Житие сергия радонежского автор

Содержание

«Житие Сергия Радонежского»

Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
Главная Литература История древнерусской литературы
< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ

Появлению вершинного в творчестве Епифания Премудрого произведения предшествовала большая подготовительная работа. К 1412 г. ученые относят создание «Похвального слова Сергию Радонежскому», приуроченного к освящению деревянного храма Троицы в день памяти святого (25 сентября); к 1414 г. – написание цикла рассказов о Сергии, включенных в Троицкую летопись и представлявших собой, по мнению Б. М. Клосса, «полусветскую-полуцерковную биографию» героя, жизнь которого изображалась на фоне событий общерусской истории XIV в. Собственно житие святого было завершено к осени 1418 г., незадолго до смерти Епифания. Из текста «Жития Сергия Радонежского» известно, что автор более 20 лет собирал материал о преподобном. Агиограф не скрывал, как трудно ему было «Сергиево все по ряду житие исписати», как долго он ждал того, кто «поучит и вразумит» его примером, как часто впадал в отчаяние, «не обрѣтаа словес потребных, подобных дѣанию» святого. Традиционный мотив самоуничижения автора превращается у Епифания в психологически тонкий анализ процесса творчества. Следуя совету «премудрых старцев» («не подобает житиа святых мужъ оставляти, и не писати, и млъчанию предати») и полагаясь па помощь Бога, способного «неразумие вразумити», писатель «дерзнул» осуществить задуманное, дабы сохранить память о Сергии: «Аще ли будет писано, и сие нѣкто слышавъ, поревнует въслѣд житиа его ходити и от сего приимет плъзу».

Епифаний показал, что святой обрел огромный нравственный авторитет после того, как в «месте пустынном» в окружении диких зверей и суровой природы совершил подвиг трудничества: «своима рукама лѣсъ сѣщи», «потом же кѣлию едину създаста», «церквицу малу срубиста». Став игуменом основанного им монастыря, Сергий возложил на свои плечи тяжелый груз хозяйственных забот, на собственном примере воспитывал в монахах радость «телесного труда». Епифаний сумел уловить связь между поступком человека и его духовной сущностью, смог наполнить агиографический штамп реальным жизненным содержанием. Вот почему, прежде чем показать и восславить духовную красоту святого, писатель подробно рассказал о том, как тот шел к совершенству.

Благодаря Епифанию Премудрому основные вехи жизненного пути его героя восстанавливаются следующим образом. Сергий Радонежский родился в 1322 г., в 1342 г. принял пострижение, в 1392 г. скончался. Он происходил из рода ростовского боярина Кирилла, чье «имение оскудело». В период правления Ивана Калиты, вельможи и воеводы которого разорили Ростов («възложиста велику нужю на градъ да и на вся живущая в нем»), семья боярина переселилась в Радонеж, находившийся в пределах Московского княжества. Будущий святой при крещении был назван Варфоломеем в честь одного из апостолов, а позднее, при пострижении, получил имя Сергия, ибо это знаменательное событие произошло в день памяти святых мучеников Сергия и Вакха. Показательно, что факт рождения в Ростовской земле человека, который станет нравственным идеалом своей эпохи, рассматривался агиографом в широком контексте русской и мировой истории: в тексте упоминаются имена правивших в то время тверского князя и греческого царя, русского митрополита и вселенского патриарха.

Произведение Епифания Премудрого многие ученые склонны расценивать как «яркое историческое свидетельство эпохи», «шедевр житийной документалистики». Достоверности изображаемого в немалой степени способствовало то, что агиограф был современником своего героя, их связывали узы духовной дружбы. В основе жития лежали не только собственные воспоминания автора, но и свидетельства «самовидцев» и «памятух» подвигов святого, которые доподлинно знали, «каковъ былъ» Сергий, «откуду бѣ, како родися, и како възрасте, и како пострижеся, и како въздръжася, и како поживе, и каковъ имѣ конецъ житию». Среди информантов Епифания – старший брат преподобного Стефан и его племянник Феодор, ближайшие ученики Сергия и «древние старцы», которым было «въистинну извѣстно о житии» основателя Троицкого монастыря. Документальное начало в произведении усиливают постоянные ссылки автора на исторические имена и события, так или иначе связанные с жизнью Сергия Радонежского. Однако прекрасная осведомленность Епифания о личности и деятельности героя приводит к деформации композиционной схемы жития: описание детства святого затянуто, составляет седьмую часть от общего объема произведения. Обилие и пестрота фонового материала приводят к рыхлости композиции, что делает неизбежным развитие «рамочной» структуры агиографического сочинения: текст разбивается на отдельные главки, каждая из которых имеет свое заглавие, обычно указывающее на главную тему рассказа («О преселение родитель святаго», «О прогнании бѣсовъ…», «О началѣ игуменьства…» и т.п.).

Рассказывая о детстве Сергия, Епифаний подчеркивал инаковость героя: младенец отказывался от материнского молока, если мать не соблюдала пост; позднее он «к дѣтемь играющим нс исхожашс», а «упражняашсся на словословие Божие». В то время как его братья Стефан и Петр преуспевали в учении, Варфоломей за неуспеваемость «много браним бываше от родителю своею, болѣ же от учителя томим, а от дружины укараем». Дар «книжного учения» дается будущему святому от Бога, через чудо. Тем самым внешней образованности агиограф противопоставляет духовную мудрость, вдумчивость и серьезность в обретении знаний.

Народное единение как залог возрождения русской государственности для Епифания начинается с малого – с единства семьи. В отличие от Несторова «Жития Феодосия Печерского» в епифаниевом «Житии Сергия Радонежского» ослаблен конфликт между «кровным» и «духовным», «отцами» и «детьми». Ради осуществления мечты об иноческом житии Сергий не покинул родителей, за счастье посчитал служение ближним, оказавшимся «въ старости, и въ скудости, и въ болести». Сознание святого, воспринимающее мир в его полноте, не противопоставляет высокую любовь к Богу и земную любовь – благодарность родителям. Варфоломей оставил «мир» только после того, как родители под старость ушли в хотьковский монастырь Покрова Богородицы, где позднее принял пострижение и его овдовевший старший брат Стефан. По инициативе Сергия братья избирают путь пустынножительства, поселившись на холме Маковец, где они поставили келью и возвели церковь во имя Троицы. Однако Стефан не выдержал «скорбного» и «жестокого» жития, когда «отвсюду теснота, отвсюду недостатки», и вскоре покинул младшего брата, ушел в московский Богоявленский монастырь. Таким образом, единый для братьев путь иночества, по мысли агиографа, не исключал различий между ними, и прежде всего в силе духа.

Два года Сергий жил в полном уединении, находясь в постоянной борьбе с бесами, которые являлись «стадом бесчинно», «овогда же зверми, овогда же змиами претваряшеся». Однажды во время заутрени в церкви появилось воинство дьявола в литовских островерхих шапках и пыталось изгнать монаха: «Избѣжи, изиди отсюду… не живи здѣ…» Преподобный «въоружашеся молитвою» и против козней дьявола, и против диких зверей – «стада влъковъ, выюще и ревуще», «часто нахожаху на нь, не токмо въ нощи, по и въ дни». Автор описывает трогательную дружбу Сергия с медведем, с которым преподобный часто делил последний кусок хлеба. Епифаний Премудрый показал, как жизнь Сергия обретала черты духовного подвига, ибо тот стойко переносил «илътскыя брани, и бѣсовскыя находы, и звѣринаа устрѣмлениа, и пустынныя труды».

После того как вокруг преподобного собралась братия и возник монастырь, Сергий, подавая всем пример, «николиже ни часа празденъ пребываніе»: рубил дрова, молол зерно, пек хлеб, шил на братию обувь и одежду, носил воду. Став игуменом, он не изменил своего монашеского правила, «на дело преже всех исходя, и на церковное пение преди всех обреташеся», подражая знаменитым подвижникам прошлого – Антонию Великому, Савве Освященному, Феодосию Печерскому, у которых Сергий учился, чтобы потом учить других. Приходящую к нему братию – вначале 12 последователей, как апостолов, – Сергий Радонежский принимал с радостью, но предупреждал о трудностях иноческого пути, чтобы они были готовы «на труды, и на пощениа, и на подвигы духовныа, и на многы скорби». Показательно, что агиограф, намечая линию духовной преемственности, называл по именам не только великих предшественников Сергия, но «малых мнихов» из окружения преподобного, таких как дьякон Онисим и его отец Елисей из Ростовской земли, Василий Сухой или Яков Якута.

Признание авторитета Сергия – приход к нему смоленского архимандрита Симона, который «съ мнозѣмь смирением» до самой кончины жил в Троицком монастыре.

На первый взгляд житийный портрет Сергия, написанный в традиционном панегирическом стиле, условен и далек от жизненной правды. Как «воин Христов», троицкий игумен «смирен» и «добронравен», «привѣтлив» и «благоувѣтлив», «милостив» и «добросръден», «страннолюбив» и «миролюбив». Однако сквозь трафаретность житийной характеристики героя все же проглядывают черты реального Сергия, в молодости отличавшегося силой и выносливостью, в старости украшенного сединами и страдавшего от болезни ног. По словам агиологов, Сергий обладал «удивительной трезвостью ума… тонким пониманием границы между возможным и должным» (В. Н. Топоров). Такая естественность поведения святого привела к тому, что аскетизм Сергия был далек от крайностей: «ни вериг, ни истязаний плоти» (Г. П. Федотов). Создавая словесный портрет Сергия, Епифаний дорожил идеей физического и нравственного здоровья своего героя. Преподобный «бяше бо силенъ быв тѣлом, могый за два человѣка», однако он был неутомим в работе и потому, что имел «смирение нелицемѣрно» и «любовь совръшену» к ближнему.

Как рачительный хозяин монастыря, понимавший, что общее благополучие зависит от труда каждого, Сергий «устраяет» братию по службам: одного назначает келарем, других отправляет в поварню, третьих определяет «немощным служити» и т.д. Сам «в худостнѣ портище, зѣло раздранѣ и многошвенѣ, и въ потѣ лица тружающася» на огороде, так что пришедшим в обитель трудно узнать в нем прославленного старца. В монастыре, судя по тексту жития, всегда кипела работа: строились кельи, трапезная, кладовые; писались иконы и книги. От результатов ежедневного труда братии зависело не только благосостояние монастыря, по и размах благотворительной деятельности, ибо «служащей въ обители святого с радостию всѣм подающе изъобилно», беря пример с игумена, рука которого, по словам Епифания, всегда была «простерта къ требующим, яко река многоводна и тиха струями». Благодаря деятельности Сергия пространство вокруг обители меняется. Некогда пустынные места Радонежья превращаются в многолюдные и освоенные земли, что агиограф подчеркивает, варьируя слова со значением множества: «И множество людей всхотѣвше, начаша съ обаполы мѣста того садитися, и начаша сѣщи лѣсы… И сътвориша себѣ различныя многыя починцы… и сътвориша пустыню яко поля чиста много… И съставиша села и дворы многы… и сътвориша плод житенъ, и умножиишся зѣло…»

Сергий служит для всех примером в труде и посте, молитве и смирении. Заботясь о вверенной ему братии, он ночью обходит кельи, поощряя молящихся и читающих святые книги, укоряя ведущих праздные беседы и смеющихся, стуком в дверь или в оконце напоминая о монашеских обязанностях. Образ святого, создаваемый в житии Епифанисм, гармоничен, светел и тих, как ангелы на иконе Андрея Рублева. Провинившихся монахов игумен «не съ яростию обличаше и наказаше», но «с тихостию и кротостию».

Благодаря сильному бытописательному элементу перед читателем открывается мир повседневных монастырских забот, трудов и проблем. Епифаний не скрывает, как трудно далось его герою решение стать игуменом монастыря. Братия долго молила об этом преподобного и даже угрожала ему: «Аще же ты не хощеши пещися нашими душами… мы уходим от мѣста сего и от храма Святыя Троица и от обѣта нашего неволею отпадаем». Сергию тяжело управлять монастырем, где часто ощущался недостаток даже в хлебе, а голодная братия была готова возроптать на святого, покинуть обитель, чтобы просить подаяние у мирян, – но по молитве Сергия совершалось чудо, и у монастырских ворот обреталось «множьство брашенъ».

Во время «смуты», когда брат Стефан выступил против «Сергиева старейшиньства» («не аз ли прѣжде сѣдох на мѣстѣ сем?»), преподобный уходит из монастыря, полагаясь на Божью волю. В пустынном месте на Киржаче его трудами и заботами возникает новая обитель – монастырь Благовещения Богородицы. Только через несколько лет после просьбы троицких монахов и митрополита Алексия, обещавшего «извести вон из монастыря» всех, кто Сергию «пакость творил», он возвращается в Троицкую обитель, запретив наказывать виновных в «смуте». И братия вновь едина в порыве любви к игумену. Внимательный к жизни человеческой души, Епифаний рисует картину, «умиления достойную»: троицкие монахи устремляются навстречу Сергию, «ови убо бяху руцѣ отцу лобызающе, инии же нозѣ, овии же ризъ касающеся цѣловааху».

Отличительная черта жития Сергия – обилие чудес, количество которых умножалось от редакции к редакции. Это и троекратный крик ребенка в утробе матери во время церковного богослужения, и исцеление больного, который мучился без сна и пищи в течение 20 дней, и наказание лихоимца, отнявшего у соседа-сироты борова (туша сгнила в кладовой, хотя на дворе была зима). Во время пострижения Сергия вся церковь «исплънися благоуханна», после смерти лицо его «свѣгляашеся, яко снѣг, а не яко обычай есть мертвымъ, но яко живу или аггелу Божию, показуя душевную его чистоту». В житии Сергию доступно общение с сакральным миром, при этом элемент чудесного, имеющего «светоносный» характер, растет вместе с духовным мужанием героя Епифания Премудрого и достигает апогея в сцене видения Богородицы. В «неизреченнѣй свѣтлости» она является Сергию и обещает свое покровительство монастырю: «и по твоем еже къ Господу отхождении неотступна буду от обители твоеа, потребнаа подавающи нескудно, и снабдящи, и покрывающи».

Епифаний изобразил святого на широком фоне общественно-политической жизни эпохи. Сергий Радонежский выступает как поборник идеи централизации русских земель вокруг Москвы, вдохновитель Дмитрия Донского на Куликовскую битву: «Поиди противу безбожныхь, и Богу помагающу ти, побѣдиши и здравъ въ свое отечьство с великыми похвалами възъвратишися». Он дает князю Дмитрию двух монахов – Пересвета и Ослябю, «мужества ихъ ради и полки умѣюща рядити», и те подают пример русскому воинству в битве с Мамаем. Агиограф сознательно подчеркивает связь святого с великокняжеской семьей. Сергий является духовным отцом Дмитрия Ивановича, крестит его сыновей, благословляет на борьбу с Ордой, содействует в заключении мира между Москвой и Рязанью. Однако, по мнению ученых, для Епифания Премудрого его герой – прежде всего не политик, не князь церкви, а молитвенник за землю Русскую, великий провидец и миротворец. Не случайно через все текстовое пространство жития проходит идея троичности: число три – «всему добру начало» — выступает как символ духовного единства.

В изображении Епифания Сергий Радонежский предстает как воспитатель целой плеяды русских игуменов, основателей общежительных монастырей (московских Андроникова и Симонова, звенигородского Саввино- Сторожевского, серпуховского Высоцкого, коломенского Голутвинского и др.). По подсчетам историка церкви Макария Булгакова, учениками преподобного было основано около половины всех появившихся в XIV– XV вв. монастырей, которые опоясывали столицу и укрепляли рубежи Московского княжества. Созданный Сергием Троицкий монастырь стал средоточием духовной жизни возрождающегося русского государства, центром воспитания монашества и подготовки иерархов церкви. Благодаря трудам учеников и последователей Сергия Радонежского совершенствовались правила монашеского общежития, создавались величайшие памятники искусства, к ценностям христианской культуры приобщалось население вновь освоенных земель; своим нравственным авторитетом они освящали рождение новой государственности.

Заслугой Епифания Премудрого является изображение духовного роста героя, что связано с преодолением личного ради общего дела. Обладая даром учительства, Сергий долго не соглашался стать игуменом созданного им Троицкого монастыря; предпочитая пустынножительство, ввел в своей обители общежительный устав. Жизнь, «пестрая» и «текучая», ставит перед святым новые и все более сложные задачи, требует пересмотра позиции по тому или иному вопросу. Неизменным остается одно – желание прекратить рознь между людьми, утвердить в мире принцип братской любви и бескорыстного служения ближнему.

«Житие Сергия Радонежского» – работа зрелого агиографа, заботящегося о гармонизации стиля и избегающего излишней экспрессии в изображении человека. Тон жития, спокойный и ровный, становится эмоционально напряженным, когда писатель слагает славу новому русскому святому. Виртуоз-стилист, Епифаний Премудрый мастерски использует прием амплификации, пытаясь выразить невыразимое, – духовное совершенство Сергия, который «яко свѣтило пресвѣтлое възсиа посреди тмы и мрака». Святой сравнивается с прекрасным цветком среди терний, с золотом посреди пыли, с кадилом благоуханным и яблоком благовонным. Цепочка из нескольких десятков сравнений завершается искомым определением: Сергий Радонежский – «земной ангел» и «небесный человек». В определении духовной сущности святого и характера его деятельности агиограф активно использует слова, имеющие корни «слав», «див», «чюд». Однако изысканный стиль «плетения словес» не мешает динамичности повествования, не исключает внимания к монастырскому быту, стихии разговорной речи.

Литературная история памятника

Мощи святого были обретены нетленными в 1422 г., а в 1452 г. Сергий Радонежский был причислен к лику святых. Несмотря на длительную историю изучения памятника, исключительность личности святого и таланта его биографа, до сих пор в пауке вызывают споры и вопрос о количестве редакций «Жития Сергия Радонежского», и сама возможность выделения текста, созданного Епифанием Премудрым. На основе анализа более 400 списков Б. М. Клоссу удалось проследить литературную историю памятника и подготовить публикацию важнейших редакций жития. В результате исследования ученый пришел к выводу, что именно «литературное слово Епифания возвысило Троицкий монастырь… до высот общерусской известности». Следующая страница в истории «Жития Сергия Радонежского» связана с деятельностью Пахомия Логофета – серба, выходца с Афона, который большую часть жизни провел на Руси. Профессиональный писатель-агиограф, он долго жил в Троицком монастыре (с 1438 по конец 1450-х гг.), создал пять или шесть редакций «Жития Сергия Радонежского», самая полная из которых – третья – появилась около 1442 г. В отличие от жития, написанного Епифанием Премудрым, редакция Пахомия Логофета содержит рассказы об обретении мощей Сергия Радонежского, строительстве каменного Троицкого собора, о посмертных чудесах святого. В ней прославляется Никон Радонежский как преемник Сергия на посту троицкого игумена, хотя на самом деле после смерти преподобного во главе монастыря в течение шести лет находился Савва Сторожевский. Претерпевает изменения и стиль жития, освобождаясь от биографических подробностей и излишнего «плетения словес». И хотя, по мнению В. О. Ключевского, Пахомий уступал в таланте Епифанию, однако созданный им стиль стал образцовым для русской агиографии. «Житие Сергия Радонежского» и в дальнейшем неоднократно подвергалось переделкам. В частности, в 1640-е гг. его текст правил келарь Троице- Сергиева монастыря Симон Азарьин. Произведение имело широкий резонанс в древнерусской литературе. В XVI в. оно вошло в состав Великих миней четиих митрополита Макария, «Степенную книгу» и ряд летописных сводов, а на рубеже XVII–XVIII вв. его включает в собрание житий святых Димитрий Ростовский.

Сергий Радонежский на протяжении столетий являлся и доныне является непременным героем литературных произведений, посвященных эпохе Куликовской битвы. В поисках нравственного идеала к житию Сергия неоднократно обращались в своем творчестве русские художники. Своеобразной иллюстрацией рассказа о детстве будущего святого является картина М. В. Нестерова «Видение отроку Варфоломею» (1889–1890). Образ человека, пренебрегшего мирской суетой и ставшего воплощением просветленной и чистой духовной красоты, появляется на картинах И. С. Глазунова, входящих в циклы «Русь» и «Поле Куликово». В. О. Ключевский был прав, утверждая, что Сергий Радонежский принадлежит к таким историческим деятелям России, чьи имена превратились в народную идею, а дела из исторического факта стали практической заповедью, заветом потомкам.

Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter

< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ
  • ЖИТИЕ СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

    Урок — лабораторное занятие. План П 1. Жития святых. ? 2. Сергий Радонежский. П 3. Чтение «Жития…» ? 4. Работа с заданиями. Ход урока Вводное слово учителя Жития святых — это особый вид литературы Древней Руси. Эти сборники, очень популярные у наших предков, содержали назидательные рассказы…
    (ИСТОРИЯ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАЧАЛА XVI ВЕКА)

  • Сергий Радонежский (1322–1392)

    Мало русских храмов обходится без иконы с суровым умудренным ликом этого главного святого Руси. Он смотрит, вопрошая, и, отвечая на его взгляд, люди задумываются о своей жизни. Он близок русскому, свидетельствуя о том, чего может достичь человек. Как пишет В. О. Ключевский, «примером своей жизни,…
    (История русской культуры)

  • Сергей Лавров: «соперник, способный к неожиданным решениям»

    Российский министр иностранных дел С. В. Лавров уже около 10 лет представляет нашу страну на международной арене. Одним из первых дипломатических успехов Лаврова на посту министра стало формальное возвращение России статуса супердержавы: в апреле 2004 г. впервые после развала СССР Россия применила право…
    (Международные переговоры в бизнесе и политике)

  • Сергей Клычков. «Чертухинский балакирь» (1926)

    Используя творческий опыт Н. В. Гоголя, А. Белого, А. М. Ремизова, а главное — опираясь на собственную причастность к миру народных легенд, преданий, сказок, песен, Сергей Антонович Клычков создает свой миф о «младенческом древнем мире» и о его гибели. Деревня Чертухино напоминает родную деревню…
    (История русской литературы)

  • СЕРГЕЙ ЕСЕНИН (1895-1925)

    С. А. Есенин — великий русский национальный поэт, отразивший в своем творчестве основные проблемы жизни не только России. Художественная картина мира с его образным пространством, временем и движением, землей и небом, концепция человека, его внутреннего мира, духовных ценностей человечества, темы родины…
    (История русской литературы)

  • Жития, сказания, «хождения»

    Другим письменным жанром, отражающим явления эпохи и пронизанным новыми умонастроениями людей, стали в это время жития, сказания и «хождения». Жития – это биографии духовных и светских лиц, канонизированных христианской Церковью. Их героями становились только личности, чья деятельность являлась…
    (История России)

  • Сергей Александрович Есенин (1895–1925)

    «Последний поэт деревни» и первый русский подлинно народный поэт из крестьянских глубин, которые были до этого в основном лишь восприемниками высокой культуры. С Есенина началось обратное воздействие широких народных масс на культуру. Он не только выразил народную стихию, он часть ее. Свою…
    (История русской культуры)

  • Сергей Сергеевич Прокофьев (1891–1953)

    Прокофьев – «классик по природе», поклонник немецкого композитора Франца Шуберта, восстановивший в правах мелодию. Π. Н. Милюков пишет: «В чем состоит “классицизм” Прокофьева? Прежде всего в отказе от употребления оркестра для красочных эффектов при помощи расчлененных тембров отдельных…
    (История русской культуры)

  • Сергей Васильевич Рахманинов (1873–1943)

    Он также является представителем классической русской музыкальной школы. Рахманинов рано проявил свои гениальные способности пианиста, но постепенно их затмило его композиторское мастерство. В США, куда он эмигрировал, Рахманинов стал самым крупным представителем классической музыки и смог противопоставить…
    (История русской культуры)

Популярные страницы
  • ЖИТИЕ СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

    Урок — лабораторное занятие. План П 1. Жития святых. ? 2. Сергий Радонежский. П 3. Чтение «Жития…» ? 4. Работа с заданиями. Ход урока Вводное…

  • Сергий Радонежский (1322–1392)

    Мало русских храмов обходится без иконы с суровым умудренным ликом этого главного святого Руси. Он смотрит, вопрошая, и, отвечая на его взгляд, люди задумываются…

  • Сергей Лавров: «соперник, способный к неожиданным решениям»

    Российский министр иностранных дел С. В. Лавров уже около 10 лет представляет нашу страну на международной арене. Одним из первых дипломатических успехов…

  • Сергей Клычков. «Чертухинский балакирь» (1926)

    Используя творческий опыт Н. В. Гоголя, А. Белого, А. М. Ремизова, а главное — опираясь на собственную причастность к миру народных легенд, преданий, сказок,…

  • СЕРГЕЙ ЕСЕНИН (1895-1925)

    С. А. Есенин — великий русский национальный поэт, отразивший в своем творчестве основные проблемы жизни не только России. Художественная картина мира с…

  • Жития, сказания, «хождения»

    Другим письменным жанром, отражающим явления эпохи и пронизанным новыми умонастроениями людей, стали в это время жития, сказания и «хождения»….

  • Сергей Александрович Есенин (1895–1925)

    «Последний поэт деревни» и первый русский подлинно народный поэт из крестьянских глубин, которые были до этого в основном лишь восприемниками…

  • Сергей Сергеевич Прокофьев (1891–1953)

    Прокофьев – «классик по природе», поклонник немецкого композитора Франца Шуберта, восстановивший в правах мелодию. Π. Н. Милюков пишет:…

  • Сергей Васильевич Рахманинов (1873–1943)

    Он также является представителем классической русской музыкальной школы. Рахманинов рано проявил свои гениальные способности пианиста, но постепенно их…

Преподобный Сергий Радонежский – пример кротости, милосердия и доброты

БЛОГ О ЯНТАРЕ

Укрбурштин

17076 https://ukrburshtyn.com/themes/new/images/logo.png

https://ukrburshtyn.com/media/blogs/987.jpg

  1. Житие Сергия Радонежского — краткое содержание

  2. Богословское толкование – о чём говорит образ?

  3. В чем помогает молитва Сергию Радонежскому?

  4. Молитва об учебе Сергию Радонежскому

В христианстве есть много чтимых мучеников, праведников, подвижников. Они оберегают верующих от всякого зла, болезней и скверны, доносят их молитвы до Господа, служат образцом морали и нравственности. И наша статья расскажет Вам об одном из таких духовных наставников. Вы узнаете, в чем помогает Сергий Радонежский, какое богословское толкование присуще его иконе, а также когда взывать к ней с просьбами.

Житие Сергия Радонежского — краткое содержание

Праведник родился в 1314 г. в с. Варницы (Ростовская обл.), в семье знатных бояр. У него было двое братьев, старшего звали Стефаном, а младшего – Петром. Самого же святого при крещении нарекли Варфоломеем. Несмотря на высокое общественное положение, родители подвижника были гостеприимными, добрыми и богобоязненными людьми – они с радостью принимали в своём доме странников, раздавали милостыню нищим и калекам. Не забывали отец с матерью и об образовании своих наследников – когда малышу исполнилось семь лет, его отдали «в учение».

Однако Варфоломею, в отличие от его братьев, нелегко давалась книжная премудрость. Желая исправить это, он взывал к Богу, прося вразумить его и даровать помощь в учёбе. И Создатель ответил на сердечные молитвы мальчика, послав к нему странствующего монаха-черноризца. Инок благословил отрока – и после этого он стал быстро и успешно осваивать все науки.

Даже в молодости Варфоломей был склонен к благочестивым размышлениям, духовному подвижничеству, старался всемерно помогать другим людям. Поэтому после смерти родителей юноша отказался от принадлежащей ему доли наследства и вместе со своим старшим братом Стефаном испросил у владыки благословения на пустынножительство. Удалившись в глухие леса под Радонежем, они воздвигли небольшую келью, а затем и маленькую церквушку Святой Троицы. Но через некоторое время Стефан оставил скит, не выдержав тягот отшельничества, и перешёл в Московскую Богоявленскую обитель (впоследствии став её настоятелем).

А Варфоломей продолжил закалять свой дух, с молитвой выдерживая все ниспосланные Господом испытания. Наконец, в 1337 г. (тогда ему было всего 23 года) подвижника постригли в монашеский сан. Церемонию совершил игумен Митрофан в день св. Сергия и Вакха (7, а по старому стилю – 20 октября). Именно поэтому будущий святой одержал имя Сергий.

В своей уединённой келье праведник провёл больше года, неустанно молясь, постясь и совершая иные труды во славу Спасителя. Постепенно слава о нём разошлась по Киевской Руси – и к отшельнику устремились те, кто мечтал о спасении души. Сначала в обители было всего двенадцать иноков – каждый из них жил в отдельном помещении, а вместе они сходились лишь для богослужения. В 1354 г. Афанасий (Волынский епископ) возвёл Сергия в сан иеромонаха и даровал ему звание игумена. Так зародилась Троице-Сергиева лавра.

Но, несмотря на эти перемены, святой Сергий Радонежский – чудотворец и праведник – продолжал оставаться таким же открытым, добрым и кротким. Он выполнял любую работу, служил братии, строго соблюдал все бдения и посты, носил бедную одежду. Во время лишений – недавно созданной обители часто приходилось страдать от недостатка продуктов – подвижник ободрял других иноков и был для них примером стойкости и терпения. По его молитве излечился тяжело больной крестьянин, а также бесноватый князь. Некоторые иноки свидетельствовали, что во время литургии преподобному помогал ангел. А во время засухи он указал послушникам источник, вода в котором начала чудесно прибывать. Как отмечали очевидцы, её в изобилии хватало всем, кто приходил в лавру, а некоторые, приложившись к роднику, обретали исцеление от недугов.

Заботился св. Сергий и о своих духовных подопечных. По совету патриарха Филофея и митрополита Алексия он устроил быт монастыря так, как это было принято в Византии – вся собственность была общей, а деньги на строительство и другие нужды храма брались не из подаяний, а зарабатывались смиренным трудом. Подобный устав был непривычным для православного христианства, поэтому многие игумены осуждали начинания подвижника. Но его поддерживала и ободряла сама Пречистая Дева – как гласит предание, Она явилась праведнику во время всенощного бдения, благословив его обитель и пообещав, что отныне лавра ни в чём не будет нуждаться.

Поспособствовал подвижник и объединению князей в борьбе с татарами. Он напутствовал войско перед Куликовским сражением, а также отправил к князю Димитрию Донскому двух схимонахов – Андрея и Александра (в миру они носили имена Ослябя и Пересвет). Во время битвы Сергей Радонежский вместе со всеми иноками служил молебень, горюя о павших ратниках и благословляя победителей.

А в 1385 г. праведник отправился в Рязань – там его мудрые и добродетельные речи вразумили князей и предотвратили войну между Москвой и Новгородом. Это достижение преподобного высоко оценил митрополит Алексий, пожелав, чтобы св. Сергий стал его преемником. Но подвижник отказался от такой чести, предпочтя ей спокойную жизнь в своей обители.

Скончался старец 25 сентября 1392 г. Задолго до этого дня он предвидел свою смерть, назначив следующего игумена – преподобного Никона. А накануне успения праведник призвал к себе всех монахов, чтобы в последний раз даровать им свои наставления. Сергия Радонежского похоронили в основанной им церкви.

Однако на этом история не заканчивается. Через 30 лет, в 1422 г. иноки начали возводить новый каменный храм на месте старой деревянной кельи. И тогда подвижник явился во сне одному из благочестивых мирян, работавших на строительстве, велев передать всей братии и игумену такие слова: «Для чего оставляете меня во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?». Монахи открыли могилу праведника – и с удивлением узрели, что не только его тело, но и облачение осталось нетленными, хотя захоронение затопило грунтовыми водами. Мощи извлекли – при этом присутствовал звенигородский князь Юрий Дмитриевич, сын Димитрия Донского – и перенесли в собор, где они находятся и поныне. А в 1452 г. Сергий Радонежский был причислен к лику святых.

Богословское толкование – о чём говорит образ?

Значение иконы «Сергий Радонежский» очень возвышенно. На реликвии запечатлён старец с узким, боговдохновенным ликом. Его десница воздета в благословляющем жесте, а в левой руке сжат свиток – напоминание о том, что каждому христианину следует стремиться к совершенному познанию, просветлению и спасению души. Яркие, насыщенные тона натурального полесского янтаря, из которого изготовлена святыня, смягчают каноническую суровость черт, придавая праведнику мудрое и доброе выражение.

Икона Сергий Радонежский из янтаря

Поэтому созерцание иконы и вдумчивое изучение жития святого позволяет предупредить грех гордыни, тщеславия, надменности и высокомерия. Преподобный избегал учительства – примером для верующих была сама его жизнь, наполненная трудом и молитвой. Сравнивая с этим образцом свои поступки и намерения, Вы сможете переосмыслить многие события, сделать правильный выбор, улучшить отношения с родственниками, друзьями и близкими, стать терпимее, добрее, внимательнее и милосерднее, укрепиться в вере, научиться в любой нужде прибегать к заступничеству Господа и праведников.

По соизволению Создателя перед святынями преподобного старца происходили многие чудеса. Так, он явился замерзающим людям в Сергиевом посаде, отворив перед ними двери трапезного храма. А в 1870-тых гг. реликвия поспособствовала раскаянию диакона Иоасафа, страдавшего от алкоголизма. Склонившись перед образом, инок потерял сознание, а очнувшись, поведал, что перед ним предстал ангел. Небесный посланник снял с монаха стихарь и орарь (части священнического облачения), а затем ударил его мечом и сказал, что кара стала бы смертельной, если бы не заступничество святого Сергия.

Популярные товары

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

395 грн

В 1873 г. в селе Бибирево вспыхнула эпидемия холеры. Стремясь прекратить страдания людей, монахини расположенной неподалёку женской обители отслужили молебен перед святыней праведника, а затем прошли по деревне крестным ходом. И вдруг образ воспарил вверх и поплыл над домами. После этого болезнь отступила, а в память о ниспосланной благодати крестьяне возвели храм преподобного Сергия Радонежского, поместив туда чудотворную реликвию.

Паломники постоянно прибегают к иконам подвижника, но особую хвалу им оказывают в дни поминовения: 25 сентября (8 октября), 23 мая (5 июня), 5 (18) и 6 (19) июля.

В чем помогает молитва Сергию Радонежскому?

Святой старец благословлял князя Димитрия Донского и его войска перед битвами, умело наставлял пылких и непокорных владык. Поэтому к нему взывают, прося вразумить правителей, защитить страну от вражеского нашествия, ниспослать городам процветание и благоденствие. Праведник оказывает помощь в самых сложных жизненных ситуациях, оберегает оставшихся без попечения вдов и детей, покровительствует мужчинам, которые носят такое же имя.

Сергий Радонежский испытывал трудности с усвоением знаний – однако его истовое прилежание и стойкость в вере перебороли все неурядицы, и ныне подвижник почитается как один из мудрейших духовных наставников. Поэтому к нему прибегают ученики и студенты, которым нелегко даётся тот или иной предмет, а также учёные, планирующие сложные эксперименты.

Молитва об учебе Сергию Радонежскому

О священная главо, Преподобне и Богоносне отче наш Сергие, молитвою твоею, и верою, и любовию, яже к Богу, и чистотою сердца, еще на земли во обитель Пресвятыя Троицы душу твою устроивый, и ангельскаго общения и Пресвятыя Богородицы посещения сподобивыйся, и дар чудодейственныя благодати приемый, по отшествии же твоем от земных наипаче к Богу приближивыйся, и Небесныя Силы приобщивыйся, но и от нас духом любве своея не отступивый и честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый! Велие имея дерзновение ко Всемилостивому Владыце, моли спасти рабы Его, сущей в тебе благодати Его верующия и к тебе с любовию притекающия. Испроси нам от великодаровитаго Бога нашего всякий дар, всем и коемуждо благопотребен, веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, а от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменных сохранение, скорбящим утешение, не-дугующим исцеление, падшим возставление, заблуждающим на путь истины и спасения возвращение, подвизающимся укрепление, бла-годелающим в делах благих преуспеяние и благословение, младенцам воспитание, юным наставление, неведущим вразумление, сиротам и вдовицам заступление, отходящим от сего временнаго жития к вечному благое уготовление и напутствие, отшедшим блаженное упокоение, и вся ны споспешествующими твоими молитвами сподоби в день Страшнаго Суда шуия части избавится, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Аминь.

Истовая молитва преподобному способствует успешному завершению судебных тяжб, предупреждает любую несправедливость либо ошибку. Кроме того, перечисляя, в чём помогает икона Сергия Радонежского, нельзя забывать о том, что она избавляет христиан от гордыни и зависти, исцеляет болезни, учит уповать на Господа. А приобрести образ, любовно высыпанный из лучистых самоцветов, Вы можете в интернет-магазине «Янтарь Полесья»!

Подписаться на новости блога

Спасибо!

Теперь Вы будете в курсе всех новостей и акций в нашем интернет-магазине

Просмотренные товары

Реферат: «Житие Преподобного Сергия Радонежского в литературе и живописи»

Название: «Житие Преподобного Сергия Радонежского в литературе и живописи»
Раздел: Остальные рефераты
Тип: реферат Добавлен 06:15:25 13 января 2012 Похожие работы
Просмотров: 4696 Комментариев: 1 Оценило: 7 человек Средний балл: 4.1 Оценка: 4

Тема работы:

«Житие Преподобного Сергия Радонежского в литературе и живописи»

Автор работы: Хатунцева Ирина Андреевна

МОУ «Средняя общеобразовательная школа №50

им. 70-летия Великого Октября» г. Калуги

9 класс

Научный руководитель: Денисова Татьяна Васильевна

Учитель русского языка и литературы МОУ «СОШ № 50»

Калуга, 2010 г.

1. Введение 3 стр.

2. Писатели и художники о Сергии Радонежском 3 стр.

2.1 «Житие Преподобного Сергия Радонежского», написанное Епифанием Премудрым. 4 стр.

2.2 «Преподобный Сергий Радонежский» Б. Зайцева 7 стр.

2.3 Различие в описании образа великого святого 9 стр.

2.4 «Труды Преподобного Сергия Радонежского» М. В. Нестерова 10 стр.

2.5 Жизнь Преподобного Сергия в иконах Сергея Харламова. 12 стр.

3. Значение Сергия Радонежского для русской истории и государства. В. О. Ключевский о Преподобном. 12 стр.

4. Список литературы 14 стр.

5. Приложение 15 стр.

1.Введение.

Более 600 лет прошло с тех пор, когда на земле Русской жил великий святой Сергий Радонежский, а люди XXI века и сейчас обращаются к нему в своих молитвах, почитают его как великого защитника Руси. Его труд пошел свое воплощение и в литературе, и в иконописи, и в современной живописи. Его прославляют в православных храмах, о его мудрости рассуждают философы. Кто же он такой – Премудрый Сергий Радонежский? Попробуем ответить на этот вопрос, знакомясь с литературными источниками и живописными произведениями.

Целью исследования является сравнительный анализ биографии Сергия Радонежского в «Житии», написанном современником Преподобного Сергия Епифанием Премудрым, и в повести писателя XX века Бориса Зайцева.

Особенность изображения жизни Преподобного Сергия в живописи художника – XIX века Михаила Нестерова и в современной иконописи и гравюре художника Сергия Харламова, также рассматривается в данном исследовании.

2. Писатели и художники о Сергии Радонежском

История Сергия Радонежского – это воплощение идеала праведной, чистой и подвижнической жизни. Вместе с тем это человек, сыгравший большую роль в духовном становлении и сплочении русского народа.

Первым биографом Сергия Радонежского (1314-1392) был Епифаний Премудрый (год рождения неизвестен–1420) — автор древнейшего, написанного по личным впечатлениям, рассказам Преподобного и близких к нему жития Сергия, главнейший источник наших сведений о святом. Написано оно («Житие») не позже 25-30 лет по смерти Сергия. Епифаний Премудрый создает своего рода «словесную икону», преподносит нравственный урок, прославляя деятельность великого подвижника. Он писал более четверти века: «И имеях же у себе за 20 лет приготованы такового списания свитки…». Труд этот дошел до нас в обработке серба Пахомия. Пахомий кое-что сократил в житии, кое-что добавил. Основное значение его работы в том, что он помог нам понять произведение, так как совершил переложение жития с языка Епифания на современный.

Именно любовь, терпение, вера становятся предметом нового глубокого философского исследования на примере жития Сергия Радонежского, русского святого, благословившего Дмитрия Донского во главе воинства русского на великий подвиг – победу на поле Куликовом. Возвышенная, самоотверженная любовь к ближнему, беспредельное терпение лесного отшельника и самая жизнь-подвиг святого старца близки и понятны Борису Зайцеву (1881-1972). Этот труд продолжает и углубляет его искания в области духовности и христианской нравственности. Весь 1924 год проходит в работе, а в 1925 году повесть «Преподобный Сергий Радонежский» выходит отдельной книгой. Для чего Зайцев совершил переложение на мирской язык жития великого святого? Дело в том, что сам строй агиографической (вид церковной литературы, жизнеописания (жития святых) литературы для обмирщённого сознания кажется отчасти чуждым. В целом «перевод» удался писателю. Он сумел доступно разъяснить не вполне простые понятия, облегчая их усвоение. Кроме того, снабдил их своими комментариями и рассуждениями.

Начало увлечения М. В. Нестерова (1862 —1942) религиозным направлением творчества связано с картиной «Христова невеста» (1887), после которой появились: «Пустынник» (1889), «Видение отроку Варфоломею» (1889-1890) и др. В 1891 г. появилась картина «Отрочество Сергия», в 1892-1897 гг. – «Юность Преподобного Сергия», в 1895 г. – «Под благовест» и др. К 1896-1897 г. относятся работы из серии «Труды Преподобного Сергия».

«Нет более дорогого имени в нашем святом Отечестве, на которое такой радостью отзывалось бы сердце каждого православного, значит, русского человека, как Преподобный Сергий, — пишет наш современник, иконописец С. Харламов — Радостно оттого, что мы знаем, что он есть, что он присутствует в нашей жизни незримо и постоянно, мы ощущаем его присутствие каждодневно, ежечасно, когда обращаемся к нему за помощью.» К Преподобному Сергию, к его высокому покровительству прибегают все православные люди с молитвами и упованием, и он приходит к нам на помощь и выводит нас на единственно правильную жизненную дорогу. Так было, так есть и так будет.

Познакомимся и мы с жизнью Преподобного Сергия Радонежского, отраженной в русской литературе и живописи.

2.1. «Житие Преподобного Сергия Радонежского», написанное Епифанием Премудрым.

Разберем особенности построения такого жанра, как житие. Составление житий требовало больших знаний и соблюдения определенного стиля и композиции. «Православному житию» было свойственно неторопливое повествование в третьем лице. Композиция состояла из трех частей: вступления, собственно жития и заключения. Авторы часто цитировали Священное писание.

Во вступлении автор обращался к Богу с просьбой простить ему попытку рассказать о святом, о его божественной мудрости простым человеческим языком, простить грех гордыни. В этой части звучала похвала и молитва о помощи, обращенная к Богу.

Во второй части – собственно житии – автор рассказывал о рождении и праведной жизни святого, о его смерти и чудесах, которые он являл. Святой всегда положительный, воплощение всех христианских добродетелей. Ему покровительствует Господь. Отрицательный герой, «злодей», олицетворяет дьявола. Противоборство святого и «злодея» — противоборство Бога и дьявола, победа над злыми силами.

В заключение звучит похвала святому. Составление такой похвалы требовало большого искусства, хорошего знания риторики.

Жития пользовались огромной популярностью на Руси и часто оказывали влияние на устное народное творчество – так возникали легенды и духовные стихи. Особенность «Жития Сергия Радонежского» таково:

1. Нам известно, что Сергий был причислен к лику Святых(1452)

2. Житие составлялось после смерти святого. Преподобный Сергий умер в 1392 году, так что начало работы над его агиографией приходится на 1393 или 1394 год.

3. Повествование ведется от 3-го лица, отличается неторопливостью изложения, спокойной интонацией. Епифаний пишет: «Преподобный Сергий родился от родителей благородных и благоверных: от отца, которого звали Кириллом, и матери, по имени Мария, которые были всякими добродетелями украшены».

4. Композиция жития строится по строгой схеме. В соответствии с житийным каноном Епифаний начинает свой рассказ с описания детства отрока Варфоломея, который еще в утробе матери был отмечен Богом. На протяжении всего произведения мы видим, что в жизни Сергия происходит много чудес, а так же преград, которые он преодолевает.

Видимо, смерть помешала агиографу полностью закончить задуманное «Житие». Однако труд его не пропал. Во всяком случае, в одном из списков «Жития Сергия» есть указание, что оно»списася от священноинока Епифания, ученика бывшего игумена Сергия и духовника обители его; а преведено бысть от священноинока Пахомия святые горы.»

5. Сюжет жития составляет духовный подвиг святого, точнее много духовных подвигов Сергия. «В то время Варфоломей хотел принять пострижение монашеское. И призвал он к себе в пустыньку священника, игумена саном. Игумен постриг его месяца октября в седьмой день, на память святых мучеников Сергия и Вакха. И дано было имя ему в монашестве Сергий. Он был первым иноком, постриженным в той церкви и в той пустыни. Порой его смущали демонские козни и ужасы, а иногда зверей нападения — ведь много зверей в этой пустыни тогда жило. Некоторые из них стаями выли и с ревом проходили, а другие не вместе, но по два или по три, или один за другим мимо проходили; некоторые из них вдалеке стояли, а другие близко подходили к блаженному и окружали его, и даже обнюхивали его». Сергий преодолевает искушение и страхи, не сдается дьяволу благодаря молитвам, вере и силе своей души. Многие лишения пришлось пережить ему. Помогал он людям. За все это, еще при жизни, Преподобный Сергий был удостоен дара чудотворений.

6. Способ изображения героя – идеализация. Биограф создал образ человека, который всегда готов прийти на помощь, а так же не боялся никакой работы, был носителем великой духовной силы. «Без лени всегда в подвигах добрых пребывал и никогда не ленился».

7. Внутренний мир героя не изображается в развитии, он избранник с момента рождения. «И свершилось некое чудо до рождения его. Когда ребенок еще был в утробе матери, однажды в воскресенье мать его вошла в церковь во время пения святой Литургии. И стояла она с другими женщинами в притворе, когда должны были приступить к чтению святого Евангелия, и все стояли молча, младенец начал кричать в утробе матери. Перед тем, как начали петь Херувимскую песнь, младенец начал вторично кричать. Когда же иерей возгласил: «Вонмем, Святая Святым!» — младенец в третий раз закричал», что говорит о избрании ребенка Богом. Внутренний мир героя почти не описан. Только в детстве мы видим грусть из-за неумения читать и долгие молитвы перед сном.

8. Пространство и время изображаются условно. Об описании времени можно судить только по следующим строкам жития: «Раб Божий Кирилл (отец Преподобного) прежде обладал большим имением в Ростовской области, был он боярином, владел большим богатством, но к концу жизни впал в бедность». Скажем и о том, почему он обнищал: «Из-за частых хождений с князем в Орду, из-за набегов татарских, из-за даней тяжких ордынских. Но хуже всех этих бед было великое нашествие татар, и после него продолжалось насилие, потому что княжение великое досталось князю Ивану Даниловичу, и княжение Ростовское отошло к Москве. И многие из ростовцев москвичам имущество свое поневоле отдавали. Из-за этого Кирилл переселился в Радонеж». Точные годы не названы, но мы видим, что описание жизни приходится на правление князя Ивана Калиты. События происходят и во время правления князя Дмитрия Донского. Русских воинов и правителя Руси на Куликовскую битву благословил Преподобный.

9. В изображении святого по возможности устранялись все индивидуальные черты характера, частности, случайности. Сергий в этом произведении — проявление русского труженика. Все качества, которые присутствуют в Святом, показывают, каким должен быть человек.

10. Тон повествования торжественный, серьезный. «Тогда князь великий Дмитрий и все войско его, от этого послания великой решимости исполнившись, пошли против поганых, и промолвил князь: «Боже великий, сотворивший небо и землю! Помощником мне будь в битве с противниками святого твоего имени»».

11. Язык жития книжный, с обилием церковнославянизмов. Все произведение изложено книжным языком. Епифаний являлся монахом, и это было одной из причин употребления многих церковных слов: «блаженному», «иерей», «повечерие», «общежительство», «страннолюбие» и др.

12. Текст рассчитан на грамотного человека, подготовленного. Чтобы понять произведение, надо интересоваться духовной литературой, так как можно встретить много незнакомых для светского человека слов.

Таким образом, видим, что все нормы составления агиографии здесь соблюдены. Это произведение – житие, в котором Сергий Радонежский не просто священнослужитель, причисленный к лику святых, а человек, жизнь и деяния которого оказали определяющее влияние на всю последующую жизнь народа русского, а его житийное изображение – на русскую литературу и культуру в целом.

2.2 «Преподобный Сергий Радонежский» Бориса Зайцева

Главная задача, которую Борис Зайцев поставил перед собой — показать пошаговое восхождение Сергия к святости. Писатель, вероятно, решил не прибегать к помощи сравнений, метафор, гипербол. Образ, созданный автором, более яркий, чем в житие, и более понятный для современного читателя: «Сергий подавал во всем пример. Сам рубил кельи, носил воду в двух водоносах, в гору, варил пищу, кроил и шил одежду. Летом и зимой ходил в этой же одежде, ни мороз его не брал, ни зной. Телесно, несмотря на скудную пищу (воду и хлеб) был очень крепок, имел силу противу двух человек». Таков первоначальный облик Сергия в изображении Зайцева.

Интересно то, что Зайцев не стал описывать картины живой природы. Писатель больше внимания уделяет прежде всего описанию поступков Святого и событий, в которых участвует Сергий. И не только описывает, но и анализирует: «Бог тем более поддерживает, окрыляет и заступается за человека, чем больше устремлен к нему человек, любит, чтит и пламенеет, чем выше его духовнопроводность. Ощущать действие этого промысла может и просто верующий, не святой. Чудо же, нарушение «естественного порядка», чудо «простому смертному не дано»». Внимательный читатель видит перед собой не только Преподобного Сергия Радонежского, но и глубоко верующего писателя Бориса Зайцева.

В начале повести Варфоломей показан еще до конца не осознавшим ради чего и от чего он решает отказаться в жизни. Перед читателем предстает скромный, погруженный в молитвы мальчик. Отец, как мог, удерживал сына от важной, но тяжелой жизни монаха: “Мы стали стары, немощны; послужить нам некому; у братьев твоих немало заботы о своих семьях. Мы радуемся, что ты стараешься угодить Господу. Но твоя благая часть не отнимется, только послужи нам немного, пока Бог возьмет нас отсюда; вот, проводи нас в могилу, и тогда никто не возбранит тебе”. Юноша был послушен, поэтому не пошел против родителей, только когда он выполнил указ, то смог спокойно удалиться. Зайцев высказывает в этой ситуации свое объективное мнение: «Как поступил бы он, если бы надолго затянулось это положение? наверное, не остался бы. Но, несомненно, как-нибудь с достоинством устроил бы родителей и удалился бы без бунта. Его тип иной. А, отвечая типу, складывалась и судьба…»

Как всякий отшельник, св. Сергий прошел сквозь тоску, отчаяние, упадок чувств, утомление, обольщение более легкой жизнью, и вышел победителем из этой борьбы, подчинив дух свой воле Бога. Читая жизнеописание великого русского Святого, замечаешь одну особенную черту в его характере, Зайцеву, видимо, очень близкую. Это скромность подвижничества – качество его всегдашнее. И Зайцев приводит один рассказ, связанный с бедностью монастыря, но силою веры, терпения, сдержанностью самого Сергия (рядом с большой слабостью некоторых из братии) продолжающего жить.

Подвиг Преподобного Сергия и его роль в победе русских войск на Куликовом поле известен всем, но Борис Константинович заострил свое внимание на моментах, которые вели к подвигу. Ни Преподобный Сергий, ни Дмитрий Донской не дожили до окончательного освобождения Руси от поработителей, но они заложили прочный духовный фундамент, на который Россия опирается и в настоящее время. Автор заканчивает жизнеописание с очень интересным выводом, который несомненно стоит обдумать: «Не оставив по себе писаний, Сергий будто бы ничему не учит. Но он учит именно всем обликом своим: одним он утешение и освежение, другим — немой укор. Безмолвно Сергий учит самому простому: правде, прямоте, мужественности, труду, благоговению и вере».

2.3 Различие в описании образа Сергия Радонежского.

Два великих писателя: Епифаний Премудрый и Борис Константинович Зайцев, описывают жизнь великого Святого Земли Русской. Каждый вносит в это описание своё видение жизненного подвига Преподобного Сергия Радонежского. Есть и определенные различия, на которых хотелось бы остановиться.

Бог даровал Преподобным Кириллу и Марии сына, которого назвали Варфоломеем. В литературе встречается несколько различных дат его появления на свет. В сочинениях XIX века фигурировала дата 3 мая 1319 года. Разнобой мнений дал основание известному писателю Валентину Распутину с горечью утверждать, что «год рождения отрока Варфоломея потерян». А Борис Зайцев же в своём переложении на мирской язык жития говорил так: «Есть колебания в годе рождения святого: 1314—1322», но одновременно было определено число: «Как бы то ни было, известно, что 3 мая у Марии родился сын». Хотя Епифаний Премудрый не указывает числа, Русская Церковь традиционно считает днём рождения Преподобного Сергия 3 мая 1314 года.

Еще до рождения Сергий был предызбран Богом. Епифаний говорил, что у родителей были только догадки: «Отец и мать рассказали иерею, как их сын, еще в утробе матери, в церкви три раза прокричал: «Не знаем, что означает это», — говорят он. Иерей сказал: «Радуйтесь, ибо будет ребенок сосуд избранный Бога, обитель и слуга Святой Троицы»». Борис Зайцев об этом упоминает тоже, но уже при встрече Варфоломея со старцем-черноризцем: «Отрок будет некогда обителью Пресв. Троицы; он многих приведет за собой к разумению Божественных заповедей»

Когда Сергий вместе с братом Стефаном удалился для пустынножительства в лес, то Епифаний просто указывает, что «было найдено пустынное место, в чаще леса, где была и вода». Борис Зайцев же пишет: «Варфоломей и Стефан выбрали место в десяти верстах от Хотькова. Небольшая площадь, высившаяся как маковка, позже и названная Маковицей. (Преподобный говорит о себе: «аз есмь Сергие Маковскый».) Со всех сторон Маковица окружена лесом, вековыми соснами и елями. Место, поразившее величием и красотой». Летопись утверждает, что вообще это особенный пригорок: «глаголеть же древний, видяху на том месте прежде свет, а инии огнь, а инии благоухание слышаху»». И мы вслед за писателем видим даже зрительно это место: «Вероятно, здесь, на Маковице, пригласив плотника со стороны, и учились рубить избы «в лапу». В сосновых лесах Варфоломей возрос, выучился ремеслу, через столетия сохранил облик плотника-святого, неустанного строителя сеней, церквей, келий, и в благоуханье его святости так явствен аромат сосновой стружки. Поистине Преподобный Сергий мог считаться покровителем этого великорусского ремесла». Это опять же замечания Зайцева, а Епифаний не заостряет на этом внимания.

Слухи о пустынничестве шли. Стали являться люди, которых сначала Преподобный не принимал и даже запрещал им оставаться, утверждал Епифаний Премудрый, говоря о трудности жизни в таком месте. Но они не отступали. А Борис Зайцев анализирует, почему же это так. И говорит о том, что «Троица вела святого».

Биографы заканчивают свои произведения после смерти Сергия. Описание чудес после смерти уже не произошло. Здесь Епифаний Премудрый оборвал такими словами: «Сергий, видя, что он уже к Богу отходит, чтобы природе отдать долг, дух же Иисусу передать, призывает братство и беседу повел подобающую, и, молитву совершив, душу Господу предал в год 6900 (1392) месяца сентября в 25-й день.» Так же и Борис Зайцев, но с более точным описанием: «Он и в последнюю минуту прежний Сергий: завещал похоронить себя не в церкви, а на общем кладбище, среди простых. Но эта воля его не была исполнена. Митрополит Киприан разрешил, по просьбе братии, положить останки Преподобного именно в церкви.» Далее он только пишет несколько слов о том, какие чудеса происходили после смерти святого: исцеления, помощь в боях по молитвам к святому Сергию.

2.4 «Труды Преподобного Сергия Радонежского» М. В. Нестерова

Первое чудо в жизни мальчика художник показал нам в своей первой картине из серии – «Видение отроку Варфоломею» (1889-1890). Критик Дедлов писал: «Картина была иконою, на ней было изображено видение, да еще с сиянием вокруг головы, — общее мнение забраковало картину за ее «ненатуральность». Конечно, ведения не ходят по улицам, но из этого не следует, что никто никогда их не видел. Весь вопрос в том, может ли его видеть нарисованный на картине мальчик». В этой картине удивительно передано умиленное молитвенное настроение Варфоломея. На фоне лесов и полей на переднем плане картины две фигуры – мальчика и явившегося ему под деревом святого в одежде схимника. Юный отрок весь застыл в трепетном восторге, широко открытые глаза его не отрываясь смотрят на видение. «Чарующий ужас сверхъестественного, — писал А. Бенуа, — редко был передан в живописи с такой простотой и убедительностью. Есть что-то очень тонко угаданное, очень верно найденное в фигуре чернеца, точно в усталости прислонившегося к дереву и совершенно закрывшегося своей мрачной схимой. Но самое чудное в этой картине — пейзаж, донельзя простой, серый, даже тусклый и все-таки торжественно-праздничный. Кажется, точно воздух заволочен густым воскресным благовестом, точно над этой долиной струится дивное пасхальное пение». Конечно же, это не иллюстрация, а собственное видение художником важного эпизода из жизни Сергия Радонежского.

Во время пустынножительства Сергий не остался один. Однажды перед хижиной оказался большой медведь, который был не столько свиреп, сколько голоден. Святой сжалился над зверем и вынес ему кусок хлеба. После этого животное стало часто приходить к дому Сергия. Иногда Сергий отдавал весь свой хлеб гостю, а сам оставался без пищи. Про картину «Юность Преподобного Сергия» (1892-1897 гг) сам Нестеров в своих письмах говорил: «Теперь же, спустя много лет, многие считают «Сергия с медведем» лучшим из моих произведений».

Несколько картин вошло в серию под названием «Труды Преподобного Сергия»(1896-1897 гг). Это моменты жизни, когда Святой жил вместе с братией. Главенствующую роль играет пейзаж, причем разных времен года. Сергий, с его крестьянской, простонародной натурой, препятствовал ничегонеделанию монахов, и сам первый показывал пример смиренного трудолюбия. Здесь Нестеров приблизился к осуществлению своей постоянной мечты  создать образ совершенного человека, близкого родной земле, человеколюбивого, доброго. В Сергии нет не только ничего напористого, но и ничего выспреннего, показного, нарочитого. Он не позирует, а просто живет среди себе равных и себе подобных, ничем не выделяясь. Когда смотришь на эти картины, на память приходят слова Б. Зайцева: «Сергий подавал во всем пример. Сам рубил келии, таскал бревна, носил воду в двух водоносах в гору, молол ручными жерновами, пек хлебы, варил пищу, кроил и шил одежду, обувь, был, по Епифанию, для всех «как купленый раб». И, наверно, плотничал теперь уже отлично. Летом и зимой ходил в той же одежде, ни мороз его не брал, ни зной. Телесно, несмотря на скудную пищу (хлеб и вода), был очень крепок, «имел силу противу двух человек»».

Были мысли у Нестерова создать полотно под названием «Прощание Преподобного Сергия с князем Дмитрием Донским» (эскизы, 1898—1899), но, к сожалению, идея не была воплощена в жизнь.

Хочется указать картину Михаила Васильевича «Пустынник» (1889). Его старик-монах — простец, с наивной верой в Бога, не искушенный в религиозно-философских мудрствованиях, но чистый сердцем, безгрешный, близкий к земле, — это и делает его таким счастливым. Но Нестеров нашел этот человеческий тип и в жизни. Он написал своего пустынника с отца Гордея, монаха Троице-Сергиевой лавры, привлеченный его детской улыбкой и глазами, светящимися бесконечной добротой. (Все картины – см. Приложение I)

2.5 Жизнь Преподобного Сергия в иконах Сергея Харламова.

Литература и живопись прошли долгую дорогу через века. И на протяжении всего пути изменялись. Даже сейчас появляются новые направления. Но самое главное, что современная литература пошла от древнерусской, а живопись пошла от иконописи.

Сергей Михайлович Харламов – иконописец, член Союза художников России, народный художник России, лауреат премии Андрея Первозванного. С 1972 по 1979 годы внимание художника обращено к теме Куликовской битвы. Его работы лишены парадной велеречивости. Он редко показывает само действие, ему важно передать внутреннее драматическое движение, готовность к подвигу. Поэтому значительное место занимают сюжеты, изображающие момент, предшествующий битве («Дмитрий Донской», «Молитва перед битвой»).

Гравюры народного художника России Сергея Харламова (род. в 1942 г.) «Преподобный Сергий Радонежский» созданы в 1991 году и изданы в 1992 г. Российским Духовным центром (Москва). На каждой из гравюр Преподобный Сергий изображен в важные моменты своей подвижнической жизни: вот беседа с Богородицей, навестившей его в келье, вот тяжелый и одновременно радостный труд в монастыре; интересны гравюры к праздникам: Преподобный с веточкой вербы встречает Христа, а здесь святой Сергий выпускает птиц на волю в праздник Благовещения.

«Преподобный Сергий пришел к нам из другого мира, мира, о котором можно только догадываться. Мира святых людей и подвижников, каковой была Древняя Русь. И мы, сознавая это, со всем смирением обращаемся к тем светлым образам, находя в них нравственную и духовную опору, — говорит иконописец С. Харламов. – Преподобный Сергий – ангел-хранитель России, светильник веры Христовой, подвижник благочестия и миротворчества. Его светлое имя, его путь, его подвиги вдохновляют нас и воспламеняют наши сердца верой в Господа и любовью к Родине…».

(Все гравюры – см. Приложение I)

3. Значение Сергия Радонежского для русской истории и государства. В. О. Ключевский о Преподобном.

Прославленная обитель Живоначальной Троицы основана Преподобным Сергием Радонежским в 1337 г. На протяжении столетий Троице-Сергиева Лавра является одной из самых почитаемых общерусских святынь, крупнейшим центром духовного просвещения и культуры. Тысячи паломников стекаются в Троице-Сергиеву Лавру со всех концов России, из стран ближнего и дальнего зарубежья. Древнейшая постройка на территории Лавры – Троицкий собор (1422-1425 гг.), в котором почивают святые мощи Игумена земли Русской Преподобного Сергия Радонежского.

Мы познакомились с жизнеописанием великого святого Сергия Радонежского. Каждый художник слова и кисти увидел его разным и показал нам его таким, каким представлял сам. Бесспорны и общие выводы о жизни святого земли Русской: Он враг всем ненавистникам Христа, всем утверждающим себя и забывающим об Истине. Их очень много в наше время, когда «раздрание» мира зашло так далеко.

В. О. Ключевский так говорит о значении Преподобного Сергия для русского народа и государства: «Еще при жизни Преподобного, как рассказывает его жизнеописатель-современник, многое множество приходило к нему из различных стран и городов, и в числе приходивших были и иноки, и князья, и вельможи, и простые люди, «на селе живущие». И в наши мои современники приходят ко гробу Преподобного со своими думами, мольбами и упованиями…

Примером своей жизни, высотой своего духа добром и любовью, смирением и терпением, мужеством и стойкостью Преподобный Сергий дорог людям и в XXI веке. «Преподобный Сергие, Ангелов собеседниче, Отечеству нашему пресветый светильниче, моли Бога о нас».

4.Список используемой литературы.

1. Хрестоматия по истории России. Кн. 1. С древнейших времен до XVII века. – М.: Международные отношения, 1994.

2. Борис Зайцев. «Люди Божии» — М.: «Советская Россия», 1991.

3. Г. К. Вагнер. «В поисках Истины». М: Издательство «Исскусство» — 1993 г.

4. М.В. Нестеров. Письма.

5. Слово. VII’91

6. http://www.tanais.info/art/nesterov1more.html

7. http://art-nesterov.ru/nesterov/nesterov7.php

Приложение I.

Картины М. В. Нестерова

Икона и гравюры С. Харламова

Рецензия

на работу учащейся 8 » А» класса Хатунцевой Ирины.

Исследование Хатунцевой Ирины «Житие Преподобного Сергия Радонежского в литературе и живописи» важно прежде всего тем, что в современном, зачастую бездуховном мире, делается попытка поговорить о духовности, о терпении, о милосердии и сострадании, о жертвенности и смирении. На примере жизни великого святого земли Русской показан путь Любви к людям и Богу.

Литературные источники, представленные в научной работе и рассказывающие о святом Сергии, различны: это и «Житие», написанное Епифанием Премудрым, это и художественная повесть Бориса Зайцева, написанная в эмиграции.

Анализ «Жития» как жанра литературы нашел полное отражение в исследовательской работе Хатунцевой Ирины. Ученица подробно останавливается на особенностях произведения Епифания Премудрого.

В повести Б. Зайцева рассматривается биография Преподобного Сергия с точки зрения становления героя, анализируется характер, поступки, деятельность святого.

Элементы синтеза искусств – литературы и живописи – так же нашли свое отражения в работе ученицы. Образ Сергия Радонежского представлен в живописи художников разных эпох: М. Нестерова(XIXв) и С. Харламова(XXв-XXIв)

Работа Хатунцевой Ирины отличается последовательностью изложения материала, стройностью композиции, логичностью и завершенностью выводов.

Работа написана легким, эмоциональным языком, снабжена ярким иллюстрированным материалом.

Научный руководитель: Денисова Т. В.

Работы, похожие на Реферат: «Житие Преподобного Сергия Радонежского в литературе и живописи»
Назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *