Юлия сысоева вышла замуж

«Плеть и позорные трусы». Дочери убитого иерея Сысоева обвинили отчима в насилии

Дочери священника Даниила Сысоева на похоронах. Фото: ©РИА Новости / Илья Питалев

Несмотря на показания падчериц, мужчина вину не признаёт, уверяя сыщиков, что просто был строг.

На днях в городском суде Москвы продлили срок содержания под стражей Сергею Станиловскому, обвиняемому в домогательствах по отношению к приёмным дочерям. По версии правоохранительных органов, мужчина заставлял среднюю дочь принимать участие «во взрослых играх», а старшую бил и порол. Об этом сообщает паблик Mash.

Сергей Станиловский был главным свидетелем по делу об убийстве священника Даниила Сысоева в 2009 году. Со временем мужчина начал проявлять интерес к семье погибшего, часто приходил в гости к вдове и дарил подарки её маленьким дочерям. Вскоре Станиловский и Сысоева поженились.

Спустя несколько лет совместной жизни оказалось, что у Сергея странные наклонности, которые он девочкам преподносил как игру. Как выяснили силовики, на протяжении долгого времени он нападал на падчериц, заставлял их участвовать в «игре», а за неповиновение бил или скандалил.

Если девочки жаловались матери, он ставил их перед выбором: либо терпеть всё и жить дома, либо уходить в детдом.

— Он меня поставил перед выбором: либо я хорошая падчерица, либо злая. Я выбрала хорошую. Это значит не сопротивляться, если он что-то делает. Гладит меня там по ногам, — рассказывала силовикам одна из девочек. — А плохая — это когда он злой, может ударить меня, когда захочет. Но и всё равно выпороть.

Последнее как раз и было главным элементом игры Станиловского.

— У него были позорные трусы, которые он надевал, — продолжила рассказ школьница. — И специальная розга с кисточкой на кончике, которой он просил бить его.

Сейчас мужчина задержан, но вину не признаёт, а уверяет, что «игра» была элементом воспитания.

В свою очередь, сама Юлия Сысоева считает, что доказательств причастности мужа к преступлению у следствия нет. Силовики основываются на словах дочери, однако данные ранее показания девочка хочет поменять, уверяя, что обманула сыщиков по просьбе старшей сестры.

— У меня с Сергеем были конфликты, пошла к сестре, вот она всё это придумала, сказала, что будем жить вместе, но обманула, — рассказала девочка. — Она придумала эту историю, а я рассказала.

Главные новости дня читайте в нашем паблике Вконтакте

показать еще

Время говорить

?

Log in

No account? Create an account sonja_mussolini (sonja_mussolini) wrote,
2016-06-07 01:15:00 sonja_mussolini
sonja_mussolini
2016-06-07 01:15:00 Прочитала в фейсбуке у Юлии Брыкиной, бывшей жены убитого 7 лет назад иерея Даниила Сысоева: «В среду 8 июня в 15:30 по Московскому времени в храме Космы и Дамиана на Маросейке состоится молебен Господу Богу об освобождении заключенного Сергия и милости для нашей семьи, ибо я и трое наших детей весьма сильно страдают и переживают из-за происходящей ситуации. Слабеет издательская и благотворительная деятельность»…
Откомментировала: почему не указали, в чем его реально обвиняют, а назвали другую причину, нехорошо использовать людей втемную.
Юлия Михайловна комент потерла.
Потом имела с ней долгую, нудную и совершенно бесплодную переписку, в которой так и не получила ответ на свой вопрос.
Что ж, отвечу сама себе. Потому что уже тошно и от вранья и от молчания.
В Юлиной семье действительно все очень непросто. Причем, настолько непросто, что все более-менее знакомые с ситуацией предпочитали молчать, вздыхать и отводить глаза в сторону, ибо у нормального человека такое положение вещей вызывает состояние, которое интеллектуал описал бы как когнитивный диссонанс, а кто попроще – назвал бы разрывом шаблона.
Я тоже молчала. Но такого рода «призывы к молитве» вызывают у меня ощутимую неприязнь. Этому есть причина. Однажды, на заре моего воцерковления ко мне подошел незнакомый человек, видимо распознав во мне по платку и длинной юбке православную христианку, и попросил меня помолиться вместе с ним. Давай, говорит, сестра, прочитаем сейчас вместе «Отче наш» и помолимся друг за друга.
Не знаю, почему я тогда затормозила – оторопела, наверное, от необычной просьбы, – в общем, отвел Господь от греха, парень один прочитал «Отче наш», а потом стал рассказывать о себе. Ну и рассказал, что сам он из Белого братства (секта такая была в то время, тоталитарная и деструктивная, зародилась на Украине), а за главного в этом Братстве – небесный отец Мария Дэви Христос. И молился этот парень молитвой Господней, обращая ее не к Богу Отцу, Творцу всего, а к нему, ну, в смысле, к ней – Марии Цвигун, свихнувшейся на почве негативного духовного опыта, полученного под веществами.
Это я к чему – вот зачем людей использовать втемную? Почему бы Юлии Михайловне не написать прямо, в чем действительно обвиняется ее муж, содержащийся ныне под стражей Сергей Станиловский, молиться об освобождении которого она призывает. Такая кособокая полуправда и замалчивание правды, называемое в кругах, к которым на данный момент близок Сергей, «ввести в блудняк», а говоря нормальным языком – «манипуляцией», – принесет ли пользу, честно, не знаю. Бог-то всеведущ, знает все, что у людей в сердцах, знает то, чего мы и сами о себе не знаем. Поэтому если просишь людей поучаствовать в чем-то, им надо четко обозначить: кто враг, кто друг, кого гнать, кого миловать.
В общем, я буду говорить. Намолчалась, хватит. Буду комментировать.
Но прежде – о молитве. Молитва – это здорово, молитва о страждущем, находящемся в заключении, – особенно. Молиться надо, бесспорно. Но я глубоко убеждена: молиться бездумно нельзя! Надо понимать, о чем молишься, чего просишь.
Итак, Юля пишет: «Недоброжелатели активно пытаются отомстить ему, так как считают его причастным к смерти Священника Даниила Сысоева. Также они всячески стараются развалить наш фонд, лишить меня родительских прав».
Интересно, а кто эти «недоброжелатели»? Те, кто ведет следствие? Вряд ли, им же положено быть беспристрастными, ведь если их заподозрят в необъективности, то попросту отстранят от следствия.
Ну, тогда, значит, недоброжелатели – это дочери убитого иерея Сысоева, имя и труды которого Юлия Михайловна со своим мужем весьма активно эксплуатировали во благо своей семьи в течение почти 7 лет.
Ведь именно Иустина Сысоева, старшая дочь о. Даниила обвиняет Сергея Станиловского. И обвиняет не в причастности к смерти отца, как пишет Юля, а в развратных действиях по отношению к ней и ее сестрам. Правда, я не представляю, как Устя пытается развалить фонд и лишить Юлю родительских прав…
Выходит, недоброжелатели – это все-таки следственные органы и органы опеки. Но этого быть не может. Замкнутый круг… Не исключаю, что я чего-то не знаю и существуют еще какие-то люди. А может, «недоброжелатель» – это сам о. Даниил, ведь знаменательно иск был принят 12 января, в день его рождения?..
Ну, как себя чувствуют ваши шаблоны? Мои – трещат по всем швам.
Похоже, пришла пора давать комментарии.
Юлия Михайловна пишет: «…я и трое наших детей весьма сильно страдают и переживают из-за происходящей ситуации».
Я не любопытна и не слежу пристально за личной жизнью Юлии Брыкиной и Сергея Станиловского, но известно, у них же только один совместный ребенок! Плюс три дочери о. Даниила, и их Станиловский не удочерял, это факт. Ну, предположим, Юлия имеет в виду, что Станиловский для всех детей – как отец родной. На это есть масса возражений, ну да ладно, считаем: один и три – это, ребята, четыре. Юля же пишет о троих детях. Кто не при делах из четверых имеющихся, догадаться нетрудно: все-таки «недоброжелатель» – это Иустина, и из состава семьи она исключена. Что ж, ситуация весьма типичная: больше половины матерей в семьях, где произошло подобное, встают на сторону мужей. Не нам их судить за это, Бог им судья.
Я-то, собственно, о чем? О молитве же.
О чем молиться?
Буду молиться, чтобы суд был непредвзятым, справедливым, милостивым и снисходительным к обвиняемому, и заключенный ныне Сергей, обвиняемый в развратных действиях в отношении несовершеннолетних, в случае вины полностью раскаялся и понес заслуженное наказание. Или получил освобождение – в случае, если невиновен.
Буду также молиться, чтобы суд, да и не только суд, но и те, кому известно больше, чем на своем сайте говорит Юлия, проявили милость и по отношению к пострадавшим. Потому что, господа, у меня едет крыша и рвутся шаблоны, когда люди стараются оправдать обвиняемого, тем самым глумясь над пострадавшими и ставя их в положение клеветников. Церковь предписывает молиться о раскаянии, о здоровье и облегчении участи заключенных, помогать заключенным, а не освобождать их. Хотите молиться об освобождении Сергея – воля ваша, молитесь. А если он преступник? Вы все равно будете молиться о его освобождении? Ну-ну. Только вам не кажется, что в таком случае вы разделяете с ним ответственность за преступление?
Изумляет меня в этой истории то, насколько всем глубоко безразличны пострадавшие…
Люди, ну вы глаза-то откройте! Вот оно, живое наследие о. Даниила – его дети. Ну ладно, мать их разум потеряла, но надо же понимать: это же дети его, плоть от плоти. Не надо глумиться над ними. Им и так очень несладко. Некоторые из вас были друзьями их отца, иерея Даниила Сысоева. Защитите же его детей – во имя и в память их отца, мученика за веру.
И пожалуйста – дайте в этой ситуации действовать Богу. Пусть все будет по Его святой воле, а не по нашей.
Tags: наболело, о. Даниил

Дочь убитого священника Даниила Сысоева призналась, что оклеветала своего отчима

16 мая 2017, 18:06

Редакция сайта 360°

Следующая новость

В распоряжении редакции оказалась запись, якобы сделанная в феврале 2016 года, на которой дочь покойного священника Даниила Сысоева – Дорофея, признается, что ложно обвинила своего отчима Сергея Станиловского в домогательствах. Телеканал «360» публикует видео беседы девушкой.

«Я хотела сказать, что я оклеветала Сергея», — заявила Дорофея Сысоева правоохранителям. По ее словам, она пошла на это, так как «была очень на него обижена», а в качестве инициатора процесса выступила ее сестра (Иустина Сысоева – прим. «360»).

«Сестра мне подсказала как раз с тем, что меня пороли без трусов … Сестра еще подсказала с тем, что мы Сергея пороли», — добавила девушка.

Отметим, на днях столичный суд продлил срок содержания под стражей Сергею Станиловскому, обвиняемому в домогательствах к приемным дочерям. Сам мужчина отрицает свою вину.

По утверждению адвоката обвиняемого Максима Горпенко, Дорофея Сысоева «заявила и рассказала следственным органам о том, что по просьбе своей старшей сестры Сысоевой Иустины она оговорила своего отчима Станиловского и свою маму, дав против них, по просьбе старшей сестры, ложные показания о применении ими по отношению к ней развратных действий».

В своих первоначальных показаниях девушка уверяла, что мужчина заставлял ее принимать участие в сексуальных играх с поркой, а в случае отказа угрожал отправить ее в детский дом.

Защитник Станиловского считает, что дело было сфабриковано «родными братьями и старшей дочерью убитого священника Даниила Сысоева Иустиной из мести за то, что Сысоева Юлия, оставшись вдовой после смерти их родственника священника Даниила Сысоева вновь вышла замуж, да еще и получила авторские права на издание книг священника Даниила Сысоева, приносящее, по их мнению, большие доходы».

В беседе с корреспондентом «360» Иустина Сысоева от комментариев отказалась.

Напомним, иерей Даниил Сысоев был застрелен в храме апостола Фомы на Кантемировской в ноябре 2009 года. По версии правоохранителей, его убийцу – гражданина Киргизии Бексултана Карыбекова, оказавшего сопротивление при задержании, 1 декабря того же года застрелили в Махачкале. При нем был обнаружен пистолет, использовавшийся при убийстве священника.

Через несколько лет после убийства священника Даниила Сысоева, его вдова Юлия вышла замуж за Сергея Станиловского.

Подробности смотрите в сюжете «360».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *