Старец филофей пророчества



Хрестоматия по истории СССР. Том1. Автор неизвестен

89. ИЗ ПОСЛАНИЯ СТАРЦА ФИЛОФЕЯ К ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ ВАСИЛИЮ III

«Послание старца Филофея» написано между 1515 и 1521 гг. Здесь пере-печатывается с сокращениями. «Православный собеседник», № 1, 1863.

Иже от вышняя и от всемощныя, вся содержащия десница божия, им же царие царствуют, им же велиции величаются и силнии пишут правду, — тебе пресветлейшему и высокостолнейшему государю великому князю, православному христианскому царю и владыце всех, браздодержателю святых божиих престол святыя вселенския и апостолския церкви пресвятыя богородицы честнаго и славнаго ея успения, иже вместо римския и константинопольския просиявшу. Старого убо Рима церкви падеся неверием аполлинариевы ереси; втораго же Рима Костянтинова града церкви агаряне внуцы секирами и оскордми2 разсекоша двери. Сия же ныне третьяго новаго Рима державнаго твоего царствия святая соборная апостольская церкви, иже в концых вселенныя в православной христиансей вере во всей поднебесней паче солнца светится. И да весть твоя держава, благочестивый царю, яко вся царства православныя христианския веры снидошася в твое едино царство: един ты во всей поднебесней Христианом царь.

Подобает тебе, царю, сие держати со страхом божиим; убойся бога, давшаго ти сия: не уповай на злато и богатство и славу: вся бо сия зде собрана и на земли зде останутся. Помяни, царю, онаго блаженнаго, иже скипетр в руце и венец царствия на главе своей нося, глаголаше: богатство аще течет, не прилагайте сердца. Премудрый же Соломон рече: богатство и злато не в сокровищех знается, но егда помагает требующим… Но и еще, царю, исправи две заповеди еже в твоем царствии… Не преступай, царю, заповеди, еже положиша твои прадеды великий Константин3 и блаженный Владимер4 и великий богоизбранный Ярослав5 и прочий блаженнии снятии, их же корень и до тебе. Не обиди, царю, святых божиих церквей и честных монастырей, еже данное богови в наследие вечных благ, на память последнему данное богови в наследие вечных благ, на память последнему роду. О сем убо святый великий пятый собор страшное запрещение положи…

И ныне молю тя и паки премолю, еже выше писах: внимай, господа ради, яко вся христианская царства снидошася в твое царство; по сем чаем царства, ему же несть конца. Сия же писах ти любя и взывая и моля щедротами божиими, яко да премениши скупость на шедроты и немилосердие на милость: утеши плачюших и вопиющих день и нощь, избави обидимых из руки обидящих…

Якоже выше писах ти, и ныне глаголю: блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царства снидошася во твое едино, яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти: уже твое христианское царство инем не останется…

ИЗ ПОСЛАНИЯ СТАРЦА ФИЛОФЕЯ К ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ ВАСИЛИЮ ИВАНОВИЧУ (Перевод)

Тому, кто установлен высшей и всемогущей, вседержащей рукой бога, которым цари царствуют, которым великие величаются и сильные пишут правду, — тебе, пресветлому, сидящему на высоком престоле государю великому князю, православному христианскому царю и владыке всех, управителю святыми божьими престолами святой вселенской и апостольской церкви, церкви пресвятой богородицы, честного и славного ее успения, которая просияла вместо римской и константинопольской. Церкви старого Рима пали из-за неверия Аполлинариевой ереси; двери церквей второго Рима, города Константинополя, внуки Агари секирами рассекли. Теперь же это — третьего нового Рима, державного твоего царства святая соборная апостольская церковь, которая до края вселенной православной христианской верой по всей земле сильней солнца светится. Пусть знает твоя держава, благочестивый царь, что все царства православной христианской веры сошлись в одно твое царство: один ты во всей поднебесной христианам царь.

Тебе подобает, царь, держать это со страхом божиим, бойся бога, давшего столько тебе; не надейся на золото, богатство и славу: все это здесь собрано и здесь на земле останется. Вспомни, царь, того блаженного, который в руке (держа) скипетр и нося на своей голове венец царский, говорил: не прилагайте сердца к богатству, которое утекает. Премудрый Соломон сказал: богатство и золото познается не скрытое, но когда оказывают помощь тем, кто ее требует… И еще, царь, исполни две заповеди в твоем царстве… Не нарушай, царь, заповеди, которую положили твой прадед Константин, блаженный Владимир, великий богоизбранный Ярослав и другие блаженные святые, от корня которых и ты. Не обижай, царь, святых божьих церквей и честных монастырей, — того, что дано богу в наследство вечных благ, на память последнему роду. На это святой великий пятый (вселенский) собор положил страшное запрещение…

И теперь молю тебя, и снова молю, о чем выше писал: помни, ради господа, что все христианские царства сошлись в твое царство, а после этого ожидаем царства, которому нет конца. Это я писал, любя тебя, взывая, умоляя милостями божиими, — перемени скупость на щедрость и немилосердие на милость: утешь плачущих и вопиющих день и ночь, избави обиженных от руки обидчиков.

Как выше писал тебе, так и теперь говорю — помни и слушай, благочестивый царь, — все христианские царства сошлись в твое единое, два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть; твое христианское царство иным не заменится…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Начало повести о том, как даровал Бог победу государю Великому Князю Дмитрию Ивановичу за Доном над поганым Мамаем и как молитвами Пречистой Богородицы и русских чудотворцев православное христианство – русскую землю Бог возвысил, а безбожных агарян

Предостережение великому князю Может, и сказание о рождении Кудеяра, о его кровной и мистической связи с государем Василием Ивановичем появилось по той же причине. Записано даже предостережение, данное великому князю каким-то чародеем.»Как увидишь дитя, ликом на тебя

Отношение бояр к великому князю в удельные века Эта перемена отношений была неизбежным последствием того же самого процесса, которым созданы были власть московского государя и его новое боярство. В удельные века боярин ехал на службу в Москву, ища здесь служебных выгод.

Что досталось в наследство Василию III? Завещание было составлено Иваном III между концом октября 1503-го и серединой января 1504 года. Наследниками были названы пятеро сыновей: Василий, Юрий, Дмитрий, Семен, Андрей. Между ними выстраивалась четкая иерархия отношений. Иван III

Была ли передача престола Великому Князю Михаилу Александровичу «внезапным решением» Императора Николая II? А. И. Гучков и В. В. Шульгин прибыли в Псков поздно вечером, около 22 часов 2 марта. События, происшедшие затем в императорском вагоне, известны нам из многократно

СКАЗАНИЕ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ Начало повести о том, как даровал Бог победу государю великому князю Дмитрию Ивановичу за Доном над поганым Мамаем и как молитвами пречистой Богородицы и русских чудотворцев православное христианство – Русскую землю Бог возвысил, а

О «ярлыке» Мамая великому князю Ольгерду Последовательно проводя идею изначального противостояния Мамая и Руси, историографы стараются параллельно «удревнить» и историю его союза с другим злейшим врагом Северо-Восточной Руси — Великим княжеством Литовским. При этом

А. Послания Ап. Павла. Послания К Фессалоникийцам По времени написания, два послания к Фессалоникийцам являются самыми ранними посланиями ап. Павла, а следовательно и древнейшею частью Нового Завета. Они были отправлены ап. Павлом одно за другим из Коринфа в дни его

II. Царская грамота Пелымскому воеводе князю Василию Григорьевичу Долгорукову От царя и великаго князя Бориса Федоровича, всеа Русии, в Сибирь в Пелымской город воеводе нашему князю Василью Григорьевичю Долгоруково да голове Гаврилу Григорьевичю Пушкину. По нашему указу

32. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ФИЛОФЕЯ – «МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ» Автор теории, вошедшей в историю политической мысли под названием «Москва-третий Рим», был иосифлянином по своей идеологической направленности. Его учение развивало и уточняло главные иосиф-лянские идеи о

75. О ИЗВЕЩЕНИИ ВЕЛИКОМУ Князю Димитрию, яко нечестивый Мамай идет войною на Русь. ВЕЛИКИЙ БЛАГОВЕРНЫЙ Князь Димитрий Ивановичь Московский услышавши, яко идет на него безбожный Царь Татарский Мамай с многими силами, неуклонно яряся на Веру Христову и народ Христианский,

81. О ГРАМОТЕ МАМАЕВОЙ к Великому Князю Димитрию. ГРАМОТА ЖЕ ОТ ЦАРЯ Мамая сицевым образом написана бяше: «От восточнаго Царя, от большия Орды, от широких поль, от сильных Татар, Царь Царей Мамай и многим Ордам Государь: рука моя многими Царствы обладает, и десница моя на

88. О ПРИШЕСТВИИ ДВУХ БРАТИЙ Олгердовичев на помощь Великому Князю Димитрию. В ТО ЖЕ ВРЕМЯ СЫНЫ Олгердовы, Андрей Князь Полоцкий и Димитрий Князь Брянский, суще окрещенны в православную Веру чрез мачеху свою Княгиню Анну (чесо ради отец их Олгерд поганин ненавидел, но Бог

А. Послания Ап. Павла. Послания К Фессалоникийцам По времени написания, два послания к Фессалоникийцам являются самыми ранними посланиями ап. Павла, а следовательно и древнейшею частью Нового Завета. Они были отправлены ап. Павлом одно за другим из Коринфа в дни его

Старец Филофей

Расскажите о РНЛ, нажав кнопки! Русская народная линия

информационно-аналитическая служба
Православие Самодержавие Народность

Николай Головкин,

16.10.2018

Эссе …

Соловки

Март на Соловках. Господь благословил это время хорошей погодой.

Светит солнце. Небо голубое.

Повсюду ещё лежит снег. Белое море во льдах. Лёд сковал и все озёра, реки Соловков.

Здесь поражает всё: стены и башни монастыря, выложенные из гигантских камней титанами духа, суровая, живописнейшая архитектура древних соборов.

Такие же титаны духа стояли на Соловках за веру и в XX веке.

Соловки
фото: pravoslavie.ru

Промыслительно, что Голгофо-Распятский скит на Соловках, один из скитов Соловецкого монастыря, основанный в начале XVIII века иноком монастыря преподобным Иовом на Анзерском острове Соловецкого архипелага, находится на одной долготе с Голгофой на Святой Земле.

Труды валаамской братии

Остров Валаам известен по всей России и далеко за её пределами: здесь расположен Спасо-Преображенский мужской монастырь, на многие века ставший оплотом Православия на Русском Севере, по праву заслуживший называться «Северным Афоном».

Свечной завод Валаамского монастыря
фото: valaam.ru

Фотолетопись святого острова имеет уже свою полуторавековую историю. В 50-х годах XIX столетия на средства благотворителей из Санкт-Петербурга на Валааме была устроена своя фотографическая мастерская. Монахи-фотографы с несомненным мастерством и даровитостью делали фотографии видов окрестностей Валаама, соборов, скитов, сцен монастырскую жизнь, послушаний, приездов паломников и высоких гостей.

Фотографии, выполненные ими, разлетелись за 150 лет по всему свету. Они есть в государственных архивах, музеях, национальных библиотеках всего мира. Во многих семейных архивах также хранятся фотографии с валаамскими видами: паломники покупали их на память о посещении дивного Валаама.

Но имена авторов нам неизвестны. На всех этих фотографиях стоит подпись: «Труды валаамской братии» — по своему смирению монахи не ставили своих имён ни на иконах, ни на других произведениях искусства, вышедших из монастырских мастерских.

На острове Спас-Каменный

Вся история этого маленького, Богом хранимого островка Спас-Каменный посреди Кубенского озера и учрежденного на нём 19 августа 1260 года монастыря неразрывно связана с противостоянием природе.

Даже сама обитель возникла здесь благодаря шторму, в который попал Белозерский князь Глеб Василькович, внук великого князя Ростовского Константина Всеволодовича.

Князь, молясь Богу о спасении, дал обет основать монастырь на том месте, где суда пристанут к какому-нибудь берегу.

По Промыслу Божьему суда князя были прибиты волнами к Каменному острову в день Преображения Господня.

Остров, который стал для князя спасением, не был пустынным. Он встретил на берегу монахов-отшельников. Проводя здесь иноческую жизнь, они занимались проповедью Христовой веры среди побережных жителей-язычников. В благодарность Богу, во исполнение обета князь повелел выстроить для них деревянный храм в честь Преображения Господня и кельи.

Так возник, как гласит предание, Спасо-Каменный монастырь, первая обитель на Вологодчине, Вологодский Афон на многие века ставший одним из главных духовных центров на Руси.

Спасо-Каменный монастырь
фото: wikipedia.org

В 1478-1481 годы в центре обители возводится самый первый в крае храм из камня — величественный четырёхстолпный трёхапсидный крестово-купольный Спасо-Преображенский собор, который занимает особое место в истории каменного зодчества Русского Севера.

Позднее теми же мастерами были выстроены соборы Ферапонтова и Кирилло-Белозерского монастырей.

На Спасе похоронены два предстоятеля Русской Православной Церкви, жившие в обители на покое в конце XV — начале XVI веков — митрополит Зосима и митрополит Варлаам.

Островные монахи более других были изолированы от мира с его соблазнами и пороками. Этому способствовало не только географическое положение острова, но и строгий, как на знаменитом Афоне, устав Спас-Каменного монастыря — женщинам путь на остров был закрыт.

В Средние века Спас-Каменный был не только духовным, но и хозяйственным центром региона. У монастыря было 7 сёл, 4 сельца, 98 деревень, два подворья в Вологде и две соляные варницы в Тотьме.

В 1812 году на острове спасались от наполеоновского нашествия монахи нескольких московских монастырей.

Советская власть закрыла монастырь в 1925 году. Монахов прогнали, а в жилых помещениях попытались устроить колонию для малолетних преступников, которые, правда, по осени разбежались.

В 1937 году ради кирпича, который нужен был для строительства местного Дома культуры, был взорван Спасо-Преображенский собор. Остальные постройки закрытого монастыря, приспособленные для хозяйственных нужд, со временем ветшали и разрушались.

Первым посвятил свою жизнь восстановлению жемчужины Русского Севера генеральный директор Вологодского завода вентиляционных приборов Александр Плигин, получив благословение архиепископа Вологодского и Великоустюжского Михаила. Он ушёл со всех своих почётных и прибыльных должностей, чтобы поселиться на крохотном острове.

В 2004 году этого удивительного, искреннего человека, патриота России не стало. Его похоронили на Спасе рядом с часовней во имя Всех вологодских святых.

И всё же этот мужской монастырь хоть и медленно, но продолжал возрождаться.

В 2006 году на Каменном острове указом архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана (Лазаренко) было учреждено архиерейское подворье «Спасо-Каменный монастырь». К 750-летию монастыря, которое торжественно отмечалось в 2010 году, под восстановленной колокольней освятили Успенский храм.

6 октября 2017 года Священный синод Русской православной церкви, заслушав прошение митрополита Вологодского и Кирилловского Игнатия (Депутатова), постановил открыть Спасо-Каменный Преображенский мужской монастырь.

23 сентября 2018 года в обители был престольный праздник — в Спасо-Каменный Преображенский мужской монастырь возвращены мощи преподобного Иоасафа Каменского.

Старец Филофей

По значимости для России, для судеб человечества Спасо-Елеазаровский монастырь занимает особое место в мировой истории.

Пять с лишним столетий назад (около 1510 года) его игумен старец Филофей в период отнюдь не мирного сосуществования двух средневековых христианских цивилизаций — Восточной и Западной — написал послание великому князю Василию III, в котором развил уже высказанную им ранее в письмах к царскому дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюрю-Мунехину пророческую идею о том, что «Москва — это Третий Рим».

Биографические сведения о старце Филофее крайне скудны. На основании имеющихся данных можно лишь утверждать, что родился он около времени взятия Константинополя, то есть в середине XV века, жил в княжение Василия Ивановича и в начале царствования Ивана IV. Можно также предполагать, что умер старец Филофей вскоре после 1547 года.

Старец Филофей

* * *

Около 1448 года в ещё только строящуюся среди псковских лесов пустыньку была принесена из Константинополя Цареградская икона Божией Матери. По преданию в Константинополь, этот образ был в свою очередь доставлен из Рима в 1051 году — накануне раскола единой Церкви и отпадения латинян от Православия.

В 1439 году в Италии на Флорентийском соборе была подписана церковная уния, которая переводила Православную Церковь под власть Папы Римского. Византия пошла на это соглашение, надеясь на военную помощь Европы в борьбе с турками-османами.

В преддверии гибели Второго Рима основатель Псковского монастыря — преподобный Евфросин, в миру — Елеазар, пешком ходил в Константинополь. Там монаха принял Константинопольский патриарх Геннадий II, который благословил пустынножительную обитель Цареградской иконой Божией Матери.

В 1453 году Константинополь — Второй Рим — пал под ударами завоевателей. Русь не признала Флорентийскую унию и крушение Византийской империи сочла небесной карой за предательство Православия. Третьим Римом, призванным сохранить Соборную и Апостольскую Церковь и явить всему миру свет Православия, стала Москва, на протяжении веков собиравшая вокруг себя русские земли, созидая могучее Российское государство.

***

На рубеже XV-XVI веков в недрах национального самосознания, родилась идея, что великому государству суждено великое предназначение.

В то время как Псково-Печерская обитель выступала за сохранение псковской независимости, в пустыньке преподобного Евфросина объединились учёные мужи, ратовавшие за собирание русских земель вокруг Москвы.

Один из учеников преподобного Евфросина — игумен Филофей, выразитель этой идеи, в своих сочинениях заявил о решительной поддержке великого князя Василия III как «броздодержателя святых Божиих престол».

Суть послания старца великому князю, в котором он писал «Два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не бытии», сводилась к тому, что Московская Русь является исторической преемницей павших Римской и Византийской империй и единственным оплотом Вселенского Православия.

Вселенской миссией Руси стало сохранение Православной Церкви. А высшей целью Третьего Рима был Небесный Иерусалим — грядущее Царствие Небесное, которого невозможно достичь вне Церкви. Государство осмыслялось как оплот Православной Церкви, как христианская держава, защищающая свой властью и силой Православие. Церковь же была не только целью, но и основой, залогом исторического существования России.

Величественная теория исторического призвания Руси была закреплена на законодательном уровне — в решениях Стоглавого Собора. Слова старца Филофея через сто с лишним лет были почти дословно повторены в Уложенной грамоте Московского Освященного Собора 1589 года, утверждавшей патриаршество на Руси и подписанной Константинопольским патриархом Иеремией.

***

В 1918 году гибнет Царская семья, происходит отступление от веры. И в том же году закрывается Спасо-Елеазаровская обитель, монахи вывозятся на подводах в сторону Петрограда и там принимают мученическую смерть.

К началу 1990-х годов от двух десятков строений монастыря остались только соборный храм и двухэтажный братский корпус, которые были в аварийном состоянии. Обрушилась колокольня. По стенам собора поползли трещины — здание опасно накренилось. Над обителью нависла угроза полного разрушения.

В 2000 году накануне вступления в должность президентом России было подписано распоряжение о передаче Спасо-Елеазаровского монастыря Русской Православной Церкви. И вот обитель возрождается из руин. Ныне там находится женский монастырь. Восстановлены главный собор с замечательным иконостасом, монашеский корпус, колокольня, возведена монастырская ограда.

Восстановление обители началось под руководством энергичной, высокообразованной настоятельницы — монахини, потом игумении Елисаветы (Беляевой, 1956 — 2010), воспитанницы старцев Троице-Сергиевой лавры и стариц Дивеевской обители.

По словам игумении, благословил её на возрождение этой великой обители старец Николай Гурьянов с острова Залит, который сберёг главную святыню Третьего Рима — Цареградскую икону Божией Матери.

— Будет возрождаться обитель — будет возрождаться Россия, — напутствовал он матушку игумению.

Мать Елизавета стала душою не только материального восстановления обители, но и возрождения её духовного значения, положив начало серии международных конференций «Москва — Третий Рим». Такие конференции проводились в 2006 году в Спасо-Елеазаровском монастыре, Сарове и Серафимо-Дивеевском монастыре. В 2008 и 2009 годах в рамках Международных Рождественских чтений были организованы круглые столы «Москва — Третий Рим: единство народа, духовной и светской власти на пути возрождения идеалов Святой Руси» и «Москва — Третий Рим: роль Патриаршества в истории России».

* * *

— Концепция «Москва — Третий Рим» — пространство без границ», — утверждает сербская писательница Радмила Войнович… — Мы, сербы, тоже живём в Третьем Риме. Сербия — это Южная Россия. И наши враги это знают. Поэтому они говорят: «Сербия — русский вирус, его нужно уничтожить». А охраняют нас, сербов, святые, которые стали нашими святыми, — святой благоверный князь Александр Невский, батюшка Серафим Саровский, святые Царственные Мученики… В честь них освящены построенные в Сербии храмы.

Неизвестно, был ли старец Филофей прославлен как местночтимый святой. Но, по мнениям авторитетного исследователя его наследия — Н.В.Синицыной и известного московского пастыря — протоиерея Александра Салтыкова, Филофея Псковского, подобно Серафиму Саровскому, можно причислить к пророческому чину Русской Церкви, ибо он — «тайновидец будущего, и подобно ветхозаветным пророкам, обращался к царям со строгими предупреждениями о сохранении истинной веры».

Пророческое служение старца Филофея, как замечает отец Александр Салтыков, «является исключительным во всей истории Церкви, и потому несомненно, что старец Филофей является великим святым Русской Церкви, но святость его открывается лишь ныне, во исполнении пророчеств».

— Старец Филофей приоткрыл тайну миру, и мир, не вместивший той тайны, обратил познание её себе на погибель, — считала матушка Елисавета. — Крушение до сих пор продолжается, а после крушения мы имеем обломки, остатки, в которых до сей поры никак не можем разобраться…

«Идея Москвы — Третьего Рима, — писал исследователь русской культуры ХII-ХVII вв. М.М.Дунаев, — есть не идея политического самовосхваления, а идея тяжелейшей ответственности за Истину Православия… Ибо в понимании русских мыслителей — первый Рим пал, ослабленный внутренним нечестием, отпадением от Истины; второй Рим, Византия, оказался ослабленным внешне, пал под ударами вражескими. Вывод прост: необходимо блюсти внутреннюю чистоту Церкви и крепить оборонную мощь государства. Соединение внешнего с внутренним сделает православие непобедимым».

Прихожанин

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)
Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

Другие статьи по этой теме

Главный редактор — А.Д.Степанов
Учредитель ООО «Русская народная линия»
Пишите нам по адресу info@ruskline.ru
Телефон: +7 (812) 950-92-09
Свидетельство о регистрации СМИ в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Эл № ФС77-69161 от 29.03.2017 г. 18+
Сайт работает на программной платформе

Продолжаем знакомить читателей с главами из книги английского православного богослова Германа Мидлтона «Драгоценные сосуды Святого Духа: Жизнеописания и духовные советы современных греческих старцев» (Фессалоники, 2003).

Старец Филофей (Зервакос) Блаженный старец Филофей (Зервакос) родился в мае 1884 года в небольшой деревне Пакиа в Пелопоннесе. Его благочестивые родители Панайотис и Катерина дали ему в крещении имя Константин. С раннего возраста Константин был богобоязненным ребенком и ежедневно посещал церковь. В его автобиографии есть рассказ, свидетельствующий о том, с какой остротой переживал маленький мальчик бывшее ему как-то раз видение: «Когда мне было лет восемь или десять… дьявол появился передо мной в старых залатанных одежде и обуви, с ужасным лицом и рогами на голове. Он стоял в 25 или 30 футах от меня и бросал камни; они падали рядом со мной, но не попадали в меня».

Когда Константин закончил общеобразовательную школу, родители отдали его в педагогическое училище. В 17 лет он стал учителем. Юноша хотел отправиться в Америку, чтобы там преподавать в школе при одном из греческих приходов. Но Бог судил иначе. Прочитав жития святых Варвары, Иоанна Дамаскина, Антония Великого и другие, Константин ощутил божественную сладость в сердце, так что оно загорелось горячей любовью к Богу и всему божественному. Целыми днями, вспоминая жития, он вновь и вновь переживал страдания мучеников за веру и сладостную тишину пустынножительствующих монахов. Ум его был занят только мыслями о Боге и небесном. Так проснулось в нем стремление стать монахом. Он открыл свое желание матери, и в ту же ночь ему явились демоны в виде фантастических чудовищ, которые угрожали убить его, если он не оставит своего намерения вступить на путь монашеской жизни. Объятый страхом, Константин призвал на помощь Богородицу. Внезапно Ее икона спустилась с неба – и демоны исчезли. Когда икона начала подниматься, демоны вернулись, еще более яростные. Так происходило дважды. На третий раз Константин схватился за икону и не отпускал ее до тех пор, пока не пришел в себя. Очнувшись, он простоял, весь дрожа, до самого утра.

С того времени Константин стал бояться выходить из дома, когда становилось темно. Чувство своего призвания к монашеской жизни, в первый раз им почувствованное, постепенно слабело. В то же время мирское искушало его, но Бог не оставлял его и хранил, хотя юноша и отступился от своего желания оставить мир. Вскоре он стал учителем в соседней деревне Поиникион. Кроме работы в школе, он много времени проводил, играя на скрипке, мандолине и гитаре. По просьбе жителей юноша, обладавший прекрасным голосом, на рыночной площади декламировал стихи, и те даже дали ему прозвище «соловей». Однажды он гостил у друга. Его взгляд упал на книгу в прекрасном переплете, называвшуюся «Бриллианты рая», – сборник житий святых и прочих духовных произведений. Константин, сердце которого снова воспламенилось любовью к Богу, взял книгу и немедленно пошел домой, чтобы прочесть ее. Ощутив опять прикосновение благодати, он решил оставить все мирское – музыку, общение с людьми и все, что связывало бы его с миром. Мысли о смерти и о том, как его душа предстанет на Страшном суде, особенно подействовали на него.

Константин продолжал учительствовать и имел сильное влияние на чуткие сердца своих учеников. Он говорил: «Мне хотелось, чтобы вера и страх Божий так прижились в их сердцах, чтобы родители увидели их ангелами Божиими».

Когда юноша вступил на путь благочестия, став примером и для ближних, вновь вернулись к нему демоны, с новой силой принявшиеся мучить его. В его автобиографии множество выразительных описаний его сражений с ними. После одной такой битвы он рассказывал: «Я очутился там, где обитали демоны. Я видел множество нечистых духов, которые работали, словно в цеху, изобретая всяческие ловушки для улавливания людей». В конце концов он победил страх темноты и боязнь демонских атак, помышляя о том, что Бог, пекущийся о нем днем, без сомнения, не оставит его и ночью. С возросшей верой и дерзновением он начал посещать по ночам часовни, расположенные в глухих деревушках, молясь в то время, пока мир спал. И каждый раз, когда на него набрасывались демоны, он молился Богородице, и Она приходила ему на помощь.

Призвание к монашеской жизни, которое он явственно ощущал, усиливалось в нем. Но родители препятствовали его желанию оставить мир, особенно отец, грозивший наложить на себя руки. В поисках обители, которая стала бы для него домом, Константин странствовал босой, без всяких вещей, только с Библией и сменой одежды в котомке за спиной. Так прибыл он в Патру, уставший и совсем разбитый. Здесь отец Евсевий (Матопулос) посоветовал ему вернуться, чтобы исполнить свой долг перед родиной – пойти в армию: «отдать Цезарю цезарево» и лишь потом послужить Царю Небесному.

В 1905 году в возрасте 21 года Константин приехал в Афины, где и был призван на военную службу. В течение двух с половиной лет военной службы он имел возможность продолжать свое образование по вечерам. Также он посещал проповеди отца Евсевия, который также переехал в Афины. Пока Константин служил в Афинах, у него была счастливая возможность познакомиться и проводить время с Александром Мораитидисом, Александром Пападиамантисом, святым Николаем (Планасом) и святителем Нектарием Пентапольским. Закончив военную службу, Константин спросил святителя Нектария, где начать ему монашескую жизнь. Отец Нектарий ответил: «Цель твоя благая, я советую тебе поступить в Лонговардский монастырь в Паросе, где братия добродетельна и многочисленна». Но 23-летний Константин, стремясь осуществить желание многих лет своей жизни, отправился на север, на контролируемую турками территорию Македонии, и в частности на Святую гору Афон.

Приехав в Фессалоники, он тотчас же отправился поклониться мощам святого мученика Димитрия, которого очень любил и перед которым благоговел. Вскоре турки схватили его и обвинили в шпионаже. Благочестивый молодой человек был осужден на смерть секретарем паши, но паша, ссылаясь на то, что все обстоятельства дела ему неизвестны, не утвердил приговор. Он отпустил юношу, выслав его обратно в Афины.

Только через несколько лет узнал Константин, почему паша помиловал его. Друг его, с которым он путешествовал в Салоники, поведал ему историю, слышанную от паши, которая все и прояснила.

Вот рассказ паши. «Однажды утром я мирно спал, вдруг святой Димитрий явился мне, одетый в генеральскую форму и с оружием. Он строго посмотрел на меня и приказал: “Немедленно вставай! Оденься, надень обувь и иди в такое-то место города, чтобы освободить молодого человека, который без суда и следствия был осужден на смерть твоим личным секретарем. Когда ты освободишь его, посади его на пароход “Микали”, стоящий в порту и готовящийся отплыть в Грецию”. Я поторопился тут же освободить молодого человека и отправить его в Грецию».

Константин раскаялся в своем непослушании святителю Нектарию и, наконец, направился в Лонговардский монастырь, где игумен и братия приняли его с великой любовью и радостью. Через семь месяцев после поступления в монастырь, в декабре 1907 года, он был пострижен в малую схиму с наречением имени Филофей, что значит «любящий Бога», а на следующий день посвящен в диаконский сан. С благословения своего духовного отца через несколько лет, в 1910 году, отец Филофей совершил паломничество на Святую гору. Он свел там несколько душеполезных знакомств, но был разочарован общим духовным состоянием афонцев. Возвращаясь через Фессалоники, отец Филофей снова был арестован турками по подозрению в шпионаже. И снова святой Димитрий пришел к нему на помощь.

Отец Филофей вернулся в Лонговарду, где в апреле 1912 года был рукоположен в священнический сан, а в октябре следующего года был возведен в сан архимандрита. Это возведение ознаменовало важное изменение в жизни отца Филофея: он стал принимать исповедь и произносить проповеди на Эгинских островах, а позже и в Афинах, на Пелопоннесе и в других частях Греции. В марте 1924 года он совершил большую поездку, исповедуя людей и проповедуя в южной Греции, на Крите, в Палестине, Аравии, Египте и на горе Синай. Отец Филофей был сильно взволнован посещением Святой Земли и потом убеждал христиан совершать паломничества именно туда, а не ездить по Европе.

В тот же год поднялось великое смущение в Церкви из-за нововведения – григорианского календаря, принятого в 1923 году Константинопольским патриархом Мелетием (Метаксакисом), а в 1924 году – Синодом Элладской Церкви. Разделение, возникшее в связи с нововведением, повреждало отношения между православными христианами, придерживавшимися традиционного и нововведенного календарей, они настраивались друг против друга. Все это причиняло старцу большие страдания, и он молился о восстановлении традиционного церковного календаря и о примирении обеих групп. Даже после этого старец не отделялся от своего епископа из-за изменений, но и не придерживался нового календаря, оставаясь одним из самых откровенных противников нововведения. До конца своих дней старец уверял, что, хотя причиной разделения явилось введение григорианского календаря и единственный путь к объединению – возвращение к юлианскому календарю, ни одна из сторон не лишена заблуждений и обе подпадают под различные анафемы. «Сорок лет я просил и продолжаю просить Бога утишить эту ужасную бурю, это бурное море в церковной среде, принести мир, и однажды ночью невидимый голос сказал: “Своевольным посланы Богом искривленные стези”. Я надеюсь, и молюсь, и умоляю Небесного Отца просветить церковных лидеров перестать нападать друг на друга, но примириться и вернуть Церкви православный календарь, данный нам отцами».

В 1930 году, когда Иерофей, игумен Лонговарды, скончался, архимандрит Филофей был избран на его место. Ему было тогда 46 лет, но он отличался величайшим благоговением, непоколебимой верой в Бога, любовью к трудам, смирением и ревностью к церковным традициям, и многие почитали его за святого подвижника. В дополнение к своим увеличившимся обязанностям в монастыре, отец Филофей продолжал совершать миссионерские поездки в другие части Греции для проповеди и духовного окормления народа Божия.

Во время итальянской и германской оккупации (1941–1944) он неустанно трудился, помогая бедным и голодающим Пароса. От 150 до 200 жителей острова ежедневно получали пищу в монастыре, и если бы не поддержка обители, от голода могли бы умереть около 1500 человек. Отец Филофей заступился перед немецким комиссаром острова за 125 молодых греков, приговоренных к смерти. Комиссар, не желавший уступать, был вынужден согласиться, когда отец Филофей предложил, чтобы и его казнили вместе с приговоренными.

После войны отец Филофей продолжал свою миссионерскую деятельность. Несколько раз в год он отправлялся на разные острова и в множество деревень и городов северной и южной Греции, учил, увещевал и исповедовал… Кроме управления Лонговардским монастырем, он поддерживал и некоторые женские обители. В своей автобиографии он пиал, что во время этих миссионерских поездок «бывал так утомлен, что замертво падал в постель, помышляя, что никогда уже не встану на ноги, но умру или, изнуренный болезнью, буду много дней лежать бездвижен и бездеятелен. Но каждый раз, просыпаясь утром, я чувствовал себя исцеленным и совершенно здоровым. Это поражало меня и помогало сознавать свою ничтожность и слабость вкупе с силой благодати Божией (без которой мы ни на что не способны)».

В добавление к дарам исповеди и проповеди, отец Филофей обладал писательским даром. В письме к нему Такис Папатсонис похваляет его, отмечая, что его «писательский дар может сравняться с изящными трудами образованных отцов Церкви». Отец Филофей был плодовитым писателем. Он издал лишь девять книг, хотя им написано огромное количество статей, брошюр и около десяти тысяч писем духовного содержания к духовным детям по всему миру. Блаженный старец писал, чтобы поддержать народ Божий в борьбе за свою веру и призвать оставаться верными священному Преданию, унаследованному от отцов Церкви.

Старец Филофей продолжал укреплять и наставлять народ Божий до самой своей смерти. За несколько недель до кончины его посетил архимандрит Дионисий, игумен монастыря Симонопетр, один из его духовных чад. Он выслушал последнюю исповедь отца Филофея, а на следующий день старец причастился святых Христовых таин. Он скончался вскоре после этого, 8 мая 1980 года.

После его кончины люди из всех концов Греции восхвали в надгробных речах его добродетели. Игумен Гавриил (1886–1983), настоятель монастыря Дионисиат на Святой горе, написал одно из самых прекрасных и трогательных прощальных слов: «Двенадцать дней назад наставник нашего духовного круга уснул вечным сном – учитель и руководитель тайноводственной жизни нашей державы, преподобнейший отец Филофей, гордость монашества… Три четверти века он провел, уча народ благими делом и словом, столь необходимыми каждому православному христианину. Я не могу найти слов, достойных великого проповедника покаяния и неизреченного столпа Православия».

Герман Мидлтон,
Перевел с английского Василий Томачинский

3 апреля 2007 г.

Мораитидис Александр (1850–1929) – известный греческий филолог, писатель, драматург. Принадлежал к той части греческой интеллектуальной элиты, которая осталась верной Православию.

Пападиамантис Александр (1851–1911) – известный греческий писатель, верный сын Православной Церкви.

Он писал, что, с одной стороны, «новый календарь не был введен в Православной Церкви ни Вселенским Собором, ни Поместным Синодом. Напротив, Константинопольский патриарх Мелетий (Метаксакис), который был масоном 33-го градуса, совместно с шестью неправославно мыслящими иерархами, ввели календарь неканонично и незаконно, показывая свое неуважение к Православной Церкви и традициям святых апостолов и святых отцов». С другой стороны, уважая группы старостильников, отделившихся от официальной Церкви, старец писал, что они также подпадают под анафему как нарушающие и презирающие великую заповедь любви: «Они презрели ее, нарушили ее, отбросили, ненавидят друг друга, угрызают друг друга, набрасываются друг на друга». Он особенно печалился о том, что «некоторые ревнители старого календаря верят и утверждают, что таинства без календаря недействительны и без календаря нет спасения. Величайшая ересь, какой еще не бывало!»

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *