра I, законотворчеством и властью которого была проведена государственная реформа в корне изменившая взаимодействия государства и церкви.

Актуальность данного исследования наряду с вышеназванными аспектами обуславливается следующими обстоятельствами:

Во-первых, потому что время царствование Петра I — это период бурного реформирование государства и права России, в том числе и реформирования взаимоотношения церкви и государства. Современная Россия также находится на стадии реформирования. И не смотря на то, что церковь уже давно не является второй властью, в нашей стране, по-прежнему, актуальна тема взаимодействия властных органов все различных уровней.

Во-вторых, безусловный интерес представляет анализ государственно-правовых актов принятых Петром I и устанавливающих основы устройства государственных органов и органов духовенства. Каждый из них серьезно повлиял на историю государства и права нашей страны.

В-третьих, интересно выявление проблематики взаимодействия государства и церкви, а также способов решения обозначенной проблематики, как этапа истории государства и права России.

Изучение взаимодействия государства и церкви в 18 в. позволит нам по-новому взглянуть на разделение властей в современной России.

Необходимо констатировать недостаточную разработку в юридической литературе исследуемой темы. Более того, подавляющая часть исследований носит исторический, а не юридически- правовой характер. Большинство экспертов анализируют государственные реформы Петра I, в целом, и даже через призму «военной реформы» мы же видим основу последующего государственного устройства именно в реформировании взаимодействия института церкви и государственных органов.

Итак, цель данной дипломной работы — рассмотреть юридически-правовые аспекты взаимодействия государства и церкви 18 века, на основе уложений, артикулов и указов Петра I.

Исходя из поставленной цели мы ставим перед собой следующие задачи:

— рассмотреть полномочия государственных и церковных органов к началу 18 века;

— проанализировать этапы и юридически-правовое содержание реформы государственных и церковных органов;

— подвергнуть разбору содержание уложений, артикулов и указов Петра I, коснувшихся взаимодействию государства и церкви;

— выявить значение проведенного реформирования взаимодействия государства и духовенства;

— рассмотреть полномочия государственных и церковных органов к концу царствования Петра I;

— в заключение работы подвести итоги по проделанному исследованию.

В настоящее время есть несколько противоположных точек зрения на государственные реформы Петра I: от полностью идеализированных до крайне унизительных, наше же исследование будет проведено в духе юридически-правовой «призмы», в связи с этим в работе будут проанализированы тексты уложений, артикулов и указов времен царствования Петра I, работы ученых-правоведов дореволюционного периода, а также исследования по истории государства и права современного периода.

XVII столетие—начало синодального периода в истории русской православной церкви. Ее поставили под жесткий контроль светской, гражданской власти, и она превратилась, по существу, в часть бюрократического аппарата государства. Это — с одной стороны.. С другой — церкви пришлось выдержать напор сектантских вероучений, староверия, вольнодумных идей и течений, вплоть до атеистических.

3. Управляющий патриаршим престолом

В соответствии с политическим и экономическим курсом Петра I после кончины патриарха Андриана во главе церкви оказался не новый владыка, а управляющий Стефан Яворский, митрополит рязанский. Называли его официально “местоблюстителем и администратором патриаршего престола”. В среде русского духовенства человек новый, за несколько месяцев до своего назначения его перевели из Киева, он, не будучи сторонником полного подчинения церкви светской власти, вынужден был, скрепя сердце, делать все, что приказывал царь. Его функции ограничивались делами духовными. Да и те контролировал Монастырский приказ во главе с И. А. Мусиным-Пушкиным. Учреждение это воссоздали в 1701 г., и главная его забота— сбор в казну доходов с церковных земель, регламентация расходов на духовенство. Петровский указ, один из многих, не жалел красок, рисуя жизнь и быт монашествующей братии: “Нынешние монахи не только не питают нищих от трудов своих, но сами чужие труды поедают. Начальники впали в роскошь, а подначальных держат в нужде; из-за вотчины происходят ссоры, убийства и обиды многие”. В монастырях власти устанавливали штаты, монахов посылали на государственные работы. Из обителей изымали ценности на нужды войны. Деятельность служителей церкви рассматривали как часть государственной службы, весьма к тому же ответственной.

Среди духовных лиц немалое число перешло в оппозицию к нововведениям Петра. Они, например, приняли участие в заговоре царевича Алексея. “За старое” в церковной и гражданской жизни выступали консерваторы из церковников и дворян, им сочувствовал тот же Яворский. Другие, их было немало, наоборот, поддерживали петровские реформы. Среди них — Афанасий, архиепископ холмогорский и важский, митрополиты Тихон казанский, Иов новгородский, епископ нижегородский Питирим. Феодосии Яновский, ставший по воле царя архимандритом нового Александре-Невского монастыря в Петербурге (1712 г.), проводил пышные и торжественные богослужения, склонен был к роскоши. Жестоко преследовал непослушных иереев.

Незаурядной фигурой был митрополит ростовский Дмитрий, как и большинство крупных церковных деятелей той поры, также выходец из Малороссии. Он поддерживал преобразования Петра, особенно в первый период его царствования. Известен его ответ на вопрос ярых приверженцев старины, готовых умереть за свои бороды: “А что отрастет, отсеченная ли голова или сбритая борода?”Вместе с тем Дмитрий осуждал стремление царя полностью подчинить себе церковь. Из-за этого митрополит к концу жизни (умер в 1709 г.) сблизился со сторонниками Алексея Петровича. Дмитрий ростовский прославился и как автор многих проповедей и других литературных произведений. В середине XVIII столетия он был причислен к лику святых.

Наиболее выдающимся из плеяды петровских сподвижников был, несомненно, Феофан Прокопович. Сын киевского купца, он родился в 1681 г. Элеазар (таким было его настоящее имя) рано потерял отца и мать. Воспитывал его дядя — ректор Киевско-Могилянской академии Феофан Прокопович. Элеазар учился в этой академии до 1696 г. Рано проявил одаренность, остроту памяти, живость ума и характера. Завершал учебу в польских школах, сделался там униатом, иначе не получил бы образования, вступил в монашество. Учился и в Риме — философии, поэзии, красноречию; читал классических писателей и средневековых ртцов церкви. Ознакомился с католическим вероучением, церковной организацией. Работал в богатейших библиотеках, в том числе ватиканской. В 1702 г. возвратился в Малороссию, вернулся в православие, отрекшись от униатства. Постригся в монахи под именем Самуила. Начал преподавать поэзию в родной Киевской академии, переменил (1705 г.) имя — стал Феофаном в честь дяди, умершего еще в 1692 г.

В поэтике, риторике он показал себя убежденным противником схоластики, сторонником естественности, жизненности. Петр I, побывавший в Киеве (июль 1706 г.), услышал его приветственное слово в Софийском соборе. Царь оценил блестящего молодого проповедника с его живой речью, откликом на современные события. Вскоре Феофан стал префектом академии, учителем философии, арифметики, геометрии, физики. После Полтавской баталии он в восторженном панегирике прославил победу Петра и его воинства. Спустя два года Феофан сопровождал царя в Прутском походе (1711 г.) в качестве проповедника. По возвращении его назначили игуменом Киево-Братского монастыря, ректором академии, профессором богословия. И в этой дисциплине Прокопович вместо ученой католической схоластики проводит принципы критического и исторического методов, применявшиеся протестантскими богословами. У него сразу же нашлись противники, обвинявшие профессора в неправославии.

Петр вызывает его в Петербург (1715 г.). Здесь он составляет и произносит проповеди, приветствия царю и др. Ему поручают псковскую епископскую кафедру. Возвышение Феофана очень обеспокоило его противников: Феофилакта Лопатинского—ректора Московской академии, Гедеона Вишневского и других, по словам Феофана, “латынщиков”, т. е. сторонников католическо-схоластического направления. Их поддержали братья Лихулы, Стефан Яворский. Донос на Прокоповича с обвинениями в отступлении от православия не убедил государя. Феофан стал епископом псковским и нарвским, а всем доносителям во главе с Яворским пришлось испытать унижение — извиняться перед Прокоповичем.

Феофан между тем, вместо того чтобы ехать во Псков, остался в столице как доверенное лицо Петра в церковных делах. Он исполняет разные поручения царя: пишет проповеди и иные сочинения, составляет указы и законы. Среди них — известный Духовный регламент (1721 г.), по которому учреждался Синод—высшее учреждение, по существу— одна из коллегий, управлявшая русской церковью. Тем самым патриаршество в России ликвидировалось. Опасность патриаршего сана, по откровенному признанию Регламента, в том, что простой народ может подумать об его носителе: “То второй государь, самодержцу равносильный или и больше его, и что духовный чин есть другое и лучшее государство”. Петр, участвовавший в составлении Регламента, редактировавший его, хорошо усвоил уроки распри отца с Никоном, да и более ранние примеры противостояния государей московских с духовными пастырями.

Церковь поставили под неусыпный контроль светской власти через обер-прокурора Синода и его местных агентов — инквизиторов. Во всем этом Ф. Прокопович рьяно проводил идеи Петра I, став одним из убежденных идеологов российского абсолютизма. В трудах его самого и других церковных деятелей проводились идеи в духе рационализма (критика библейских текстов, житий святых с их чудесами). Устраивались диспуты со старообрядцами, в ходе которых их нередко уличали в невежестве, суеверии.

Правда, обличения раскольников мало помогали и при Петре, и после него, как и репрессии против них, слежка, доносы. То же самое происходило и с гонениями на нехристианские верования, религии, например, на юго-востоке страны, в Сибири (насильственное крещение “иноверцев”и т.д.).

Эпоха преемников Петра отмечена колебаниями в политике властей по отношению к церкви. Противники реформ более энергично, чем при покойном императоре, выступали против нововведений, их главного защитника — Ф. Прокоповича, других сподвижников Петра. Называли его то протестантом, то агентом папы римского. Выдвигали программу контрреформ, вплоть до возрождения патриаршества. Но власти придерживались, более или менее твердо, прежнего курса — на сохранение Синода как коллективного органа управления.

По-прежнему и правительство, и духовное ведомство преследовали вольнодумцев, раскольников, сектантов. В первой четверти столетия среди обнищавших слоев населения, а их было немало, находили отклик призывы Григория Талицкого, переписчика книг, не платить налоги, не слушать указы царя-“антихриста”Петра (1700 г.). А члены кружка “еретиков-иконоборцев”Дмитрия Тверитинова (обнаружен в Москве в 1713 г.) продолжали традиции Феодосия Косого и других вольнодумцев — отрицали почитание икон, креста, православную догматику, обрядность (причастие и т.д.), все церковные учреждения. Они считали, что сами верующие могут духовно поклоняться Богу без посредничества священников, без церковных атрибутов (иконы, пение и прочее).

Быстро росло число старообрядцев и их поселений в Поволжье, Беларуси, на Украине, Дону. Приобрела известность как центр старообрядчества Выговская беспоповская пустынь на севере во главе с братьями Андреем и Семеном Денисовыми. Они склонялись к компромиссу с властями. Не осуждали Петра, Синод, “никсоновские нововведения”. Но не все с ними соглашались. Часть приверженцев “поморского согласия”, не признавая компромисса с властями, выделилась в особые толки (направления) -федосеевцев (по имени основателя дьячка Феодосия Васильева) и филипповцев (от стрельца Филиппа).

В ответ на карательные экспедиции властей старообрядцы сопротивлялись, прибегали к испытанному средству — самосожжению. В их рядах появляются элементы протеста, вольномыслия, например критического отношения молодежи к старым обычаям (безбрачие, запрет на курение табака и др.).

Синодальное управление церковью после кончины С. Яворского (1722 г.) по-прежнему носило коллегиальный характер. Главную роль играл в нем архиепископ новгородский Дмитрий Сеченов. Он считался первоприсутствующим в Синоде (из 7 членов). Их главной заботой было обеспечение престижа духовенства, сохранение немалых его богатств. На этой почве происходили столкновения с обер-прокурором Синода (например, князем Я. П. Шаховским при Елизавете Петровне) и другими светскими лицами.

В руках церкви к середине века числилось без малого миллион душ крестьян мужского пола. Они давали сотни тысяч рублей дохода. Ей же принадлежали богатые торгово-промысловые села —Подол (Подольск), Егорьев, Макарьев, Ковров и др. Эксплуатация монастырских крестьян приобретала нередко откровенно грабительский характер, и они все чаще поднимались на восстания. Снова и снова встает в повестку дня вопрос о секуляризации церковных владений. Ее оформили сначала указом 21 марта 1762 г. и затем, уже окончательно, 26 февраля 1764 г. Архиереи, монастыри, церкви лишились 2 млн. крестьян обоего пола; число монастырей уменьшилось, их содержание стало заботой государства. Бывшими монастырскими крестьянами стала управлять специальная Коллегия экономии, и они превратились в государственных крестьян. Их перевели на оброк, что улучшило положение тех, кто раньше сидел на барщине и вносил натуральные платежи. Увеличились доходы казны (более 600 тысяч рублей в год).

С протестом против конфискации церковных земель выступил ростовский митрополит Арсений Мацеевич. Он же требовал ликвидировать Синод и снова избирать патриарха, главу русской церкви. Митрополит совершил обряд отлучения от церкви всех покусившихся на имущество церкви, в том числе и Екатерины II. Синод лишил его сана, передал его дело в гражданский суд. Мацеевича отправили в ссылку, и он, как некогда Никон — патриарх, оказался в монастыре. Но и там неукротимый пастырь продолжал обличать Екатерину, ее политику, за что был вновь судим и умер в каземате Равеля.

Светская власть делом Мацеевича показала, что она окончательно лишила церковь возможности противостоять “царству”.

Более терпимо власти стали относиться к старообрядцам, сектантам. Они ликвидировали Раскольническую контору (1763 г.),— учрежденная еще в 1725 г., она собирала налоге бород и двойную подушную подать с “ослушников”. В конце столетия старообрядцам разрешили заводить свои церкви и вести в них службу по старопечатным книгам.

Широко распространялись вероучения сектантов — христоверов, духоборов, молокан и др. Как и еретики-вольнодумцы XIV —XVI вв., они отрицали институт церкви, почитание икон и “святых”, мощей и иных реликвий, таинства. Они не признавали иерархов, священников как посредников между Богом и верующими; сам человек, по их убеждению,— “храм Божий”, обиталище святого духа.

В сектантских, как и старообрядческих, общинах развивается неравенство. Богатые их члены сколачивали крупные капиталы на торговле и предпринимательстве, эксплуатировали своих бедных сообщников.

Положение церкви к концу столетия сильно изменилось. Секуляризация нанесла ее позициям сильный удар. Более половины из почти 950 монастырей не получили штатного содержания, перешли на положение приходских церквей или попросту закрылись. Скопились по стране, особенно в крупных городах, многие сотни безвестных священников. Получение места сопровождалось поборами, вымогательствами, клеветой. А. Т. Болотов, известный мемуарист второй половины века, пишет о порядках в тамбовском архиерейском доме: “Всему положена была цена и установление. Желающий быть попом должен был неотменено принести архиерею десять голов сахару, кусок какой-нибудь парчи и кое-чего другого, например ганской водки или иного чего”.

Но нередко священники, особенно сельские, влачили жалкое, нищенское существование. И посему участвовали в восстаниях на стороне односельчан, например в годы Пугачевского движения.

Большинство духовенства, особенно высшего, рассматривало себя как слуг государства. В связи с этим требовали (как, например, московский митрополит Платон (Левшин), наиболее талантливый из них), чтобы священный чин был хорошо обеспечен материально, иначе его не будет уважать простой народ. Платон выступал за подготовку новых людей к духовному званию с тем, чтобы они знакомились с основами вольнодумных воззрений, в том числе материалистических. Это-де дает им возможность противостоять губительным новым учениям (“против неприятелей самых сильных и самых страшных”).

Власти шли навстречу пожеланиям духовных лиц — предоставляли им привилегии (освобождение от телесных наказаний и др.), жаловали ордена, увеличивали земельные наделы и штатное жалованье. В ответ священники должны были исполнять некоторые полицейские функции в своих приходах. Так духовенство превращалось в привилегированное сословие.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

  • Роль Православной Церкви в истории России; ее административная, финансовая и судебная автономия по отношению к царской власти. Реформа Петра I и духовный регламент. Превращение церкви в часть государственного аппарата, секуляризация ее имуществ в XVIII в.
    реферат , добавлен 03.10.2014

  • Конец XVII — начало XVIII вв. в России — время реформ, изменивших уклад государства. Реформы, связанные с именем Петра I. Повышенное внимание государственной власти к экономическим вопросам. Развитие кораблестроения, преобразования в военной сфере.
    реферат , добавлен 03.01.2012

  • Финансовая система Древней Руси. Налогообложение населения России до Петра. Попытки реформ в первые годы Северной войны. Изучение налоговой реформы в период царствования Петра I в XVIII веке. Реформа податного обложения, ее финансовый результат.
    курсовая работа , добавлен 14.04.2014

  • Изучение взаимоотношений католической церкви и испанского государства в ХХ веке. Определение основных идейных течений католицизма. Анализ и оценка роли идеологов католицизма в политической мысли Испании в ХХ веке. Диктаторский режим генерала Франко.
    курсовая работа , добавлен 06.10.2014

  • Предпосылки и особенности развития абсолютизма в России. Реформы Петра I в развитии абсолютизма в России. Социально-экономическое развитие России со второй четверти XVIII века. «Просвещённый абсолютизм» Екатерины II. «Уложенная комиссия» 1767 года.
    дипломная работа , добавлен 26.02.2008

  • Международное положение Московского государства в XVII веке. Дипломатия до Петра. Основные предпосылки и истоки внешней политики Петра I. Великое посольство и подготовка к войне. Внешняя политика Петра в годы Северной войны и после Ништадского мира.
    реферат , добавлен 01.05.2016

  • Взаимоотношения церкви и государства в период после революции и до начала строительства социалистического общества (1921-1927 гг.). Характеристика изменении в политике Советского государства в отношении церкви и позиция духовенства (1927-1949 гг.).
    курсовая работа , добавлен 11.05.2012

  • Исторические аспекты взаимоотношений церкви и государства в XVII – середине XIX вв. в России (Синодальный период). Анализ влияния реформ Александра II на взаимоотношения государства и церкви. Церковь и государство в России в пореформенный период.
    курсовая работа , добавлен 15.06.2010

  • В истории русского государства период, обычно именуемый Петровской эпохой, занимает особое место. Становление Петра царем. Его детство. Образ Петра-Великого. Царь-мастеровой. Нравы Петра. Обращение с людьми. Семья. Достижения Петра в развитии России.
    реферат , добавлен 08.07.2008

  • Предпосылки петровских преобразований. Начало российской модернизации в эпоху Петра I. Превращение России в абсолютную монархию. Реформы Петра I: социально-экономические, политические и военные, реформация церкви. Их значения в исторической судьбе России.
    контрольная работа , добавлен 21.09.2013

  • главная
  • рубрики
  • по алфавиту
  • вернуться в начало страницы
  • вернуться к началу текста
  • вернуться к подобным работам
  • Рубрики
  • По алфавиту
  • Закачать файл
  • Заказать работу
  • Вебмастеру
  • Продать
  • весь список подобных работ
  • сколько стоит заказать работу?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем .

10 главных храмов России

Азия 16 февраля 2015 Екатерина Мухина

Россия, недаром именуемая в исторических источниках «Русь православная», может похвастать сотнями старинных храмов и монастырей, чья художественная ценность огромна. В каждой небольшой деревне, в каждом городке непременно есть церковь. История многих их них насчитывает несколько веков, поэтому судить, какая главнее, непросто, да и неразумно.

Мы представляем вашему вниманию десятку храмов, известных своей художественной, архитектурной и исторической ценностью.

Успенский собор во Владимире

Этот белокаменный собор, внесенный в список наследия ЮНЕСКО, не зря является первым в нашем списке. До возвышения Москвы именно он был главным храмом Руси, а построен и расписан он был еще до татаро-монгольского ига.

Сейчас в этом храме также находится музей, и его можно посетить в любое время, когда не идут церковные службы.

Казанский кафедральный собор

Знаменитый храм Невского проспекта, построенный в начале XIX века, известен каждому туристу.

Это здание в стиле ампир не похоже на типичную православную церковь, однако службы в нем проходят. Собор, выполненный по образу Собора Святого Петра в Риме, в советские годы служил Музеем религии и атеизма и значительно пострадал, но к 2000 году был полностью восстановлен и заново освящен.

Исаакиевский собор

Еще одно достояние Санкт-Петербурга — Исаакиевский собор, построенный через 15 лет после Казанского, в настоящее время является музеем, и службы в нем проводятся крайне редко.

Богато украшенный храм с многочисленными скульптурами располагается на Исаакиевской площади и считается крупнейшим в городе.

Собор Покрова Пресвятой Богородицы (Собор Василия Блаженного)

Яркий, словно игрушечный собор, расположенный в самом сердце России — на Красной площади, по праву считается символом Москвы.

О постройке собора в середине XVI века до сих пор ходят легенды, поскольку если заказчик известен, то на роль исполнителя претендуют сразу три человека. Известная версия об ослепленном мастере не подтверждена документально, но весьма распространена среди экскурсоводов.

Ставший в СССР музеем, храм долго был в бедственном положении, но в 1946 году был полностью восстановлен. С недавних пор здесь снова начали проводить богослужения, но и как музей его также можно посетить.

Церковь Покрова на Нерли

Основанный в 1165 году скромный храм над рекой широко известен именно своей утонченной красотой, простотой и изяществом форм. В отличие от пышных столичных храмов он мал, не покрыт резьбой и узорами, но ценится историками и художниками.

Отражение храма в воде тихой реки изображалось и фотографировалось тысячи раз и не перестает привлекать туристов, которые не ленятся пройти пару километров от ближайшего села, чтобы полюбоваться храмом на закате и рассвете.

Кафедральный Соборный храм Христа Спасителя

Отстроенный в 1997 году храм стал самым спорным религиозным проектом в России. С одной стороны, это лишь восстановленный собор XIX века, на стенах которого были написаны имена солдат и офицеров, погибших в боях с Наполеоновской армией. С другой — это модное место, в котором «принято появляться» у российских политиков и бизнесменов.

Кстати, многие прихожане храма отмечают, что класть в урну для пожертвований менее 500 рублей здесь считается дурным тоном.

Церковь Преображения Господня на о. Кижи

Деревянная восьмигранная церковь на острове Кижи была построена в начале XVIII века и сейчас находится в плачевном состоянии. Специалисты в области архитектуры настаивают на ее полной реконструкции, но никак не могут выбрать, каким способом это сделать.

Ну а пока они спорят, туристы, отправляющиеся на остров чтобы полюбоваться 22-главой церковью, рискуют своим здоровьем, приближаясь к аварийному зданию.

Ансамбль бывшего Ферапонтова монастыря

Основанный в конце XIV века святым Ферапонтом, монастырь стоит на холме меж двух озер в Вологодской области. Он внесен в список культурного наследия ЮНЕСКО и особо ценных исторических объектов России. Несколько веков он был самым крупным монастырем в этом крае, но с приходом советской власти не избежал музейной участи.

Тяжба о судьбе бывшего монастыря идет между РПЦ и Министерством культуры до сих пор.

Георгиевский Собор в Юрьев-Польском

Массивный, приземистый белокаменный собор был сооружен в 1230 году по приказу князя Святослава.

Он отличался необычной для того периода архитектурой и многочисленной резьбой на стенах храма. Фрески, украсившие его изнутри, неоднократно стирались от времени и восстанавливались местными мастерами, поэтому сейчас они отличаются от первоначальных, хотя сюжеты и сохранены.

Церковь Спаса на Нередице

Неподалеку от Великого Новгорода, на берегу реки, стоит церковь XII века, построенная по приказу князя Ярослава в память о двух его погибших сыновьях. Возведенная меньше чем за год, она отличается массивностью конструкции и уникальными фресками, покрывшими все стены от пола до потолка.

Церковь сильно пострадала от фашистов во время Второй Мировой и была полностью восстановлена лишь в 2004 году. Сейчас она открыта как музейный объект, но по праздникам в ней проводятся службы.

Каждое из этих строений прекрасно по-своему, и побывать в них стоит, даже если вы не являетесь религиозным человеком.

Контекстная реклама Екатерина Мухина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *