Житие сергия радонежского

Читаем Житие Сергия Радонежского в кратком содержании по главам

Имя преподобного Сергия Радонежского, игумена, почитаемое в России и других странах, где жители исповедуют православную и католическую веру, вписано в духовное наследие христианства. Пройдя тернистый путь лишений в служении Богу, отец Сергий стал иеромонахом Русской православной церкви, духовным наставником русских князей и простого народа.

Дата написания

Википедия дает краткое содержание биографии преподобного Сергия Радонежского. Подробнее жизнеописание иеромонаха составлено Епифанием Премудрым, начавшим собирать материалы через год после смерти учителя.

Монах окончил работу над описанием жизни святого старца около 1417-1418 годов, через 26 лет после упокоения отца Сергия.

В основу его Жития легли документальные сведения, личные записи Епифания за 20 лет общения с преподобным Сергием, воспоминания современников и очевидцев его чудес.

Интересно! Значение иконы святителя Николая Чудотворца

Епифаньевская ариография дает представление современникам о жизненном пути преподобного иеромонаха, посвященном Богу и людям.

По жизнеописанию первого биографа, трудно точно установить время рождения Преподобного Сергия и основные вехи его жизни. Отсутствие дат, кроме даты смерти, вызывают споры среди историков. Дополнил описание агиограф Пахомий, выходец с Афона, проживший 20 лет в Троице-Сергиевом монастыре, писавший о житии святых. Два жизнеописания Сергия Радонежского вызвало некоторые разночтения в биографии.

Вехи жизни По Епифанию По Пахомию
Год рождения 1322 1314
Монашеский постриг 1342 1337
Год смерти 1392 1392
Сколько прожил лет 70 78

Исторические документы подтверждают, что святой Сергий Радонежский родился в селе Варницы под Ростовым. В остальном, пройдем путь славного сына Земли Русской страницами жизнеописания, составленным Епифанием Премудрым.

Познавательно! Сильная молитва о здравии наших родителей

Изложим краткое содержание Житие Сергия Радонежского последовательно по главам. Описание составлено в логике основных жизненных этапов Сергия, сформировавших его сознание, веру в Бога, служению которому он посвятил всю свою жизнь.

План “Жития Сергия Радонежского”

  1. Происхождение, обстоятельство рождения.
  2. Детство и чудесное научение грамоте
  3. Тяга к духовности
  4. Уединение в “Пустыньке”.
  5. Монашеский постриг.
  6. Борьба с искушениями
  7. Сбор братии и основание монастыря
  8. Игуменство Сергия и его ученики.
  9. Чудеса и исцеление больных.
  10. Духовное завещание.

Рождение

Преподобный Сергий родился во времена правления греческого царя Андроника,константинопольского архиепископа Каллиста, при княжении тверского великого князя Дмитрия Михайловича и русском митрополите Петре. Это были времена монголо-татарского ига и междоусобных войн. Отец по имени Кирилл и мать Мария происходили из благородного боярского рода, вели благочестивый образ жизни.

Это интересно! О чем молятся перед иконой Остробрамской

Еще до рождения, во время литургии в церкви ребенок трижды прокричал из утробы матери. Испугавшись, Мария заплакала. Прихожане стали искать младенца в храме. Когда женщина призналась, что дитя издавало звуки из живота, люди поразились, устрашившись.

Вынашивая ребенка, Мария стала поститься, усердно молясь. Родившись здоровым, младенец отказывался брать материнскую грудь, когда мать ела мясо. Малыша крестили на сороковой день после рождения, рассказав священнику, что находясь в утробе, младенец три раза кричал во время богослужения.

Священник сказал родителям, что это знак свыше – их сын будет служить божественной Троице. Мальчику при крещении дали имя Варфоломей.

Детские годы

У Кирилла и Марии было три сына. Старшего звали Стефаном, среднего – Варфоломеем и младшего – Петром. Варфоломей рос смиренным ребенком. В семь лет родители отдали сына на обучение грамоте. Если Стефан и Петр учились хорошо, то Варфоломею учеба давалась с большим трудом.

Знания он постигал медленно, не отличался прилежанием. Учитель и родители ругали отрока, товарищи упрекали. Мальчик лишь плакал, обращая молитвы Богу.

Научение грамоте произошло благодаря чуду. Однажды, посланный отцом искать лошадей, Варфоломей увидел старого священника, молящегося под дубом.

Важно! Сильная материнская молитва оберег о защите сына

Мальчик поведал старцу о своих неудачах в овладении грамотой, попросив о нем помолиться. Старец дал Варфоломею кусочек просфоры и велел ее съесть. Сказал, что теперь он будет учиться лучше своих братьев и сверстников. Благодарный отрок привел старца в дом, где его угостили пищей. Родителям священник предсказал, что сын станет великим человеком перед Богом и людьми.

После ухода старца Варфоломей стал хорошо читать. Позже мальчик перестал играть с детьми, часто посещал церковь, увлекшись чтением святых писаний.

Переселение в Радонеж

С двенадцатилетнего возраста Варфоломей начал строго поститься, усердно молясь по ночам. Мать уговаривала сына не губить себя строгим воздержанием, но отрок был неумолим, упорно следуя избранному пути.

Из-за бесчинства и поборов московского воеводы отец Кирилл обеднел. Семья переехала в Радонеж, где поселилась возле церкви. Братья женились, а Варфоломей изучал святые писания, готовясь к монашеской жизни.

Отец с матерью просили его не становиться монахом до их смерти. Он ухаживал за родителями, пока Кирилл и Мария сами не постриглись в монахи.

Похоронив родителей в Покровском монастыре Хотькова, где после смерти жены обитал старший брат Стефан, он отдал наследство отца младшему брату. Варфоломей убедил Стефана оставить обитель, чтобы уйти на «пустынное жительство».

Уединение в пустыни

Долго бродив, братья зашли в лесную чащу. Увидев воду, решили здесь поселиться. Сначала построили хижину, затем – небольшую деревянную церковь, которую освятил митрополит Киевский Феогност в честь Святой Троицы.

Познавательно! Сильная молитва Матроне Московской о помощи

Старший брат, не выдержав трудностей уединенной лесной жизни,покинул пустынь, поселившись в московском Богоявленском монастыре. Стефан стал игуменом и духовником князя.

Монашеский постриг

Оставшись один, Варфоломей пригласил в пустыньку игумена Митрофана с просьбой совершить постриг в монашество. Приняв постриг, он обрел новое имя – Сергий, потому что тот день был днем памяти великомучеников Сергия и Вакха.

Во время причастия церковь наполнилась благовониями. Несколько дней игумен пробыл с молодым иноком, которому было чуть более двадцати лет. Провожая старца, он просил его благословения, наставлений и молитв.

Борьба с искушениями

В трудах и молитвах проходила жизнь монаха Сергия. Устрашить богоугодника не раз пытались бесы, приказывая покинуть это место. Как-то раз во время заутрени церковная стена расступилась и вошел дьявол со свитой бесов, пытаясь изгнать Сергия. Молитва с крестом помогли выгнать нечистую силу из храма.

В другой раз бесы ворвались в хижину и напали на молящегося инока. Силой молитвы Сергию снова удалось отбиться от бесов, изгнать их. Хижину инока часто посещали лесные звери. Целый год приходил медведь, которому он ежедневно оставлял кусок хлеба.

Основание монастыря

К одиноко живущему иноку Сергию часто приходили монахи, прося у него разрешения поселиться рядом. Тем, кто особо настаивал, Сергий не мог отказать. Вновь пришедшие построили себе кельи, стали справлять церковные обряды и службы, следуя во всем за Радонежским. Обедню им служил приглашенный священник.

Когда в пустыньке собралось двенадцать монахов, территорию, где располагались кельи, огородили, основав монастырь. Сергий целыми днями трудился на благо братии: заготавливал дрова, носил воду, готовил еду, а ночами усердно молился. Когда умер старый игумен, братия стала просить преподобного принять сан священника, став игуменом обители. Вместе с другими монахами Сергий отправился в Переславль, просить епископа Афанасия, чтобы он дал Троицкой обители игумена. Епископ повелел Сергию стать священником и возглавить монастырь.

Игуменство и наставления учеников

Преподобный Сергий Радонежский каждый день исправно исполнял обязанности настоятеля монастыря: служил литургию, поучал братию, наставляя на путь истинный.

Число иноков в обители постоянно росло, даже старший брат Стефан, привел к нему своего сына. Игумену предстояло много трудиться: печь просфоры, делать свечи, варить кутью, работать в поле. Долго к монастырю не было дороги.

Монахам приходилось терпеть лишения, голодая по несколько дней. Игумен не разрешал им выходить к людям, чтобы просить еду, приказывал молиться, терпеливо ожидая Божией милости. По молитвам преподобного старца случилось чудо — люди издалека стали приносить монахам еду.

Иеромонах Сергий не выделялся среди братии — носил ветхую одежду. Однажды крестьянин пришедший в монастырь поговорить с преподобным, не поверил, что стоящий перед ним человек в лохмотьях и есть настоятель монастыря. В то время приехал князь, который увидев игумена, отвесил низкий поклон. Изумленный крестьянин после просил прощения и получил благословение.

Интересно! Однажды игумена Сергия посетило видение: в ярком свете по небу летала уйма прекрасных птиц, и голос с небес произнес, что монахов в монастыре будет так много, как этих птиц.

Спустя время к преподобному игумену Радонежскому пришли посланцы константинопольского патриарха с посланием устроить общежительство. Игумен выполнил патриаршую просьбу, дав каждому брату особое послушание. Монастырь стал давать приют странникам и нищим.

Чудеса и исцеление больных

Преподобному Сергию в служении Богу и людям помогали небесные посланники.

О чудесах, сопровождающих игумена, описывает его «Житие».

  1. Во время богослужения в Троицком монастыре монахи увидели человека, служившего литургию вместе с игуменом. Он был в блестящей одежде, излучая сияние. Священник потом признался, что это ангел Божий служил с ним рядом.
  2. Как-то раз Сергию явилась Богородица, сопровождаемая апостолами Иоанном и Петром, сказав что не оставит он Троицкого монастыря.
  3. Однажды при служении Божественной литургии, ученик преподобного Симон увидел, что огонь перемещался по жертвеннику, осеняя алтарь. Перед причастием божественный огонь загорелся в чаше. Игумен приказал ученику не говорить об увиденном чуде, пока он жив.

Со временем, игумен Радонежский стал творить чудеса исцеления. Началось с того, что один крестьянин пришел в обитель с больным сыном, который в келье умер.

Опечаленный отец отправился за гробом. Преподобный Сергий начал молиться над телом мальчика. Свершилось чудо — ребенок ожил. Молва о чуде исцеления разошлась по округе.

Приехавший из Царьграда епископ, не верящий, что Сергий Радонежский целитель и предсказатель, решил встретиться с ним.

Придя в обитель, он ослеп. Преподобный смог вернуть епископу зрение. Родственники принесли к преподобному мужчину, терзаемого страшной болезнью. Сергий окропил больного святой водой, прочитал о нем молитву. Страдалец мгновенно заснул и скоро выздоровел.

Важно! «Смысл чудес не в самом факте нарушения законов природы, но в подтверждении близости человека к Богу, которому все возможно». – патриарх Кирилл, 2014 год.

Ученики преподобного

Некоторые из братьев противились наставничеству, выражая недовольство. Узнав об этом, игумен Сергий ушел на Киржач, где построил с помощью людей келью и церковь. Туда отовсюду потянулись иноки, строя себе кельи. Тогда митрополит попросил преподобного вернуться в Троицкую обитель.

Ученики Сергия Радонежского стали игуменами монастырей:

  • Роман возглавил новый монастырь на Киржаче;
  • Андроник стал настоятелем обители Спаса Нерукотворного на реке Яузе, основанной митрополитом Алексием;
  • племянник Федор основал обитель у деревни Симоново на Москве-реке. Позднее получил сан архиерея Ростовского;
  • ученик Савва – игуменом Успенского монастыря построенного в честь победы Дмитрия Донского над татарской ордой хана Мамая, предсказанной и благословенной игуменом;
  • ученик Григорий – настоятелем Богоявленского монастыря в Голутвино, возведенного по просьбе князя Дмитрия Донского. Преподобный пешком ходил в Голутвино, благословил место и построил там церковь;
  • ученик преподобного Афанасий возглавил Зачатьевский монастырь, основанным Сергием в вотчине князя Дмитрия Серпуховского.

Духовное завещание

За полгода до своего упокоения преподобный почувствовал скорый уход из жизни, поручив игуменство лучшему своему ученику – Никону. После наставлений Никона, он перестал разговаривать.

Лишь перед кончиною преподобный собрал братию для беседы, огласив духовное завещание:

  • сберегать душевную и телесную чистоту;
  • хранить братское единомыслие, любовь нелицемерную;
  • остерегаться скверных похотей, пищу и напитки употреблять трезвенные;
  • быть смиренными, уклоняясь противоречий;
  • быть равнодушным к чести и славе жизни;
  • ждать от Бога воздаяния, вечных благ наслаждения.

Духовное завещание преподобного, сказанное ученикам перед смертью, дошло до наших дней. Сергий Радонежский почил 25 сентября. Лицо народного святого стало белым, а от тела началось распространяться благоухание. Митрополит Киприан распорядился захоронить богоугодника в храме. Со всей Руси собрался народ проводить игумена Радонежского в последний путь.

К сведению! Спустя 30 лет после захоронения – 5 июля 1422 года Россия обрела его нетленные мощи. Когда вскрыли гроб Чудотворца, все увидели нетленные тело и одежду святого.

Варианты жития

Народный Святой привлекал внимание ариографов и историков разных столетий. Дополнить Епифаньевское Житие преподобного старца взялся в XV веке Пахомий Лагофет, писавший о жизни Святых.

Позднее было написано несколько вариантов жития игумена Радонежского:

  • XVII столетие – Герман Тулупов описал два утерянных листа жития. Симон Азарьин добавил новые чудеса, сотворенными при жизни Святого и его мощами;
  • XVIII столетие – вышел экземпляр Жития из-под пера митрополита Московского и Коломенского Платона. Императрица Екатерина II написала свой вариант «Жития преподобного Сергия Радонежского»;
  • на рубеже столетий в 1904 году появился труд архиепископа Никона, основанный на полном переводе Епифаньевского описания.
  • в 2016 году в печати вышел краткий пересказ жития Преподобного Сергия Радонежского для детей в серии «Детская библиотека».

Полезное видео: Житие Сергия Радонежского

Вывод

В наше время современные цифровые технологии позволяют читать онлайн житие игумена Радонежского. Митрополит Кирилл сравнил житие святого со «слитком золота». Предназначенное для церковного чтения, жизнеописание преподобного представляет интерес для огромного числа почитателей деяний Божьего угодника.

Клосс Борис Михайлович
Житие Сергия Радонежского

Введение
Часть I. Значение преподобного Сергия Радонежского в истории русского монашества Глава 1. Строитель Дома Святой Троицы Глава 2. Монастырская реформа на Руси: митрополит Алексий и Сергий Радонежский Глава 3. Русская Фиваида Глава 4. Троицкий монастырь при преемниках Сергия Часть II. Троицкая литературная школа Глава 1. Епифаний Премудрый Глава 2. Пахомий Логофет Глава 3. Сергий Новгородский Глава 4. Митрополит Симон Чиж Глава 5. Митрофан Коломенский Глава 6. Адриан Ангелов Глава 7. Авраамий Палицын Глава 8. Симон Азарьин Часть III. Рукописная традиция жития Сергия Радонежского Глава 1. Похвальное слово Сергию Радонежскому, сочиненное Епифанием Премудрым Глава 2. Житие Сергия Радонежского, составленное Епифанием Премудрым в 1418–1419 гг. Глава 3. Первая Пахомиевская редакция Жития Сергия Глава 4. Вторая Пахомиевская редакция Жития Сергия Глава 5. Третья Пахомиевская редакция Жития Сергия Глава 6. Четвертая Пахомиевская редакция Жития Сергия Глава 7. Проложная редакция Глава 8. Редакция с записью чудес 1449 года Глава 9. Пятая Пахомиевская редакция Жития Сергия Глава 10. Пространная редакция Жития Сергия Глава 11. Редакции Жития Сергия Радонежского XVII века Глава 12. Житие Никона Радонежского Глава 13. Житие Сергия в составе Троицкой летописи Глава 14. Житие Сергия в составе летописных сводов XVI-XVII вв. Часть IV. Тексты I. Похвальное слово Сергию Радонежскому, написанное Епифанием Премудрым в 1412 году II. Житие Сергия Радонежского, составленное в 1418 г. Епифанием Премудрым III. Первая Пахомиевская редакция жития Сергия Радонежского IV. Третья Пахомиевская редакция Жития Сергия Радонежского V. Рассказы о чудесах 1448–1449 гг., присоединенные к Третьей Пахомиевской редакции VI. Книга о новоявленных чудесах преподобного Сергия Радонежского. Творение Симона Азарьина

Введение

Основным источником сведений о жизни Преподобного Сергия Радонежского является Житие святого. Составленное в первоначальном виде в 1418 г. учеником Сергия, монахом основанной им Лавры, выдающимся писателем Средневековой Руси Епифанием Премудрым, Житие является и ценным историческим источником о Московской Руси XIV века, и ярким памятником агиографической литературы, оказавшим ощутимое влияние на последующие произведения этого жанра.
В историографии данной проблематики не сложилось установившихся взглядов на количество редакций Жития Сергия Радонежского и на принадлежность их перу Епифания Премудрого или переработавшего его творение южнославянского агиографа Пахомия Логофета, прибывшего на Русь во второй половине 30-х годов XV века. Так, В. О. Ключевский (основываясь на ограниченном рукописном материале) считал, что текст Епифания сохранился в так называемой Пространной редакции Жития (за исключением некоторых более поздних вставок). Пахомий Логофет, по его мнению, сделал всего два сокращения Епифаниевского оригинала: первый «пересмотр» представлен двумя списками (Троиц. №№ 746 и 771), второй – всеми остальными. Первый «пересмотр» В. О. Ключевский датировал 1438–1443 годами (при этом ошибочно полагая, что троицкий игумен Зиновий умер в 1443 г.), второй отнес к 1449–1459 годам (не учитывая, впрочем, что рассказ о чудесах 1449 г., служащий опорой для датировки, присутствует далеко не во всех списках)1. Относя список Троиц. № 746 к первому Пахомиевскому «пересмотру», В. О. Ключевский однако не заметил, что рукопись состоит из разновременных частей, но этот факт не укрылся от внимания Н. С. Тихонравова, который пришел к выводу, что первоначально список Троиц. № 746 кончался похвалой Сергию и не содержал еще описания посмертных чудес. По мысли Н. С. Тихонравова, список Троиц. № 746 как раз и представляет Епифаниевскую редакцию Жития Сергия Радонежского. Близкий текст по рукописи Соф. № 1358 ученый трактовал как Епифаниевскую редакцию с изменениями, принадлежавшими Пахомию Логофету. Среди собственно Пахомиевских редакций Н. С. Тихонравов выделяет две: первую (которая впоследствии у В. Яблонского будет названа редакцией В) и вторую (В. Яблонский назвал ее редакцией Д)2. Н. С. Тихонравов правильно подметил, что рассказ о чуде с пресвитером Симеоном (который В. О. Ключевский отнес к 1441–1443 годам) не принадлежит к составу Пахомиевских редакций и на нем нельзя строить выводов о времени составления Пахомием Логофетом первой редакции Жития (надо сказать, что и запись о чудесах 1449 г. также не принадлежит Пахомию, следовательно, не может служить основанием для датировки). Всего Н. С. Тихонравов выделил четыре редакции Жития Сергия Радонежского и опубликовал их.
На более солидном рукописном материале основывал свои выводы В. Яблонский. Он разбил все списки на краткую (Проложную) и шесть пространных редакций: редакция А (представлена списком Соф. № 1358), редакция Б (представлена списком Троиц. № 746), редакция В (представлена списком Троиц. № 136), редакция Г (представлена списком Соф. № 1361), редакция Д (представлена списком Рум. № 566), редакция Е (представлена списком Увар. № 405)3. К недостаткам труда В. Яблонского следует отнести то, что он не разобрался в сложном составе списка Троиц. № 746, неправильно представил взаимоотношение редакций. С большинством рукописей исследователь был знаком лишь по печатным описаниям и поэтому не совсем точно, а иногда и просто ошибочно распределил их по редакциям. Так, в ред акцию В автор включил списки Троиц. № 761 и Пог. № 643, на самом деле принадлежащие редакции Г, и список Пог. № 650, отражающий редакцию Д. В число списков редакции Г включена, наоборот, рукопись Син. № 637 редакции В и список Троиц. № 762 редакции Д, и т. д. Половина выявленных текстов вообще не определена. Все это явилось впоследствии источником различных недоразумений. Так, В. П. Зубов (который изучал Житие Сергия Радонежского по опубликованным текстам) не разобрался в изложении В. Яблонского, спутал редакции В и Г и посчитал редакцию В неопубликованной (хотя она давно была издана Н. С. Тихонравовым)4. Эта ошибка, тем не менее, прочно вошла в последующую историографию и никем не пересматривалась5. Но В. П. Зубов пришел и к положительным выводам: 1) ни редакция Б, ни редакция Е, ни тем более другие, не могут быть в целом приписаны Епифанию Премудрому; 2) редакция Г (ошибочно – «по Зубову») и редакции В-Д не могут характеризоваться как первая и вторая Пахомиевские редакции. И редакция Епифания и первая редакция Пахомия дошли до нас лишь в виде «инкрустаций» в текст, являющийся в основном второй редакцией Пахомия Логофета.
Таким образом, спорными являются такие вопросы, как количество редакций Жития Сергия Радонежского6, возможность выделения текста Епифания Премудрого в дошедших до нас списках. Последняя проблема особенно важна, но предложенные решения ее далеко не однозначны. В. О. Ключевский, Е. Е. Голубинский, А. И. Клибанов, B. А. Грихин считали, что Епифаниевский оригинал наиболее полно представлен в редакции Е7. В. Яблонский ограничивает текст Епифания в редакции Е только первой частью (до главы «О изведении источника»). В. П. Зубов считает редакцию Е компиляцией различных редакций, в которой «куски первоначальной редакции Епифания» сохранились в виде отдельных ингредиентов. Напротив, Н. С. Тихонравов (а в последнее время и А. Просвирнин) приписывают Епифанию Премудрому редакцию Б8.
Неясности существуют и в отношении истории другого памятника – Жития Никона Радонежского, содержащего, как известно, уникальные факты биографии выдающегося древнерусского живописца Андрея Рублева. Все существующие списки Жития разделяются на две редакции – краткую и пространную, но вопрос о их взаимоотношении окончательно еще не решен.
От разрешения источниковедческих проблем, связанных с исследованием Жития Сергия Радонежского, теснейшим образом зависит восстановление подлинной биографии Преподобного Сергия. Теперь уже ясно, что датой кончины Сергия Радонежского является 1392 год. Под этим годом известие помещено в Троицкой летописи, мартовский стиль летосчисления которой подметил еще Н. М. Карамзин. Несмотря на бесспорность данного положения, в исторической литературе существовали (и существуют до сих пор) ошибочные представления. Взять того же В. О. Ключевского: автор «Древнерусских житий святых» датировал событие 1391 г. И даже в наше время, в изданиях отечественных энциклопедий (в том числе Исторической) кончина Сергия Радонежского отнесена к 1391 г. Год же рождения святого определяется исследователями с гораздо большей неопределенностью – в качестве таковой даты предлагались 1314, 1315, 1318, 1319, 1320, 1321, 1322 гг. В этом можно убедиться, раскрыв страницы научных трактатов, энциклопедий и многочисленных справочников. Характерно в этом плане резюме современного художника слова: год рождения Преподобного Сергия «потерян (от 1314 до 1322)»9.
Такое расхождение исследовательских мнений объясняется противоречиями разновременных источников и отсутствием полноценного критического их анализа – главным образом из-за внушительного объема необходимых археографических и текстологических изысканий. Большинство списков не было введено в научный оборот. Неизвестные тексты новых редакций, видов и разновидностей еще только ожидали исследователей, и лишь после их открытия могла быть составлена подлинно научная классификация текстов Жития Сергия Радонежского и воссоздана их сложная история, озаренная вспышками литературного гения и затемненная скрытыми вкусами многочисленных редакторов.
С обозначенной проблемой тесно связана и другая – публикация текстов Жития Сергия Радонежского. Не приходится объяснять, что выполненные до сего времени публикации некоторых редакций Жития Сергия осуществлены по случайным, далеко не самым древним и исправным спискам. Из-за текстологической неразработанности вопроса дело иногда доходило до курьезов. Так, Н. С. Тихонравов издал редакцию А по поздней копии (Соф. № 1358), а оригинал этого списка (Син. № 169) использовал лишь для «исправлений». Более ранние списки редакции были ему вообще неизвестны. При печатании наиболее популярной Пространной редакции (редакции Е) списки конечно выбирались не самые лучшие (что понятно – других не знали), но и самый текст искусственно обрывался на рассказе о кончине Преподобного Сергия. Таким образом, и поныне читатели даже не имеют правильного представления о редакции Е.
Источниковая база изучения Жития Сергия Радонежского увеличивалась постепенно. Создатель первой научной классификации житийных памятников о Сергии Радонежском В. О. Ключевский (1871 г.) оперировал всего 15 списками. Академик Н. С. Тихонравов (1892 г.), опубликовавший некоторые тексты Жития Сергия и исследование о них, изучил 20 рукописных сборников. Священник В. Яблонский, автор книги о Пахомии Сербе (1908 г.), привлек все доступные ему печатные описания рукописных собраний и построил новую классификацию на основе уже нескольких десятков списков (хотя большинство из них не было просмотрено автором визуально). Заметим, что только главные рукописные собрания столиц в начале XX века имели достаточно подробные описания, многие же собрания, в том числе коллекции провинций, таких описаний не имели. Кроме того, большинство сборников, а также Прологов, как правило, не оснащены постатейным описанием. Заметим, что даже в самом последнем, фундаментальном исследовании сентябрьской половины Пролога, выполненном Л. П. Жуковской10, специально не отмечаются статьи под 25 сентября (день памяти Сергия Радонежского) и под 17 ноября (день памяти Никона Радонежского).
В настоящей работе на основании обследования рукописных собраний Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Вильнюса, Твери, Ярославля, Ростова, Саратова и других городов выявлено и изучено более 400 списков житийных произведений о Сергии и Никоне Радонежских, составлена новая классификация текстов. Наибольшее внимание было посвящено исследованию рукописей XV-XVII вв., при этом списки XV-XVI веков изучены с исчерпывающей полнотой11 Для получения наиболее точной датировки и локализации рукописей (особенно древнейших) проведено исследование Троицкого монастырского скриптория XV века и 20–30-х годов XVII века (почерки писцов, распределение сортов бумаги по времени и т. д.). Я использую также свои прежние наблюдения по истории книгописания в Иосифо-Волоколамском монастыре в первой половине XVI века, московского митрополичьего скриптория 20–30-х годов XVI века и патриаршего делопроизводства последней трети XVII века12.
В заключение пользуюсь приятной возможностью выразить глубокую благодарность за теплый прием и всемерную помощь в работе над темой сотрудникам рукописных отделов Российской государственной библиотеки, Государственного исторического музея, Российского государственного архива древних актов и документов, Научной библиотеки Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Государственного литературного музея, Государственной исторической публичной библиотеки, Государственного историко-художественного музея-заповедника им. Андрея Рублева, Государственного историко-художественного музея-заповедника в г. Сергиев Посад, Российской национальной библиотеки, Библиотеки Российской Академии наук, Российского государственного исторического архива, Санкт-Петербургского отделения Института российской истории Российской Академии наук, Научной библиотеки Санкт-Петербургского университета, Института русской литературы Российской Академии наук (Пушкинский Дом), Центральной научной библиотеки Академии наук Украины, Центральной научной библиотеки Академии наук Литвы, Псковского государственного объединенного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, Государственного архива Тверской области, Угличского областного архива, Ярославского историко-художественного музея-заповедника, Государственного архива Ярославской области, Научной библиотеки Саратовского государственного университета, Государственной публичной научно-технической библиотеки Сибирского отделения Российской Академии наук, Института истории, филологии и философии Сибирского отделения Российской Академии наук, Нижегородской городской областной библиотеки, Научной библиотеки Ростово-Ярославского архитектурно-художественного музея-заповедника.
Картографические работы для настоящего издания выполнены Т. И. Мартыновой (причем карта Московского княжества составлена при консультации В. А. Ткаченко).
Структура книги разделяется на четыре части. Первая часть представляет собой основанный на новых материалах очерк о жизни Сергия Радонежского и значении Преподобного в истории русского монашества. Во второй части рассказывается о знаменитой Троицкой литературной школе и ее выдающихся представителях, трудами которых редактировалось и пополнялось новыми фактами Житие Сергия. В третьей части излагается рукописная традиция Жития. Четвертая часть содержит публикацию текстов наиболее важных (в том числе и новооткрытых) редакций Жития Сергия, имеющих принципиальное значение для литературной истории памятника. Издание осуществляется по следующим правилам: титла раскрываются, выносные буквы вносятся в строку (в соответствии с показаниями рукописи); буквы «е», «ъ», «ь» сохраняются во всех позициях, другие буквы старого алфавита, вышедшие из употребления, заменяются современными; кириллические обозначения чисел замещаются арабскими.

* * *

1Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871. С. 98–129.
2Тихонравов Н. С. Древние жития преподобного Сергия Радонежского. М., 1892 (книга вышла в свет в 1916 г.).
3Яблонский В. Пахомий Серб и его агиографические писания. СПб., 1908. С. 37–66.
4Зубов В. П. Епифаний Премудрый и Пахомий Серб. (К вопросу о редакциях «Жития Сергия Радонежского») // Труды Отдела древнерусской литературы. Т. IX. М. – Л., 1953. С. 145–158.
5Кузьмина В. Д. Древнерусские письменные источники об Андрее Рублеве // Андрей Рублев и его эпоха. М., 1971. С. 103–124; Просвирнин А. В похвалу преподобному Сергию, игумену Радонежскому, всея России чудотворцу // Богословские труды. Сб. II. М., 1973. С. 210–239; Die Legenden des heiligen Sergij von Ra-donez. Nachdruck der Ausgabe von Tichonravov. Mit einer Einleitung und einer In-haltsubersicht von Ludolf Muller. Munchen, 1967; Appel O. Die Vita des hf. Sergij von Radonez. Untersuchungen zur Textgeschichte. Munchen, 1972.
6Дробленкова Н. Ф. Житие Сергия Радонежского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV-XVI в.). Ч. I (А-К). Л., 1988. С. 330–336.
7Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. C. 98–102; Голубинский Е. Е. Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. Изд. 2-е. М., 1909. С. 7–8; Клибанов А. И. К характеристике мировоззрения Андрея Рублева // Андрей Рублев и его эпоха. М., 1971. С. 67; Грихин В. А. Творчество Епифания Премудрого и его место в древнерусской культуре конца XIV – начала XV века. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1974. С. 5.
8Яблонский В. Пахомий Серб и его агиографические писания. С. 45, 62; Зубов В. П. Епифаний Премудрый и Пахомий Серб. С. 147; Тихонравов Н. С. Древние жития преподобного Сергия Радонежского. Отд. II. С. 178–193; Просвир-нин А. В похвалу преподобному Сергию, игумену Радонежскому, всея России чудотворцу. С. 211–213.
9Сб. «Сергий Радонежский». М., 1991. С. 526.
10Жуковская Л. П. Текстологическое и лингвистическое исследование Пролога: Избранные византийские, русские и инославянские статьи // Славянское языкознание: IX Международный съезд славистов. Киев, сентябрь 1983 г. Доклады советской делегации. М., 1983. С. 115–117 и две вкладные таблицы.
11Краткая публикация предварительных результатов (Клосс Б. М. Жития Сергия и Никона Радонежских в русской письменности XV-XVII вв. // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописных книг. Вып. 3. М., 1990. С. 271–296) – значительно расширена и углублена.
12Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. М., 1980; Он же. Деятельность митрополичьей книгописной мастерской в 20–30-х годах XVI в. и происхождение Никоновской летописи // Древнерусское искусство. Рукописная книга. М., 1972. С. 318–337; Он же. Библиотека московских митрополитов в XVI веке // Проблемы палеографии и кодикологии в СССР. М., 1974. С. 114–125; Он же. Нил Сорский и Нил Полев – «списатели книг» // Древнерусское искусство. Рукописная книга. М., 1974. С. 150–167; Он же. О рукописях, написанных дьяком Дмитрием Лапшиным // Археографический ежегодник за 1974-год. М., 1975. С. 136–142; Он же. Новый автограф Нила Полева // Записки Отдела рукописей Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина. Вып. 39. М., 1978. С. 105; Он же. К изучению московских скрипториев XV-XVII веков // Филигранологические исследования: Теория. Методика. Практика. Л., 1990. С. 106–112.

Поделиться ссылкой на выделенное

Электронная книга

Житие Преподобного Сергия Радонежского

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

В закладки

Прочитано

Любимое

Пользовательская

Пока бросил

Убрать

В процессе

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Редактировать

Читать книгу

Информация о книге

Жанры: биографический, религия

Категория: русская классика

Год написания: 1418

Язык оригинала: русский

Описание

Житие преподобного Сергия Радонежского». Читая это, житие можно заметить, как понятие о святости затмевается со временем. В «Житии преподобного Сергия» мы не найдем ни Пересвета с Ослябей, ни Дмитрия Донского: настоящая святость далека от картонного патриотизма. Будучи учеником преподобного Сергия, Епифаний Премудрый начал собирать материалы через год после его смерти, а кончил написание около 1417-1418 годов, через 26 лет по смерти Сергия. Федотов характеризует «Житие преподобного Сергия» следующим образом: «бессильный в изображении духовной жизни святого, биограф дал точный бытовой портрет, сквозь который проступает внутренний незримый свет». Н. Ф. Дробленкова пишет о литературной составляющей жития: «С присущей Епифанию тщательностью он писал его на основании подобранных им в течение 20 лет документальных данных, сделанных им записей («свитков» «запаса ради»), своих воспоминаний и рассказов очевидцев. Владея святоотеческой литературой, библейскими книгами, византийскими и русскими агиографическими сочинениями, историческими и иными материалами (среди источников Ж. исследователи называют жития Антония Великого, Феодора Эдесского, Николая Мирликийского и др.) и органически усвоив традиции южнославянской и русской агиографии, Епифаний мастерски применил в Ж. риторически изощренный стиль «плетения словес», с присущими ему цепочками разнообразных эпитетов, сравнений, обилием риторических фигур, сочетая при этом стилистическую изысканность с ясностью и динамичностью сюжетного развития и подчас с необычайно простым языком, близким к бытовому разговорному.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *