Церковь и молодежь

Виды молодёжного служения

14 августа 2014 г.

Аудио

На вопросы телезрителей отвечает священник Виталий Кузнецов, клирик храма святого Пророка Илии на Пороховых. Передача из Санкт-Петербурга. Эфир 14 августа 2014 г.

— Добрый вечер, дорогие телезрители. В эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». Ведущий — Михаил Кудрявцев.

Сегодня у нас в гостях клирик храма в честь святого Пророка Илии на Пороховых, что в Петербурге иерей Виталий Кузнецов.

Здравствуйте, батюшка. Прошу Вас, по традиции благословить наших телезрителей на начало.

— Божие благословение. Божией помощи в ваших благих начинаниях, дорогие телезрители.

— Наша сегодняшняя тема «Виды молодежного служения».

Батюшка, расскажите, пожалуйста, почему Вам близка тема молодежного служения.

— Во-первых, не так давно на высшем церковном уровне принято решение серьезно заняться молодежным служением начиная с приходского уровня до епархии, митрополии. Следовательно, на каждом приходе должен быть ответственный за работу с молодежью, дьякон или священник. В нашем храме отец настоятель принял решение, что ответственный будет в церковном сане, и Божией волею выбор пал на меня. Начиная с этого года меня благословили быть ответственным за данное направление по благочинию. Не потому, что я сам хотел этого, но таков был Божий Промысл.

С другой стороны, мне и самому это интересно, потому что начиная с 2003 года на нашем приходе существует молодежная община, молодежный кружок. Многие нынешние клирики Санкт-Петербургской митрополии вышли из молодежной общины храма Пророка Илии.

— Евангелие и заповеди существуют для всех. Почему особо выделяется молодежное служение? Разве оно чем-то отличается просто от жизни по Евангелию?

— Молодежное служение не является каким-то обособлением, это часть внутри единой общины храма. Возьмем идеализированный вариант, хотя на практике часто получается далеко не так. Если рассмотреть его, то это выглядит так: в храме есть община, которая живет, прежде всего, евхаристической жизнью, и из нее развиваются внутренние качества христианина. У кого-то возникают и крепнут силы, чтобы нести социальное служение, кто-то в молодом возрасте (официально это от 17 до 35 лет) готов что-то делать, но пока ему непонятно, что именно. Поскольку этот возраст активной жизненной позиции и возможностей, они готовы трудиться на благо прихода и всей Церкви. Этот процесс надо координировать, и отсюда возникает молодежная работа.

Если при храме нет большой сложившейся общины, то говорить о молодежном служении проблематично. Молодежная община рождается как часть приходской общины и трудится на благо своего прихода.

— Если представлять себе жизнь прихода, то, понятно, что финансовая помощь спонсоров идет на восстановление храма, строительство. Всеми нами любимые бабушки следят за подсвечниками, просфорами и прочим, и прочим. Какое участие в жизни прихода может принимать молодежь?

— Будем считать, что такая молодежь по факту есть на приходе. Есть десять человек, которые хотят собраться, и есть человек, который их координирует. Этот человек говорит, что по воскресениям они будут собираться на евангельские встречи. Это интересный формат, в котором они начинают регулярно встречаться.

Сейчас в Молодежном епархиальном отделе проходил семинар, где различные приходы показывали те приходские служения, которые у них есть.

Например, в крупных храмах во время Всенощного бдения, когда все духовенство занято, приходят люди, которым надо что-то разъяснить, ответить на какие-то простые вопросы. Молодежное служение может быть в том, чтобы увидеть такого человека, подойти, сказав: я вижу, у Вас есть вопрос. Так может начинаться миссионерская работа молодежи. Естественно, должна быть соответствующая подготовка, но это уже отдельный разговор.

— Часто молодежь в большинстве своем является неофитами, нет ли риска, что молодежь, увлекаясь своим служением, в чем-то будет перегибать палку?

— Для этого и необходима предварительная подготовка и образование. Прежде чем начинать такое консультирование, уже должна сложиться молодежная община, которая собирается вместе, и эти встречи христоцентричны, то есть в центре их находится Христос. Сначала надо понять, ради чего мы собрались, а уже потом, кто и чем может служить Христос. Встречаться можно в евангельском кружке, дискуссионном клубе, может быть, люди сразу будут собираться ради помощи детскому дому.

Известное московское движение молодежи «даниловцы»(www.danilovcy.ru) начиналось с евангельских встреч, из которых складывалась молодежная община. После этого люди начинали думать, как реализовывать свою христианскую ответственность.

Опыт молодежной группы нашего храма говорит о том, что она формируется, прежде всего, из людей, которые регулярно участвуют в богослужении, составляют евхаристическую общину. Если человек не будет ходить в храм, он останется приходящим гостем, но так и не станет активным членом общины. Молодежное служение начинается только, когда сформировался костяк. Подготовка должны быть в формировании внутреннего человека. Далее существуют курсы, дополнительное образование, направленное на молодежное служение.

— В работе с молодежью неизбежна текучка: кто-то выходит из возраста молодежи, а кто-то наоборот вступает в этот активный возраст. Каким образом организовать процесс, чтобы не было «застоя»?

— Людей, которые уже вышли из молодежного возраста, надо мягко, но отсеивать. На самом деле, человек зачастую сам поймет, что он уже не соответствует возрастным критериям. Если у кого-то из людей студенческого возраста уже есть семья, дети, то при сложившейся общине, это не проблема. Соответственно, может быть клуб «Молодая семья». Внутри тоже возможна своя градация.

Мы говорим об отдельных видах молодежного служения, но это больше теоретически, в живой жизни они будут органично переплетаться, и это нормально. Кто-то организует евангельские встречи, кто-то хочет помогать детям в детском доме, а в воскресный день все собираются вместе, рассказывают о поездках, делах.

— Я знаю о такой проблеме молодежной общины: изначально она формируется из актива, затем активные девушки и ребята создают семьи и уходят из общины, и с годами растет процент людей пассивных. Как с этим быть?

— Возьмем абстрактный храм, но ситуация реальная. Допустим, есть молодежная община 15 человек, из них 7-8 составляют костяк. Если он есть, можно устраивать лекции, совместные поездки. Глядя на них, другие люди присоединяются к ним. Но без участия в богослужебной жизни этого актива не получится, поскольку актив — это, прежде всего, люди, которые собираются в храм для молитвы и Евхаристии. Если собираться только ради того, чтобы поговорить, это будет просто кружок по интересам. Объединение вокруг Евхаристии, а затем уже для внеслужебной деятельности — это совсем другое.

Итак, есть актив, глядя на который кто-то захочет присоединиться. Людей становится больше. Допустим, прошло 10 лет: актив обзавелся семьями, люди стали больше работать, времени у них меньше. Но если молодежная работа была, община сохранялась, на определенном этапе процент новичков сам становится активом. Предыдущий актив передает эстафету новому активу — происходит плавная смена поколений. При этом происходит что-то новое, прибавляется новая деятельность. Люди, которые взрослеют, тоже сразу не покидают общину. Многие люди, которые начали создавать общину в 2003 году, и, может быть, уже живут в других городах, хоть раз в году, но стараются встречаться.

Если молодежная работа не велась, то с уходом актива, который был первой волной, люди будут приходить в никуда, и ничего нового происходить не будет. Тогда получается стагнация, и молодые люди, которые и могли бы продолжить работу, приходя в такую ситуацию, ничего не видят и уходят. В таком случае есть большая опасность все начинать с нуля.

— Как Вы думаете, что должно быть источником для молодежной общины: люди, которые приходят в приход, и из него попадают в молодежную общину, или наоборот: люди приходят в молодежную общину из мира, а из нее в приход?

— Глядя на приходы, где есть крупные общины, понимаешь, что это взаимный процесс. Во многом общины создаются, для того чтобы, приходя в них, люди воцерковлялись: через богослужебные практики, паломнические поездки. Часть людей через это воцерковляется. Другая часть ходит в храм с детства и, благополучно пройдя подростковый возраст и оставшись в храме, у них появляется потребность расширить свои знания о христианстве. Для других актуально заняться социальной деятельностью. Все эти мотивы дополняют друг друга.

— Батюшка, если вспомнить о возрасте Спасителя, получается, Он попадает в возрастные рамки молодежи. Как Вы думаете, какое отношение к Спасителю должно воспитываться у молодежи: более близкое — как к Другу, или все-таки должна быть серьезная дистанция?

— Я могу высказать свое частное мнение, но постараюсь аргументировать его. Существующие евангельские кружки как вид общения на приходе сформировался в протестантской среде, которая сама по себе неоднородна. В начале ХХ века он был воспринят и Русской Православной Церковью и претерпел изменения. К примеру, одна из особенностей евангельских встреч для православных христиан в том, что в конце обсуждения евангельского отрывка приводится мнение одного из святых отцов, а лучше несколько. Это к тому, какое отношение ко Христу мы должны формировать у молодежи. Мы всегда понимаем, ради Кого мы собираемся и по подобию Кого мы формируем свой внутренний образ христианина. Должна быть связь с опытом святых отцов, Преданием Православной Церкви.

Возникает вопрос, как все это актуализировать в наше время. Здесь очень хорошо подходит формат дискуссионного клуба: взгляд на семью, на богатство, успешность, карьерный рост. Можно брать много тем, уникальность нашего Предания в том, что оно применимо ко всем временам. Прошла встреча, а все равно едешь и обдумываешь, несколько людей высказали такое мнение, несколько — другое, вот и взгляд современных людей. Но мы всегда должны поверять свои мнения Священным Преданием, потому что это не что-то мертвое. Поскольку жив Глава Церкви во все времена, постольку жива и Церковь Его, живы те святые отцы, которые передали это Предание, жив их опыт восприятия Евангелия. Ведь жили они в разные эпохи, были из разных народов и сословий, то есть их опыт актуален для любого человека, в том числе и для молодежи. Думаю, таким образом и надо формировать свое отношение к Спасителю, а не только на основе современных мнений и современного богословия. Прежде всего, Писание и Предание Церкви, а с помощью его проверять все современные мнения, в том числе и о Спасителе. Только имея такой базис, можно выстраивать свои взгляды по евангельским вопросам.

— Сейчас в нашем правительстве продвигается проект «молодежное правительство», то есть государство пытается взращивать молодежь, которая будет участвовать в административном звене. Молодежные группы на приходах фактически не обладают материальным ресурсом, так как это в основном студенты. Как Вы думаете, должен ли приход выделять какие-то средства, чтобы молодежь могла реализовывать свои проекты и замыслы?

— Если приход крупный, то ответственный может поставить этот вопрос перед приходским собранием. Знаю, что есть приходы, где такие прецеденты есть. Есть соборное управление приходом, а молодежная община — ее часть, поэтому они органично взаимодействуют. По крайней мере, так должно быть.

Иногда сами люди внутри молодежной общины могут скинуться на какую-то крупную поездку. Например, возник интерес к храмам Шекснинского водохранилища Вологодской области, есть намерение впоследствии взаимодействовать с фондами восстановления этих храмов, но сама поездка не близкая. Если это пять человек студентов, скорее всего, изыскать средства не получится. Но при желании и в такой ситуации можно изыскать средства, и добраться, например, поездом. Но это на крупных городских приходах. В сельской местности будет иная модель молодежного служения, там сложнее.

— В каждой епархии есть Молодежный отдел, как Вы считаете, насколько молодежь разных приходов может быть знакома между собой и взаимодействовать?

— Для этого в проекте синодального документа о молодежной работе и задумана вертикаль: приход — благочиние — епархия. Благочиние и епархия и обеспечивают курирование этой работы.

В нашей Петербургской епархии Отделом по работе с молодежью за прошедший год был проведен молодежный крестный ход на Сретение, организованы несколько семинаров, заработала волонтерская служба. То есть епархиальный уровень уже сейчас демонстрирует взаимодействие молодежи с разных приходов, разных районов города.

Задача епархиальной волонтерской службы не в том, чтобы отрывать от подобной работы на своем приходе, но когда проходят крупные мероприятия, такие, как, например, приезд в Вырицу Святейшего Патриарха требуется различная помощь в организационных моментах. До этого приходилось обращаться в ВУЗы для привлечения студенчества, что превращалось в обязаловку, а также могло давать повод для критики в наш адрес. Для этого была сформирована добровольческая епархиальная служба. Это тоже повод для молодого человека реализовать свое желание послужить Церкви. В этой службе как раз осуществляется взаимодействие молодежи с разных приходов.

Также спортивные мероприятия, пока создана лишь футбольная лига, но здесь уже осуществляется взаимодействие приходских клубов.

— Все это внутрицерковные мероприятия. А чем мы можем быть привлекательны для светской молодежи, которая ходит по клубам, употребляет определенные средства, то есть ведет совершенно иной образ жизни?

— На нашем приходе мы тоже думали, как привлекать эту молодежь. Расклеивать листовки на остановках либо бегать с ними по улицам, подобно «Свидетелям Иеговы» для нас неприемлемо, поскольку нас будут воспринимать, как сектантов. Этот стереотип остается у людей.

Единственное, что допустимо, это миссия в социальных сетях. Например, организовать группу «ВКонтакте» и активно вести ее. В реальной жизни человек не зайдет в храм, но в пространстве соцсетей может поинтересоваться, кто такие молодые христиане. В наше время это допустимый метод миссии.

Если община достаточно серьезная, то можно устраивать какие-то проекты для старших классов школ, касающихся семьи или выбора профессии. Несколько молодых человек по договоренности с директором приходят в школу для показа презентации на соответствующую тему. Но для этого должны быть подготовленные ребята.

Можно проводить лекции в ВУЗах, подобно студенческой организации «Покров», но для этого молодежная община сначала должна организоваться внутри себя самой, понять, кто мы и что можем.

— Сейчас в светской среде есть категория молодежи, которая чрезвычайно враждебно настроена к Церкви, к вере, как таковой, и образует свои блоги и интернет-сообщества. Почему у нас нет таких «проправославных», церковных блогов, мультимедийных ресурсов?

— Думаю, что, прежде всего, надо отвечать делом. Когда община сформировалась, можно пригласить православных психологов, чтобы понять, как нам отвечать на подобные вызовы на работе, в вузе, чтобы у молодых людей на приходе сформировалась внутренняя крепости, но без злобы: каждому вопрошающему дать ответ с кротостью. Понять, как это делать в наше время, чтобы потом уже проявлять на деле.

Что касается интернет ресурсов, не знаю, получится ли сейчас создавать дискуссии, обсуждая какие-то аспекты нашей церковной жизни, вынося их для животрепещущего обсуждения с неподготовленными людьми, рановато. Есть некие вещи, которые просто не дадут выносить на всеобщее обсуждение. Есть сообщества, где происходят обсуждения, допустим, каких-то законов, но не уверен, что сейчас у нас получится создать подобное.

Если на приходе есть люди, которые готовы вести страничку ВКонтакте, свой блог, то по согласованию с духовником или ответственным за молодежную работу, это возможно. Например, есть статья современного богослова, мы размещаем ее, комментируем, но все это вежливо. Понятно, что если на эту страничку зайдет человек со стороны, он может оставить неприятный комментарий. Не имею в виду нецензурную брань, это должно оговариваться сразу в условиях. Но если комментарий выдержан в рамках пристойности, а неприятно высказанное мнение, на него надо обязательно ответить, и ответить аргументированно. Например, есть форум на «Православие и мир», хотя он и неоднозначен, форум на Православие.ру. Согласен, что это надо развивать, но такие форумы уже существуют.

— Хочется перейти от макроуровня на микро. Вопрос о молодой семье, которая, конечно, молодежь. Можно ли рассматривать служение своей семье, как молодежное служение?

— Все взаимосвязано: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 33). Для христианина в любом положении и звании это искание Царствия Небесного должно быть на первом месте. Здесь и желания, и дела по выполнению заповедей Христовых, и покаянное делание, актуальное на все времена. Далее для монашествующего – это монашеское делание, для семейного человека — служение семье.

Богослужение, Евхаристия — это первое, далее — семья. Но все вместе, если муж и жена вместе идут к вере — это часть их жизни.

Далее могут быть два варианта: либо они оба вышли из одной молодежной общины, либо не против принимать посильное участие в общине. Другая ситуация, если кто-то из членов семьи только воцерковляется. Конечно, когда человек выбирает в качестве спутника или спутницы человека воцерковляющегося, это изначально обсуждается с духовником, человек знает, на что он идет. Если работа с духовником органично продолжается, то диссонансов удастся избежать. В любом случае надо стараться привести свою вторую половинку к вере, чтобы не было разрыва между жизнью в Церкви и жизнью в семье.

— В семье тоже есть определенное распределение. Мужчина по физиологическим причинам более свободен, у женщины наступает период беременности, период ухода за новорожденным, и часто получается, что она в эти периоды часто выпадает из жизни прихода, общины. Можно ли наладить работу на приходе так, чтобы к этой категории женщин относились по-особому?

— Например, в Пискаревском Благовещенском храме есть клуб «Гнездышко», куда приходят мамы с детишками и мамы в положении.

Если беременность женщины протекает без осложнений, то есть «Клубы молодых мам». Если была сложившаяся молодежная община, то даже если все разъехались или обзавелись семьями, они все равно будут поддерживать друг друга звонками: у кого-то первый ребенок, у кого-то уже второй, третий. Если была хотя бы небольшая работа с молодежью, то человек не выпадет из церковной общины. Если такой общины нет в Вашем храме, то все равно можно найти храм, где она есть, то есть выход всегда можно найти.

— Как Вы считаете: священник, ответственный за работу с молодежью, сам обязательно должен быть молодым, или это может быть батюшка в возрасте?

— Отцу Иоанну Беляеву, руководящему «Чайкой» около семидесяти. Думаю, что духовником может быть священник в возрасте. А для ответственного за организацию работы с молодежью необходим возраст, который позволит и по здоровью, и по загруженности, заниматься этой деятельностью.

Для духовника как раз необходим человек, имеющий опыт, на глазах которого сменились несколько составов, видел все этапы формирования, сам живет напряженной духовной жизнью — это большой плюс.

— Если молодой человек из молодежной группы желает посвятить Церкви уже в священном сане, насколько эти порывы должны притормаживаться или же наоборот поощряться?

— Как показывает пример храмов, который уже давно открыты, где богослужебная жизнь возобновилась еще в начале 90-х, как наш храм Илии Пророка, много молодых людей прошли через алтарь, которые потом стали священнослужителями.

Если человек только крестился и сразу скажет, что хочет в алтарь, то для начала ему предложат наладить регулярную духовную жизнь: ходить в храм, исповедоваться, причащаться. Если духовник знает человека, он, действительно, становится частью прихода, то по согласованию с духовником, настоятелем он может начинать помогать во время богослужений в алтаре. Это один из самых действенных путей.

Сначала, наверное, надо образовываться самому, затем идти на Епархиальные курсы, но изначально должно быть практическое переживание церковной жизни. Надо знать реалии церковной жизни.

Второй момент — не надо форсировать события. Желающий священства желает хорошего дела, но не должно быть болезненного желания любой ценой принять сан, может быть, ценой каких-то махинаций, утаивания на исповеди каких-то грехов, к сожалению, и такое бывает. Либо если он желает этого из самолюбия. Если молодой человек чувствует в себе это, надо сразу же исповедовать это и врачевать. Не искать объяснений, но выжигать на корню, поскольку на благо Церкви это не пойдет. Не надо быть в Церкви плевелами, но только пшеницей.

— Как Вы считаете, при создании молодежной общины инициатива должна исходить больше от настоятеля, или сама молодежь должна подняться, объединиться, сказать «мы хотим».

— На каждом приходе по-разному. Можно по десять раз объявлять с амвона, а никого не будет. А может быть, люди два-три года уже где-то собираются, а духовенство об этом не знает. Потом назначается ответственный за эту работу и вдруг видит, что люди уже сами пытаются что-то делать. На каждом приходе это происходит по-своему, зависит от разных факторов.

— Большое спасибо, батюшка. Прошу Вас благословить наших телезрителей на прощание.

— Божие благословение всем. Иногда на приходе нужна помощь молодых людей в различных проектах. В нашем храме, например, нужна помощь по формированию содержимого сайта, хорошо бы создать группу ВКонтакте. Поэтому если есть желание приложить себя в Церкви, то сфер приложения много. Можно узнать, если при храме молодежная община, кто ответственный, и если есть желание, то возможность приложить себя всегда есть. Такой вот призыв к молодежи.

lager.lt Детский Христианский Лагерь

Главная » Материалы для служения детям » Программы » Для молодежи
В категории материалов: 19
Показано материалов: 1-7
Страницы: 1 2 3 »

Сортировать по: Просмотрам

Программа для молодежи. 10 Библейских уроков/дискуссий на актуалные молодежные темы.

не этикетка

ОСНОВНАЯ МЫСЛЬ

А говорит ли Бог в Библии об этикете?

… Для молодежи | Просмотров: 5404 | Загрузок: 671 | Дата: 2015-01-29 |

Европа, 1096-ой год. В соответствии с решением, принятым 26 ноября прошлого года на церковном соборе во французском городе Клермон, объявлено начало Крестового похода. Подготовительные работы, которые велись последние девять месяцев, завершены. Рыцари, давшие обет, обязаны явиться на место общего сбора для последних тренировок и получения важ…

Для молодежи | Просмотров: 2396 | Загрузок: 240 | Дата: 2013-08-12 |

Вводное слово от авторов

Когда я был подростком, то мечтал выйти на контакт с вне-земными цивилизациями. Что только для этого не делал! Изучал уйму литературы, конструировал передатчики из старых радио, разбитых стекол и зеркал, «ска… Для молодежи | Просмотров: 3413 | Загрузок: 600 | Дата: 2012-05-12 |

Руководство для наставника христианского лагеря.

Главная идея
Программа, которую вы держите в руках, состоит из 10 библейских уроков, объединенных между собой одной идеей: помочь воспитанникам христианского лагеря открыть для себя тот Путь, который переназначил человеку Бог, и понять, что лишь следуя этим путем, чело…

Для молодежи | Просмотров: 4047 | Загрузок: 687 | Дата: 2012-05-11 |

Главная идея
Программа, состоит из 10 библейских уроков, объединенных между собой одной идеей: помочь воспитанникам христианского лагеря открыть для себя Иисуса Христа как Господа и Спасителя. Программа «Не Такой, как все. Знакомство с Иисусом Христом» нацелена на то, чтобы вооружить воспитанника библейскими знания… Для молодежи | Просмотров: 3880 | Загрузок: 786 | Дата: 2012-04-05 |

Программа «СТОЙ-оно того стоит!» сделана на основе книги пророка Даниила. Название темы обыгрывает три основных значения слова «СТОЙ» (стоять твёрдо, остановиться и стоить чего-то) на примере ситуаций из жизни Даниила.
Темы:
1. СТОЙ в чистоте.
У Даниила были сформированы определённые правила в отношении того, что он будет де… Для молодежи | Просмотров: 4446 | Загрузок: 657 | Дата: 2012-02-29 |

Суверенитет — это программа, за основу которой взята книга Иова. Хотя чаще всего эту библейскую историю связывают со страданиями, основной лейтмотив книги — всевластие (суверенитет) Бога. Назидательная часть программы «Суверенитет» ставит перед собой задачу объяснить, что же означает такое загадочное качество Бога, как суверенность. В каждой тем… Для молодежи | Просмотров: 2207 | Загрузок: 310 | Дата: 2012-02-29 |

Современная молодежь в Церкви. Проблемы и пути их решения

  • Статьи / Интервью

Опубликовано на портале «Киевская Русь», 01.04.2005

31.03.2005

С 16 по 22 февраля 2005 года в г. Рузе проходила конференция православных молодежных лидеров «Современная молодежь в Церкви: проблемы и пути их решения», организованная Патриаршим центром духовного развития детей и молодежи совместно с Отделом по делам молодежи Московского Патриархата и Всероссийским православным молодежным движением. В работе приняли участие более 90 человек – руководители и сотрудники Отделов по делам молодёжи из 25 епархий Русской Православной Церкви, а также клирики и миряне, представители 7 молодёжных международных и региональных религиозных и общественных молодёжных организаций.

Мы предлагаем интервью о работе и итогах конференции с игуменом Петром (Мещериновым), настоятелем подмосковного Подворья Данилова монастыря и руководителем Школы молодежного служения Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи.

Ю. Б. Как бы Вы охарактеризовали саму проблему: молодежь и Церковь?

И. П. Я вспоминаю встречу сотрудников нашего Центра с митрополитом Кириллом, которая состоялась год назад, и мне очень понравилась мысль владыки о том, что неправомерно выделять молодежь как некую особую группу людей. Однако молодёжи свойственно более острое восприятие всех вещей и вообще жизни; поэтому молодежь является неким индикатором проблем, общих для всех людей – и зрелых, и пожилых. Другое дело, что наши молодые люди – другие, чем мы в советское время, они по-другому относится ко многим вещам. Для них недостаточны ссылки на какую-то традицию, авторитет, им нужно доказывать то, что ты говоришь. Они более требовательны к добросовестности, более открыты к правде жизни, более честны, более смелы. В то же время, люди взрослые, будучи интеллектуально зрелыми, имея семьи, проще абстрагируются от многих проблем, им проще жить частной жизнью. Молодежь в этом смысле гораздо более социальна, ей необходимо общение, ей необходимо какое-то совместное делание, ей необходим, наконец, поиск смысла во всем. И если говорить о проблемах, то оказывается, что именно это не получает отклика со стороны Церкви. Молодежь в Церкви часто брошена, она особо никому не нужна; специальной молодежной работы в Церкви почти нет. Это главная проблема.

Ю. Б. Мне вспоминается мысль владыки Кирилла, которую он основывал на собственном примере, что этот небольшой отрезок времени – молодость – дан человеку как наиболее плодотворный и продуктивный этап его становления и развития, когда человек может многое для себя сделать сам и привлечь ресурс извне для построения своей будущей жизни. Как это должно быть соотнесено с Церковью, ведь Церковь тоже должна помогать человеку в этом становлении?

И. П. Дело в том, что Церковь по природе, как пишет свт. Феофан Затворник, многогранна и обязательно содержит в себе как личную жизнь духовную, так и жизнь общинную, где люди могут на деле реализовывать то, что они получают в учении Христовом, т. е. возможность творить добрые дела, иметь общение друг с другом в любви и тому подобное. Одна из особенностей молодежи в том, что она как никакая другая социальная группа нуждается в этом. И поэтому задача Церкви не только в том, чтобы человек ходил на богослужения и спасался индивидуально, но и во всей своей жизни становился христианином, а это возможно именно при развитой общинной жизни. С сожалением нужно сказать, что – особенно на фоне успехов протестантов – наша Церковь почти ничего не делает в этом отношении. От церковных структур молодежь не получает почти никакой помощи, – ни материальной, ни духовной. Задача церковных молодежных структур состоит, в частности, и в том, чтобы была обеспечена преемственность, чтобы были определенные формы работы, которые могли быть использованы следующим поколением людей. Всего этого, к сожалению, нет, все держится только на энтузиазме.

Ю. Б. Очевидно, что если мы хотим, чтобы у нас было будущее, мы должны планомерно, серьезно и ответственно строить какую-то работу. Почему этой работы почти нет?

И. П. Я думаю, этому есть две причины. Первая в том, что мы своим менталитетом, своим церковно-историческим сознанием находимся в совершенно другой эпохе, мы не осмыслили современность. Это идеологическая проблема, ее корень в том, что Церковь более полутора тысяч лет существовала в состоянии симфонии, определенного симбиоза с государством. Часть церковных проблем решалась государством, часть государственных – Церковью. Многие в наше время не осознали и не хотят осознавать то, что эта эпоха закончилась. Церковь как бы возвращается в период жизни до 313-го года, то есть к жизни христиан в языческом окружении, когда Церковь не может особо рассчитывать на помощь государства, когда она вынуждена решать свои проблемы самостоятельно. Это отнюдь не значит, разумеется, что не надо сотрудничать с государством. Сотрудничать надо, где к этому есть хоть малейшая возможность. Однако необходимо понимание того, что мы уже перешли в новую историческую эпоху. Сейчас Церковь свободна, но она оказалась к этому совершенно не готова: слишком велика сила инерции византийского и имперского периода церковной истории. Это первая причина. А вторая причина – в том, что нет денег, а когда они есть, они больше идут на материальную сторону жизни: восстановление храмового и внехрамового церковного быта, а не на устроение внутренней церковной жизни. За 15 лет раствор, как говорят химики, уже приблизился к насыщению, и поэтому уже необходимо переориентировать распределение материальных средств с внешней стороны на внутреннюю, пастырскую. Нужно созидать не только стены, но и Церковь как Тело Христово. Святейший Патриарх на последнем Епархиальном собрании г. Москвы с тревогой и болью указывал на коммерциализацию Церкви, т. е. на то, что церковные средства расходуются не на пастырские цели. Эти две причины достаточно серьезные, они лежат в основе того, что ничего никому не нужно.

Ю. Б. В сознании большой части общества происходит позиционирование Церкви как организации, занимающейся социально неблагополучными слоями населения. Дескать, пусть Церковь работает в интернатах, детских домах, тюрьмах и домах престарелых, но когда дело касается наиболее здоровой и активной части молодежи, сосредоточенной в школах и вузах, то здесь уже не только общество, но, к сожалению, и Церковь не мыслят себя как активную структуру. Как вы можете это прокомментировать?

И. П. Я думаю, что это прямое наследие советских времен. Кроме того, эта ситуация демонстрирует расцерковление и даже, я бы сказал, антицерковность общества, несмотря на внешнюю кажущуюся благоприятную обстановку. Государство не в состоянии наладить работу с теми, кому сейчас трудно. И поэтому в эту область пускают Церковь. От Церкви ждут не церковного проявления, а некой социальной смиренности: тяжелый труд, низкие зарплаты и т. д. Однако то, что составляет суть Церкви, Евангельская правда и христианская нравственность, современными людьми не востребовано, хотя объективно обществу, безусловно, нужны христианские ценности, ибо только они способны направить жизнь людей в созидательное русло. Конечно, мы не можем пренебрегать свободой выбора, но засвидетельствовать об этих ценностях и прежде всего перед самой активной и плодотворной частью общества – детьми и молодежью – мы обязаны.

Ю. Б. Не получается ли так что за эти 15 лет Церковь не смогла наладить систему профессиональной подготовки кадров в областях внешней деятельности, например, в областях миссионерства, социальной работы, духовно-нравственной работы в школах и ВУЗах, аналитической деятельности и т. д. Другими словами, люди не встречают никакого профессионализма и в связи с этим не настроены к сотрудничеству с Церковью?

И. П. Это правда. Я вспоминаю замечательного пастыря советского времени, о. Сергия Желудкова, который пророчески говорил: «Обязательно придет время, когда советский режим падет и когда священники получат возможность нести публичное общественное слово. Вы представляете, что они понесут?» И действительно, мы видим, что люди церковные получили слово и что они «несут»… В наше время эта проблема стала особо острой в силу именно расцерковленности общества. К сожалению, когда люди сталкиваются с образом Церкви, которую создаём мы, сегодняшние православные, и пастыри, и миряне (а образ этот такой, что Церковь – это этнографический музей, прибежище для неграмотных, зашоренных, ксенофобски и узко-националистически настроенных маргиналов) – то у многих нормальных людей нет желания с такой Церковью сотрудничать. Это уже, безусловно, внутрицерковная проблема.

Ю. Б. Как возникла идея конференции?

И. П. Идея конференции возникла у сотрудника Патриаршего центра Александра Боженова. Он предложил обсудить назревшие церковные проблемы, которые многие из нас осознают и говорят о них частным образом, на некоем общецерковном молодёжном уровне.

Ю. Б. Подготовка конференции была довольно длительная, она длилась около 5 месяцев. Каким образом она происходила?

И. П. Регулярно собиралась рабочая группа. На ней происходило обсуждение документов конференции, которые мы хотели представить вниманию участников.

Ю. Б.: Что представляла собой рабочая группа?

И. П. Рабочая группа по подготовке конференции состояла из представителей отдела по делам молодёжи РПЦ, Отдела внешних церковных связей РПЦ, Патриаршего центра духовного развития детей и молодёжи при Даниловом монастыре, международного православного братства православной молодёжи «СИНДЕСМОС», представителей молодёжных организаций г. Москвы. Консультантами рабочей группы выступили проф. МДА Осипов А.И., проф. МДА дьякон Андрей Кураев, главный редактор журнала «Фома» Владимир Легойда.

Мне очень нравилось то, что и в рабочей группе, и на самой конференции участники искали именно соборного мнения, вырабатывалось общее видение вопросов, которые мы поднимали.

Ю. Б. Сама конференция происходила с 16 по 22 февраля 2005 года и проходила в 2 этапа. Сначала было пленарное заседание, потом работа была продолжена в городе Рузе. Что Вы можете сказать о пленарном заседании и каких-то значимых выступлениях на нем, и о последующей работе по секциям?

И. П. Что касается пленарного заседания, то уже присутствие владыки Климента, управляющего делами Московской Патриархии, свидетельствовало о важности этой конференции и о заинтересованности священноначалия в вопросах, которые мы подняли. Это особенно обрадовало меня, так как говорило о том, что эта конференция – не наши частные выдумки, а инициатива, которой священноначалие уделяет большое внимание. Мне лично очень понравилось выступление владыки Марка, заместителя председателя ОВЦС, который говорил о проблемах общинной жизни. После заседания все участники конференции отправились в город Рузу. «Феодоровский городок», в рамках которого состоялась конференция, проходил в максимально рабочей обстановке. Документы представлялись вниманию участников и каждый вносил в них уточнения и поправки. Каждый документ представлял из себя общую канву, которая подлежала изменению и дополнению. Иногда материалы менялись очень значительно. Таким образом, документы получились наиболее сбалансированными и выражающими мнение большинства собравшихся.

Ю. Б. Какие документы были представлены к обсуждению?

И. П. Во-первых, это «Основные положения концепции духовного развития человека», затем «Миссия, катехизация и религиозное образование среди современной молодежи», «Церковная община, литургическая жизнь и христианское служение» где в частности были затронуты вопросы жизни молодого человека в церковной общине и, наконец, «Основные формы и методы работы с молодежью.

Ю. Б. А для чего они предназначены?

И. П. Если бы эти документы были приняты во внимание на епархиальном и на приходском уровне, то они могли бы быть очень полезны для организации церковной работы. Дело в том, что советское время, о котором мы с вами уже сегодня вспоминали в негативном ключе (потому что воспринимать его в позитивном ключе невозможно), наложило на церковную жизнь следующий отпечаток. Те формы приходской жизни, которые сложились вынужденно, под влиянием богоборческой власти, исключали какое бы то ни было миссионерство, какую бы то ни было социальную работу, какую бы то ни было подготовку кадров – не священников. Подобная ситуация стала привычной для многих клириков. И сегодня под приходской жизнью понимается по инерции то, что сложилось в советское время. Одним из назначений этих документов является изменение этой точки зрения. Потому что приход – это прежде всего община, а раз так, то она должна жить полной церковной жизнью. Следовательно, на приходском уровне нужно осуществлять и миссионерское, и молодежное, и социальное служение. И вот на это обращали особенное внимание участники конференции. В принципе во всех документах говорилось об одном. Потому что и миссия, и катехизация, и община, и литургиика, и формы работы с молодежью говорят об устроении жизни церковной общины. Вообще нужно особо подчеркнуть, что, конечно, будущее Церкви – в возрождении церковной общины. Если мы обратимся к историческим источникам, то мы увидим, что исконное устроение Церкви была именно общинное, именно там язычники видели ту любовь, о которой произносили знаменитые слова: «Как они любят своего Христа и друг друга». Это была именно община, а не то, как сейчас – человек сидит дома, читает аскетическую литературу, молится, а в храм приходит «индивидуально освящаться». Это время кончилось. Оно кончилось объективно, и проблема заключается в том, что или мы эту объективность примем и будем действовать в соответствии с ней, или мы как, скажем так, организация, просто сойдем с исторической арены. «Третьего не дано» Вот собственно об этом и говорят материалы нашей конференции: об организации и устроении общинной жизни в том или ином аспекте.

Большое внимание мы уделили «Основным положениям концепции духовного развития человека». Особенностью этого документа является то, что в нем мы попытались отойти от узких конкретных вопросов, и старались представить, кто такой есть человек, и какова может быть церковная работа с ним на основании иерархии христианских ценностей.

Ю. Б. Не могли бы вы сказать несколько слов об иерархии христианских ценностей?

И. П. Да, конечно, этот термин красной нитью проходит через весь документ.

Очень часто Церковь воспринимается людьми, внешне с ней соприкасающимися или собирающимися в нее войти, как некая «белая магия», в которой главное – это свечи, записки, разного рода обычаи, короче говоря, все внешнее. Безусловно, обряды важны, но главное в Церкви совсем не это, и об этом очень часто забывают. Главное в Церкви – это Христос Спаситель и соединение с Ним каждой личности, и обретение во Христе единства друг с другом, как с земной Церковью, так и с небесной. Это то, от чего надо отталкиваться, решая абсолютно все церковные вопросы, в том числе и отношения с государством и обществом. Иерархия в Церкви выстраивается именно следующим образом: Главное – это Христос, это Таинства Церкви, это нравственная Евангельская жизнь, о чем, к сожалению, часто забывают. Вообще у нас в православии чаще говорят о духовности, чем о нравственности. Что касается внешней жизни Церкви, что и здесь иерархия выстраивается подобным образом. Главным для нас является жизнь Духа, жизнь Церкви, жизнь нравственная, жизнь в таинствах, и уже затем для нас на дальних местах обряды, чины и прочее.

Ю. Б.: А можно ли говорить об этой иерархии примерно так: для человека в Церкви важно то и постольку, что и поскольку помогает ему лично в полноте жить церковной жизнью?

И. П. Это и есть практическое следствие из вышесказанного. Многие воспринимаю Церковь как конгломерат запретов, долженствований и прочее. И мучают себя, думая, что они обязаны все до буквы исполнить. Нет! Еще Христос сказал: «не человек для субботы, а суббота для человека». Действительно, каждый человек в свою меру пользуется тем, что Церковь ему дает – именно ради богообщения и церковной жизни.

Ю. Б. А что является поводом, что бы эти документы прочесть? В чем их изюминка, ведь мы можем иметь достаточно много в том числе посвященных достаточно остры вопросам книг и документов?

И. П. Я думаю, что особенностью и изюминкой этих документов является их концептуальная выстроенность и то, что, что все вопросы и проблемы сформулированы четко и на небольшом пространстве. Действительно, ничего нового в этих документах нет. Все мы об этом знаем, и говорим и в кулуарах, и не в кулуарах, и даже об этом непрестанно говорит Святейший Патриарх во всех своих выступлениях. Но пока дальше слов дело не идет, а эти документы, если они поучат реальный ход, может быть кого-то подвигнут на что-то, тех же энтузиастов.

Ю. Б. Но, а может быть их ценность еще и в том, что как документы, порожденные опытом жизни, они рисуют некоторые наиболее объективные и достижимые цели?

И. П. Я думаю, да. Тем более что Святейший Патриарх эти документы одобрил и сказал, что их следует донести до церковной общественности. И, если Бог даст, и дело пойдет, то мы сможем осуществить и некоторые организационные формы, чтобы это было не только констатацией факта, но и некоторым руководством к деятельности.

Ю. Б. Могли бы Вы подробнее рассказать о Вашей секции – «Миссия и катехизация»?

И. П. Работа была очень интересной. Были услышаны совершенно разные мнения, например, по вопросу тех же церковно-общественных отношений, в частности, претензии современного государства на идеологическое обоснование сегодняшнего ура-патриотизма. Вопрос это острый, даже судя по нашему форуму. Я не услышал мнения, которое бы противоречило тому, что предлагала рабочая группа. Это мнение высказывали более или менее резко, то есть некоторые участники стояли за смягчение формулировок, а некоторые наоборот даже за ужесточение. В том смысле, что Церковь есть Церковь, а государство есть государство, и что нужно давать кесарево Кесарю, но при этом помнить, что Церковь не от мира сего, и что Церковь живет своей жизнью. Но это было общее мнение, и это меня порадовало и убедило, что опыт реальной церковной работы порождает одни и те же мысли.

Ю. Б. Скажите, а та цель, ради которой Вы лично ехали на конференцию, достигнута?

И. П. Да. Я лично вполне удовлетворен работой конференции. Я был очень рад и работе, и общению с молодыми людьми. Кроме того, было радостно убедиться, что Церковь жива, и что проблемы – проблемами, а врата адовы все-таки ее (Церковь) не одолевают.

Что касается практического выхода – то тут я пессимист. Я не вижу никаких предпосылок к тому, что эти документы вдруг произведут какую-то волшебное действие. Но важно прежде всего то, что проблемы поднимаются публично, о них говорит церковное сообщество.

Ю. Б. Можно ли эту работу оценивать как нахождение некой идеологической базы, на основании которой молодежные лидеры могут осуществлять совместные действия?

И. П. Мне кажется, что для этого нужно сначала именно осуществлять совместные действия. Практическая ценность документов зависит от того, насколько они будут выполняться. В то же время немаловажна и положительная оценка священноначалия.

Ю. Б. Наконец последний вопрос о практическом выходе. Еще в рабочей группе была выдвинута и поддержана идея о создании дистанционной школы молодежного служения. Современные средства Интернет дают уникальную возможность по организации этого проекта. Общая идея сводится к тому, чтобы дать людям возможность обучаться тем или иным церковно-практическим дисциплинам, не выходя из дома. Таким образом можно было бы распространять наработанный учебный материал и опыт церковного служения, накопленный нашим Центром, по епархиям и приходам.

И. П. Да, это многообещающий проект, и мы как раз сейчас заняты работой по его реализации.

Все документы конференции и сопутствующие материалы можно найти на сайте Патриаршего Центра: www.cdrm.ru/conf

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *