Трудности в учебе

Регистрация

Рассылка закрыта

При закрытии подписчики были переданы в рассылку «Практическая Психология Успеха» на которую и рекомендуем вам подписаться.

Вы можете найти рассылки сходной тематики в Каталоге рассылок.

← Январь 2007 →
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
16 17 18 19 20 21
22 23 25 26 27 28
29 31

Автор

Статистика

781 подписчиков
-2 за неделю ← Все выпуски

Ищешь работу? Подготовь себя к успеху! Выпуск 18.

Ищешь работу? Подготовь себя к Успеху!
выпуск #18 автор рассылки — Лана Рачкова

Добрый час, уважаемые читатели!

Сегодня я получила интересный вопрос, который заслуживает отдельного (внеочередного) выпуска рассылки, поскольку столкнуться с этим в поиске работы может каждый.

Вот этот вопрос:
«Здравствуйте Лана! Помогите ответить, с точки зрения нанимателя, на эти вопросы. И кто их только придумывает? Буду весьма благодарен. С уважением, Сергей.

Закончите, пожалуйста, предложения (избегайте шутливых и ироничных ответов):
Лучше всего мне работается с…
Больше всего я хотел(а) бы в жизни…
Люблю работать с людьми, которые…
Главная трудность, которая меня ожидает в работе…
Когда ко мне приближается мой начальник…»

Спасибо, Сергей, за такой интересный вопрос. В качестве эпиграфа к ответу я выбрала замечательные строки из книги Анхеля де Куатье:

«Когда человек рассказывает о своих страхах, он рассказывает о своем прошлом.
Спросите у человека, что его печалит, и вы узнаете, что главное в его жизни, о его ценностях и приоритетах.
А потом, ради смеха, узнайте, что его раздражает.
И этот человек, сам того не подозревая, расскажет вам обо всех своих привычках».
(Анхель де Куатьэ)

Вы никогда не задумывались о том, что это действительно так?

Тот тест (проективное психологическое исследование), который был предложен Сергею называется «контент-анализ».

Я не знаю, каким способом будет обрабатывать его работодатель. Обработка проективных методик – это весьма творческий процесс психолога, который эту методику предлагает, потому что стандартных вариантов не существует. Однако, логику обработки такого теста проследить возможно.

Давайте попробуем.

Итак, вопрос 1: «Лучше всего мне работается с…». Как и все остальные, вопрос многозначный. Человек может ответить на этот вопрос по-разному: «про людей» (с такими-то людьми), «про технологии» (с новейшими компьютерными технологиями), «про информацию» (с информацией о…), и т.д. Уже это показывает направленность человека.

Предположим, что ответ все-таки о людях. Далее важно, какие акценты соискатель выделяет (то есть что для него наиболее значимо в человеке, с которым он работает).

Варианты акцентов –

  • чувства («с кем комфортно, приятно»),
  • навыки («с профессионалами», «с мастерами своего дела, которым не надо объяснять азов», или наоборот: «с теми, кто хочет научиться делать дело»),
  • психологические качества («с дисциплинированными людьми», «с ответственными сотрудниками»), должность и пр.

Выбирая ответ на вопрос, важно помнить, что то, что вы говорите о других (ВСЕ, что вы говорите о других) – вы говорите о себе!!!

Не верите?

Проверьте – понаблюдайте за собой или за окружающими. За собой – сложнее, за окружающими – информативнее.

Контрольный вопрос, как правило: «Как то, что я (он) говорю(-ит) относится ко мне (к нему)?».

Вопрос 2: «Больше всего я хотел(а) бы в жизни…». А этот вопрос – о ценностях. Ваш выбор при ответе на этот вопрос – «пускать» ли работодателя глубоко в свои ценности?

Здесь важно не переусердствовать и не давать ответов типа «Мира во всем мире» (это явный перебор). Из ответа на этот вопрос опытному психологу будет ясно, в какой области лежат Ваши ценности: семья, работа, карьера, самореализация, хобби, и пр.

И нет однозначной рекомендации, что надо, например, указать в этом ответе именно работу. Если это не является вашей ценностью – не попадете ли вы в ситуацию, крайне дискомфортную для себя, попав в компанию с жесткой корпоративной культурой, где компания претендует на ВСЕ ваше время, вытесняя все остальные стороны вашей жизни?

Кстати, о том, как «докопаться» до своих ценностей и какие требования предъявить к будущей работе (в соответствии со своими ценностями) мы подробно рассматриваем в «Пошаговом руководстве для тех, кто ищет работу».

Вопрос 3: «Люблю работать с людьми, которые…». А вот это уже точно про людей. При чем это – ваши ценности на эмоциональном уровне. Этот вопрос – о совместимости. Из этого вопроса я бы сделала вывод о том, «впишется» ли человек в команду (которая, безусловно, уже существует).

Кроме этого, здесь речь идет, безусловно, опять же о ваших ценностях, а значит – требованиях к окружающим вас людям, а значит — о себе.

Врать здесь тоже нецелесообразно. Если укажете не свою, а ожидаемую от вас («социально желаемую») ценность – то можете попасть в команду, которая будет для вас ой, как неуютна…

Вопрос 4: «Главная трудность, которая меня ожидает в работе…». Ответы на этот вопрос могут быть разделены на разные направления:

  • отношения («сойтись с коллективом»),
  • планирование («нехватка времени»),
  • системность («недостаток информации»),
  • и пр.

Говоря о трудностях в работе – вы говорите о своих приоритетах в подходе к решению рабочих задач. Выбирайте!

Вопрос 5: «Когда ко мне приближается мой начальник…». На этот вопрос в голову приходят следующие возможные ответы:

— «Я погружаюсь в работу» (вряд ли такое будете писать при приеме на работу, потому что это значит, что в остальное время вы бездельничаете и отлыниваете ;)).

— «Я внутренне напрягаюсь» или «Я боюсь, что получу нагоняй за то-то». Это о неуверенности. Если вы действительно испытываете подобные чувства – это сигнал о вашей неуверенности в себе, как личностной, так и профессиональной.

— «Я готов показать ему результаты работы над текущим проектом». Странно, но это тоже о неуверенности. Ведь вас еще никто ни о чем не спросил (он только приближается). И это похоже на защиту, когда нападение еще не совершено.

— «Я задам ему вопрос, который давно назрел». В ответ на этот ответ (тавтология) возникает вопрос: «ты что, его караулил? Твой начальник будет бояться проходить мимо тебя в офисе».

— «Приветливо поздороваюсь». А вот это – уже ближе к делу. Нормальная реакция уверенного в себе и своем деле сотрудника.

Вопросы, которые применяются в контент-анализе могут быть самые разные. Отвечая на вопросы, помните, что тот, кто будет читать ваш ответ – способен заглянуть чуть глубже и дальше, чем вы отвечаете.

Именно поэтому я очень рекомендую в первую очередь — разобраться со своими ценностями (в контексте поиска работы — прежде всего трудовыми, но не только). И тогда вопросов «Как отвечать?» уже не возникает. Главный вопрос в этом случае — «Как выбрать именно то, с чем готов связать часть своей жизни». Об этом, и не только, идет речь в «Пошаговом руководстве для тех, кто ищет работу».

Надеюсь, что мне удалось ответить на вопрос Сергея.

С пожеланием успехов (и не только в поиске работы),
Лана Рачкова.

Написать автору

В избранное

Проблемы с учебой (подросток)

Н.И. Козлов

Проблемы с учебой имеют три главных корня: ребенок НЕ МОЖЕТ, ребенок НЕ ХОЧЕТ и ребенок В ПЛОХОМ КОНТАКТЕ С РОДИТЕЛЯМИ.

НЕ МОЖЕТ — чаще всего начинается с того, что родители в первых классах не научили ребенка учиться. Надеялись на самостоятельность, пустили на самотек — и это была ошибка. Хорошо, как бы ни было это трудно, лучше поздно, чем никогда: догоняем материал и учим учиться. Как в первом классе!

НЕ ХОЧЕТ — или запустил учебу, или ветер в голове. Запустил учебу — нужно подтянуть, а если ветер в голове — голову прочистить и перевести в режим контроля. Обычно мамы с этим не справляются, уговоры не помогают, тут нужен отец. Не ремень, а отец. Если нет — ищите психолога, но хорошего психолога найти трудно.

ПЛОХОЙ КОНТАКТ С РОДИТЕЛЯМИ — боюсь, сами с этим вопросом не справитесь. Чаще всего на консультациях мне приходится выслушивать обе стороны, родители высказывают свои претензии к подростку, подросток свои к родителям. Справедливые претензии к родителям бывают, с них и начинаем: договариваемся, что родители будут вести себя более адекватно (тут конкретные формулировки), в обмен на это будущего молодого человека ожидается то-то и то-то. Любопытно, в большинстве случаев договариваться удается.

Бывают и другие причины, хотя бы их назовем.

  1. Конфликты с педагогами. Главное – не понижать авторитет преподавателя в глазах ребёнка, быть осторожным при осуждении его действий. Ещё сильнее «опустив» педагога в глазах ребёнка, вы рискуете тем, что у него ваш сын или дочь уже совсем ничему не научится. Более того, ребёнок может привыкнуть списывать свои собственные неудачи на учителей и в дальнейшем.
  2. Конфликты с товарищами по учёбе, с ребятами во дворе и т. д. Ребёнок захвачен конфликтом, и он отнимает большую часть его ресурсов, которые могли бы быть потрачены на обучение. Чем дольше это продолжается, тем больше школьник изматывается. Для начала попытайтесь поговорить с ребёнком. В качестве профилактики обучите его приёмам бесконфликтного общения.
  3. Неумение организовать свою домашнюю работу. Попробуйте помочь ребёнку распределять время и силы. Пусть сначала он выполняет то задание, которое вызывает у него наибольшие трудности.
  4. Отвлекающие факторы. Компьютер, телевизор и прочие развлечения должны знать своё место. Не позволяйте их электронным душам слишком долго находиться в центре внимания ребёнка, если он только не использует их для обучения.
  5. Проблемы с развитием внимания и памяти. Начать исправлять можно уже сегодня. Надеюсь, легко найдёте подходящие способы. Затрудняетесь? Почему бы не посоветоваться со школьным психологом?
  6. Личные проблемы. «Какие там такие проблемы могут быть в его-то возрасте. Одни фантазии!». Если вы можете согласиться с этим высказыванием, то, скорее всего, вашему ребёнку сильно не повезло – ему трудно будет поделиться с вами проблемой, ведь она для вас просто пустяк, а для него беда.
  7. Ребёнок не был подготовлен к школьному обучению. Лечиться. Возможные лекарства: – мастерство педагогов (дефицитное средство, в аптеках не продаётся, да и не в каждой школе имеется достаточное количество этого чудодейственного препарата); – вы сами займётесь ребёнком (очень эффективно, но требует временных и эмоциональных затрат).
  8. Ребёнок часто болеет. Постарайтесь укрепить его иммунитет и не давайте тратить драгоценное время впустую.

Хроническая неуспешность и школьная тревожность



Хроническая неуспешность. К трудностям и неудачам, почти неизбежным в начале школьного обучения, родители часто относятся резко отрицательно. Негативные оцен­ки со стороны взрослых приводят к тому, что у ребенка падает уверенность в себе, повышается тревожность. Это, в свою очередь, приводит отнюдь не к улучшению, а к ухудшению результатов, к дезорганизации деятельности. Постоянное опасение сделать ошибку отвлекает внимание ре­бенка от смысла выполняемых им заданий и приводит к тому, что он фиксируется на случайных мелочах, упуская из виду глав­ное. Опасение сделать ошибку заставляет ребенка многократно проверять свою работу, что приводит к дополнительной неоправ­данной трате времени и сил. Несформированность эффективных спосо­бов проверки делает проверку к тому же бессмысленной, так как во многих случаях она все равно не помогает найти и исправить ошибку. Стремление сделать работу как можно лучше (перфекционизм) в итоге лишь ухудшает дело.

Так складывается порочный круг: нарушения деятельности ве­дут к неуспеху, негативным оценкам со стороны окружающих. Неуспех порождает тревогу. Тревога дезорганизует деятельность ребенка, способствуя закреплению неудач. Чем дальше, тем труд­нее становится разорвать этот круг, поэтому неуспешность и стано­вится «хронической». Чем более ответственную работу выполняет ребенок, тем больше он волнуется. Из-за этого ответствен­ные контрольные и экзаменационные работы выполняются не лучше, а хуже повседневных заданий. Возникает зависимость, удив­ляющая многих родителей и педагогов: при повышении мотива­ции снижаются достижения.

Важнейшим показателем, свидетельствующим о наличии хронической неуспешности (следует отличать от исходной несформированности организации дейст­вий) является дезорганизация деятельности под действием тревоги. Еще одно условие, без которого данный синдром не возникает – это высокая степень социализированности и конформности ребенка, установка на исполнительность, послушность, некритическое выполнение требо­ваний взрослых. Конформность – податливость человека реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства. Если у ребенка нет такой установки, то ему более или менее безразлично несоответствие его школьных дос­тижений ожиданиям взрослых (если уровень тревоги у такого ребенка повышается, то, скорее всего, по другим причинам). О наличии у ребенка установки на исполнительность часто го­ворят сами родители, рассказывая, как долго ребенок сидит за уроками (хотя при этом может постоянно отвлекаться от выпол­няемых заданий). В обследовании личностная конформность проявляется в подчеркнутой направленности ребенка на точное выполнение требований проверяющего (уточнения инструкции и т. п.), а также в стремлении к уходу от непривычных и неодно­значно определенных заданий типа «Несуществующего живот­ного», которые оцениваются ребенком как особо трудные.

Нужно помнить, что первичные причины, приводящие, в конеч­ном итоге к хронической неуспешности, могут быть различными. Наиболее распространенной предпосылкой служит недостаточная подготовленность ребенка к школе, приводящая к затруднениям с первых дней обучения. Так, например, недоразвитие мелкой моторики (умения управлять тонкими движениями пальцев и кисти руки) сразу вызывает неудачи при обучении письму. Несформированность произвольного внимания приводит к труд­ностям в организации всей работы на уроке; ребенок не запо­минает, «пропускает мимо ушей» задания и указания учителя.

В некоторых случаях «слабым звеном», запускающим порочный круг, оказываются завышенные ожидания родителей. Нормаль­ные, средние школьные успехи ребенка, которого считали вундер­киндом, воспринимаются родителями (а значит, и им самим) как неудачи. Реальные достижения не замечаются или оцениваются недостаточно высоко. В результате начинает работать механизм, приводящий к росту тревожности и, вследствие этого, к реальной неуспеваемости.

Независимо от исходной причины, развитие по типу хроничес­кой неуспешности протекает примерно одинаково. Длительное состояние тревоги неблагоприятно сказывается на работе нервной системы. В результате этого со временем развивается астения. Астения – нервно-психическая слабость, проявляющаяся в повышенной утомляемости и истощаемости, сниженном пороге чувствительности, крайней неустойчивости настроения, нарушении сна. При астении падает работоспособность, нарушается внимание, ослабляется память. Все эти нарушения обратимы, но, пока они не преодолены, успехи в учебе, разумеется, продолжают снижаться. Часто родители, пытаясь преодолеть возникшие у ребенка трудности, устраивают ежедневные допол­нительные занятия. Это повышает астенизацию ребенка и, следо­вательно, усиливает общее неблагополучие ситуации, еще более тормозит развитие. Постоянный неуспех со временем приводит к появлению пессимистического подхода к действительности и развитию депрес­сивных тенденций.

Школьная тревожность.Иногда тревога бывает полностью локализована в школьной сфере, что часто порождает поведенческие трудности, которые в литературе принято обозначать термином школьная тревож­ность. Это полный ступор при вызове к доске, неспособность ответить урок, хорошо выученный дома, провалы на контрольных при хорошем выполнении аналогичных заданий в домашних рабо­тах. При этом в ситуации обследования, особенно в заданиях, не напоминающих школьные, ребенок успешен, адекватен. Отдель­ные показатели тревоги проявляются лишь в слабой степени; при любом же приближении к школьной тематике они резко нарастают.

При локализации тревоги в школьной сфере нельзя говорить о целостном синдроме хронической неус­пешности, для которого характерна тотальность переживания ребенком своих неуспехов, предельная генерализация этого переживания. Однако механизмы школьной тревожности и хро­нической неуспешности во многом близки между собой.

Главное, что должны сделать взрослые в случае постановки диагноза синдром хронической неуспешности или синдром школьной тревожности, – это обеспечить ребенку ощущение успеха. Необходимо объяснить родителям и учителю, как именно надо оценивать ребенка. Эти правила достаточно просты: ни в коем случае не сравнивать его весьма посредственные результаты с эталоном (требованиями школьной программы, образцами взрослых, достижениями более успешных одноклассников). Ребенка нужно сравнивать только с ним самим и хвалить его лишь за одно: за улучшение его собст­венных результатов. Если во вчерашнем диктанте было пропу­щено три буквы, а в сегодняшнем – только две, то это надо отметить как реальный успех, который должен быть высоко и без всякой снисходительности или иронии оценен взрослыми.

Соблюдение правил безболезненного оценивания детских ус­пехов должно сочетаться с поиском сферы наивысшей успеш­ности, в которой ребенок может реализовать себя. Очень важно придать этой сфере высокую ценность в его глазах. В чем бы ни был успешен ребенок, страдающий хронической неуспешно­стью, – в спорте, в чисто бытовых домашних делах, в каких-либо частных умелостях, – ему ни в коем случае нельзя ставить в вину неуспехи в школьных делах. Напротив, следует подчер­кивать, что, раз он что-то научился делать хорошо, то постепенно научится и всему остальному.

Иногда взрослым кажется, что у ребенка нет способностей вообще ни к чему. Однако в действительности такого практически никогда не бывает. Может быть, он хорошо бегает? Тогда надо отдать его в секцию легкой атлетики (а не говорить, что на это у него нет времени, потому что он не успевает сделать уроки). Возможно, он умеет аккуратно работать с мелкими деталями? Тогда ему стоит записаться в кружок авиамоделирования. Ребенка, страдающего хронической неуспешностью, нужно не просто по­больше хвалить и поменьше ругать (что очевидно), но хвалить именно тогда, когда он что-то делает (а не тогда, когда пассив­но сидит, не мешая окружающим).

Родителям и учителям необходимо излечиться от нетерпе­ния: ждать успехов в учебе придется долго, так как на школь­ных делах и произошло замыкание порочного круга тревожности и низкой результативности. Школа должна очень долго оста­ваться сферой щадящего оценивания, снижающего тревогу (что уже само по себе дает некоторое улучшение результатов). Следует быть готовыми к тому, что школьные дела до конца могут остаться вне сферы детского самоутверждения, поэтому болезнен­ность школьной ситуации должна быть снижена любыми средствами.

В первую очередь, необходимо снизить ценность школьных отметок (но не знаний!). Важно, чтобы родители не показывали ребенку свою озабочен­ность его учебными неудачами. Чтобы, искренне интересуясь школьной жизнью ребенка, они при этом смещали акценты своих интересов на отношения детей в классе, подготовку к празд­никам, дежурства по классу, экскурсии и походы, но не фиксиро­вались на локальной области неуспеха – на содержании обучения.

Самый тяжкий результат хронической неуспешности – резко отрицательное отношение ребенка к школьным делам, которое к подростковому возрасту может сформироваться в классическую форму антисоциального школьного поведения (хулиганства).

Проблемы в учебе. Синдром хронической неуспешности

(3 голоса: 4.33 из 5)

Психологический синдром хронической неуспешности складывается в конце дошкольного или в младшем школьном возрасте. Межличностная ситуация развития при этом синдроме характеризуется несовпадением между ожиданиями взрослых и достижениями ребенка. Риск его возникновения появляется тогда, когда с ребенком начинаются систематические занятия, результаты которых не устраивают родителей и/или педагога.

Как правило, в младшем и среднем дошкольном возрасте взрослые не проявляют повышенного интереса к тому, насколько успешно ребенок справляется с теми или иными заданиями. Отношение к нему, оценка его как «хорошего» или «плохого» определяется совсем другими критериями — тем, хорошо ли он себя ведет, слушается ли родителей и воспитательницу и т. п.

В период подготовки к обучению в школе или немного позже, в начале школьного обучения, отношение взрослых к успехам и неудачам ребенка изменяется. «Хорошим» оказывается прежде всего тот ребенок, который много знает, успешно учится, с легкостью решает задачи. К трудностям и неудачам, почти неизбежным в начале школьного обучения, родители часто относятся резко отрицательно.

Дети, нуждающиеся в коррекционной помощи (в связи с сенсорным дефектом или задержкой психического развития), нередко оказываются в аналогичной ситуации уже в трехлетнем возрасте. Тот же эффект возможен и при завышенных ожиданиях родителей, озабоченных достижениями ребенка с раннего детства, начинающих учить его читать и писать в три года и недовольных его недостаточно быстрыми успехами.

Реакция социального окружения, специфичная для хронической неуспешности, — это постоянная негативная оценка, замечания, недовольство родителей и педагога.

В результате у ребенка возникает и поддерживается высокий уровень тревоги. У него падает уверенность в себе, снижается самооценка. Позиция младшего школьника с хронической неуспешностью — это представление о себе как о безнадежно плохом ученике. Таковы основные особенности психологического профиля при этом синдроме.

Естественные следствия высокого уровня тревоги — это непродуктивная трата времени на несущественные детали, отвлечение от работы на рассуждения о том, «как будет плохо, если у меня снова ничего не получится, если я опять получу двойку», отказ от заданий, которые уже заранее кажутся ребенку слишком трудными.

Постоянное опасение сделать ошибку отвлекает внимание ребенка от смысла выполняемых им заданий; он фиксируется на случайных мелочах, упуская из виду главное. Опасения заставляют его многократно проверять свою работу, что приводит к дополнительной неоправданной трате времени и сил. Невладение эффективными способами проверки делает ее к тому же бессмысленной, так как она все равно не помогает найти и исправить ошибку. Стремление сделать работу как можно лучше (перфекционизм) в итоге лишь ухудшает дело. Низкая результативность (неизбежное следствие постоянного состояния тревоги) — это центральная особенность деятельности при хронической неуспешности.

Так складывается порочный круг: тревога, нарушая деятельность ребенка, ведет к неуспеху, негативным оценкам со стороны окружающих. Неуспех порождает тревогу, способствуя закреплению неудач. Чем дальше, тем труднее становится разорвать этот круг, поэтому неуспешность и становится «хронической». Чем более ответственную работу выполняет ребенок, тем больше он волнуется. Если уровень тревоги и без того повышен, то его дополнительное повышение (волнение) еще больше понижает результаты работы. Из-за этого ответственные контрольные и экзаменационные работы выполняются не лучше, а хуже повседневных заданий. Возникает зависимость, удивляющая многих родителей и педагогов: при повышении мотивации снижаются достижения.

Кроме повышенной тревоги, существует еще одно условие, без которого хроническая неуспешность не возникает. Это — достаточно высокая степень социализированности ребенка, установка на исполнительность, послушность, некритическое выполнение требований взрослых. Если такой установки нет, то ему более или менее безразлично несоответствие его достижений ожиданиям взрослых. Конечно, и у такого ребенка может повышаться уровень тревоги, но по другим причинам.

О наличии у ребенка установки на исполнительность часто говорят сами родители, рассказывая, как долго он сидит за уроками (хотя при этом может постоянно отвлекаться от выполняемых заданий). В психологическом обследовании проявляется подчеркнутая направленность ребенка на точное выполнение требований проверяющего, а также стремление к уходу от непривычных и неоднозначно определенных заданий, которые оцениваются ребенком как особо трудные.

Ане Б. 9 лет. Она учится в третьем классе и уже второй год слывет «двоечницей», но до сих пор и родители, и учительница с этим почему-то мирились. Теперь терпение учительницы иссякло. Она сказала, что Аню надо либо оставлять на второй год, либо переводить в школу для умственно отсталых.

Психологическое обследование показало, что у Ани невысокий, но нормальный для ее возраста уровень умственного развития. Запас знаний несколько ниже нормы, но не настолько, чтобы сделать невозможным обучение в массовой школе. Повышена утомляемость, снижена работоспособность. Вероятно, это следствие перегрузки: отец девочки рассказывает, что у нее очень много дополнительных занятий — это, по его мнению, единственный способ научить ее тому, чего требует школьная программа.

Главная психологическая особенность Ани — очень высокий уровень тревожности, беспокойства. Она все время боится сделать ошибку. Из-за этого иногда она вовсе отказывается от выполнения заданий, которые ей вполне по силам. Иногда, все же взявшись за задание, она столько внимания уделяет мелочам, что на главное у нее уже не остается ни сил, ни времени. Рисуя, она больше пользуется ластиком, чем карандашом. Это не имеет особого смысла, так как новая проведенная ею линия обычно ничем не лучше стертой, но времени на каждый рисунок тратится вдвое или втрое больше, чем нужно.

Первичные причины, приводящие в конечном итоге к хронической неуспешности, могут быть различными. Наиболее распространенной предпосылкой служит недостаточная подготовленность ребенка к школе, приводящая к затруднениям с первых дней обучения. Так, например, недоразвитие мелкой моторики (умения управлять тонкими движениями пальцев и кисти руки) сразу вызывает неудачи при обучении письму. Несформированность произвольного внимания приводит к трудностям в организации всей работы на уроке; ребенок не запоминает, «пропускает мимо ушей» задания и указания учителя.

Нередко причиной первых неудач становится нарушение обучаемости (задержка психического развития), несоответствие применяемых методов обучения возможностям ребенка. В дальнейшем на этой основе складывается хроническая неуспешность, и, даже если задержка уже компенсирована, учебные достижения не повышаются: теперь они поддерживаются повышенным уровнем тревоги. При особо глубокой задержке психического развития и тем более при умственной отсталости синдром хронической неуспешности не возникает: в этих случаях у ребенка снижена критичность, и он просто не замечает собственных неудач и отставания от других детей.

В некоторых случаях «слабым звеном», запускающим порочный круг, оказываются завышенные ожидания родителей. Нормальные, средние школьные успехи ребенка, которого считали «вундеркиндом», воспринимаются родителями (а значит, и им самим) как неудачи. Реальные достижения не замечаются или оцениваются недостаточно высоко. В результате начинает работать механизм, приводящий к росту тревожности и вследствие этого к реальной неуспеваемости.

Возможен вариант, когда повышенный уровень тревоги первоначально формируется не из-за школьных неудач, а под влиянием семейных конфликтов или неправильного стиля воспитания. Вызванная этим общая неуверенность в себе, склонность панически реагировать на любые трудности переносятся позже и на школьную жизнь. Далее складывается уже описанный синдром хронической неуспешности, и даже при нормализации семейных отношений тревожность не исчезает: теперь она поддерживается школьной неуспеваемостью.

Независимо от исходной причины развитие по типу хронической неуспешности протекает примерно одинаково. В конечном итоге во всех случаях наблюдается сочетание низких достижений, резко повышенной тревожности, неуверенности в себе и низкой оценки ребенка окружающими (родителями, учителями).

Все эти нарушения обратимы, но, пока они не преодолены, успехи в учебе, разумеется, продолжают снижаться. Часто родители, пытаясь преодолеть возникшие у ребенка трудности, устраивают ежедневные дополнительные занятия (что мы видели на примере Ани). Это повышает астенизацию и, следовательно, усиливает общее неблагополучие ситуации, еще более тормозит развитие.

Для психолога важнейшим показателем, свидетельствующим о наличии хронической неуспешности, служит «тревожная» дезорганизация деятельности (то есть нарушения планирования и самоконтроля, вызываемые повышенным уровнем тревоги). «Тревожную» дезорганизацию следует отличать от исходной несформированности организации действий. Одним из характерных показателей того, что дезорганизация вызвана именно повышением тревоги, является ухудшение результатов при повышении мотивации. На «тревожный» распад деятельности (в отличие от исходно низкого уровня ее организации) указывают многочисленные симптомы тревоги, как наблюдаемые в поведении, так и проявляющиеся в тестах.

Если тревога высока, но выраженные нарушения организации деятельности отсутствуют, то можно говорить лишь об угрозе возникновения хронической неуспешности, о том, что ребенок находится в зоне повышенного риска, а не о сложившемся психологическом синдроме. Хроническая неуспешность — невротизирующий психологический синдром. В ходе его развития к первичной психологической симптоматике очень часто присоединяется невротическая: тики, навязчивые движения и мысли, энурез, нарушения сна и т. п. Иногда (но, разумеется, отнюдь не всегда) появление невротической симптоматики парадоксальным образом способствует преодолению исходного синдрома. Родители, озабоченные болезнью ребенка, перестают уделять столь большое внимание, как раньше, его школьным неудачам. Это изменение реакции социального окружения размыкает порочный круг, поддерживавший хроническую неуспешность. Из категории «неуспевающих» ребенок попадает в категорию «больных».

Другим нередким следствием длительно развивающейся хронической неуспешности является падение учебной мотивации, появление негативного отношения к школе и учению. В этом случае первоначальная высокая социализированность ребенка к концу младшего школьного возраста может смениться асоциальной установкой.

У многих детей постоянный неуспех со временем приводит к появлению пессимистического подхода к действительности и к развитию депрессивного состояния. Признаки депрессии характерны для давно начавшейся хронической неуспешности. Как правило, они появляются к концу начальной школы и знаменуют собой формирование нового психологического синдрома — тотального регресса. Этот синдром подробно описан ниже.

Тотальный регресс

В подростковом возрасте у детей с хронической неуспешностью нередко совершается переход от позиции плохого ученика к самосознанию безнадежно неуспешной личности. Этим знаменуется формирование нового психологического синдрома — тотального регресса. Среди особенностей психологического профиля центральную роль начинает играть депрессивный фон настроения. Деятельность характеризуется отказом от каких-либо проявлений активности, от общения как со взрослыми, так и со сверстниками. В ответ и социальное окружение «отворачивается» от подростка, что углубляет депрессию и усиливает представление о своей никчемности.

Алексею П. 17 лет. Он единственный ребенок в семье, живет с родителями. В течение последнего года Алексей не учится и не работает. Практически все свое время он проводит дома, слушая «тяжелый рок». В прошлом он много читал, но уже давно прекратил это занятие. Друзей у него нет, а с родителями он почти не общается. Вместе с тем он часто обращается к ним с теми или иными требованиями: купить ему более современный магнитофон, более модную одежду и т. п. (по поводу покупки одежды родители выражают недоумение: зачем она ему, если он никуда не ходит?). Родители затрудняются определить, когда именно появились беспокоящие их проявления. По их словам, он «всегда плохо учился, но был хорошим, послушным мальчиком». В подростковом возрасте он начал прогуливать школу, что и послужило причиной первых по-настоящему серьезных семейных конфликтов. Поначалу родители опасались, что он «попал в дурную компанию», но вскоре поняли, что никакой компании — ни «дурной», ни хорошей — у него нет (хотя раньше у него было несколько приятелей). Алексею угрожали исключением из школы за прогулы, но год назад он, не дожидаясь исключения, сам окончательно перестал учиться.

Психологическое обследование выявило наличие у Алексея выраженных депрессивных тенденций. Юноша воспринимает жизнь как лишенную смысла, не имеет никаких планов на будущее. Он очень эгоцентричен, не способен изменить свою точку зрения и понять позицию других людей (в частности, собственных родителей). Самооценка снижена. Свои перспективы Алексей оценивает очень низко.

Тотальный регресс — один из наиболее тяжелых психологических синдромов подросткового и юношеского возраста. Для него типична не только остановка в развитии, но и утрата прежних достижений (чем и объясняется его название). Это хорошо видно на приведенном примере: так, если в прошлом Алексей проявлял высокий интерес к чтению, то теперь этот интерес отсутствует; имевшиеся раньше контакты со сверстниками тоже оказались утрачены.

Тотальный регресс — невротизирующий и психопатизирующий психологический синдром, причем с еще более выраженным невротизирующим эффектом, чем у хронической неуспешности. Нередко он развивается на фоне уже имеющегося невроза. Уход в болезнь, который при хронической неуспешности иногда приводит к редукции исходного психологического синдрома, не выполняет подобной функции при тотальном регрессе. Напротив, он может вести к углублению состояния, дополнительно снижая активность подростка. Этот синдром чреват также серьезными нарушениями в формировании личности.

Рекомендации родителям при хронической неуспешности у ребенка

Главное, что должны сделать взрослые при таком «диагнозе «, — это обеспечить ребенку ощущение успеха. Для этого при оценке его работы надо руководствоваться несколькими несложными правилами. Главное из них — ни в коем случае не сравнивать его весьма посредственные результаты с эталоном (требованиями школьной программы, образцами взрослых, достижениями более успешных одноклассников). Ребенка нужно сравнивать только с ним самим и хвалить его лишь за одно: за улучшение его собственных результатов. Если во вчерашней контрольной он правильно сделал только один пример из десяти, а в сегодняшней — два, то это надо отметить как реальный успех, который должен быть высоко и без всякой снисходительности или иронии оценен взрослыми. Если же сегодняшний результат ниже вчерашнего, то надо лишь выразить твердую уверенность в том, что завтрашний будет выше.

Очень важно найти хоть какую-нибудь сферу, в которой ребенок может оказаться успешным, реализовать себя. Этой сфере надо придать высокую ценность в его глазах. В чем бы он ни был успешен: в спорте, в чисто бытовых домашних делах, в компьютерных играх или в рисовании, — это должно стать предметом живого и пристального интереса родителей. Ни в коем случае нельзя ставить в вину ребенку неуспехи в школьных делах. Напротив, следует подчеркивать, что раз он что-то научился делать хорошо, то постепенно научится и всему остальному.

Иногда взрослым кажется, что у ребенка нет способностей вообще ни к чему. Однако в действительности такого практически никогда не бывает. Может быть, он хорошо бегает? Тогда надо отдать его в секцию легкой атлетики (а не говорить, что на это у него нет времени, потому что он не успевает сделать уроки). Возможно, он умеет аккуратно работать с мелкими деталями? Тогда ему стоит записаться в кружок авиамоделирования. Ребенка, страдающего хронической неуспешностью, нужно не просто побольше хвалить и поменьше ругать (что очевидно), но хвалить именно тогда, когда он что-то делает (а не тогда, когда пассивно сидит, не мешая окружающим).

Родителям и учителям необходимо излечиться от нетерпения: ждать успехов в учебе придется долго, так как снижение тревожности не может произойти за одну неделю. Да и тогда еще «хвост» накопившихся пробелов в знаниях долго будет давать о себе знать. Школа должна очень долго оставаться сферой щадящего оценивания, снижающего тревогу (что уже само по себе дает некоторое улучшение результатов). Следует быть готовыми к тому, что школьные дела могут так и остаться вне сферы детского самоутверждения, поэтому болезненность школьной ситуации должна быть снижена любыми средствами. В первую очередь необходимо снизить ценность школьных отметок (но не знаний!). В особо серьезных случаях приходится идти на обесценивание и ряда других школьных требований и ценностей (например, закрывать глаза на то, что не полностью выполняются домашние задания). Благодаря этим мерам у ребенка постепенно снижается школьная тревога, а так как на уроках он продолжает работать, то накапливаются и некоторые достижения.

Важно, чтобы родители не показывали ребенку свою озабоченность его учебными неудачами. Чтобы, искренне интересуясь его школьной жизнью, они при этом смещали акценты своих интересов на отношения детей в классе, подготовку к праздникам, дежурства по классу, экскурсии и походы, но не фиксировались на области неуспеха — школьных отметках. В качестве чрезвычайно значимой, высоко ценимой и остро их интересующей должна подчеркнуто выделяться та сфера деятельности, в которой ребенок успешен и может самоутверждаться, обрести утраченную веру в себя. Такой пересмотр традиционных школьных ценностей позволяет предупредить самый тяжкий результат хронической неуспешности — резко отрицательное отношение ребенка к учебе, которое к подростковому возрасту может превратить хронически неуспевающего ребенка в законченного хулигана. При этом не возникает и другое частое следствие хронической неуспешности — тотальный регресс, приводящий к глубокой пассивности и безразличию. В общем, чем больше родители и учителя фиксируют ребенка на школе, тем хуже для его школьных успехов.

Под конец вернемся к вопросу, поставленному родителями Ани: имеет ли смысл оставлять ребенка с хронической неуспешностью на второй год или переводить во вспомогательную школу? Ответ на этот вопрос, безусловно, отрицателен. Способности девочки вполне достаточны для того, чтобы усвоить учебный материал. Надо только сделать занятия более живыми и интересными и перестать непрерывно ее ругать, вызывая у нее примерно то состояние, которое возникает у кролика при виде удава. Тогда она, безусловно, сумеет выбраться на уровень «троечницы», что уже вполне неплохо. Оставление же на второй год лишь еще понизит ее уверенность в себе (хотя понижать ее почти некуда), еще углубит хроническую неуспешность.

Тем более не следует отдавать Аню в школу для умственно отсталых (или для детей с задержкой развития). Эти школы предназначены не для детей с резко повышенной тревожностью, а для тех, у кого понижен уровень умственного развития.

У некоторых детей к хронической неуспешности приводит именно нарушение обучаемости. В этом случае специальная школа будет полезна и, возможно, перевода в такую школу окажется достаточно для преодоления возникших трудностей. Но у Ани причина трудностей другая, а значит, и меры должны приниматься другие.

Рекомендации родителям при тотальном регрессе у ребенка

При этом психологическом синдроме мало что можно сделать «домашними средствами». Чрезвычайно желательно направить ребенка на психотерапию. Чаще всего при этом синдроме отношения в семье в целом нарушены настолько серьезно, что бывает нужна семейная психотерапия. Если у ребенка сильно выражена депрессивная симптоматика, то необходима консультация у врача-психиатра.

В любом случае нужно постараться убедить родителей относиться к подростку как можно более терпимо и доброжелательно, понимая, что его состояние не является нормальным с психологической (а возможно, и медицинской) точки зрения.

A. Л. Венгер 7ya.ru Елизавета, 26 Янв 2018 в 23:05

Да уж, дети многие развиты не по годам, а есть, которым не всё так легко дается. И равнение идёт на более сильных и туда же пытаются притянуть остальных, всё время сравнивая с этими сильными. Кому-то это на пользу, а кому-то регресс.. Родители слишком торопятся, всё надо успеть, работа, учеба детей, более нагруженная программа, чем раньше. А дети этого не понимают. У них свое течение времени. И очень жаль их в этой ситуации! Но надеюсь, что большинство справляется с проблемой! Во всяком случае от души желаю этого всем деткам и их родителям!

Обсудить на форуме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *