Сиротка круглый был этот парнишка

Слитное написание союзов: чтобы, тоже, также

Oh no! It looks like your browser needs an update. To ensure the best experience, please update your browser. 34 terms

STUDY
PLAY

чтобы Редактор встретился с автором, (что_бы) согласовать внесенные в рукопись изменения. чтобы Важно, (что_бы) люди это понимали. что бы (Что_бы) такое еще придумать? что бы (Что_бы) ни случилось, я не оставлю его в беде. что бы Не имею понятия, (что_бы) он сделал на моем месте. что бы Во (что_бы) то ни стало что бы (Что_бы) то ни было что бы (Что_бы) ни случилось чтобы Будем жить так, (что_бы) все любили нас. что бы И (что_бы) мы ни делали, всегда мы заодно. чтоб Я хочу, (что_б) к штыку приравняли перо. чтобы Нужно, (что_бы) вы всегда начинали работу в 9 часов. чтобы Я вышел на крыльцо, (что_бы) освежиться. чтобы Я пришел, (что_бы) поговорить с вами о деле. что бы (Что_бы) я ни делал, всё было напрасно. что бы (Что_бы) Плюшкин ни находил, он все тащил к себе. тоже Вы (то_же) отдыхали на Кавказе? также Вы (так_же) отдыхали на Кавказе? то же Ежедневно повторялось (то_же) самое. то же Каждый раз приходилось выслушивать одно и (то_же). то же Повторите (то_же), что вы говорили вчера. так же Мы решили провести лето (так_же), как в прошлом году. тоже (То_же) мне советчик! то же Рассказал (то_же) самое. так же Этим он спас мне жизнь, рискуя ею (так_же), как и я. тоже Я снова жил с бабушкой, и каждый вечер перед сном она рассказывала мне сказки и свою жизнь, (то_же) подобную сказке. так же На дворе всё (так_же) сверкали звёзды и сухой снег колол лоб. тоже Снегу было мало, снежных буранов (то_же). так же Женщины о тяжелораненых заботились (так_же) нежно, как о своих детях. то же И завтра (то_же), что вчера. то же Савельев обернулся и увидел, как Юдин, который был в одно и (то_же) время бойцом и санитаром, сначала остановился, потом побежал к раненому. так же Павел исчез за дверью (так_же) внезапно, как и появился. тоже В лощине, на пустом месте, (то_же) рвались снаряды, но реже… тоже Сестра учится в университете, я (то_же) хочу поступить туда.

Сиротка (Есенин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Сиротка
автор Сергей Александрович Есенин (1895—1925)
См. Стихотворения 1914. Дата создания: 1914, опубл.: журн. «Мирок», М., 1914, кн. 12, дек., с. 364—368. Источник: ФЭБ (1995) • См. Комментарий Кошечкина

Одноимённые страницы Википроекты: Данные

Сиротка

(Русская сказка)

Маша — круглая сиротка.
Плохо, плохо Маше жить,
Злая мачеха сердито
Без вины ее бранит.
Неродимая сестрица
Маше места не дает.
Плачет Маша втихомолку
И украдкой слезы льет.
Не перечит Маша брани,
Не теряет дерзких слов,
А коварная сестрица
Отбивает женихов.
Злая мачеха у Маши
Отняла ее наряд,
Ходит Маша без наряда,
И ребята не глядят.
Ходит Маша в сарафане,
Сарафан весь из заплат,
А на мачехиной дочке
Бусы с серьгами гремят.
Сшила Маша на подачки
Сарафан себе другой
И на голову надела
Полушалок голубой.
Хочет Маша понарядней
В церковь Божию ходить
И у мачехи сердитой
Просит бусы ей купить.
Злая мачеха на Машу
Засучила рукава,
На устах у бедной Маши
Так и замерли слова.
Вышла Маша, зарыдала,
Только некуда идти,
Побежала б на кладбище,
Да могилки не найти.
Замела седая вьюга
Поле снежным полотном,
По дороженькам ухабы,
И сугробы под окном.
Вышла Маша на крылечко,
Стало больно ей невмочь.
А кругом лишь воет ветер,
А кругом лишь только ночь.
Плачет Маша у крылечка,
Притаившись за углом,
И заплаканные глазки
Утирает рукавом.
Плачет Маша, крепнет стужа,
Злится Дедушка Мороз,
А из глаз ее, как жемчуг,
Вытекают капли слез.
Вышел месяц из-за тучек,
Ярким светом заиграл.
Видит Маша — на приступке
Кто-то бисер разметал.
От нечаянного счастья
Маша глазки подняла
И застывшими руками
Крупный жемчуг собрала.
Только Маша за колечко
Отворяет дверь рукой, —
А с высокого сугроба
К ней бежит старик седой:
«Эй, красавица, постой-ка,
Замела совсем пурга!
Где-то здесь вот на крылечке
Позабыл я жемчуга».
Маша с тайною тревогой
Робко глазки повела
И сказала, запинаясь:
«Я их в фартук собрала»
И из фартука стыдливо,
Заслонив рукой лицо,
Маша высыпала жемчуг
На обмерзшее крыльцо.
«Стой, дитя, не сыпь, не надо,—
Говорит старик седой,—
Это бисер ведь на бусы,
Это жемчуг, Маша, твой».
Маша с радости смеется,
Закраснелася, стоит,
А старик, склонясь над нею,
Так ей нежно говорит:
«О дитя, я видел, видел,
Сколько слез ты пролила
И как мачеха лихая
Из избы тебя гнала.
А в избе твоя сестрица
Любовалася собой
И, расчесывая косы,
Хохотала над тобой.
Ты рыдала у крылечка,
А кругом мела пурга,
Я в награду твои слезы
Заморозил в жемчуга.
За тебя, моя родная,
Стало больно мне невмочь
И озлобленным дыханьем
Застудил я мать и дочь.
Вот и вся моя награда
За твои потоки слез…
Я ведь, Маша, очень добрый,
Я ведь Дедушка Мороз».
И исчез мороз трескучий…
Маша жемчуг собрала
И, прислушиваясь к вьюге,
Постояла и ушла.
Утром Маша рано-рано
Шла могилушку копать.
В это время царедворцы
Шли красавицу искать.
Приказал король им строго
Обойти свою страну
И красавицу собою
Отыскать себе жену.
Увидали они Машу,
Стали Маше говорить,
Только Маша порешила
Прежде мертвых схоронить.
Тихо справили поминки,
На душе утихла боль,
И на Маше, на сиротке,
Повенчался сам король.

<1914>

Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.

Беларусь-1945. Шел по улице малютка…

В канун Сочельника и рождественских колядований 1945 года Мингорисполком специальным решением запретил детям появляться вечером на улицах…

Сергей КРАПИВИН / 07.01.2010 / 12:01 / Общество Просмотров: 10053 Комментариев: 8

В канун Сочельника и рождественских колядований 1945 года Мингорисполком специальным решением запретил детям появляться вечером на улицах…
В начале января 1945 года в Минске вышел первый номер детской русскоязычной газеты «Пионер Белоруссии» (с 17 марта 1945 г. издавалась под названием «Зорька»). Командующий войсками 2-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский в публикуемом письме белорусским пионерам и школьникам призвал читателей нового издания: «Лучше учитесь, активно участвуйте в военных кружках».

Разумеется, тему Рождества Христова и рождественских колядований детская коммунистическая газета никак не отразила. Остались в далеком прошлом, в детских дореволюционных журналах «Звездочка» и «Малютка» стихи вроде следующих:

ПОД РОЖДЕСТВО

«Христос рождается», — поют
На небе ангелы святые,
И тихий свет оттуда льют
На землю звезды золотые.

«Христос рождается», — поют
Ребята, обходя селение,
И слышит православный люд
О Рождестве Христовом пение.
Да, существует веками освященный обычай: в Сочельник накануне Рождества ребята обходят селение и наделяются посильными дарами добросердечных людей. А кто на Рождество не добросердечен! Вспомним трогательные строки Алексея Плещеева:

…Есть на свете много
Бедных и сирот,
У одних могила
Рано мать взяла;
У других нет в зиму
Теплого угла.
Если приведется
Встретить вам таких,
Вы, как братьев, детки,
Пожалейте их.

Классический рождественский сюжет — дети счастливые и несчастные…

В 2003 году на просторах СНГ было широко отмечено 100-летие новогодне-рождественского суперхита «Елка» («В лесу родилась елочка») поэтессы Раисы Кудашевой и композитора Леонида Бекмана. В этом же ряду находится стихотворение «Сиротка» («Шел по улице малютка, посинел и весь дрожал»), популярность которого в нашу эпоху возродилась благодаря цитате несчастно-нетрезвого Ипполита, прозвучавшей в кинокомедии Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!».

Стишок «Шел по улице малютка» снова ушел в народ, стал предметом бесчисленных подражаний, парафразов и пародий. А ведь это классика рождественского жанра! У произведения есть конкретный автор Карл Александрович Петерсон (1811-1890) — поэт, переводчик, прозаик. И он, между прочим, имел отношение к Беларуси: в середине XIX века служил в Витебском уездном суде.

Более подробно о Карле Петерсоне и его произведении можно прочитать на петербургском , а здесь мы просто приводим аутентичный текст:

СИРОТКА

Вечер был; сверкали звёзды;
На дворе мороз трещал;
Шёл по улице малютка,
Посинел и весь дрожал.

«Боже! — говорил малютка, —
Я прозяб и есть хочу;
Кто ж согреет и накормит,
Боже добрый, сироту?»

Шла дорогой той старушка —
Услыхала сироту;
Приютила и согрела
И поесть дала ему;

Положила спать в постельку —
«Как тепло!» — промолвил он.
Запер глазки… улыбнулся…
И заснул… спокойный сон!

Бог и птичку в поле кормит,
И кропит росой цветок,
Бесприютного сиротку
Также не оставит Бог!
1843
Непросто перейти из года 1843-го в год 1945-й, но я попробую… В информационном сообщении БЕЛТА от 2 января 1945 г. «Встреча нового года в столице республике» говорилось: «Общегородская елка для отличников и детей фронтовиков открылась в школе № 42». Похоже, что дети-неотличники на общегородскую елку в Минске не допускались…

И полный мрак укрывал судьбу детей в освобожденной от немцев Беларуси, чьими родителями были не советские фронтовики и партизаны, а, как бы это выразиться… «наоборот». Таких детей-сирот упрятывали в советские воспитательные учреждения особого назначения, где подвергали издевательскому «перевоспитанию», морили голодом и холодом.

А вот примеры существования детских домов в Минске, в которых содержались сироты из семей погибших советских партизан и фронтовиков (из секретной справки заведующего отделом ЦК КП(б)Б В.Закурдаева, составленной в конце декабря 1944 г.):

«Проверкой детских домов, проведенной оргинструкторским Отделом КП(б)Б, выявлено, что все 10 детдомов г. Минска, в которых содержатся 850 детей, к зиме не подготовлены: помещения детдомов не отапливаются из-за отсутствия дров…»
Все! Дальше можно было тов. Закурдаеву не писать ни о чем, потому что детский дом, который не отапливается в декабре — это уже не детский дом, а морг. Однако печатная машинка бесстрастно выстукивала:

«Детдом № 12 до 20.XII не отапливался, детдом № 2 купил на рынке машину за 2 тыс. руб., детдом № 1 не отапливает даже спальни, в окнах вторые рамы не остеклены, в детдоме № 2 даже первые рамы забиты фанерой или досками. Электричества в детдомах нет.

Детдом № 7, в котором живут 35 детей, размещен в двух комнатах размером 32 кв. метра; спальня в 24 метр., где спят 35 детей на 17 кроватях и столовая 8 кв. метра, где дети кушают и готовят уроки стоя; стулья и табуретки отсутствуют…

У большинства детей в детдомах отсутствуют теплые вещи. Так, в детдоме № 1 у детей нет одежды, обуви и белья, ходят в порванной одежде, едва прикрывающей наготу. Имеют место факты, когда дети, чтобы идти в школу, в шапки с головы кутают ноги, воруют полотенца и рвут их на портянки…

Не обеспечены детдома также нательным и постельным бельем. В детдоме № 2 дети спят на грязных матрасах, нет смены нательного белья, такое же положение в детдоме № 7. В детдомах № 11 и № 1 имеется только одна смена нательного и постельного белья. Из-за отсутствия постельного белья, кроватей большинство детей спят по двое и больше на одной кровати…

Питание в детдомах неудовлетворительное. Особенно ухудшилось питание детей в декабре. Некоторые детдома перешли с 4-разового питания на 3-разовое, а в детдоме № 4 весь дневной рацион составляет: обед — жидкий суп с хлебом, утром и вечером кипяток с хлебом…

В детдоме № 11 получено вместо причитающихся 75 кг жиров всего лишь 8 кг, мяса вместо 225 кг — получено только 17 банок рыбных консервов. Имел место случай отпуска детдомам №№ 4, 11 постного масла, смешанного с бензином…

Во всех детдомах мало посуды. Дети кушают по очереди, причем посуда при смене в детдомах №№ 1, 2 даже не моется…»
Напомним, что описываются события зимы 1944/45 года. К тому времени в Минске уже были открыты два ресторана: при фабрике-кухне — для жирующих спекулянтов и при Доме офицеров — для партноменклатуры. Государство в те дни находило средства для помпезно-показушных театральных постановок (премьера оперы «Алеся»), однако же не было копеек на карандаши для детей-сирот:

«Воспитательная работа в большинстве детдомов поставлена слабо. Вечером невозможно проводить какие-либо мероприятия из-за отсутствия света. Во всех детдомах отсутствуют игры, музыкальные инструменты, книги для чтения, учебники, тетради, ручки, бумага и карандаши для рисования.

В детдоме № 11 было пианино, которое отобрано 2-м отделением милиции на том основании, что оно было дано детдому во временное пользование».

Вишь ты, какие недобрые встречались послевоенные дяди-милиционеры. Совсем не как в фильме «Место встречи изменить нельзя»!

А вот ключевая сентенция товарища Закурдаева:

«По имеющимся материалам в детдомах других городов и районов республики положение не лучше…»
Здесь мы со всей уверенностью отметим, что в нестоличных детских домах где-нибудь в Полесской области положение было не просто «не лучше», а значительно хуже.

Братья Беляковы — освобожденные узники концлагеря Дерть в Домановичском районе Полесской области.

Сотни малолетних попрошаек бродили по улицам Минска, отирались возле офицерских столовых и пищеблоков в солдатских казармах. Те, кто умел, зарабатывали на хлеб чисткой обуви, занимались мелкой спекуляцией и воровством.

Властям надоел вид запущенных детей, которые вопреки пожеланиям маршала Рокоссовского в газете «Пионер Белоруссии» «активно участвовать в военных кружках», портили облик освобожденной столицы БССР. Пришла идея административно обосновать запретительные меры.

В канун рождественского Сочельника 5 января 1945 года газета «Советская Белоруссия» опубликовала решение Мингорисполкома «О правилах поведения детей в общественных местах». Надо заметить, что документ был принят еще 6 декабря 1944 года, но напечатали его только сейчас — с припиской «Настоящее решение входит в силу после его опубликования в печати и действует в течение одного года». Похоже, не случайно было выбрано время традиционных рождественских колядований и последующих двухнедельных святок, когда голодающая ребятня надеялась подкормиться.

Константин Иванович Бударин (1898–1987), предвоенный и послевоенный председатель Мингорисполкома.

Одним из пунктов этого документа значилось:

«Запретить детям до 16 лет:
а) пребывание на улицах после 20 часов вечера без сопровождения взрослых;
б) чистку обуви;
в) торговлю папиросами, спичками и другими предметами».

Говорилось об ответственности за драки, оскорбления прохожих, езду на буферах и на подножках трамваев. Особо подчеркивалось: «Запретить продажу спиртных напитков, в том числе и пива несовершеннолетним».

Этим документом фактически признавалось наличие колоссальной проблемы детской беспризорности. И весьма любопытно, на кого возлагалась обязанность ее решения:

«… 8. Управляющие и коменданты домов и общежитий, а также дворники обязаны строго наблюдать за поведением детей во дворах и на прилегающих к домам участках и детей — нарушителей общественного порядка задерживать и направлять в детские комнаты.
9. Взрослое население гор. Минска и общественность обязаны: наблюдать за поведением детей и в случае необходимости задерживать нарушителей общественного порядка и направлять в детские комнаты…»
Вот стиль большевистско-партийного руководства: когда надо дело делать, то мобилизуют дворников, управдомов и участковых, а когда рапортовать о победах — появляются чиновники горисполкома и горкома.

И еще один сравнительный факт. В конце 1919 года в условиях польской оккупации небольшевистский Минский магистрат принял специальное постановление «О рождественских подарках для бедных детей», которым предусматривалось:

«Все бедные дети города Минска получат к рождественским праздникам приличные подарки и лакомства. Елки будут устроены по одной в каждом участке города. Выдача подарков рассчитана на 12 тысяч детей. В числе подарков будет сахар, конфеты, пряники».
На Новый год и Рождество победного 1945 года такого рода «всеохватность» не допустили. А вдруг подарки получили бы «несоветские» дети…

Оценка: Подпишитесь на наш канал в Тэги: Беларусь вчера Беларусь-1945 Рождество Сочельник Персона: Карл Петерсон Константин Бударин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *