ВИЧ не существует

Верить нельзя лечиться. Почему священники против анализов на ВИЧ и презервативов

Коллаж © L!FE Фото: © Science Photo Library/EAST NEWS, flickr / Igor Matveenkov

В соцсетях активно обсуждают ролик, где священник Димитрий Смирнов говорит, что ВИЧ не существует. По его словам, он побывал на конференции, куда «с четырёх континентов приехали врачи». Речь шла о том, что «ВИЧа нет», «нет на свете ни одного человека, который бы видел вирус иммунодефицита».

— Если у человека обнаружат маркер этого псевдо-ВИЧ, то ему предлагают лечение, — говорит священник. — Лечение такими препаратами, которые окончательно убивают его иммунную систему, а в результате этого лечения человек может заболеть СПИДом. Поэтому самый простой способ — это вообще об этом забыть и никогда не сдавать на ВИЧ и СПИД анализы.

Это интервью было показано на телеканале «Спас» ещё в 2008 году. Но запись нашла, посмотрела и разместила у себя на странице в социальной сети жительница Тюмени, трёхлетняя дочь которой имеет ВИЧ-положительный статус. Мать решила отказаться от лечения дочери. В результате девочка с тяжелейшими осложнениями сейчас находится на грани смерти от СПИДа. Об этом ранее рассказывал Лайф.

За ребёнка уже вступились общественные активисты. Чтобы спасти девочку, фонд «СПИД. Центр» направил обращение уполномоченному по правам ребёнка в России Анне Кузнецовой. Но, успеет ли прийти помощь, пока не известно.

Лайф запросил официальную позицию Церкви по вопросу ВИЧ.

— Церковь признаёт существование ВИЧ/СПИДа, — сказал Лайфу Василий Рулинский, пресс-секретарь отдела по церковной благотворительности и социальному служению РПЦ. — В 2009 году была принята Концепция участия Русской православной церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом. В мае 2016 года Святейший Патриарх Кирилл выступил со специальным посланием по случаю Дня памяти людей, умерших от СПИДа. В этом послании Святейший Патриарх призвал не осуждать людей, живущих с ВИЧ.

Он также уточнил, что на сегодняшний день действует более 70 церковных центров реабилитации, где получают помощь более 100 ВИЧ-инфицированных.

Позицию Дмитрия Смирнова по вопросу ВИЧ в РПЦ комментировать не стали.

«Презерватив — это мужской аборт!»

Священники, да и просто верующие, по другим вопросам, связанным с медициной и здоровьем, также порой высказываются резко.

В ноябре 2016 года российская компания «Бергус», которая производит презервативы Torex и «Гладиатор», заявила о расширении производства. Новый завод планировалось разместить на базе бывшего кирпичного завода в посёлке Боголюбово во Владимирской области. Кроме презервативов там должны были производиться детские подгузники, лейкопластыри и резиновые перчатки.

Но такая идея не понравилась прихожанам женского монастыря, расположенного в Боголюбове. Они назвали планы компании «позорным начинанием», а сами презервативы — средством для мужского аборта. Верующие написали письмо патриарху Кириллу, губернатору Владимирской области Светлане Орловой, генеральному прокурору с требованием остановить строительство.

Мнение по поводу конфликта выразили и представители Церкви. В частности, духовник общественного движения «За веру и Отечество» иеромонах Никон (Левачев-Белавенец), как сообщают СМИ, заявил, что фабрики по производству «таких специфических предметов размещать вблизи каких-то храмовых или монастырских объектов, мягко говоря, очень неуместно».

Протесты верующих сыграли свою роль. Производственная линия презервативов из Боголюбова будет переведена во Владимир к 2018 году. Впрочем, в компании «Бергус» никто не чувствует себя в проигрыше. Как сказал представитель компании Павел Спичаков, протесты верующих оказались отличной рекламой.

Протоиерей Всеволод Чаплин, который ранее был председателем Синодального совета по взаимоотношениям Церкви и общества, так высказался об официальной позиции РПЦ по поводу презервативов.

— К использованию презервативов Церковь относится более мягко, чем к абортивным контрацептивам, которые разрушают уже зачатый эмбрион, но тем не менее их использование не приветствуется, даже супругами, — сказал он. — В любом случае отказ супругов от зачатия детей воспринимается как явление печальное. Презерватив очень часто воспринимается в обществе как символ разврата и нежелания иметь детей и заключать брак. Конечно, верующие воспринимают презервативы и сам их вид как нечто противоречащее идеалу крепкой семьи. Общим лекарством от венерических болезней является целомудрие и верность.

Директор федерального центра СПИД Вадим Покровский считает такую позицию опасной для здоровья.

— Конечно, мы приветствуем культ моногамной семьи и отсутствие добрачных связей как один из методов профилактики ВИЧ-инфекции, но, к сожалению, он далёк от реальности, — сказал он. — Здесь сталкиваются догматические и гуманистические понятия. Есть много женщин, которые заражаются ВИЧ от своего мужа, первого партнёра, в том числе если они венчаны в церкви. К сожалению, сложно узнать, какой образ жизни человек вёл до тех пор, пока не пришёл к Богу.

Дети из пробирки — это не Божий промысел

Представители Церкви негативно высказываются и по поводу ЭКО (экстракорпорального оплодотворения).

— Корень проблемы в том, что современные люди пытаются взять под контроль все стороны своей жизни и подчинить её своим эгоистическим желаниям: если хочу ребёнка, то пойду на всё — на ЭКО, на суррогатное материнство… Не хочу — сделаю, чтоб ребёнка не было: либо с помощью средств предохранения, либо с помощью аборта… Но ведь ясно, что есть некий Божий промысел о человеке и он узнаётся из обстоятельств нашей жизни. Нужно быть самим собой и принимать тот крест, который Бог нам даёт, — говорил ранее епископ Пантелеимон.

По мнению епископа, если Бог не послал женщине детей, то можно усыновить сироту и окружить его любовью.

Как пояснил Всеволод Чаплин, официальная позиция РПЦ мягче, чем мнение эпископа. ЭКО считается приемлемым, если используются половые клетки мужа, а не неизвестного донора спермы. И если при этом не заготавливаются избыточные эмбрионы, которые потом уничтожаются.

Вскрытие не под запретом

Как рассказывал Лайф, многие верующие, если умирает близкий человек, отказываются дать согласие на вскрытие тела — и потом не могут даже получить свидетельство о смерти, потому что в медицине свои правила и вскрытие в некоторых случаях является обязательным.

— К вскрытию Церковь относится достаточно спокойно, — сказал Всеволод Чаплин. — Есть религии, где вскрытие не допускается в принципе. В православии такого запрета нет. Особенно если это важно для установления правды в сложных случаях, когда есть подозрения на неестественную смерть или врачебную ошибку.

Он уточнил, что производиться вскрытие должно так, чтобы врачи с почтением относились к телу усопшего, которое является «объектом благоговейного отношения в православной традиции».

Социологи считают, что большинство россиян не слишком внимательно прислушиваются к словам церковных деятелей.

— У нас вера очень слабая на Руси, — говорит старший научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — В основном люди обращаются в церковь для совершения ритуала, то есть потому что так принято. Им кажется, что они сделали какое-то важное для себя дело. Они не слишком прислушиваются к тому, что говорит священник. И в принципе им всё равно — один священник, другой священник. Исключения составляют приходы, где постоянные прихожане, особенно в маленьких городах по углам нашей страны. Батюшка пользуется авторитетом, он в центре общества, вокруг него собираются люди.

Впрочем, врачей настораживают любые противоречащие науке высказывания по поводу их дела.

— Я, к счастью, не встречала таких пациентов, которые были бы так подвержены влиянию Церкви. И вообще, такие люди в принципе редко обращаются к врачу. Но если бы я столкнулась с отказом от лечения по каким-то религиозным соображениям, то я бы постаралась максимально подробно объяснить, какие могут быть последствия. Те священники, которые делают какие-то заявления относительно болезней, тем более ВИЧ, они далеки и от медицины, и от народа. ВИЧ — давно доказанное заболевание, и люди, которые принимают лечение, могут жить долго и успешно. Убеждать людей отказываться от лечения и не сдавать анализы — это просто преступление.

показать еще

Существует ли ВИЧ на самом деле или это афера?

С первых случаев заражения человека ретровирусом и по сей день огромное число людей утверждают – ВИЧ не существует. Среди активистов теории встречаются и громкие имена ученых, врачей и общественных деятелей. С развитием интернета и социальных сетей мнение о величайшей мистификации ВИЧ стало собирать все больше последователей. Опасность и необоснованность подобных суждений приходится объяснять на государственном уровне, ведь отрицание ВИЧ – один из искусственно созданных способов увеличения распространенности заболеваемости.

Сомнений по поводу открытия инфекции СПИДа не существует

Ответить точно на вопрос, существует ли на самом деле ВИЧ, ученые пытаются с 1984 года. Но людям, утверждающим о СПИДе – мистификации мирового масштаба, никаких доказательств недостаточно. Стоит только отметить важный момент: предложите ВИЧ-диссиденту ввести себе инфицированную ретровирусом кровь, он почему-то в 100% случаев откажется.

ВИЧ-диссиденты вещают: ВИЧ – миф, созданный правительством развитых стран, фармацевтическими компаниями и медицинским сообществом. Государство с помощью такого мифа отвлекает население от иных социальных проблем, фарминдустрия зарабатывает огромные деньги на производстве лекарств от несуществующей болезни, а врачи – в сговоре с политиками и фармацевтами.

ВИЧ-диссидентам необходимы неопровержимые доказательства существования вируса, влияющие на иммунитет и вызывающие СПИД. Одновременно конкретных фактов, подтверждающих отсутствие ВИЧ, никто предоставить так же не может. Попытки оклеветать открытия и новые исследования ученых порой выглядят достаточно нелепо. Обыватели без должного образования и понимания проблемы пытаются вывести всех на чистую воду, явно не понимая смысла половины используемых слов.

Разновидностей мифов существует несколько, все зависит от фантазии ВИЧ-диссидента:

  • миф – ретровирус не существует вообще;
  • вирус существует, но безобидный вирус, не вызывающий СПИД;
  • ретровирус – очень слабый и не способный влиять на человека;
  • СПИД был создан искусственно и лекарство от него есть у избранных;
  • ВИЧ существует, но им специально заражают при вакцинации, чтобы потом лечить за большие деньги.

Анализы на ВИЧ часто показывают неправильный результат

Одним из приводимых скептиками доказательств теории об отсутствии СПИДа, является история с анализами на ВИЧ. Скептики заостряют внимание на невозможности определения ВИЧ в крови сразу после заражения, на вероятности ложноположительных и ложноотрицательных результатов. Якобы подобная тактика врачей, подделывающих анализы, необходима, чтобы подстроить диагноз под существующее описание патологии. Спорить о факте разного иммунитета у разных людей и индивидуальном характере развития инфекции бесполезно. Даже ученые не до конца изучили и поняли механизмы иммунной защиты. А ярые защитники мифа о ВИЧ-инфекции вряд ли понимают и малой толики знаний о человеческом иммунитете.

Пагубный скептицизм или к чему приводит приверженность к СПИД-диссидентству

Мифы о ВИЧ на самом деле не так безобидны, как кажется на первый взгляд.

Угроза существует не для ярых отрицателей инфекции, а для обычных людей, которые в поверили в проповеди ВИЧ-диссидентов. Человек, отрицающий существование ВИЧ инфекции, не боится инфицироваться, не станет избегать беспорядочных половых связей, использования инъекционных наркотиков – и неизбежно станет легкой добычей для СПИДа. Некоторые исследователи справедливо связывают рост заболеваемости иммунодефицитом в какой-то степени с высказываниями о ВИЧ как мировой афере. Из-за мифа о иммунодефиците теряется единственный верный способ профилактики заболевания – бдительность и собственная осторожность.

Следующая категория людей, страдающих от мифа о СПИДе – ВИЧ-инфицированные. Обычно больные отказываются от лечения и пытаются отговорить от терапии других пациентов. Лозунги «вместе не страшно» и «мы не боимся» обычно сменяются на мольбы об исцелении на поздних стадиях иммунодефицита, когда уже сделать ничего нельзя. Срок жизни бывших СПИД-диссидентов сокращается до 6-12 месяцев. Однако примеры других больных не опровергает раз и навсегда миф о синдроме приобретенного иммунодефицита и не ставят точку в вопросе реальности ВИЧ. Пропаганда отрицания ВИЧ настолько сильна, что очередной летальный исход иммунодефицита спишут на банальную болезнь, которую естественно скрывают врачи.

Не стоит предаваться панике

Мифы о ВИЧ и СПИДе несут опасность обществу, следует свести к минимуму влияние ВИЧ-диссидентов. Образованный человек не подвергает сомнению существование ВИЧ-инфекции. Ведь очевидных доказательств более чем достаточно. Множество пациентов с ВИЧ обращаются в медицинские учреждения с целью лечения, после чего самочувствие становится лучше – объективно, без всяких умных анализов и показателей вирусной нагрузки. Когда пациент прекращает терапию, то снова становится хуже, опять же по состоянию и внешнему виду. Неужели мы сталкиваемся с мифом, самовнушением и очередным хитрым планом врачей? Тогда почему ежегодно умирают тысячи больных ВИЧ, отказавшихся от лечения. Причем клинические проявления и осложнения у пациентов примерно схожие.

Решая вопрос, кому верить, нужно обращаться не к социальным сетям, где каждый второй – «эксперт по СПИДу» и знает наверняка, кем он придуман. А стоит обратить внимание на данные статистики о заболеваемости и смертности, на публикации в медицинских журналах, на официальные данные Минздрава. Сомневающемуся человеку советуем посмотреть в интернете фотографии по запросу СПИД и ВИЧ – неужели чье-то необоснованное мнение будет убедительнее подобных фактов?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *