Виктор ларионов последние юнкера

Читать онлайн «Ураган. Последние юнкера»

Авторов Борис Яковлевич Ильвов и Виктор Александрович Ларионов

Борис Ильвов Виктор Ларионов

Ураган. Последние юнкера

Бѣлогвардейский романъ

БУРИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Между выходом романов «Последние юнкера» и «Ураган» лежит почти полвека.

Эти две непохожие друг на друга книги, созданные вдохновением капитана-артиллериста и морского офицера — капитана 2-го ранга, неразрывно объединены общим прошлым их авторов. Оба писателя начинали военную карьеру в гардемаринских классах, готовясь послужить великой России в морских походах и баталиях. Каждый из них подошел к роковой черте 1917 года, не подозревая, что очень скоро их сплотит в знаменитом Ледяном походе Добровольческая армия, а потом судьба вновь разведет их по фронтам Гражданской войны.

Старший лейтенант императорского флота Борис Яковлевич Ильвов и юнкер артиллерийского училища Виктор Александрович Ларионов начинали свой поход за Россию под командованием генерала Корнилова в роковой февральский день 1918 года через донские снежные пустыни на Кубань, навстречу неизвестности. О том, что привело Ильвова и Ларионова в ряды добровольцев, нетрудно догадаться, ознакомившись с их произведениями, где авторы, не сговариваясь, выражают свое неприятие новой, большевистской власти.

Капитан Марковской артиллерийской бригады Виктор Ларионов, лично знакомый с генералом Кутеповым, известный активист РОВСа, один из немногих продолживший — в практическом плане — борьбу с большевизмом после исхода войск Врангеля из Крыма. Будучи членом боевой кутеповской организации, Ларионов успешно проник на территорию СССР, участвовал во взрыве ленинградского партийного клуба на Мойке и вернулся живым. Об этой смелой вылазке сохранились воспоминания самого Ларионова, опубликованные во Франции и ставшие достоянием российского читателя уже в наши дни. А затем была долгая жизнь за рубежом, сотрудничество с германской военной разведкой в годы Второй мировой войны и тихая старость в Западной Германии.

Полная и детальная биография Виктора Ларионова до сих пор так и не написана, несмотря на наличие двух книг — «Последние юнкера» и не менее знаменитой «Боевой вылазки в СССР», вышедшей в Париже в 1931 году.

В сравнении с окутанной дымкой исторической тайны жизнью Ларионова, земной путь Бориса Яковлевича Ильвова известен гораздо лучше. Бравый лейтенант Балтийского флота, знаток минного дела и участник Великой войны, Ильвов искренне полагал, что не интересуется политикой, вплоть до роковой черты, пролегшей между русскими людьми в марте 1917 года.

Офицеры Балтийского флота одни из первых столкнулись с массовым неповиновением нижних чинов и беспорядками на берегу. Кронштадтское избиение офицеров, гибель адмиралов, череда мятежей на военных кораблях в условиях военного времени нанесли непоправимый удар всему русскому флоту.

Временной правительство, пришедшее на смену монархии, поторопилось опубликовать печально известный «Приказ № 1», в корне подрывавший централизованную систему управления армией и флотом, лишивший, в частности, офицеров флота власти над вверенными им экипажами. На кораблях избирались матросские комитеты, оспаривавшие решения флотских командиров и даже решавшие их жизни и судьбы. Присягавшие на верность государю офицеры в большинстве своем поспешили подать в отставку.

Были и другие, решившие с оружием в руках воспротивиться новому порядку вещей. К последним и принадлежали братья Ильвовы — Сергей и Борис. После падения Временного правительства оба отправились на Дон, чтобы влиться в ряды формирующейся Добровольческой армии. В первых числах января 1918 года братья были зачислены в так называемую Морскую роту Офицерского полка, состоявшую из представителей флотов и флотилий погибшей империи. В ее рядах Ильвовы прошли нелегкие версты Ледяного похода, после которого пути братьев разошлись.

Борис Ильвов был ранен и по выздоровлении, в мае 1918 года, на короткое время стал начальником штаба Донской флотилии у гостеприимно встретившего его казачества. Сергей Ильвов продолжил боевой путь в Марковском полку, был тяжело ранен в бою под Лежанкой и отправлен на длительное лечение.

Крушение Донского фронта, победы большевиков и блокада Дона силами Красной армии заставили многих морских офицеров искать новые возможности для продолжения борьбы с большевизмом. Кто-то поступал служить на бронепоезда, кто-то перебирался на другие фронты, где их знания и опыт в морском деле могли послужить России. Борис Ильвов, получивший в боях на Дону чин старшего лейтенанта, после многочисленных приключений добрался до Восточного фронта адмирала Колчака и вскоре получил назначение в Сибирскую флотилию.

Сибирская флотилия имела в составе два дивизиона, ходившие по рекам Обь и Иртыш. Из этих дивизионов был сформирован образцовый морской батальон в 1500 штыков со взводом артиллерии и 30 пулеметами, которым командовал старший лейтенант гвардейского экипажа Петр Валерианович Тихменев. Ротными командирами у него служили бывший артиллерийский офицер легендарного крейсера «Варяг» Владимир Густавович Гессе и перешедший недавно с Камской флотилии Георгий Александрович Мейрер.

Сергей Ильвов, чудом спасшийся из захваченного красноармейцами госпиталя, пробрался на Северный Кавказ, а оттуда — на Каспий, где получил должность артиллерийского офицера на корабле «Полезный» Каспийской флотилии.

Путь артиллериста Виктора Ларионова, произведенного в то же время в первый офицерский чин, лежал на север в составе Марковской артиллерийской бригады. Вооруженные силы Юга России устремились в свой последний поход на Москву. Это была своего рода вершина борьбы, преодоление которой сулило победу либо неминуемую табель всего Белого дела на Юге России. Этот знаменитый военный поход занимает в книге Виктора Ларионова значительную часть повествования и представлен в виде серии очерков о боевых действиях, а лучше сказать — ярких эпизодов, рисующих картину войны.

Переменный успех в борьбе с большевизмом присутствовал и на других фронтах Гражданской войны. В то время как Сергей Ильвов служил начальником катеров-истребителей, его брат Борис, получивший звание капитана 2-го ранга, продолжал службу на дальних рубежах России. Эвакуация белых фронтов разбросала братьев по разным географическим точкам. Сергей оказался в персидской Басре, а Борис — в далеком Константинополе. Из Персии Сергей вернулся на рейд Владивостока в качестве капитана эсминца «Твердый», а затем, во время знаменитой одиссеи адмирала Старка, командовал транспортным кораблем «Байкал». Борис же попал в Китай, где принял предложение французской военно-морской миссии поступить на службу в чине лейтенанта в южно-китайском городе Шанхай. Этому городу суждено было стать местом встречи братьев и дальнейшего жительства. Там у Бориса Ильвова и зародилась мысль о занятии литературным трудом.

Виктор Ларионов окончил Гражданскую войну в чине капитана, до последнего сражаясь в рядах Марковской артиллерийской бригады, и с нею отбыл в скитания по свету ненастной осенью 1920 года. Но если для кого-то Галлиполийский лагерь Русской армии барона Врангеля и был концом борьбы, только не для деятельного капитана Ларионова. Как и многие его товарищи-артиллеристы, Виктор немедленно вошел в состав своего рода преторианской гвардии генерала Кутепова. Им, этим юношам, прошедшим с ним дороги Гражданской войны, он доверял в полной мере. Из их числа формировалась в изгнании охрана Великого князя Николая Николаевича; часть марковцев-артиллеристов составила неофициальное боевое крыло РОВСа, старательно опекаемое генералом Кутеповым.

Наступало время действий и свершений, и занятие литературным трудом Ларионову пришлось отложить, как прекрасную, но пока что неосуществимую мечту. Его первый очерк, как уже было сказано выше, увидел свет, когда чекисты в Париже похитили и убили генерала Кутепова. А самое известное произведение — «Последние юнкера» — вышло в ту самую пору, когда в СССР уже растекались мыслью по древу витиеватые речи нового генсека Горбачева. Между двумя книгами пролегла бездна времени, но лишь последней суждено было войти в историю.

Книги писателей дальневосточной эмиграции, к каковой в полной мере можно отнести и Бориса Ильвова, получили свое распространение далеко за географическими пределами региона. Их с интересом читали в гостиных и салонах Парижа — литературной столицы русского Зарубежья. Их экземпляры, странствуя, попадали к читателям в Прибалтике и Восточной Европе. Единицы этих малотиражных изданий, перемещаясь вместе со своими читателями, оказывались в Австралии и Южной Америке. Так, экземпляр, по которому приводится текст данного издания, вернулся в Россию из библиотеки русской общины в Австралии, будучи списан за ветхостью (!) еще в 1930-е годы прошлого века. Можно представить себе, с каким волнением и воодушевлением книга эта была многократно прочитана русскими людьми вдали от Отечества, сколько воспоминаний пробудила она у тех, кто помнил описываемые события не по рассказам, а порой сам принимал в них деятельное участие!

Борис Ильвов стал автором нескольких романов, большая часть которых еще только ждет своей встречи с российским читателем. Среди них знаменитая книга — дебют автора «Рокот моря», увлекательные «Летучий голландец» и «Морская даль», увидевшие свет в течение двух лет, в 1935–1937 годах.

Романы «Ураган» и «Смерч» изданные шанхайским издательством «Слово», в том же 1937 году стали завершающими в творческом пути Бориса Ильвова, умершего в Шанхае в 1945 году. Один из них, открывающий эту увлекательную дилогию, нам бы и хотелось предложить вниманию читателей.

Впервые публикуемая на родине автора, …

Ларионов Виктор Александрович

Дата: 2010-04-17 00:34

Ларионов Виктор Александрович (13.07.1897—после 1984), участник Белого Движения, публицист и общественный деятель. Родился в Санкт-Петербурге. В 1916 окончил 8-ю Петроградскую гимназию. Затем учился в Отдельных гардемаринских классах и Константиновском артиллерийском училище. В ноябре 1917 вместе с другими юнкерами училища уехал на Дон и вступил в Добровольческую армию. Зачислен в Юнкерскую батарею, с 12 февраля 1918 года в чине прапорщика. Участник 1-го Кубанского («Ледяного») похода в 1-й офицерской батарее, на 21 марта 1919 года в 1-м артиллерийском батальоне, затем в Марковской артиллерийской бригаде, летом 1919 года -поручик, был дважды ранен. Гражданскую войну закончил в чине капитана. В эмиграции проживал в Финляндии, вступил в тайную боевую организацию генерала А.П. Кутепова, члены которой осуществляли партизанские вылазки на территорию СССР. В июне 1927 группа белых партизан во главе с Ларионовым сумела проникнуть в Центральный Ленинградский партклуб и взорвать зал заседаний, где в это время собрался коммунистический актив для обсуждения «доклада тов. Ширвиндта». Всей группе удалось благополучно уйти через советско-финляндскую границу.В сентябре 1927 года по требованию советских властей Ларионов был выслан из Финляндии и поселился в Париже. Принимал активное участие в деятельности Русского Обще-Воинского Союза (РОВС), объединявшего бывших ветеранов Белых армий. Участник Монархического движения.
В середине 30-х Ларионов создал и возглавил военизированную молодежную организацию «Белая идея», деятельность которой сочетала «два элемента подготовки бойцов: и военно-спортивный, и политический». Своим идеалом Белая Идея видела «появление в будущей борьбе воина — политического инструктора, несущего не только меч и огонь, но и творческую одухотворенную идею. Суровость, закаленность, дисциплинированность солдата, соединенная с энтузиазмом, монашеским экстазом революционера». Программа «Белой Идеи» включала в себя формулирование «общепонятной, краткой, лишенной расплывчатости, неясности и философских рассуждений идеологии, а наряду с этим стрельбу, бокс, спортивные нормы и военные знания.Помимо всего этого основой организации является ее братская сплоченность, ограниченность в числе, личная дружба, ответственность друг за друга, высоко чтимое понятие чувства товарищеской чести. Знак организации — знак спайки: кольцо (круг), пронзенное мечом, т. е. идеей борьбы. В составе организации есть молодежь, кончившая Высшие военные курсы, есть скауты и разведчики (инструктора), есть инженеры, а также люди с боевым и революционным стажем» В декабре 1937 года, Белая Идея присоединилась к Российскому Национальному Фронту (РНФ), возникшему по инициативе дальневосточного Российского Фашистского Союза К. В. Родзаевского. В апреле 1938 года Ларионов, генерал А. В. Туркул и ряд других правых русских эмигрантов решением прокоммунистического французского правительства Л. Блюма были высланы как «нежелательные лица» в Германию.

В Берлине Ларионов работал штатным сотрудником русской газеты «Новое слово», также входившей в РНФ. В 1939 году Ларионов встал во главе вновь образованной Национальной Организации Русской Молодежи (НОРМ), в состав которой вошли все ранее существовавшие белоэмигрантские молодежные объединения в Германии. В 1941 году Ларионов в качестве корреспондента «Нового слова» посетил оккупированный немцами Смоленск. Позднее служил в Русской Освободительной армии в должности офицера по особым поручениям (разведка и контрразведка), к концу войны- офицер для особых поручений Управления безопасности КОНР. После второй мировой войны жил в Мюнхене, много печатался по вопросам истории Белого движения. Скончался в Германии.

Другие материалы из раздела БИОГРАФИИ

Предыдущее: Бейнар Георгий Александрович
Следующее: Гаттенбергер Георгий Петрович
Лучшее по просмотрам: Колчак Ростислав Александрович
Последнее: Долматов Владимир Иванович

BelRussia 2009-2018 (C) Перепечатка материалов сайта возможна только с письменного разрешения администрации и указания гиперссылки на наш ресурс. Подробности .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *