Вера и знание

Содержание

ВЕРА И ЗНАНИЕ

Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
Главная Философия Философия
< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ

Посмотреть оригинал

Вера является составной частью знания. В широком смысле вера не сводится к религиозной вере. Имеется в виду прежде всего вера в существование объективной реальности как таковой и в возможность ее познания. Подразумевая этот широкий смысл понятия веры, А.С. Хомяков писал: «Я называю верой ту способность разума, которая воспринимает действительные (реальные) данные, передаваемые ею на разбор и сознание рассудка». Это непосредственное дорассудочное знание Хомяков называл «живым знанием». Над ним возвышается область рассудка с его логикой. Соединение «живого знания» с рассудком создает «всецелый разум». Итак, полноценное знание есть синтез, по Хомякову, трех частей: 1) «живое знание»; 2) рассудок; 3) «всецелый разум».

Лейбниц разделил истины факта и истины разума. Позже Кант обосновал положение, что любое утверждение истинности по отношению к вещам в себе включает компонент веры. Канту мы обязаны также представлением о неразрывной слитности в научной истине истин опыта и истин мышления. Проблематичность истин мышления самих по себе Кант показал на одинаковой обоснованности противоречащих друг другу доказательств, не опирающихся на показания органов чувств.

После охлаждения интереса к гегелевской философии, в которую компонент веры входил в неявной форме принятия гипотезы тождества бытия и мышления, участились попытки решить проблему истины на основе явного использования понятия веры. В данном направлении, в частности, развивалась русская философская мысль конца XIX — начала XX в., а именно то ее течение, которое основывалось на христианских идеалах (в религиозной философии и богословии аспект веры всегда имел первостепенное значение), так что можно говорить отдельно о теологической концепции истины как веры.

Русский философ В.С. Соловьев продолжал развивать гегелевскую концепцию тотальности и становления истины. Истина — «то, что есть (сущее). Но есть все. Итак, истина есть все. Но если истина есть все, тогда то, что не есть все, т.е. каждый частный предмет, каждое частное существо и явление в своей оторванности от всего, — не есть истина, потому что оно и не есть в своей оторванности от всего: оно есть со всем. Итак, все есть истина в своем единстве, или как единое… полное определение истины выражается в трех предметах: сущее, единое, все». Представление об истине как всеединстве можно назвать целостной концепцией истины. Все существующее, отдельные части которого связаны друг с другом, и получило название всеединства.

Истина для Соловьева — абсолютная ценность, принадлежащая самому всеединству, а не нашим ощущением и суждениям. Это подводит Соловьева к определению значения компонента веры. «Познание вообще есть относительное бытие субъекта и предмета или взаимоотношение обоих; смотря по тому, какой из двух терминов преобладает, это отношение (познание) является в форме ощущения или же в форме понятия. Но отношение предполагает относящихся и безусловная истина определяется прежде всего не как отношение или бытие, а как то, что есть в отношении, или как сущее».

«И несомненно, что во всех человеческих существах глубже всякого определенного чувства, представлений и воли лежит непосредственное восприятие абсолютной действительности, в которой сущее открывается как безусловное единое и свободное от всех определений. Это внутреннее восприятие безусловной действительности, не связанное ни с каким определенным содержанием, само по себе одинаково у всех, какие бы различные названия ему не давались». «Единая, свободная от всех определений», абсолютная истина, по Соловьеву, невыразима. «Это безусловное существование, которое не может быть действительно дано ни в моих ощущениях, ни в моих мыслях, которое не может быть предметом, ни эмпирического, ни рационального познания, и которым, однако, это познание обусловливается, — составляет, очевидно, предмет некоторого особого, третьего рода познания, который правильнее всего может быть назван верою». Вера в сущее имеется у нас, по-видимому, по аналогии с нашим собственным существованием. «Таким образом, мы вообще познаем предмет или имеем общение с предметом двумя способами: извне со стороны нашей феноменальной отдельности, — знание относительное, в двух своих видах, как эмпирическое и рациональное, и изнутри, со стороны нашего абсолютного существа… знание безусловное, мистическое».

Познание изнутри отнюдь не является иллюзорным для тех, кто не сомневается в объективном источнике веры. Продолжая ту же линию русской религиозной философии, Н.А. Бердяев писал: «Познать истину значит познать сущее… во внешнем объективировании сущее не познается, оно умерщвляется. Лишь углублением в микрокосм познается макрокосм. Углубление же в микрокосм не есть субъективизм, это разрыв всех граней субъективизма. В глубине человека заложена реальная вселенная, в нем живет вселенский разум, и найденная в человеке вселенная и вселенский разум всего менее могут быть названы человеческим субъективизмом, субъективным человеческим переживанием. Это путь реализма, универсализма, а не путь индивидуализма, субъективизма, идеализма».

«Мы познаем истину не умом только, но и сердцем», — писал Б. Паскаль. Это и будут истины веры. Истины факта познаются чувствами, истины разума — умом, истины веры — сердцем. Хотя истины веры открываются человеку изнутри в его внутреннем опыте, тем не менее они все же более проблематичны, чем истины факта и разума, что объясняется отсутствием их общезначимой удостоверяемое™. Истины факта представляют собой общие для всех и для большинства людей показания органов чувств. Они общечеловечны, поскольку возможные случае индивидуальных отклонений за истинные не признаются. Истины разума общезначимы гораздо в меньшей степени, поскольку даже такой критерий, как непротиворечивость суждений не признается всеми (например, диалектиками). Еще дальше в этом направлении идет истина веры, которая может не иметь «ни малейшего доказательства правильности» (К. Лоренц), и в то же время, в которой человек убежден. «Чтобы найти для своего стремления к познанию хотя бы по видимости прочное основание, человек необходимым образом должен принять некоторые положения в качестве твердо установленных истин, «подставив» их, как архимедовы точки опоры, под конструкцию своих умозаключений».

Истина веры в принципе совершенно индивидуальна, поскольку проистекает из внутреннего опыта каждого. Конечно, и истина веры может стать общезначимой через доверие к авторитету, но в этом случае для ее сознательного принятия необходимо волевое усилие. «Человек мыслящий уже понял, что на этом берегу у него нет ничего. Но ведь для того, чтобы вступить на мост и пойти по нему, нужно усилие, нужна затрата сил. А вдруг эта затрата ни к чему?.. Я отказываюсь от боязливого опасения, что со мной будет, и решительным взмахом делаю себе операцию. Я покидаю край бездны и твердым шагом вбегаю на мост, который, быть может, провалится подо мной».

Концепция истины веры в основном развивалась на теистическом материале. При этом предполагалось, что истина существует предвечно в виде содержания безусловного сознания. «Всякое искание истины-смысла предполагает ее как синтез, уже завершенный раньше всякого нашего суждения». За пределами теологии такая посылка, разумеется, излишня. В философии XX в. концепцию истины как веры развивал Б. Рассел, который полагал, что истина и ложь принадлежат прежде всего верованиям. Можно верить, что сегодня четверг, как в четверг, так и в другие дни. Если я верю в это в четверг, то имеется факт, к которому мое верование имеет некоторое особенное отношение. Если я верю в то же самое в другой день недели, то такого факта нет. Когда верование истинно, я называю факт, писал Рассел, благодаря которому оно истинно, его «верификатором». Знание же есть не что иное, как подтверждающаяся вера.

Еще одним направлением послекантовского отношения к истине было стремление вывести ее за пределы сознания в область бессознательного. Начало положил Шеллинг, а продолжил Гартман и западная психология со времен Фрейда, причем развитие данного направления сопровождалось повышением интереса к индийской философии, в которой истина располагалась в сфере бессознательного. Такое понимание истины представляет собой особый вариант истин веры, поскольку в них нельзя утвердиться с помощью опыта и мышления.

В каком соотношении находятся истины факта, разума и веры? Великое разделение между эмпириками и рационалистами проходило по тому пункту, какую именно истину — факта или разума — считать более истинной. Гегель противопоставил научной истине, представляющей синтез истины опыта и истины разума, философскую истину как высший род истины (ее можно назвать синтезом истины мышления и истины веры). Философы-мистики и теологи отдавали предпочтение истинам веры. Соловьев поставил задачу «ввести религиозную истину в форму свободно-разумного мышления и реализовать ее в данных опытной науки». Истина веры должна находиться в согласии с истиной разума и истиной опыта. «Если истина веры не может стать истиною разума, не может стать истиною и для него, не имеет, следовательно, над ним силы, то разум тем самым имеет основание отрицать эту истину; если эта истина не может стать истиною и для опыта, то опыту, науке ничего не остается, как отвернуть ее».

Общераспространенная точка зрения гласит, что вера не имеет ничего общего со знанием, получаемым наукой. Научные истины опираются на мышление и чувственные данные, религиозные истины — на авторитет и откровение. Часто утверждают, что вера не обязательно истинна, поскольку верить можно во что угодно. На самом деле связь между наукой и верой более органична. Современная теория познания утверждает, в частности в лице Рассела, что в основе научных положений, признающихся истинами, лежит восприятие, базирующееся на ощущении, дополненном верой, источник которой — прошлый опыт человека.

Важную роль веры подчеркивал и основоположник концепции личностного знания М. Полани. «Наука есть система утверждений, к которой мы приобщены. Такую систему нельзя объяснить ни на основе опыта (как нечто видимое из другой системы), ни на основе чуждого какому-либо опыту разума… Доведя нас до данной точки зрения, логический анализ науки явно обнаруживает свою ограниченность и выходит за свои пределы в направлении формулировки науки на основе принципа доверия». Недаром говорят: «Доверяй, но проверяй», подчеркивая, что необходимо и первое, и второе.

В гуманитарных науках ситуация еще сложнее, чем в естественных. «Каждый из нас должен, в пределах возможного, считать верифицируемость идеалом всякого познания. Но нужно признаться, что этот идеал очень редко достигается, и те исследователи, которые стремятся достичь его буквально, большей частью ничего не могут сказать об истинно важных вещах».

Чем больше мы сомневаемся в существовании реального мира, объявляя его несуществующим или гипотетическим, тем больше область веры и истин веры, что хорошо понимал еще священник- философ Дж. Беркли. «Позиция, согласно которой существование мира «там вовне» недоказуемо, не препятствует логикам и теоретикам науки в это верить». Называть ли то, во что веришь, истиной или гипотезой, как говорится, дело вкуса (который тоже рассматривается в качестве критерия истины). Если вера достаточно сильна, ее объект заслуживает названия истины, если нет — то это только гипотеза. Веру можно рассматривать как результат интуиции, но сама интуиция представляет собой, как считал Лоренц, «хорошую способность к распознаванию образов», бессознательный, но отнюдь не сверхъестественный, рациоморфный процесс, когда нечто кажется истиной, хотя и не подлежит строгому обоснованию. И все-таки с чисто языковой точки зрения, гипотеза и вера — не одно и то же. Современный языковой дрейф (особенно при использовании иностранных слов) снижает эмоциональность восприятия. Назовите убийцу киллером — и отношение к нему изменится. Назовите веру гипотезой — и изменится отношение к ее объекту. За то, во что веришь, можно отдать жизнь, а за гипотезу вряд ли кто-то пойдет на смерть.

Предположение, что предмет исследования реально существует, необходимо, по Лоренцу, чтобы исследование имело смысл. Выделяют различные разновидности реализма: наивный, критический, строго критический, естественный, внутренний, гипотетический. Возникает вопрос: «Нс является ли модный в настоящее время гипотетический реализм современным вариантом субъективного идеализма?» На него следует ответить отрицательно. Субъективный идеализм существует в двух формах: берклианской и кантовской. Первую называют еще солипсизмом, и она отвергает реальное существование вещей, не наблюдаемых в данный момент. Кантовская концепция называется субъективным идеализмом в переносном смысле. Имеется в виду, что реальность существует независимо от человека, но предстает ему в виде, определяемом особенностями воспринимающего аппарата человека. Гипотетический реализм рассматривает реальность, в том виде, в каком она предстает перед нами, как гипотезу, т.е. не отрицает возможность адекватного познания природы.

Можно говорить также об эволюционном реализме, имея в виду потребность и оправданность реализма для целей выживания, и эволюционное развитие познавательного аппарата человека. В процессе эволюции устанавливается соответствие между человеком и окружающей его действительностью. Рассуждая об истинности высказываний, Гадамер обратил внимание на то, что «нет такого высказывания, которое можно понять только по показываемому им содержанию, если хотят постичь это высказывание в его истине», так как «всякое высказывание имеет предпосылки, которые оно не высказывает». В основе любого высказывания, как полагал Гадамер, лежит вопрос. «Если это высказывание, которое должно быть истинным, то нужно самому попытаться поставить вопрос, ответом на который оно может быть». В широком плане вопросы человеку ставит сама жизнь. Для того чтобы выжить, а тем более жить достойно, человек должен чувствовать, познавать и верить. Этим определяется значение истин факта, разума и веры для целостной истины в плане эволюционного реализма.

В элементарном акте восприятия оказываются воедино слитыми опыт, мышление и вера. С верой мы встречаемся и в мышлении. Что такое декартовские ясность и отчетливость в качестве критериев истинности положений разума как не определенная вера? Истины веры имеют место даже в научном познании, а тем более — в религии, мифологии и мистике. Так как все отрасли культуры взаимозависимы, в любой из них имеет место взаимодействие истин факта, разума и веры. «Заблуждение, будто лишь рационально постижимое или даже лишь научно доказуемое составляет прочное достояние человеческого знания, приносит гибельные плоды», — предостерегал Лоренц.

Целостная истина представляет собой синтез чувственного опыта, мышления и веры. Она состоит из трех уровней: низший (факты), средний (разум), высший (вера). Конечно, можно отсечь от истины высший уровень, а то и средний, но тогда истина станет неполной, куцей. Вера дополняет факт и разум до целостности, но она нужна и на двух низших уровнях. Отметим, что в сетевой модели обоснования научных теорий Л. Лаудана аксиология, методология и фактуальные утверждения взаимодействуют на всех уровнях исследования.

От века к веку, от одной культуры к другой относительный вес каждого компонента меняется, но все они присутствуют и в восприятии, и в мышлении, и в вере. Вера необходимо присутствует также и в материализации идеальной истины, поскольку уверенность в успехе дела важна для его осуществления. Тесная связь веры с истиной не только прослеживается в философии, но и присутствует в духе народа, закрепляясь в его языке. Созвучие слов вера и верно вряд ли случайно. Язык точно отражает нюансы изменения психологии народа, и слово «наверное», которое в XIX в. выражало уверенность в успехе, в XX в. употребляется для обозначения предположительности. Причина смыслового дрейфа, несомненно, связана с разрывом между представлением о вере и представлением об истине, причиной которого послужило ослабление под влиянием господствующей идеологии веры в истинность Откровения, а также общее влияние нашего рационалистического века.

Если касаться этимологии слов, следует упомянуть, что слово «истина» происходит от «есть», которое ведет к санкритскому глаголу es — дышать, жить, и латинскому os — рот и, стало быть, — к слову «ест». Дыхание, в свою очередь, через воздыхание связано с любовью. Через латинское veritas идет связь с русским словом «вера» и немецким wahren — беречь, охранять и wehren — возбранять, быть сильным. А корень var идет от санскритского vra-ta-m — священное действие, обет. От истины идет также слово «истый» — «настоящий, какой должен быть». Так истина связана с дыханием, жизнью, бытием, любовью, силой, бережливостью, верой, священнодействием, долженствованием.

Через понятие дыхания истина связана с понятием духа, что подтверждают русские пословицы: «Истина (в смысле естество, сущность. — А.Г.) человеческая не в плоти, а в духе его», «Свет духа — истина». Если человек духовен, то истиной и носителем ее становится он сам. В христианстве Дух Святой называется Духом истины. Русские пословицы утверждают деятельностность истины: «Кто за правду горой, тот истый герой».

Между верой и знанием не должно быть пропасти, и если вера в научную истину ведет к знанию, то и научное знание должно вести к признанию истин веры. Вера, опыт, мышление представляют собой три неразрывные компоненты целостной истины, разделяемые только условно при довлении какой-либо одной. В своей отвлеченности каждая из них несет в себе элементы ложности. Последние особенно заметны, когда две или три компоненты истины приходят в противоречие друг с другом, и, наоборот, аннигилируют, когда все три компоненты находятся в состоянии синтеза. Действительно, истины опыта не могут иметь самостоятельного значения, поскольку воспринимаются как таковые только через сознательные усилия разума. Истины мышления также не имеют самостоятельного значения, поскольку сами направляются и поверяются духом, и поскольку дух в своей глубине бессознателен, часто об истине свидетельствует внутреннее чувство, выступающее на поверхность сознания в виде верования. Истина — гармония между ощущением, мышлением и верой при главенстве последней как выражающей глубочайшую инстанцию духа и души.

«Истина, — писал Л. Фейербах, — не в мышлении и не в знании как таковом. Истина в полноте человеческого существа», проявляющейся в единстве духа и души. С совершенно иных, теологических позиций к этому же выводу приходит священник-богослов А. Ухтомский. «Я понял, что истина приобретается и постигается не умом человека и не его чувством, а делается открытой лишь гармоническому устремлению умственных и сердечных сил к добру и правде… И как для усвоения отдельным человеком истины необходимо собрание всех сил человека, так для познания высшей Богооткровенной Истины нужно собрание — Собор — гармония всех любящих сердец, чтобы общими силами любви и ума воспринять верховную истину».

Говорят, что человек неспособен постичь истину, поскольку его мышление рационалистично и не охватывает бытие во всей его текучести и многообразии. Эту точку зрения впервые обосновал немецкий философ Ф.Г. Якоби. Она верна по отношению к попыткам найти истину в мышлении, но человек — не только рациональное существо, но чувствующее и верящее, и именно данное обстоятельство позволяет познать истину.

Любая истина, высказанная о материи или Боге, представляет собой истину разума и чувства, основная часть которой открывается непосредственно как вера, поскольку бессознательное человека недоступно внешнему чувствованию и осознанию. Компонента веры необходима именно потому, что в ней находит свое выражение бессознательное человека. Истины веры, мышления и чувств дополняют друг друга до целостной истины. Ощущение без мышления и веры — слепо, мышление без ощущения и веры — беспроблемно, вера без ощущения и мышления — обманчива.

То что истина не умещается в рамках собственно мышления, ставит под вопрос возможность ее ясного, рационального представления. Гностики справедливо указывали: «Истина не пришла в мир обнаженной, но она пришла в символах и образах». Как же в таком случае быть с декартовским критерием ясности и отчетливости суждений? Он остается как регулятив, выражающий стремление мыслительной компоненты истины представить целостную истину в возможно более простой и понятной форме. Если мы говорим, что истина проста, то именно потому, что удалось снять с нее символическое одеяние и разрушить воздушные замки лжи над бытием, которые закрывают его. Когда сквозь все нагромождения показывается истина как открытость, которую старательно скрывали, удивляешься ее простоте и прозрачности.

Самоуверенность человека, идущая, быть может, от того, что он самый могущественный вид на планете, убежденность в том, что он венец творения, способный узнать все, что существует в мире вне его самого, как раз дает ему основания (как это ни парадоксально) отрицать потребность в вере и мешает осознать неизбежность этой компоненты целостной истины. Но современная теория познания разбивает наивный реализм науки. Если ощущения определяются чувствительным аппаратом человека, а положения чистого разума эмпирически непроверяемы, то непонятно, почему в качестве объективной истины следует принимать согласие ощущения и мышления. Тем более что программа сведения теоретических утверждений к базисным эмпирическим положениям, предпринятая неопозитивистами в первой половине XX в., оказалась несостоятельной.

Из всех истин важнейшая для человека — истина смысла жизни, но она тем более не может быть только опытной (так как человек не только чувственное, но и разумное существо, и по самой своей сути слово «смысл» предполагает разумную деятельность) или только разумной (так как чистый разум сам в себе противоречив). Истина смысла — это истина веры, поскольку нельзя почувствовать смысл извне, но, обосновывая данное понимание смысла, можно уверовать в него.

  • Хомяков А.С. Второе письмо о философии к Ю.Ф. Самарину // Соч.В 8 т. Т. 1. М„ 1900. С. 327.
  • Соловьев В.С. Соч. В Ют. Т. 2. СПб. : Просвещение, 1911. С. 296.
  • Там же. С. 295.
  • Там же. С. 308.
  • Соловьев В.С. Соч. В 10 т. Т. 2. С. 326.
  • Там же. С. 331.
  • Бердяев НА. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989. С. 96.
  • Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М. : Республика, 1998. С. 47.
  • Флоренский П.А. Цит. по: Трубецкой Е.Н. Смысл жизни. N4., 1918. С. 68.
  • Там же. С. 15.
  • Соловьев В.С. Соч. В Ют. Т. 2. СПб. : Просвещение, 1911. С. 350.
  • Там же.
  • Полани М. Личностное знание на пути к посткритической философии.М. : Прогресс, 1985. С. 246.
  • Гадамер Х.-Г. Что есть истина? // Логос. Философско-литературныйжурнал. Вып. 1. М., 1991. С. 33.
  • Фоллмер Г. Эволюционная теория познания. М. : Русский двор, 1998. С. 55.
  • Гадамер Х.-Г. Указ. соч. С. 34.
  • Там же.
  • Там же. С. 35.
  • Лоренц К. Указ. соч. С. 37.
  • Фейербах Л. Избр. произв. В 2 т. Т. 1. М. : Госполитиздат, 1955. С. 203.
  • Зеленогорский Г. Жизнь и деятельность архиепископа Андрея Ухтомского. М. : Терра, 1991. С. 176, 177.
  • Евангелие от Филиппа // Цит. по: Трофимова М.К. Историко-философские вопросы гностицизма. М. : Наука, 1979. С. 178.

Посмотреть оригинал

< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ
  • Вера и знание

    В процессе секуляризации христианская теология стала сдавать позиции науке и философии. Постепенно между ними образовалась пропасть, которая преодолевалась со стороны как науки, так и теологии. Основоположники новоевропейской философии и науки вовсе не были атеистами. Наоборот, они взяли доказательство…
    (Философия)

  • Вера или знание. Мистика и схоластика

    В Средние века мироздание стало рассматриваться как творение, воплощение Божественного замысла, и поэтому в центре познания оказалось не оно, а Творец, в силу чего и философия как наука о мире потеряла свое прежнее значение. Теперь участь ее решалась, как мы уже видели, рассматривая взгляды патристики,…
    (Удивительная философия)

  • Гармония веры и знания. Фома Аквинский

    Схоластика как попытка синтеза веры и разума, религии и философии достигла своего расцвета в учении итальянского религиозного философа Фомы Аквинского. Религиозная вера и философское знание не противоречат друг другу, говорит он, напротив, взаимодополня- ют, образуя единство. Окружающий нас мир является…
    (Удивительная философия)

  • Структура социологического знания, категории и понятия социологической науки

    Для того чтобы можно было понять сущность социологии и ее отдельных напраатений, необходимо разобраться в основных социологических понятиях и категориях, а также в ее структуре. Для начала введем понятие социологического закона. По мнению немецкого социолога и экономиста Макса Вебера, законы социологии…
    (Общая социология)

  • Программированный контроль за усвоением знаний по методике физического воспитания дошкольников

    1. Целью физического воспитания дошкольников является: а) развитие двигательных способностей; б) обучение двигательным умениям и навыкам; в) формирование здоровья; г) формирование гармонично развитой личности. 2. Задача «Способствовать закаливанию организма» относится к: а) оздоровительным; б) воспитательным;…
    (Физическое воспитание детей дошкольного возраста)

  • Методика формирования основ знаний о здоровом образе жизни у старших дошкольников посредством применения компьютерной обучающей программы

    Этапы Традиционные методы Методы с использованием компьютера Деятельность педагога Деятельность дошкольника 1 .Разъясняюще- мотивирующий Цель: создать положительное отношение к предстоящей деятельности, познакомить с элементами компьютера, со спецификой работы на компьютере Рассказ педагога, демонстрация…
    (Физическое воспитание детей дошкольного возраста)

  • (Концепции современного естествознания)
  • Специфика гуманитарного знания в философии Г. Риккерта и В. Дильтея

    Философия конца XIX века исходит из убеждения, что никакие теоретические предпосылки, без проведения соответствующей работы по их обоснованию, нельзя считать достаточными для построения теории. Предшествующая философия истории опиралась на такого рода допущения, главными из которых можно считать признание…
    (Философия Г.Риккерта)

  • ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУИРОВАНИЯ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗНАНИЯ О КОММУНИКАЦИЯХ

    Изучение коммуникаций имеет существенные трудности, связанные с многоликостью этого феномена, амбивалентностью оценок, спецификой воздействия на социум и определенной латентностью их проявлений. Указанные факторы приводит к недостаточной научной проработке коммуникаций как целостного общественного явления,…
    (Теория и практики массовых коммуникаций)

Популярные страницы
  • Вера и знание

    В процессе секуляризации христианская теология стала сдавать позиции науке и философии. Постепенно между ними образовалась пропасть, которая преодолевалась…

  • Вера или знание. Мистика и схоластика

    В Средние века мироздание стало рассматриваться как творение, воплощение Божественного замысла, и поэтому в центре познания оказалось не оно, а Творец,…

  • Гармония веры и знания. Фома Аквинский

    Схоластика как попытка синтеза веры и разума, религии и философии достигла своего расцвета в учении итальянского религиозного философа Фомы Аквинского….

  • Структура социологического знания, категории и понятия социологической науки

    Для того чтобы можно было понять сущность социологии и ее отдельных напраатений, необходимо разобраться в основных социологических понятиях и категориях,…

  • Программированный контроль за усвоением знаний по методике физического воспитания дошкольников

    1. Целью физического воспитания дошкольников является: а) развитие двигательных способностей; б) обучение двигательным умениям и навыкам; в) формирование…

  • Методика формирования основ знаний о здоровом образе жизни у старших дошкольников посредством применения компьютерной обучающей программы

    Этапы Традиционные методы Методы с использованием компьютера Деятельность педагога Деятельность дошкольника 1 .Разъясняюще- мотивирующий Цель: создать…

  • Специфика гуманитарного знания в философии Г. Риккерта и В. Дильтея

    Философия конца XIX века исходит из убеждения, что никакие теоретические предпосылки, без проведения соответствующей работы по их обоснованию, нельзя считать…

  • ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУИРОВАНИЯ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЗНАНИЯ О КОММУНИКАЦИЯХ

    Изучение коммуникаций имеет существенные трудности, связанные с многоликостью этого феномена, амбивалентностью оценок, спецификой воздействия на социум…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *