Церковь в СССР

Как в СССР боролись с религией

Союз Советских Социалистических Республик был создан большевиками в 1924 году, на месте Российской Империи. В 1917 году Русская Православная церковь (РПЦ) была глубоко интегрирована в самодержавное государство и имела официальный статус.
Это был главный фактор, который больше всего волновал большевиков и их отношения к религии. Они должны были полностью взять под свой контроль русскую церковь. Таким образом, СССР стал первым государством, одна из идеологических целей которой, ликвидации религии и ее замена на всеобщий атеизм. Коммунистический режим конфисковывал церковное имущество, высмеивали религию, преследовали верующих и распространяли атеизм в школах. О конфискации собственности религиозных организаций можно говорить долго, но частый итог этих конфискаций — незаконное обогащение.
Конфискация ценностей гробницы Александра Невского.
Суд над священником.
Церковную утварь разбивали.
Красноармейцы на субботнике выносят церковное имущество из Симонова монастыря, 1925 год.
2 января 1922 г. ВЦИК принял постановление «О ликвидации церковного имущества». 23 февраля 1922 года Президиум ВЦИК опубликовал декрет, в котором постановлял местным Советам «…изъять из церковных имуществ, переданных в пользование групп верующих всех религий, по описям и договорам все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы самого культа, и передать в органы Народного Комиссариата Финансов для помощи голодающим».
РЕЛИГИЯ охотно одевается в узорные одежды ИСКУССТВА. ХРАМ это особого типа ТЕАТР: АЛТАРЬ — СЦЕНА, ИКОНОСТАС -ДЕКОРАЦИЯ, ДУХОВЕНСТВО — АКТЕРЫ, БОГОСЛУЖЕНИЕ — музыкальная ПЬЕСА.
В 1920-х гг. в массовом порядке закрывались, переоборудовались или разрушались храмы, изымались и осквернялись святыни. Если в 1914 году в стране насчитывалось около 75 тыс. действующих церквей, часовен и молитвенных домов, то к 1939 году их осталось около ста.
Конфискованные митры, 1921 г.
В марте 1922 г. Ленин писал в секретном письме членам Политбюро: «Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».
Арестованные священники, Одесса, 1920 год.
В 1920-х и 1930-х годов, такие организации, как Лига воинствующих безбожников были активны в антирелигиозной пропаганды. Атеизм был нормой в школах, коммунистических организаций (например, пионерскую организацию), и средств массовой информации.
С Воскресением Христовым боролись рейдами и танцами в храмах, а верующие устраивали «горячие точки» и исповедовались в письмах. Если религия — опиум, то Пасха — его супердоза, считала советская власть, не давая народу отмечать главный христианский праздник.
На борьбу с церковью в Союзе уходили миллиарды рублей, тонны бумажных отчетов и неизмеримое количество человеко-часов. Но стоило коммунистической идее дать сбой, как куличи и крашенки тут же выбрались из подполья.
Из многих освободившихся храмов попросторнее устраивали клубы. По словам историка, бывали случаи, когда молодежь не могла заставить себя ходить туда на гульки, и тогда местные функционеры буквально заставляли девчат танцевать в церкви в присутствии партверхушки. Кого замечали на всенощной или с крашенками, могли выгнать с работы или исключить из колхоза, и семье приходилось туго. «Страх так укоренился, что даже малыши осторожничали и знали: о том, что дома пекли куличи, рассказывать нельзя.
В 1930-м выходной из-за Пасхи перенесли с воскресенья на четверг, чтобы праздник стал рабочим днем. Когда эта практика не прижилась, горожан стали выгонять на ленинские субботники, воскресники и массовые шествия с чучелами священников, которые потом сжигали. К этому дню, по словам Олеси Стасюк, приурочивали антипасхальные лекции: детям рассказывали, что пасхальные гуляния плодят пьяниц и хулиганство. Колхозные бригады старались отправить на работу подальше в поле, а детей забирали на выездные экскурсии, за игнорирование которых родителей вызывали в школу. А в Страстную пятницу, время глубокой скорби у христиан, для школьников любили устраивать танцы.
Сразу после революции большевики начали бурную деятельность по замене религиозных праздников и обрядов новыми, советскими. «Внедрялись так называемые красные крестины, красные Пасхи, красные карнавалы (те, что со сжиганием чучел), которые должны были отвлекать народ от традиций, иметь понятную ему форму и идейное содержание, — рассказывает религиовед Виктор Еленский. — Опирались на ленинские слова о том, что церковь заменяет людям театр: мол, дайте им спектакли, и они воспримут большевистские идеи». Красные Пасхи, правда, просуществовали только в 20—30-х — уж слишком издевательскую пародию представляли они собой.
В конце 40-х в семьях предпраздничные приготовления все еще держали в тайне. «Когда в полночь из церкви выходил крестный ход, его уже поджидали: учителя высматривали школьников, а районные представители — местную интеллигенцию, — приводит он пример из свидетельств участников тех событий. — Исповедоваться к празднику научились заочно: записку со списком прегрешений человек передавал священнику через связных, а тот в письменной форме отпускал их или накладывал епитимию». Поскольку действующих храмов оставались единицы, поход на всенощную превращался в целое паломничество.
«Из отчета уполномоченного Верховного Совета по делам религий в Запорожской области Б. Козакова: «Мне довелось наблюдать, как в темную ночь под ливнем на расстоянии почти 2 км до Велико-Хортицкой церкви в грязи, болоте буквально пробирались старики з корзинками и сумками в руках. Когда их спрашивали, зачем они в такую непогоду мучают себя, отвечали: «Это не муки, а радость — идти в церковь на святую Пасху…».
Всплеск религиозности случился во время войны, и как ни странно, граждан почти не преследовали. «Сталин в своем выступлении в связи с началом Великой Отечественной даже обратился к народу на церковный лад — «братья и сестры!». А с 1943-го Московский патриархат уже активно использовался на внешней политической арене для пропаганды», — отмечает Виктор Еленский. Агрессивное высмеивание и сжигания чучел откинули как слишком брутальные, верующим отвели этакое гетто для тихого отмечания праздника, а остальных граждан планировали ненавязчиво занимать в пасхальные дни.
На атеистическую пропаганду в СССР выделяли сумасшедшие деньги; в каждом районе ответственные люди отчитывались о принятых антипасхальных мерах. В свойственной «советам» манере от них требовали, чтобы каждый год число посетителей церкви было ниже, чем в предыдущем. Особенно наседали на Западную Украину. Приходилось брать данные с потолка, и бывало, Донецкая область показывала чуть ли не втрое больший процент крещеных детей, чем Тернопольская, что невозможно по определению».
Чтобы удержать народ дома в святую ночь, власти делали ему неслыханный подарок — давали телеконцерты «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» и прочие редкости. «Слыхал от старших: раньше у церкви ставили на ночь оркестр, играли похабные спектакли, выставляя дьяконов и батюшек пьяницами и крохоборами», — рассказывает уроженец Виннитчины Николай Лосенко. А в родном селе сына священника Анатолия Полегенько на Черкасчине ни одна всенощная не обходилась без музыкального фона. В центре села храм соседствовал с клубом, и как только прихожане выходили с крестным ходом, на танцах громче прежнего гремела веселая музыка; заходили обратно — звук приглушался. «Доходило до того, что перед Пасхой и с неделю после родители яиц в доме не держали вообще — ни сырых, ни вареных, ни белых, ни красных, — говорит Полегенько. — До войны отец был вынужден уходить подальше в поле и в одиночестве исполнял пасхальные песнопения».
Ближе к перестройке борьба режима с религией становилась профанацией. Адекватные «контролеры» никого не карали, но играли роль до конца. «Учителя вели беседы про «поповский мрак» чисто для проформы, за крашенки могли разве по-отечески пожурить, — говорит Лосенко. — Они и председатель вместе с сельсоветом и куличи пекли, и детей крестили, просто не афишировали это».

  • Сергей
  • 1
  • религия
  • , вера
  • , пропаганда
  • +40
    • 43
    • 3
    • 0

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:

Вопрос 90. Как относится к религии и церкви Коммунистическая партия Советского Союза?

Л. Ануфриев. Религия и жизнь: вчера и сегодня

Коммунистическая партия Советского Союза определяет свое отношение к религии и церкви, исходя из принципов, выработанных В. И. Лениным. Она строит свою политику в религиозном вопросе на строго научных основах, осуществляя ее в неразрывной связи с решением общих задач строительства коммунизма.
В. И. Ленин подчеркивал, что «наша программа вся построена на научном и, притом, именно материалистическом мировоззрении. Разъяснение нашей программы необходимо включает поэтому и разъяснение истинных исторических и экономических корней религиозного тумана. Наша пропаганда необходимо включает и пропаганду атеизма…»54
Религия противоречит научному коммунистическому мировоззрению. Поэтому идейная борьба с религией была и сейчас остается одной из важнейших составных частей работы партии по коммунистическому воспитанию трудящихся. Эта линия партии не изменялась никогда.
Борьба партии против религиозной идеологии, за атеистическое воспитание людей имеет свою историю, свои этапы, на каждом из которых решались конкретные задачи, применялись специфические для определенного времени формы и методы работы.
Например, в годы, когда партия собирала силы для свержения царизма, она не акцентировала внимание на вопросах атеистической работы, ибо классовые враги трудящихся могли использовать это для раскола их единства. В то же время партия выдвигала требования, близкие и понятные трудящимся. Она боролась за предоставление им свободы совести, за избавление их от духовного рабства, осуществляемого церковью и царизмом.
В свою первую Программу КПСС не включала требования об атеизме всех ее членов, в ней не было пункта, требующего от коммунистов вести активную борьбу с религиозной идеологией. В интересах революции тогда был возможен прием в партию и тех революционно настроенных рабочих, которые еще не окончательно порвали с религией.
С победой Великой Октябрьской социалистической революции партия выдвинула задачу освобождения советских граждан от религиозных предрассудков.
В годы гражданской войны многие церковники и сектанты с оружием в руках боролись против революции, а после разгрома интервенции и белогвардейцев всеми средствами мешали социалистическому строительству.
Победа социализма вынудила духовенство изменить свою тактику и заявить о лояльном отношении к Советской власти, оно стало поддерживать внутреннюю и внешнюю политику Советского государства. Но от этого сущность религиозной идеологии не изменилась: религия, как и прежде, поддерживает в сознании людей вредные суеверия, привычки и взгляды, чуждые нашему обществу. Она как была, так и остается антинаучной идеологией, которая затемняет сознание человека, сковывает его творческие силы.
Ошибаются те, кто считает религию в наши дни безобидной. Коммунистическая партия ведет систематическую, неустанную борьбу с религиозной идеологией, открыто и прямо заявляет о своем отношении к религии и церкви в своей Программе: «Партия рассматривает борьбу с проявлениями буржуазной идеологии и морали, с остатками частнособственнической психологии, суеверий и предрассудков, как составную часть работы по коммунистическому воспитанию»55. Программа КПСС указывает средства и методы атеистической работы, обеспечивающие торжество научно-материалистических взглядов. Партия использует средства идейного воздействия для воспитания людей в духе научно-материалистического мировоззрения, для преодоления религиозных предрассудков, не допуская оскорбления чувств верующих, говорится в ней. Необходимо терпеливо разъяснять несостоятельность религиозных верований, возникших в прошлом на почве придавленности людей стихийными силами природы и социальным гнетом, из-за незнания истинных причин природных и общественных явлений. При этом следует опираться на достижения современной науки, которая все полнее раскрывает мир, увеличивает власть человека над природой и не оставляет места для фантастических вымыслов религии о сверхъестественных силах.
Настойчивая, последовательная работа КПСС по атеистическому воспитанию трудящихся в значительной мере способствовала тому, что, как подчеркивалось на XXV съезде КПСС, мы создали общество, где господствует научное материалистическое мировоззрение.
Осуществление намеченных партией мероприятий по атеистическому воспитанию трудящихся приведет, в конечном счете, к окончательному преодолению религиозных предрассудков.
54Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 145.
55Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., Политиздат, 1976, с. 12.
Литература:
Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., Политиздат, 1976.
Материалы XXV съезда КПСС. М, Политиздат. 1976 Ануфрієв Л., Бражник І. Комуністи і релігія. К., Знання, 1974

Вперёд>>
Просмотров: 2286 Другие книги по данной тематике


Л. Ануфриев.
Религия и жизнь: вчера и сегодня

Джон Аллен.
Opus Dei

Я. В. Минкявичюс.
Католицизм и нация

Д.Е. Еремеев.
Ислам: образ жизни и стиль мышления
М. С. Беленький.
Что такое Талмуд
e-mail: historylib@yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *