Ум и разум

Научно-исследовательский институт

Материал из Википедии — свободной энциклопедии (перенаправлено с «НИИ»)
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 3 октября 2016; проверки требуют 2 правки. Для термина «институт» см. также другие значения.

Нау́чно-иссле́довательский институ́т (НИИ) — государственное учреждение, специально созданное для организации научных исследований и проведения опытно-конструкторских разработок.

Предыстория

Если исходить только из критерия «коллективно организованного труда специалистов», то исторически первыми прообразами НИИ были Дома знаний древнего Вавилона и Египта. Храмы, в которых располагались крупнейшие из хранилищ табличек, папирусов, содержимое которых не только преподавалось, но изучалось и дополнялось учёными людьми, становились «храмами науки» в прямом смысле слова. Астрономия и медицина были (и оставались вплоть до эпохи арабской гегемонии в научных исследованиях) крупнейшими, но не единственными областями организованных научных исследований. Продуктом научного труда этих центров были достаточно обширные энциклопедии, в которых систематизировались знания и наблюдения в других областях естествознания.

Если применительно к древнему Египту и Вавилону у учёных нет однозначного мнения относительно технической оснащённости астрономических наблюдений, то применительно к арабскому миру новой эры имеется достаточно много артефактов. Наиболее ранним из этих учреждений является Багдадская обсерватория IX века, построенная в период правления халифа Аль-Мамуна. Известны также Марагинская обсерватория XIII века, обсерватория Улугбека в Самарканде XV века, Стамбульская обсерватория Таки аль-Дина XVI века и др.

Заметным событием в истории европейской науки Нового времени стала постройка «Ураниборга» (заложен в 1576 году), а потом и Стьёрнеборга (заложен ок. 1581, когда Ураниборг оказался непригоден) — обсерваторий, построенных для Тихо Браге королём Кристианом IV на принадлежавшем тогда Дании острове Вен. Это был ещё и самый дорогостоящий научный проект эпохи: по оценкам, на строительство замка-обсерватории тратилось до 1% госбюджета страны. В «штате» у Браге предусматривалось несколько помощников (студентов). Однако к 1597 году финансы короля иссякли, Тихо Браге покинул остров — так и не создав устойчивой, преемственно развивающейся научной школы, которая предполагается в основе любого современного научно-исследовательского института. Ураниборг был разрушен вскоре после смерти великого астронома.

Лондонское королевское общество, созданное в 1660 году, и Французская академия наук, созданная в 1666 году, стали важными организационными предпосылками, которые обеспечили, в известной степени, поддержку наиболее гениальных своих представителей. Однако и Ньютон, и Лавуазье работали, прежде всего, в одиночку, и их лаборатории не продолжили своё существование в качестве самостоятельных институтов.

В России указ Петра I от 28 января (8 февраля) 1724 года об учреждении Петербургской академии наук (открылась уже после его смерти, 27 декабря 1725 года) открывал перспективу смелому проекту, в котором обучение наукам должно было происходить в рамках академии, лучшие из студентов которой могли бы продолжать в ней свои исследования уже как самостоятельные учёные. Однако проект этот несколько опередил эпоху; найти деньги для привлечения в Россию лучших европейских умов уровня Леонарда Эйлера оказалось проще, нежели изыскать русских студентов, способных к пониманию преподаваемого. Для заполнения аудиторий пришлось приглашать из-за рубежа и студентов. После 1730 года, когда на престол вступила Анна Иоанновна, интерес к академии упал, стали разъезжаться и учёные…

Петровская Академия была отнюдь не первым в Европе учреждением, где академическая структура дополнялась обучением и научными исследованиями. Ещё в 1700 году Лейбниц создал Берлинскую академию наук, в структуру которой влились обсерватория (1709), анатомический театр (1717), ботанический сад (1718). В дальнейшем организация лабораторий при университетских кафедрах стала одним из направлений развития сферы НИОКР в Европе.

Основанная в 1925 году Bell Labs — не первый, но один из типичных для США примеров создания исследовательского центра на частнопредпринимательской основе.

История

Прецедент применения слова «институт» (фр. l’institute) — изначально: установление (в лексике до начала XX века), учреждение — к организации, занимающейся научными исследованиями, был впервые создан во Франции: «Институт Франции» (фр. Institut de France), открытый 25 октября 1795 года, объединил несколько академий, упразднённых Национальным конвентом в 1793 году.

К концу XIX века, по мере дифференциации и интеграции науки, на повестку дня выдвигаются проблемы, решение которых оказывается не по силам учёным-одиночкам, лаборатории и мастерские которых испокон веков лежали в основе инноваций в мировой науке и технике.

Решение этих новых проблем потребовало организации коллективного труда учёных разных специальностей. Собираемые под эгидой института, они берут на себя всестороннюю разработку, каждый в рамках своей узкой специальности, конкретных фундаментальных идей, изначально выдвигаемых крупным учёным соответствующей области знания. Первые прообразы современных НИИ, разрабатывающих фундаментальные проблемы, появились в области естествознания — это, например, французский Институт Пастера (основан 4 июня 1887 года).

Для государства научно-исследовательские и опытно-конструкторские институты и лаборатории стали удобной организационной формой для оказания финансовой поддержки. Например, в 1911 году в Германии с этой целью было создано Общество кайзера Вильгельма, объединявшее научно-исследовательские учреждения страны, лаборатории, поверочно-метрологические станции и т. п.

В России одним из первых «НИИ» в современном смысле стал Опытовый бассейн, созданный в 1900 году и возглавляемый академиком А. Н. Крыловым, который дал не только мощный импульс постановке научно-исследовательских работ в русском кораблестроении, но и образец НИИ военно-промышленного комплекса (ЦНИИ им. академика Крылова и поныне работает в Санкт-Петербурге). Со своей стороны, основанный в конце 1905 года в Петербурге Пушкинский Дом стал одним из первых образцов научно-исследовательского института гуманитарного направления.

Наше время

К середине XX века НИИ стали основной формой организации коллективной научной деятельности в большинстве стран. Необходимость решения сложных междисциплинарных научных задач привела к созданию комплексов НИИ и научных центров. Наиболее сложно и противоречиво, ввиду факторов научной и коммерческой тайны, шло развитие международных НИИ. В 1950—1980-е годы международное научно-техническое сотрудничество на межгосударственной основе наиболее интенсивно развивалось между СССР и другими странами-членами СЭВ. На частнопредпринимательской же основе это сотрудничество развивалось внутри транснациональных корпораций, где «фактор границ» преодолевался «фактором единого собственника» результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР). Крупнейшим международным проектом, выполняемым при совместной государственной поддержке нескольких стран, стал в 1960—1970-е годы «Конкорд».

В СССР научно-исследовательские институты, создаваемые при министерствах, академических, а также при крупнейших учебных заведениях, являлись основной организационной формой обеспечения научного прогресса. Распределение выпускников технических специальностей в НИИ открывало для желающих возможности более быстрой, нежели в ВУЗах, карьеры. Более ощутимым это преимущество было в научно-производственных объединениях (особенно, военно-промышленного комплекса), где облегчалась возможность перехода из «чистой науки» на производство и обратно. Вместе с тем, многие выпускники (в основном, получавшие высшее образование не ради занятия наукой, а из соображений престижа), составляли кадровый балласт, который многим НИИ приходилось держать на протяжении, как минимум, 3 лет — срока, в течение которого распределённый молодой специалист не мог быть уволен.

Аббревиатура «НИИ», с которой начинаются сокращённые названия научно-исследовательских институтов, совпадает по звучанию с частицей «ни», что является основой для множества шуток, основанных на таком созвучии. НИИЧАВО, или научно-исследовательский институт Чародейства и Волшебства — классика жанра братьев Стругацких, в чьих произведениях начала 1960-х годов нашла отражение и созидательная атмосфера советских НИИ эпохи «физиков и лириков», и типичные для этих институтов «издержки», а также знаменитый на весь Советский Союз (но в действительности никогда не существовавший под таким названием) Научно-исследовательский институт химических удобрений и ядохимикатов. В Новосибирском Академгородке существует Арт-Клуб НИИКуДА — Научно-исследовательский институт культурного досуга Академгородка.

См. также

  • Прикладные исследования
  • НИР
  • НИОКР
  • Ценообразование на НИОКР

Примечания

  1. ↑ 1 2 Шейнин Ю. М. Научно-исследовательские институты. Большая Советская энциклопедия. Проверено 18 июля 2010. Архивировано 20 апреля 2012 года.
  2. ↑ Джуринский А. Н. История древнего и средневекового мира: Уч. пособие для высшей школы. Воспитание в первобытнообщинном обществе и древнем мире. Проверено 18 июля 2010.
  3. ↑ «Tycho Brahe’s castle Uraniborg and his observatory Stjärneborg »
  4. ↑ Указ Императора Петра I Объ учрежденiи Академiи…. 28 января (8 февраля) 1724 года
  5. ↑ история НИУИФ
  6. ↑ Словарь сокращений русского языка SOKR.RU

Ссылки

Научно-исследовательский институт на Викискладе

Скрытая категория:

  • Википедия:Статьи с некорректным использованием шаблонов:Cite web (не указан язык)

Всеобщий разум

  1. Tеория разума (сознания)
  2. XXVIII ВРАЗУМЛЕНИЕ
  3. Аллах отвратил их сердца, потому что они — люди неразумеющие.
  4. Б. Высший Разум
  5. Боже мой, Боже мой! Для меня нет ничего отвратительней, чем женщина — синий чулок. Когда красивая девушка начинает учить меня уму-разуму, это убивает во мне все мои побуждения.
  6. Бойтесь же Меня, о обладающие разумом!
  7. Боэций о вере и разуме
  8. В настоящий момент в общих чертах ячейка повторяет существовавшую в конце 4-й расы, разумеется, с некоторыми отличиями.
  9. В основном, под Ясновидением подразумевается способность человека видеть энергетические формации, например Ауру и т.д.
  10. В. Озаренный Разум
  11. Вера ведет разум
  12. Воздух — это стихия Мысли, Разума, Закономерностей, которые мы не всегда можем доказать, но истинность которых для нас совершенно очевидна.

До сих пор мы говорили о прогрессе ищущего в терминах «внутреннего», но прогресс этот проявляет себя и внешне. На самом деле стена, разделяющая внутреннее и внешнее, становится все более тонкой; это разделение все больше и больше становится похожим на искусственное соглашение, установленное по-юношески незрелым умом, поглощенным исключительно лишь самим собой, видящим только себя. Ищущий чувствует, как эта стена постепенно утоньшается; он испытывает определенное изменение в конституции своего существа, как будто он становится более светлым, более прозрачным, как бы более пористым. Поначалу это изменение дает о себе знать неприятными симптомами, ибо ищущий, в отличие обыкновенного человека, которого защищает его толстая кожа, уже не имеет этой защиты — он получает мысли людей, их желания и страсти в их истинной форме, во всей наготе, такими, как они есть — в виде атак. И здесь мы должны подчеркнуть, что не только «дурные мысли» или «злая воля» несут в себе насилие; нет ничего более агрессивного, чем добрые намерения, высокие чувства, альтруизм — в любом случае это эго, выпячивающее себя под видом нежности или насилия. Мы цивилизованы только на поверхности. Под нею в нас продолжает жить каннибал. Поэтому абсолютно необходимо, чтобы ищущий мог чувствовать и использовать эту Силу, о которой мы говорили — с Нею он может отправляться куда угодно. И в самом деле, космическая мудрость не допустит, чтобы такая прозрачность пришла без соответствующей защиты. Затем, вооруженный «своей» Силой, с успокоенным умом, ищущий постепенно обнаруживает, что он открыт всем внешним влияниям, ударам, которые он получает отовсюду, что расстояния — это не преграда: никто не далек, никто не ушел, все находится вместе и происходит одновременно; он может отчетливо воспринять мысль друга, находящегося от него за десять тысяч миль, или чей-то гнев, или страдание брата. Стоит только ищущему настроиться в безмолвии на какое-то конкретное место или на человека, как он получает более или менее точное восприятие ситуации, причем это «более или менее» зависит от его способности сохранять состояние безмолвия. Ибо и здесь ум все путает и искажает, потому что он полон желаний, страхов, предубеждений и все, что он воспринимает, немедленно искажается тем или иным желанием, страхом или предрассудком (существуют и другие причины путаницы и искажения, которые мы обсудим ниже). Поэтому безмолвный ум, как представляется, приводит к расширению сознания, которое становится способным обратиться по желанию к любой точке всеобщей реальности, чтобы получить оттуда то знание, которое ему необходимо.

В этой безмолвной прозрачности мы вскоре приходим еще к одному открытию, которое имеет исключительно важное значение для практики. Мы обнаруживаем, что не только чужие мысли приходят к нам извне, но и наши собственные мысли приходят извне. КОгда мы становимся достаточно прозрачными, мы можем чувствовать в неподвижном молчании ума маленькие вращающиеся завихрения, которые касаются нашей атмосферы подобно маленьким, слабо различимым вибрациям, притягивающим наше внимание. Когда мы приближаемся к ним, чтобы «увидеть, что это такое», т.е. если мы позволяем одному из этих завихрений войти в нас, то внезапно обнаруживаем, что наши мысли чем-то заняты: то, что мы чувствовали на периферии нашего существа, есть мысль в своей чистой форме или, скорее, ментальная вибрация, существовавшая перед тем, как незаметно войти в нас и появиться затем на поверхности нашего существа, приняв личную форму и давая нам право торжественно заявить: «Это — моя мысль». Именно так тот, кто умеет хорошо читать мысли, может узнать, что происходит даже в том человеке, чьего языка он не знает — ибо он улавливает не мысли, а вибрации, которым затем приписывает соответствующую ментальную форму в себе самом. Но на самом деле нам не следует особо удивляться, потому что если бы мы были способны создать своими силами хотя бы одну простую вещь, пусть даже крошечную мысль, то мы были бы создателями мира! Где то «я» в вас, которая может создать все это? — спрашивала Мать. Но обыкновенный человек не способен воспринять этот процесс — во-первых, потому, что он живет в постоянной суете, а, во-вторых, потому, что процесс присвоения вибраций срабатывает почти мгновенно и автоматически. Благодаря своему воспитанию и окружению человек привыкает выбирать из всеобщего Разума довольно узкий диапазон вибраций, которые близки ему. Весь остаток своей жизни он будет принимать все ту же длину волны, воспроизводить все ту же вибрационную тональность, произнося более или менее высокопарные слова, лишь облачая их, может быть, в новые формулировки. Снова и снова будет бродить он, совершая круги в своей клетке. Все, что мы воспринимаем как прогресс — это более или менее обширный словарный запас, изящество и блеск наших выражений. Но этот прогресс — лишь иллюзия. Да, мы меняем свои идеи, но смена идей — это не продвижение вперед. Это вовсе не означает возвыситься до более высокой или интенсивной вибрационной тональности; это просто новый пируэт все в той же среде. Именно поэтому Шри Ауробиндо говорил об изменении сознания.

Когда ищущий увидел, что мысли приходят к нему извне и после того, как он сотни раз повторил этот опыт, он обладает ключом к подлинному господству над умом. Потому что избавиться от мысли после того, как она вошла и закрепилась в нас, действительно, сложно, но отринуть ту же мысль, когда мы видим, как она приходит к нам извне, не составляет труда. Как только мы овладеваем безмолвием, мы становимся хозяевами ментального мира, потому что вместо того, чтобы быть вечно прикованными к одной и той же длине волны, мы теперь можем свободно двигаться по всему диапазону волн, принимая или отвергая их — как нам угодно. Но давайте послушаем, как Шри Ауробиндо сам описывает этот опыт, который он впервые пережил вместе с другим йогином, Бхаскаром Леле, проведшим с ним три дня: Все ментально развитые люди, достигшие уровня выше среднего, должны так или иначе или хотя бы время от времени или же для определенных целей разделять ум на две части — на активную часть, которая является фабрикой мыслей, и на спокойную, господствующую часть, которая есть одновременно Свидетель и Воля и которая наблюдает эти мысли, рассматривает их, отвергает, исключает, принимает, вносит поправки и изменения — Хозяин в Доме Разума, способный к самоуправлению, самраджа. Йогин идет еще дальше — он не только становится там хозяином, но даже оставаясь так или иначе связанным с разумом, он как бы выходит из него и находится над ним или совсем вне него и свободен. Образ фабрики мыслей для него уже не совсем приемлем, ибо он видит, что мысли приходят извне, из всеобщего Разума, или всеобщей Природы — иногда оформленные, четкие, а иногда бесформенные — и тогда они обретают форму где-то в нас. Принципиальное назначение нашего ума — реагировать на эти волны мысли (так же, как и на витальные волны, волны тонкой физической энергии), принимая или отвергая их, или придавать личную ментальную форму веществу мысли (или витальным движениям) из окружающей Силы-Природы (Nature-Force). Я очень обязан Леле за то, что он показал мне это. «Медитируй сидя, — сказал он, — но не думай, а лишь смотри на свой ум; ты увидишь, как в него входят мысли; прежде, чем они смогут войти, отбрасывай их от своего ума до тех пор, пока ум твой не станет абсолютно безмолвным (capable of entire silence)». Раньше я никогда не слышал о том, что можно видеть мысли, приходящие в ум извне, но я не стал размышлять о том, правда ли это, или возможно ли это, я просто сел и сделал это. В одно мгновение ум мой стал спокоен, как воздух в безветрие на горной вершине, а затем я увидел одну мысль, а потом другую, которые вполне определенным путем приходили извне; я отбрасывал их прежде, чем они могли войти и завладеть мозгом, и через три дня я был свободен. С этого момента, в принципе, ментальное существо во мне стало свободным Интеллектом, всеобщим Разумом, но не работником на фабрике мыслей, ограниченным узким кругом своих личных мыслей, а тем, кто получает знание изо всех сотен и сотен царств бытия и свободен выбирать то, что ему хочется в этой огромной империи видения и империи мысли.

Когда ищущий оглядывается назад и видит то несложное ментальное построение, с которого он когда-то начинал, он недоумевает, как можно было жить в такой тюрьме. Особенно поразительно для него видеть то, что в течение многих лет он жил в окружении ограниченных мыслей и представлений о возможном и невозможном и что по большей части люди живут за решетками: «Не делай того, не делай этого; это против одного закона, то — против другого; это нелогично; это неестественно; это невозможно…» Он открывает, что все возможно; истинное препятствие заключается в самом убеждении, что что-то является трудным. Прожив двадцать или тридцать лет в своей ментальной скорлупе, как какой-нибудь мыслящий моллюск, он начинает дышать свободно.

Он обнаруживает также, что разрешено вечное противоречие внутреннего и внешнего, что это противоречие не более, чем еще одна догма нашей ментальности. В действительности «внешнее» повсюду внутри! Мы находимся повсюду! Было бы заблуждением полагать, что если нам только удастся осуществить некие идеальные условия покоя, красоты и идиллического уединения, то все станет гораздо легче. Это не так, потому что всегда найдется что-нибудь, что будет мешать нам, притом везде. Поэтому вместо того, чтобы стремиться осуществить эти условия, мы можем с тем же рвением решиться разрушить наши построения и принять в себя все «внешнее» — тогда мы будем везде дома. То же самое касается противопоставления медитации действию; ищущий установил внутри себя безмолвие, и, следовательно, его действие есть медитация (попутно ему откроется тот факт, что даже медитация может быть действием): принимает ли он душ или занимается своими служебными делами, в него вливается, вливается Сила. Он навеки созвучен мирам иным. И в заключение он увидит, что действия его становятся более точными, более эффективными и мощными и при этом они абсолютно не нарушают его покоя: Субстанция ментального существа… неподвижна, так неподвижна, что ничто не нарушает его покоя. Если приходят мысли или действия, то они … проходят сквозь ум, как птицы, летящие по небу в безветренном воздухе. Они проходят, ничего не задевая, не оставляя никакого следа. Даже если тысячи образов, отражающих самые бурные события, пройдут через него, все равно остается та тихая неподвижность, как если бы самим веществом ума была субстанция вечного и нерушимого мира. Ум, который достиг такой тишины, может начать действовать, причем интенсивно и мощно, но он сохранит при этом свою основу — неподвижность — ничего не создавая из себя, но получая Свыше и придавая этому ментальную форму, ничего не прибавляя от себя — тихо, бесстрастно, но с восторгом радования Истине, с блаженной силой и светом ее явления.

Стоит ли напоминать, что в то время Шри Ауробиндо возглавлял революционное движение и подготавливал партизанскую войну в Индии?

ГЛАВА 5

СОЗНАНИЕ

Однажды одному из учеников предстояло принять трудное решение. Он обратился за советом к Шри Ауробиндо, написав ему письмо, и был сильно обескуражен, когда прочел ответ, где говорилось, что решение должно прийти «из вершины его сознания». Он был человеком Запада и недоумевал: что бы это могло значить? Что это за «вершина сознания» — особый способ усиленного размышления, некий восторг, который возникает, когда мозг хорошо разогрет, или что-то еще? Таковы были мысли ученика, ведь единственный вид сознания, известный нам на Западе — это ментальный процесс: я думаю — значит я существую. Такова уж наша особая точка зрения на сознание. Мы помещаем себя в центр вселенной и признаем начиличе сознания лишь в тех, кто разделяет наш образ жизни и мировосприятие. Не так давно мы изумлялись, как это можно быть персом. Однако, если мы хотим понять, что такое сознание, и использовать его, нам нужно выйти за пределы этого ограниченного взгляда на сознание. После того, как Шри Ауробиндо достиг определенного уровня ментального безмолвия, он заметил: Ментальное сознание — это диапазон чисто человеческий, он отнюдь не охватывает всех возможных диапазонов сознания точно так же, как человеческое зрение не может охватить все цветовые оттенки, а человеческий слух — все уровни звука — ибо есть множество звуков и цветов, которые находятся выше или ниже доступного человеку диапазона, которые человек не может видеть и слышать. Точно так же есть планы сознания выше и ниже человеческого плана; обыкновенный человек не имеет с ними контакта, и они кажутся ему лишенными сознания — супраментальный или глобально-ментальный (supramental or overmental) * — и субментальный планы . … То, что мы называем несознанием, — это просто иное сознание. … На самом деле, когда мы спим или когда нас оглушили, или когда мы находимся под влиянием наркотиков, или когда мы «мертвы», или находимся в любом другом состоянии — в это время мы не более бессознательны, чем при глубокой внутренней сосредоточенности на какой-то мысли, когда мы не замечаем ни нашего физического «я», ни того, что нас окружает. Для любого, кто хотя немного продвинулся в Йоге, это самое элементарное утверждение. … По мере того, как мы продвигаемся вперед и пробуждаемся к сознанию души в себе и в предметах, нам становится ясно, что сознание присутствует и в растении, и в металле, и в атоме, и в электричестве — в любом предмете физической природы; мы обнаружим даже, что в действительности оно ни в каком отношении не является низшей или более ограниченной формой по сравнению с ментальной; наоборот, во многих «неживых» формах оно является более интенсивным, быстрым, живым, хотя и менее развитым в направлении к поверхности . Поэтому задача начинающего практиковать Йогу — Это становиться сознательным во всех отношениях, на всех уровнях своего существа и на всех планах всеобщего существования — не только ментального; осознавать себя и других, и все предметы, находясь как в состоянии бодрствования, так и во сне; и, в конце концов, научиться быть сознательным в том, что люди называют «смертью», ибо и в смерти нашей мы будем обладать той же степенью сознательности, которую мы обрели в нашей жизни.

— *) В ходе дальнейшего изложения Сатпрем подробно описывает каждый из этих планов сознания, и читатель сможет уяснить разницу между ними (прим.пер.).

Нам вовсе не нужно принимать на веру слова Шри Ауробиндо. Наоборот, он настаивает на том, чтобы мы убедились в этом сами. Поэтому мы должны стремиться раскрыть то, что связует в нас все способы нашего существования — сон, бодрствование и «смерть» — и дает нам возможность войти в контакт с иными формами сознания.

Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 201; Нарушение авторских прав?;

ПОИСК ПО САЙТУ:

Рекомендуемые страницы:

Разум

Материал из Википедии — свободной энциклопедии «Разумное существо» ссылается сюда. На эту тему нужна отдельная статья. Аллегория Разума. Центральная фигура базилики Нотр-Дам-де-Фурвьер в Лионе.

Ра́зум (лат. ratio), ум (греч. νους) — философская категория, выражающая высший тип мыслительной деятельности, способность мыслить всеобще, способность анализа, абстрагирования и обобщения.

Этимология и близкие понятия

По смыслу соответствует латинскому слову «intellectus» — понимание — качество психики, состоящее из способности приспосабливаться к новым ситуациям, способности к обучению на основе опыта, понимания и применения абстрактных концепций, использования своих знаний при взаимодействии с окружающей средой.

В синодальном переводе Библии словом «разум» (3Цар. 4:29; Иез. 28:4) переводят то, что на церковнославянский переведено как «смыслъ». Однако и в церковнославянском переводе Библии есть слово разум (2Кор. 3:4). В Слове о законе и благодати есть фразы: въ разумъ истинныи приведе и свѣтъ разума.

Латинское слово ratio также обозначает разряд, рассудок, рассуждение, расчёт, что служит иллюстрацией существовавшего некогда объединения понятий разума и рассудка. Но рассудок в современных представлениях не создаёт нового знания, а лишь систематизирует уже существующее.

«Дух (греч. πνευμα) — субстрат мышления и желания, способный покидать тело человека.» В марксистской философии означает то же, что и сознание. Сознание — способность соотносить себя с миром, идеального воспроизведения действительности, хотя иногда употребляется как синоним разума, не производит непосредственно суждения и умозаключения.

Разум в философии

Разум — одна из форм сознания, самосознающий рассудок, направленный на самого себя и понятийное содержание своего знания (Кант, Гегель). Разум выражает себя в принципах, идеях и идеалах. Разум следует отличать от других форм сознания — созерцания, рассудка, самосознания и духа. Если рассудок как мыслящее сознание направлено на мир и главным своим принципом принимает непротиворечивость знания, равенство себе в мышлении, то разум как рассудок, сознающий себя, соотносит не только разное содержание между собой, но и самого себя с этим содержанием. В силу этого, разум может удерживать противоречия. Гегель считал, что только разум достигает, наконец, истинного выражения истины как конкретного, то есть включающее в своё единство противоположные характеристики.

Разум и язык

Действие разума, как осмысления всеобщего, теснейшим образом связано с человеческой речью (языком), которая закрепляет за одним знаком неопределённое множество действительных и возможных (прошедших, настоящих и будущих) явлений, подобных или однородных между собой. Если рассматривать языковой знак в его целости, нераздельно с тем, что им выражается, то можно признать, что действительная сущность разумного мышления выражается в словах, из которых рассудочный анализ выделяет его различные формы, элементы и законы (см. Философия).

Подходя к вопросу о возможности невербального мышления Брауэр показал, что математика — автономный, находящий основание в себе самом вид деятельности, не зависящий от языка и что идеи математики уходят в разум куда глубже, чем в язык, не завися от словесного восприятия. Естественный язык способен, по Брауэру, создать лишь копию идей, соотносимую с ней самой, как фотография с пейзажем.

Разум и божество

В древности разум традиционно связывался с благом и божеством. После того, как Аристотель (определивший Божество как самомышление — τής νοήσεως νοήσις) и стоики (учившие о мировом разуме) признали за разумным мышлением абсолютную ценность, скептическая реакция разрешилась в неоплатонизме, ставившем Разум и умственную деятельность на второй план и признававшем высшее значение со стороны объективной — за сверхразумным Благом или безразличным Единством, а со стороны субъекта — за умоисступлённым восторгом (έχστασις). Христианская традиция не связывает разум с божеством, требуя для приближения к божеству не разума, но избежания греха, определённое и умеренное выражение такая точка зрения получила в общепризнанном средневековом различении (схоластика) между разумом как светом естественным (lux naturae) и высшим божественным, или благодатным, просвещением (illummatio divina s. lux gratiae). В то же время Климент Александрийский, Василий Великий, Григорий Нисский и другие представители патристики учили, что образ Божий заключается в разумности человека.

С точки зрения Владимира Соловьёва, «когда это различение переходит в прямое и враждебное противоположение (как это бывало и в средние века, и в раннем лютеранстве, и во многих позднейших сектах), оно становится логически нелепым, потому что божественное просвещение для принимающих его дано в действительных душевных состояниях, наполняющих сознание определённым содержанием, тогда как разум (вопреки Гегелю) не есть источник действительного содержания для нашего мышления, а даёт лишь общую форму для всякого возможного содержания, какова бы ни была его существенная ценность. Поэтому противополагать высшее просвещение разуму, как чему-то ложному, так же бессмысленно, как противополагать высший сорт вина сосуду вообще».

Разум и опыт

В некоторых философских течениях XIX века разум противопоставлялся естественному опыту, или эмпирии. Существовало и обратное стремление — выводить разум или саму идею всеобщности из единичных фактов опыта (см. Эмпиризм).

Разум и мозг

Мозг определяется как физическая и биологическая материя, содержащаяся в пределах черепа и ответственная за основные электрохимические нейронные процессы. С точки зрения современной науки, мозг представляет собой сложнейшую нейронную сеть, производящую и обрабатывающую огромное количество логически связанных электрохимических импульсов, а внутренний мир человека, в том числе его разум, является продуктом этой работы.

В современном научном сообществе точка зрения о том, что разум есть продукт работы мозга, является главенствующей. Так же считают сторонники искусственного интеллекта, высказываются также мысли, что разум компьютероподобен, алгоритмичен. Точки зрения — порождаемость разума мозгом и компьютероподобие разума — не обязательно сопутствуют друг другу.

К параметрам, формирующим отличительные особенности разума относят:

  • объём рабочей памяти, способность к прогнозированию, орудийной деятельности, логике,
  • многоуровневую (6 слоев нейронов) иерархию системного отбора ценной информации,
  • сознание,
  • память.

Существуют различные мнения по поводу взаимопроникновения мозга и таких понятий, как сознание, ум, разум, рассудок, дух, душа, память, некоторые даже предполагают, что разум существует в некотором роде независимо от мозга или имеет отношение к парафеноменам.

В философии сознания различаются понятия разум и мозг, и существует «психофизическая проблема», главным предметом которой становится вопрос о соотношении ментальных состояний (мыслей, желаний, чувств и т. п.) и физических состояний мозга.

Разум у животных

Основная статья: Интеллект животных

Вопрос наличия разума у животных остаётся спорным в кругах учёных, но в целом многие сходятся во мнении что определёнными формами разума и зачатками самосознания обладают некоторые высшие млекопитающие, такие как шимпанзе и дельфины. Также животные обладают интеллектом (по крайней мере практическим и социальным), высокоразвитыми инстинктами и другими адаптивными способностями.

разум в Викисловаре
Разум в Викицитатнике
Разум на Викискладе
  • Ум
  • Интеллект
  • Мышление
  • Рациональность
  • Рационализм
  • Логическое мышление
  • Критика чистого разума (Кант)
  • Человек разумный
  • Внеземной разум
  1. ↑ Ум // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  2. ↑ Швырев В. С. Разум // Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин. 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  3. ↑ Соловьёв В. С. Разум // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. ↑ Encyclopaedia Britannica
  5. ↑ Русско-латинский словарь
  6. ↑ Дух // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  7. ↑ Дух // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  8. ↑ Спиркин А. Г. Сознание // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  9. ↑ Сознание — статья из энциклопедии «Кругосвет»
  10. ↑ Журнальный зал | Континент, 2002 N112 | Пиама ГАЙДЕНКО — Наука и христианство: противостояние или союз?
  11. ↑ Батуев А. С. Высшая нервная деятельность: Учебник для вузов по спец. «Биология», «Психология», «Философия». — М.: Высш. шк., 1991. — 256 с.
  12. ↑ Ревич Ю. В. В поисках разума. Искусственного // Знание — сила. — 2004. — № 7. — 83-92 (перепечатка: Ревич Ю. В. В поисках разума. Искусственного // «Домашний компьютер» — № 5. — 05.05.2006 года.
  13. ↑ Сандра Блейксли, Джефф Хокинс. «Об интеллекте». — М.:СПб.:Киев: Издательский дом «Вильямс», 2007 ISBN 978-5-8459-1139-1 (текст)
  14. ↑ Марков А. Эволюция человека. Обезьяны, нейроны, душа. М.:Астрель. 2011. — 512 с. ISBN 978-5-271-36294-1
  15. ↑ Хокинс Д., Блейксли С. Об интеллекте. М.:ООО «И. Д. Вильямс, 2007. — 240 с. ISBN 978-5-8459-1139-1
  16. ↑ Рамачандран В. С. Рождение разума. Загадки нашего сознания. М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2006. — 224 с. ISBN 5-9693-0022-5
  17. ↑ Кандель Э. В поисках памяти. Возникновение новой науки о человеческой психике. М.:Астрель. 2012. 736 с. ISBN 978-5-271-36938-4
  18. ↑ Newman, James B. Psychological Theory // Bulletin of Psychological Type, Vol. 14, № 2, Spring 1991. (Реферативный перевод Д. А. Лытова)

Литература

  • Соловьёв В. С. Разум // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Словари и энциклопедии
Нормативный контроль GND: 4063106-0 · NDL: 00569549

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *